Читать онлайн Прекрасная саксонка, автора - О`Делл Тара, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная саксонка - О`Делл Тара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.95 (Голосов: 19)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная саксонка - О`Делл Тара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная саксонка - О`Делл Тара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Делл Тара

Прекрасная саксонка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Жобер сел в постели, сжимая руками голову. Господи, он ощущал себя полной развалиной! Как будто всю ночь пьянствовал в каком-нибудь вонючем кабаке. Во рту был отвратительный привкус, а тело болело, будто его избили палками. Особенно сильно болело плечо.
Он поднялся и направился в другой конец спальни, чтобы прополоскать рот. Возвращаясь в постель, он с удивлением вспомнил о причудливых сновидениях. Такие сны он видел только в пору, когда был юнцом. Возбуждающие картины были так ярки, что казалось, все происходит наяву...
Жобер остановился. Эдива раскинулась на своей половине кровати. Пряди длинных золотистых волос в беспорядке рассыпались по ее порозовевшему от сна телу.
Как будто почувствовав его взгляд, Эдива пошевелилась. Она отвела рукой волосы и подняла голову. Голубые глаза остановились на его нагом теле. Она окинула его взглядом и замерла, тоже вспомнив прошлую ночь. И отвела взгляд.
Жобер наблюдал за ней с озадаченным видом. Почему она отводит взгляд?
Он подошел ближе, сделал вид, будто собирается снова лечь в постель. Она резко втянула воздух и сдвинула вниз одеяло, обнажив свои груди. Несмотря на соблазнительную позу, лицо ее выражало смущение, граничащее с отчаянием.
И взгляд у нее был какой-то виноватый. Или это ему показалось?
Жобер терялся в догадках. Может быть, для скромной женщины естественно испытывать некоторую неловкость после ночи необузданных наслаждений? Однако внутренний голос подсказывал ему, что этому есть и еще какое-то объяснение.
Жобер оделся и взглянул на нее. Эдива была по-прежнему встревожена. Он наклонился и чмокнул ее в щеку. Она, , кажется, даже не заметила этого.
Спустившись в зал, Жобер приказал первой попавшейся на глаза служанке принести ему поесть. Потом сел за стол и тяжело вздохнул. Он чувствовал себя слабым и усталым.
– Жобер! – К нему торопливо подошел Алан. – Рад видеть тебя на ногах. – Он уселся на скамью напротив Жобера. – Я только что был у пленных саксов. Послушай, это безнадежный случай. Даже если бы они захотели выдать своих сообщников, то мы бы не смогли их понять. Мы можем привести мельника. Или попросить Эдиву переводить. Но я не доверяю им обоим. По-моему, лучше повесить этих мерзавцев, и дело с концом.
Жобер вспомнил, что он хотел принять решение о судьбе пленных саксов, но не успел этого сделать.
Алан помрачнел.
– Я понимаю, что Эдива будет против. Но не позволяй ей играть тобой. Из-за этих саксов у нас вышли из строя два хороших воина. Найлз, возможно, выживет, но рука у него никогда не будет действовать, как прежде. А вот насчет Роба трудно сказать. Знахарка из деревни не велела ему давать никакой твердой пищи – только жидкое. Если поднимется жар, ему надо давать отвар. Сейчас за ним присматривает Вульфгет. – Кивком он показал в сторону отгороженного ширмой угла.
Жобер сделал вид, что занят едой, чтобы не отвечать Алану. Закончив есть, он поднял голову и заметил, что рядом стоит Эдива. Волосы ее, как обычно, были скромно заплетены в косы. На ней было простое повседневное платье. Он вдруг представил ее себе обнаженной, охваченной страстью.
При виде Эдивы Алан, прищурив глаза, спросил его:
– Ну что, Жобер? Повесим пленных сегодня? Виселица почти готова.
– Нет! Ты не можешь сделать этого! Ведь ты обещал мне, Жобер!
Алан от удивления широко раскрыл рот:
– Она совсем лишила тебя разума, забавляя в постели?
Услышав его слова, Эдива покраснела. И Жобер вдруг понял, почему у нее был виноватый вид. До того как они занимались любовью, Эдива задала ему вопрос: «Я тебе не безразлична?»
