Читать онлайн Опасный соблазнитель, автора - О`Брайен Линда, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Опасный соблазнитель - О`Брайен Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Опасный соблазнитель - О`Брайен Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Опасный соблазнитель - О`Брайен Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Брайен Линда

Опасный соблазнитель

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Тайлер остановился перед дверью своей каюты, и девушка, идущая за ним, поспешно оперлась о стену, чтобы не упасть.
– Что с вами? – спросил Тайлер, заметив ее жест.
– Немного кружится голова. Скоро все пройдет.
Но выглядела она неважно: ее лицо побелело, казалось, она вот-вот лишится чувств. Не сводя взгляда со спутницы, Тайлер открыл дверь каюты и жестом пригласил ее войти.
За столом сидела спасенная девочка, негромко беседуя с Джонасом и потягивая горячий шоколад из чашки. Несмотря на толстое шерстяное одеяло, наброшенное на плечи, Эмили дрожала. Ее черные косы вымокли, маленькое личико было бледным, измученным и трогательным.
– Сиси! – позвала девочка, оглядываясь. – Сиси, это ты?
– Да, я. – Девушка торопливо обняла сестру. – Эм, как я перепугалась! Пообещай, что теперь ты всегда будешь слушаться меня.
– Мне тоже было страшно, Сиси.
Тайлер озадаченно наблюдал за ними. Джонас подошел к нему и шепотом объяснил:
– Эмили слепая. Сиси она зовет свою старшую сестру, Клэр.
Слепая! Тайлер мысленно выругал себя за глупость: ему следовало сразу заметить рассеянный, блуждающий взгляд Эмили. Он понял, что Клэр не позавидуешь: у нее наверняка полным-полно хлопот с младшей сестренкой.
– Я иду в рубку, – сообщил он Джонасу. – Присмотри за ними, ладно? – Он оглянулся и заметил, что Клэр наблюдает за ним. На миг Тайлера охватило искушение остаться, но он поборол его.
Клэр испытала нелепое разочарование, когда ее спаситель покинул каюту, но вежливо улыбнулась и протянула руку пожилому мужчине, с которым беседовала Эмили.
– Третий помощник Джонас Полк к вашим услугам, мисс Кавано. Если позволите, я принесу вам горячего кофе.
– Благодарю, мистер Полк. Вы очень любезны.
Приняв из рук Джонаса чашку дымящегося ароматного напитка, Клэр снова поблагодарила его. Джонас был гораздо старше спасителя Эмили; его длинное узкое морщинистое лицо обрамляли выцветшие на солнце каштановые волосы. По его выговору Клэр догадалась, что он родом из Англии.
– Вы ужинали сегодня?
При упоминании о еде у Клэр заурчало в желудке.
– Нет, мы успели только позавтракать.
– Значит, пора подумать о еде. Идемте со мной, леди Эмили. Вы поможете мне составить меню, а ваша сестра тем временем согреется. – И Джонас покинул каюту, ведя за собой Эмили.
Закутавшись в одеяло, Клэр присела на узкую койку и подперла подбородок кулачком. О голоде она предпочитала не думать. Завтра утром ей предстоит присутствовать на похоронах отца.
Ей до сих пор не верилось, что ее отец мертв. Артур Кавано производил впечатление крепкого и бодрого человека, он просто не мог скончаться в одночасье. Клэр была уверена, что он ничем не болел – по крайней мере в письмах он ни разу не упоминал, что ему нездоровится.
В письме, которое Клэр получила всего десять дней назад, отец радовался какому-то неожиданному открытию, уверяя, что теперь Эмили и Клэр обеспечено безбедное будущее. Ему и в голову не приходило продать Бельфлер, пусть даже с большой прибылью. Этой землей владело несколько поколений Кавано. Клэр привыкла считать Бельфлер своим единственным и настоящим домом.