Неужели Эдива спала с ним только поэтому? Хотела, чтобы он сохранил жизнь ее брату? Ее страсть была притворством? Получила ли она от этого хоть какое-то удовольствие? Если она с такой готовностью раздвигает бедра, чтобы спасти одного брата, то на что она способна ради спасения остальных своих родственников?
Его охватил гнев. Она заметила, как потемнело его лицо. Глаза у нее округлились от страха.
– Прошу тебя, – прошептала она. Жобер отодвинул тарелку и встал.
– Пойдем к пленным, Эдива. С тобой вдвоем.
Эдива шла следом за Жобером, охваченная тревогой. Он думает, что она его обманывала! Он может поверить Форею! И вполне возможно, он сейчас запрет ее в подземелье с другими пленными!
Она старалась поспевать за широко шагавшим Жобером. Сердце ее колотилось. Она попыталась заглянуть ему в лицо, надеясь увидеть какие-нибудь признаки сочувствия или нежности. Но его лицо было словно высечено из камня. Губы плотно сжаты, а глаза смотрели вперед.
Эдива запаниковала еще сильнее. Может, надо попытаться объяснить ему, что она ублажала его не только потому, что надеялась спасти жизнь брата? Нет, ей самой страстно хотелось этого!
Но разве он поверит? Она не забыла, как, прося проявить милосердие к своему брату, обещала за это сделать для него «все, что он пожелает». И она выполнила обещание.
Теперь отношения между ними испорчены недоверием. Неужели он, вспоминая об их бурной ночи любви, будет думать, что она притворялась?
Они дошли до входа в подземелье, и Жобер послал оруженосца за факелом.
– Что с тобой, Эдива? – спросил он. – Ты боишься, что я не выполню свое обещание?
Жобер устремил на нее холодный взгляд своих зеленых глаз, и у нее перехватило дыхание.
– Милорд, я...
– Не надо, не говори ничего. Пусть со мной останутся хотя бы воспоминания.
Он отвернулся, как будто ему было неприятно даже смотреть на нее. Эдива судорожно глотнула воздух. Она терялась в догадках, не зная, что он будет делать дальше.
Он человек слова. Даже считая, что обещание было получено обманом, он сдержит его. Он не повесит ее брата. Но заставит ее поплатиться за обман.
Вернулся оруженосец с зажженным факелом. И распахнул дверь подземелья.
– Только после вас, миледи, – сказал Жобер, пропуская ее вперед.
Эдива стала спускаться вниз, ощупывая ногой скользкие ступеньки. Хотя земля еще не промерзла, в подземелье было страшно холодно. Она подумала о своем брате. Покормили ли его? Дали ли воды?
– Сюда, – сказал за ее спиной Жобер и, прикоснувшись к плечу, повернул ее направо.
Ей не нужно было указывать направление, потому что она помнила этот путь с тех пор, как сама была здесь пленницей.
Она тогда обезумела от ярости и готова была убить первого, кто к ней приблизится. А поэтому не замечала, что было холодно.
Они добрались до помещения, где содержались пленные, и, увидев их, Эдива вздохнула с облегчением. Элнот и Уитан были закованы в кандалы, но ни тот ни другой, кажется, не были ранены. Пленные встали. Эдива хотела было взглядом подбодрить брата, но в это мгновение Жобер обнял ее. Лицо Элиота исказила гримаса ненависти.
– Спроси, как они себя чувствуют, Эдива. Кормят ли их? Удобно ли им?
В его словах звучала насмешка. Но самое ужасное заключалось в том, что он делал. Его рука обхватила ее грудь. Элнот резко втянул в себя воздух, взгляд его полыхнул яростью. Неужели Жобер решил позлить его? И убить – за то, что он набросился на него.
– Говори же, – обратился к ней Жобер. – Я уверен, что ты правильно переведешь им мои слова.
Слово «уверен» прозвучало весьма язвительно. Эдива откашлялась.
– Милорд спрашивает, кормят ли вас.
– Да, – ответил за обоих Уитан, – с нами достаточно хорошо обращаются.
– Вам не холодно? Старик криво усмехнулся:
– Одеяло было бы нелишним, миледи.
– Ох, Уитан, мне так жаль вас! – воскликнула Эдива. Увидев, как храбро держится старик, она чуть не разревелась.
Жобер встряхнул ее.
– Мне кажется, что ты сказала то, чего я не говорил. Изволь подчиняться мне. – Рука его скользнула выше, он принялся грубо ласкать ее грудь. – Может быть, скажешь им, как ты спасла им жизнь? Расскажи, что ты делала, чтобы я помиловал их.
Ненависть, звучавшая в его голосе, болью отозвалась в ее сердце. Значит, это ждет ее в будущем? Она была уверена, что скорее умрет, чем согласится ежедневно видеть холодное презрение в его глазах. Элнот не спускал глаз с руки Жобера, по-хозяйски прикасавшейся к его сестре.
– Он обидел тебя, Эдива? Он тебя изнасиловал? Эдива покачала головой, поняв, что не должна помогать брату, в каком она отчаянии.
– Нет, нет, он справедлив и разумен. Он относится к нашим людям терпеливо и с уважением. Он даже позволяет мне управлять хозяйством так, как я считаю нужным. – Н глазах Элнота она все еще видела вопрос. Поэтому, собравшись с духом, добавила: – Да, я делю с ним постель. Но делаю это по собственной воле, а не по принуждению.
В глазах Элнота промелькнул ужас. Эдива испугалась, чтоо он может броситься на Жобера, несмотря на кандалы. Положение спас Уитан. Положив руку на плечо Элнота, он сказал:
– Ну, полно тебе, не дури, мой мальчик. Что еще оставалось женщине делать при сложившихся обстоятельствах? Если она удовлетворена тем, как с ней обращаются, то тебе придется смириться.
– Это правда? – спросил Элнот охрипшим от волнения голосом. – Правда, что ты считаешь его хорошим хозяином?
Эдива кивнула. Видит Бог, это было правдой. Каким-то образом случилось так, что ее враг преодолел барьер ее ненависти и украл ее сердце. Вот если бы он еще простил ее!
– Что ты ему сказала? – спросил Жобер.
– Я сказала, что делю с тобой постель по доброй воле. И что ты хорошо обращаешься со мной.
Помолчав мгновение, Жобер сказал:
– Вот если бы я понимал по-саксонски. Если бы я мог быть уверен, что ты не лжешь!
– Ты как-то говорил, что у меня все написано на лице, – напомнила Эдива. – Неужели ты действительно думаешь, что я смогла бы притворяться, делая все, что было между нами прошлой ночью?
Жобер глубоко вздохнул. Он помнил. Разве мог он забыть волшебный момент их полного единения?
Его рука соскользнула с ее груди и передвинулась на талию. Теперь он тоже держал ее по-хозяйски, но это уже не было так унизительно.
– Я их не повешу, Эдива, но и не смогу отпустить. Этого тебе достаточно?
Она кивнула:
– Возможно, со временем, если они присягнут тебе в верности, ты их освободишь.
– Возможно. Но не сейчас, пока жизни Роба и Найлза висят на волоске. Ты думаешь, они выдержат заключение? Для некоторых, насколько мне известно, это более жестокое наказание, чем казнь через повешение.
– Я спрошу их, – сказала она и обратилась к пленным: – Элнот и Уитан, милорд говорит, что не может освободить вас, пока не улучшатся отношения между его людьми и вами. Согласны ли вы остаться в плену, не зная, отпустят ли вас когда-нибудь на свободу?
Уитан робко улыбнулся:
– Миледи, если бы я поступал безрассудно, то не дожил бы до своих лет. Конечно, я выбираю жизнь, а не смерть. Так по крайней мере остается надежда. А если нас повесят, то всему придет конец.
– Что скажешь ты, Элнот?
Элнот беспокойно переминался с ноги на ногу, позвякивая кандалами.
– Сколько времени нас здесь продержат, сестра?
– Это будет зависеть от того, как поведут себя остальные. Если они будут по-прежнему нападать на норманнов, лорд Бревриен не сможет отпустить вас.
– Я бы присягнул ему, – неожиданно сказал Элнот. – Я бы дал клятву, что не буду больше бороться против него!
Эдива вздохнула. Еще недавно этого было бы достаточно, но теперь...
– Не знаю, что и сказать, Элнот. Ему, наверное, придется подумать над этим. Посмотреть, как будут развиваться события.
Если бы она вновь завоевала доверие Жобера, то у брата могла бы появиться надежда.
– А пока нам придется оставаться здесь? – спросил расстроенный Элнот. – Даже в лесу было не так холодно. К тому же я боюсь темноты.