А если их с Эмили и вправду вышвырнут вон? Сумеют ли они выжить? Нахлынувшие воспоминания вызвали у нее дрожь, они затягивали ее в мрачную пучину прошлого. Вскочив, Клэр принялась беспокойно вышагивать по каюте, стиснув кулаки и напоминая себе, что она уже взрослая женщина, а не испуганный ребенок. Она готова была продать душу дьяволу, лишь бы избавить Эмили от лишений и скитаний, которые пережила сама.
Снаружи бушевала гроза, и Клэр уже в который раз за день пожалела о том, что ее жених не смог сопровождать их в поездке. Еще никогда она не чувствовала такой тоски и одиночества, никогда в жизни не испытывала столь острого желания опереться на сильное плечо. Но Клэр прекрасно понимала, почему Ланс остался дома. Ей и самой было досадно уезжать за неделю до окончания учебы, прямо перед выпускными экзаменами и балом; она не вправе была требовать от него подобной жертвы. Но к сожалению, он даже не предложил ей помощь.
Внезапно дверь распахнулась, в каюту вошел спаситель. Увидев Клэр, он застыл, словно совсем позабыл о ее существовании, а затем на его лице мелькнуло раздражение. Молча он прошелся по каюте, уселся за письменный стол и принялся перебирать какие-то бумаги. Клэр озадаченно смотрела на него. Может, ей уйти? Или остаться? Она расправила юбку и смущенно прокашлялась.
Не оглядываясь, спаситель спросил:
– У вас уже перестала кружиться голова?
– Да.
– Джонас ушел готовить еду?
– Да.
Он кивнул и возобновил свое занятие. Внутренне кипя, Клэр отодвинула от стола стул. Ее новый знакомый – вовсе не джентльмен, это ясно как день! Барабаня пальцами по столу, она огляделась. Вся обстановка каюты – от панелей красного дерева, бордового ковра на полу, книжного шкафа до письменного стола – выглядела аккуратно, прочно и мужественно, как и сам Тайлер. Мебель недвусмысленно заявляла о характере своего хозяина.
– А это обязательно?
Услышав вопрос, Клэр растерянно заморгала:
– Что именно?
– Барабанить пальцами по столу.
– Простите, я забылась и не заметила…
– Но теперь-то, надеюсь, вы это заметили?
За кого он ее принимает? Клэр вспыхнула.
– Прошу прощения, – ледяным тоном выговорила она. В конце концов, этот человек спас ее сестру.
Тайлер не ответил и продолжал деловито шуршать бумагами.
Но по крайней мере он перестал хмуриться. А когда он не хмурился, то становился почти красавцем.
На вид Клэр дала бы ему лет тридцать. На узком, скульптурно вылепленном лице поблескивали пронзительные карие глаза с золотистыми радужными ободками, на подбородке виднелась ямочка. Темные волнистые волосы обрамляли резковатые черты лица, белая рубашка и облегающие черные брюки подчеркивали крепость телосложения. Он высоко закатал рукава рубашки, обнажив загорелые мускулистые руки.
Почему-то этот мужчина напоминал Клэр ее отца, хотя не походил на него ни внешностью, ни манерой одеваться. Вероятно, все дело было в выражении лица, а может, в смелости и великодушии: подобно ее отцу, этот человек был прирожденным героем. От него веяло мужественностью.
Клэр почувствовала, как потеплели ее щеки. Почему она сочла этого незнакомца привлекательным? Он был полной противоположностью ее жениха. Лицо Ланса было почти женственным, оно притягивало красотой, на нем часто играла широкая, ослепительная белозубая улыбка, придававшая ему немного детский вид. Короткие светло-русые волосы он тщательно зачесывал назад. Ланс был всего на полголовы выше Клэр, а спаситель Эмили возвышался над ней как башня.