– Милорд, – обратилась она к Жоберу и впервые с тех пор, как они вышли из зала, посмотрела ему в глаза, – у меня есть еще одна просьба. Нельзя ли перевести пленных в какое-нибудь менее холодное и менее тесное помещение?
– Еще одна просьба, Эдива? Чем ты расплатишься за мою щедрость на этот раз? Ты уже пообещала мне «все». Что еще ты можешь предложить?
Она потупилась.
– Перестань, Жобер. Мой брат еще совсем мальчик, и он уже истощен и ослаблен. А Уитан – старик. Если ты оставишь их здесь, они заболеют и умрут.
Жобер стиснул зубы. Может, он совсем потерял разум? Мольба Эдивы тронула его. Но если уж он проявил милосердие и оставил им жизнь, то надо быть последовательным: не стоит их мучить.
– Ладно, если найдется подходящее место, я переведу их отсюда.
Эдива с облегчением вздохнула. Даже при тусклом свете факела он заметил, как на ее глазах блестят слезы благодарности. Разве можно винить ее за попытку спасти людей, которых она любит? Разве он, окажись на ее месте, не поступил бы так же?
А кроме того, Жобер полюбил ее за доброе сердце. И еще за силу духа. Его испугало, что он сам дал такое определение своего отношения к ней.
Нет, он не должен бросаться исполнять каждую ее просьбу. Осталось еще немало вопросов, на которые Эдиве придется ответить. То, что она с такой одержимостью боролась за жизнь своего брата, давало основание подозревать, что она могла бы помочь мятежникам, если бы среди них оказались другие ее родственники.
– Идем, Эдива, – сказал Жобер. – Я прикажу кому-нибудь принести им еду и одеяла.
Он взял ее за руку и повел по узкому коридору. Как всегда, от пребывания в замкнутом пространстве у него мурашки пробежали по спине и нахлынули неприятные воспоминания.
Он радовался, что рядом находится Эдива. Ее тепло и сила рассеивали его страхи.
Когда они поднялись по ступеням и оказались на свежем воздухе, Эдива бросила на него вопросительный взгляд.
Он сделал строгое лицо и сказал:
– Иди в спальню и жди меня там.
Слабая надежда промелькнула в ее взгляде. Заметив это, Жобер чуть не рассмеялся. Лицо у нее было такое красивое, такое очаровательное.
Алан вышел во двор и направился в их сторону.
– Иди, Эдива, – быстро произнес Жобер.
Она поспешила прочь, двигаясь грациозно, чем он всегда восхищался.
Алан взглянул ей вслед и прищурил глаза.
– Ты делаешь, как она просит? Ты оставляешь в живых ее брата?
– Да.
– Зря ты его пощадил.
– Я так не думаю. Какой нам прок вешать старика и мальчишку?
– Мы показали бы другим, как поступают с мятежниками! Чтобы на их примере они поняли, что их ожидает!
– Мы уже делали это. Когда прибыли сюда, повесили пленных. Это не остановило мятежников. Значит, их ничто не остановит.
– А жители деревни? А слуги? Они подумают, что ты слабохарактерный!
– Нет, они будут считать меня справедливым и разумным. Я не хочу, чтобы они меня ненавидели.
– Хозяин должен быть сильным и беспощадным, иначе он потеряет все!
– Завоевание Англии завершилось, Алан. Теперь мы должны установить мирные отношения с ее народом. Это они возделывают землю и убирают урожай с этой плодородной земли. Благодаря их труду будет процветать Оксбери. Разве ты не видишь, что мы многого добились, заручившись поддержкой саксов? Люди вернулись в деревню. Слуги, перестав сопротивляться нам, стали выполнять свои обязанности. Ты обратил внимание на то, что, когда мятежники напали, жите-|ц деревни не стали им помогать?
– Просто они были заняты тушением пожара, спасая свои дома.
– Вот именно. Мятежники, их соотечественники, стали их врагами. Тогда как мы, завоеватели, оказались их спасителями. Я верю, что придет время, когда жители Оксбери будут действовать против лесных людей. Они не захотят из-за мятежников навлекать на себя наш гнев. И возможно, даже будут заранее предупреждать нас об их нападении.
Алан потер подбородок.
– В твоих словах есть здравый смысл, но я все же разочарован. Не рассчитывал я, когда решил последовать за Вильгельмом, что все кончится вот так. Я больше не чувствую себя воином.
– Если ты хочешь вернуться к походной жизни, я освобожу тебя от обязательств передо мной. Уверен, что король Вильгельм будет счастлив заполучить еще одного рыцаря. Особенно такого, который не заинтересован в том, чтобы со временем получить в собственность земельный надел.
– Я этого не говорил!
– Но твои слова означают именно это. Иметь землю – значит быть не воином, а помещиком.
– Лорд должен всегда быть готовым воевать за свою землю!
– В Нормандии так оно и есть. Но король Вильгельм поставил своей целью не допускать, чтобы в Англии норманн воевал против норманна. Он запретил вести междоусобные войны. Я понимаю, что мир не продержится вечно. Всегда найдутся жалкие людишки, которым захочется иметь больше, чем они имеют. Но пока, кажется, здесь земли на всех хватает.
Алан молчал. Интересно, какое решение примет его начальник гарнизона? Жоберу очень не хотелось терять такого опытного рыцаря. Но не хотел он также держать в поместье человека, который предпочитает не мир, а войну.
– Может быть, тебе нужно жениться? – задумчиво произнес Жобер. – Сразу стал бы поспокойнее. Всем известно, что тебе нравится Вульфгет.
– Вульфгет? Да она же саксонка!
– Тем не менее... она, кажется, тебя интересует.
– Она... – Алан замялся. – Она мне нравится, это правда.
– Ты с ней спишь?
– Нет.
– Почему? Ведь она всего лишь саксонка.
Жобер подавил улыбку. Ему было очень приятно повторить Алану его же слова. Рыцарь наверняка питает к Вульфгет более сильное чувство, только не хочет признаться.
– Я боюсь причинить ей боль, – сказал Алан. – Она такая хрупкая, такая нежная.
– Причинить боль? Алан кивнул:
– Она девственница!
Жобер удивленно поднял брови. Он не слишком страдал, когда лишал Эдиву девственности. Правда, он старался причинить ей как можно меньше неудобств. Но всегда знал, что удовольствие, которое он ей доставит, будет несравненно сильнее, чем боль.
– Вульфгет похожа на редкий прекрасный цветок, – сказал Алан. – Я даже и представить себе не могу, как она сможет вынести боль.
– Возможно, ей это понравится. Алан покачал головой:
– Она не такая, как леди Эдива. Не такая сильная. Жобер усмехнулся. Алан понятия не имеет, какой привлекательной может быть Эдива.
– Ну что ж, – сказал он, – если ты не хочешь брать в жены Вульфгет, то, возможно, ее возьмет какой-нибудь другой мужчина. Эдива заставляет меня найти мужей для нескольких служанок, иначе у нас летом будет большой урожай ублюдков. Думаю, мне надо заодно выдать замуж и Вульфгет.
Алан остолбенел от неожиданности:
– Как тебе пришло в голову отдать ее другому мужчине?
– Ты сам сказал, что не хочешь ее. А я хочу, чтобы поместье развивалось и процветало. Для этого нужно, чтобы от каждого брачного союза появлялись дети, если будет на то Божья воля.
– Само собой, я стал бы спать с ней, если бы она была моей женой!
– Кстати, ты уверен, что Вульфгет девственница? Ею многие мужчины интересуются. Возможно, какой-нибудь из них, менее щепетильный, чем ты, уже посеял свое семя? Если она беременна, то мне придется немедленно выдать ее замуж.
– Она еще девственница! Готов поклясться собственной жизнью! – воскликнул Алан.
Его лицо побагровело, а в глазах появилось безумное выражение. Жобер хотел было сжалиться над незадачливым рыцарем, но вспомнил, что тот всегда плохо относился к Эдиве. Возможно, если он расскажет ей об этом разговоре, Эдиву позабавит, что ее преследователь испытывает сердечные муки.
Уверенный, что Алану теперь есть над чем подумать, он оставил его и направился в зал к раненым. Вульфгет там не было. За ранеными ухаживала Эдельма, некрасивая рослая девица, которая, по словам Эдивы, обучалась у знахарки.
Кивнув служанке, Жобер подошел сначала к Найлзу. При виде его раненый приподнялся в постели.
Жобер жестом велел ему лечь.
– Нет, я немного посижу. Надоело все время лежать, этак спятить можно.
– Ты хорошо себя чувствуешь?