Этот человек внушал Клэр робость. Почему-то она считала его опасным, чувствовала в нем затаенную напряженность, невольно сравнивала его с крадущейся пантерой, в любую минуту готовой к прыжку. В присутствии Тайлера Клэр казалась самой себе слабой и беспомощной. А Ланс был внимательным, безобидным и надежным. Именно надежности сейчас и недоставало Клэр.
Тайлер почувствовал на себе ее пристальный взгляд и поднял голову. Не зная, что сказать, она выпалила:
– Простите, я не расслышала ваше имя.
Он молчал так долго, словно вознамерился пропустить ее слова мимо ушей, но вдруг поднялся и подошел к ней.
– Я еще не успел представиться. – Он без улыбки протянул ей крепкую широкую ладонь: – Тайлер Маккейн.
От крепкого пожатия по телу Клэр словно пробежал электрический ток, дрожь прошла от кончиков пальцев до самой глубины живота, на миг лишив ее дыхания.
– Клэр Кавано, – ответила она, смущенно опустив ресницы.
– А может быть, Сиси? – На смуглом привлекательном лице мелькнула добродушная усмешка. Клэр почему-то показалось, что ее собеседник не привык улыбаться, и это встревожило ее.
Покраснев, она отдернула руку.
– Сиси – это мои инициалы. Когда-то давным-давно отец придумал мне такое прозвище. Он всем дает прозвища, причем далеко не всегда лестные… – Она вдруг осеклась, почувствовав, как на глаза навернулись слезы, а в горле застрял ком. Сколько времени пройдет, прежде чем она привыкнет говорить об отце в прошедшем времени?
– Вы захватили с собой халат? – вдруг спросил Тайлер, прервав ее размышления.
Вопрос застал Клэр врасплох.
– Что, простите? – нерешительно переспросила она, вдруг заподозрив, что Тайлер привел ее в каюту неспроста. Она поспешно оглянулась на дверь, убеждаясь, что та осталась незапертой.
Тайлер открыл стенной шкаф и вынул женский халат.
– До отплытия осталось несколько часов, вы с сестрой успеете выспаться до прибытия в Форчун. Если у вас нет халата, можете надеть этот.
Клэр оглядела изысканный шелковый халат с рисунком из роз. Она захватила с собой только одну смену белья и несколько личных вещей – остальное место в кожаном саквояже заняла одежда Эмили. Но надеть этот соблазнительный наряд в присутствии Тайлера она просто не могла. Мало того, его предложение просто ошеломило Клэр – может, она неверно истолковала его?
– Спасибо, я как-нибудь обойдусь, – холодно выговорила она.
– Как вам угодно. Если вы хотите умыться, все необходимое вы найдете в соседней комнате.
Только теперь Клэр заметила в каюте еще одну дверь, за которой оказалась тесная комнатка с комодом, фарфоровой раковиной и несколькими полотенцами на вешалке.
Клэр расстегнула мокрую манжету платья и закатала рукав, не переставая думать о шелковом халате. Кому он принадлежит? Может быть, жене Тайлера? Как глупо, упрекнула она себя – ведь это ее не касается. Какая разница, женат Тайлер Маккейн или нет?
* * *
Клэр ушла умываться, а Тайлер сел за стол. Он знал, что ему следовало бы вернуться в рубку, побеседовать с капитаном, посмотреть на грозовое небо, выполнить еще сотню дел, и все-таки торчал у себя в каюте, понимая, что выглядит нелепо. Он уверял себя, что им движет только плотское влечение: в конце концов, из одного милосердия он не стал бы предлагать гостье халат. Жаль, что он не увидит ее тело, прикрытое тонким шелком. Услышав щелчок дверной ручки, Тайлер поднял голову.