– Да, если не считать мою руку. Не знаю, будет ли она действовать как следует, но теперь по крайней мере выглядит как рука, а не как бесформенный кусок мяса. У вашей леди – надо отдать ей должное – ангельское терпение. Говорят, она почти два часа зашивала меня – и руки у нее ни разу не дрогнули.
– Шить она мастерица. Хотя я предпочел бы, чтобы она сшивала куски ткани, а не кожу моих рыцарей.
– Согласен с вами, – усмехнувшись, сказал Найлз.
Жобер почувствовал смущение. Все шло не так, как он рассчитывал. Он отправился навестить раненых и думал о том, какой огромный урон нанесло нападение саксов. И совсем не собирался выслушивать похвалы в адрес Эдивы.
Подбодрив Найлза, он подошел к Робу.
Рыцарь радостно приветствовал его.
– Видишь, Жобер? Я нашел-таки способ избежать работы и валяться целыми днями в окружении красивых девушек, которые за мной ухаживают. – Роб улыбнулся Эдельме.
Ее лицо просияло от удовольствия.
– Я рад, что тебе доставляет такое удовольствие лентяйничать, – сказал Жобер, сдерживая улыбку, – но так не может продолжаться долго. У нас полно работы. И я не могу позволить тебе пренебрегать своими обязанностями.
– Постараюсь выздороветь как можно скорее, милорд! – шутливо ответил Роб.
– Ладно, шутки в сторону. Могу ли я что-нибудь сделать для тебя?
– Нет, у меня есть все, что может пожелать человек. Вот только еда оставляет желать лучшего. – Он скорчил гримасу, взглянув на Эдельму. – Каша, каша, каша – она, кроме каши, ничего не дает мне.
Эдельма с расстроенным видом подошла к койке.
– Нет, нет, ты все делаешь правильно, – поспешно заверил ее Роб. Потом обернулся к Жоберу: – Я знаю, что она делает для меня все, что может. По крайней мере у меня не было жара. Леди Эдива говорит, что это хороший признак.
– Она права, – подтвердил Жобер. – Если бы рана нагноилась, у тебя начался бы жар.
Они помолчали.
– Священник тебя навещал? – спросил Жобер.
– Он приходил всего один раз.
Жобер нахмурился. Каким никчемным мерзавцем оказался этот Рейболд! Его вечно нет, когда он нужен. Интересно, чем занимается святой отец целыми днями?
Он обернулся к Эдельме и сказал, показывая на Роба:
– Позаботься о нем как следует. Сделай все, чтобы ему было удобно.
Эдельма закивала головой.
– Она немного понимает нормандский, – сказал Роб. – От нечего делать я учил и ее, и Вульфгет нашему языку.
– И Вульфгет тоже?
– Она уже немного понимает. С удовольствием учится нашему языку.
Жобер кивнул и призадумался. Роб может стать достойным соперником Алана. Интересно, как развернутся дальнейшие события? Хорошо уже даже то, что тревога за Вульфгет отвлечет Алана от преследования Эдивы.
«Заслуживает ли она оправдания? – думал он, поднимаясь по лестнице в спальню. – А что, если Эдива действительно предательница, как упрямо утверждает Форней?»
При этой мысли у него мороз пробежал по коже. Возможно, чувства к Эдиве ослепляют его и не позволяют видеть правду?
Он постоял у двери. Может быть, ему несколько дней держаться от нее подальше, а потом допросить? Но его страсть едва ли пройдет. А если Роб и Найлз поправятся, то о засаде, которую устроили км саксы, будет нетрудно позабыть... до следующего раза.
И он решительно открыл дверь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прекрасная саксонка - О`Делл Тара



Это один из моих самых любимых рыцарских романов.Главный герой-мудрый и благородный,а героиня-адекватная и разумная,а не истеричная размазня.
Прекрасная саксонка - О`Делл ТараКатерина
23.01.2013, 20.40





И правда, очень приятный роман.
Прекрасная саксонка - О`Делл ТараНастя
23.01.2013, 21.28





Скучный какой то, никакой интриги думала в конце будет что нибудь интересное но ошиблась. Почитай те лучше ,, черный рыцарь,, писательницы кони мейсон вот это то что надо роман. Больше не буду читать эту писательницу.
Прекрасная саксонка - О`Делл Таранека я
17.05.2013, 20.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100