Клэр успела заплести влажные волосы в толстую косу и перекинуть ее через плечо; свисая, коса доставала кончиком до ее груди. Взгляд Тайлера пропутешествовал по мокрой белой блузке до узкой талии девушки и изгиба стройных бедер. Его гостья была миловидной, кровь Тайлера забурлила при мысли о том, как она выглядела бы в тонком шелковом халате. Он представил себе, как развязывает пояс и разводит в стороны полы халата, обнажая роскошное тело. Ему вдруг отчетливо представилось, как он уносит девушку в постель, кладет ее на спину, любуется ею, расплетает ее черные волосы, рассыпающиеся по обнаженным плечам…
Клэр внимательно заглянула ему в глаза, и на ее щеках проступил яркий румянец – похоже, она догадалась, о чем думает Тайлер, и смутилась. Плавным, грациозным движением она подняла руку и заложила за ухо выбившуюся прядь волос. Расстегнутый рукав сбился, обнажая стройную руку, точно выточенную из слоновой кости. Чресла Тайлера напряглись. В движениях Клэр сквозили невинность и чувственность – убийственное сочетание, которому было трудно противиться.
Внезапно прежнее инстинктивное предчувствие вернулось к Тайлеру, но он поспешил отмахнуться от него. Он давно научился повелевать своими эмоциями. Клэр всего-навсего прелестная женщина, и неудивительно, что ее появление возбудило его.
– Это халат вашей жены? – вдруг спросила Клэр, будто желая отвлечь его внимание и напомнить о правилах приличия.
– Моей жены? – недоуменно переспросил он. – Я не женат.
В этот момент в каюту вошел Джонас, неся в одной руке поднос с ужином, а другой ведя Эмили.
– А вот и мы, – радостно объявил он. – Пора перекусить.
На миг встретившись взглядом с Клэр, Тайлер заметил на ее лице явное облегчение. Чем оно вызвано – возвращением Джонаса или известием о том, что Тайлер не женат?
Оставив Эмили и Клэр на попечение Джонаса, Тайлер ушел. Но мысли о Клэр не покидали его, мысленным взором он видел ее загадочные глаза, обольстительную улыбку, чувственное тело. Вспомнив о горе, которое обрушилось на эту девушку, Тайлер вдруг устыдился своих желаний.


Три часа спустя, когда он вернулся, сестры уже спали на его кровати. Оставив фонарь у двери, он бесшумно прошелся по каюте, по пути собирая личные вещи и одежду, и на миг задержался, чтобы еще раз полюбоваться Клэр. Какая досада, что она здесь не одна!
– Они уснули, – сообщил Тайлер Джонасу, входя к нему в каюту. Здесь Тайлеру предстояло провести ночь на запасной койке.
Зевнув, Джонас забрался под одеяло.
– Когда они проснутся, то будут уже дома. Бедняжки! Телеграмма стала для них громом среди ясного неба. Подумать только, они потеряли отца и теперь вынуждены спешить на похороны. А ведь Клэр оставалась всего неделя до окончания колледжа.
– Похоже, ты знаешь всю их подноготную, – сухо заметил Тайлер.
– Эмили – настоящая болтушка.
– Значит, вот почему вы с ней поладили. – Койка скрипнула, Тайлер перевернулся на другой бок. – Но их беды нас не касаются.
– Послушай, они осиротели. Их мать умерла четыре года назад, и вот теперь они лишились отца.
Тайлер вздохнул:
– Ничего с ними не сделается. Они не нищие.
– И все-таки мы должны проводить их до самого дома.
– Прежде всего дай мне выспаться. Мне предстоит утомительный разговор с Бутом.
– А, с нашим новым партнером! – Джонас задул лампу, стоящую у постели. – И все-таки мне кажется, что девочек нельзя отпускать одних…
– Черт побери, Джонас! – взорвался Тайлер, приподнимаясь на локте. – Хватит бубнить! Ты стал слишком мягкотелым. И кстати, Бут станет нашим партнером только после того, как подпишет соглашение.
– А если он заупрямится?
– Вряд ли. Он выигрывает не меньше, чем я. Благодаря ему наша компания станет самой крупной на Огайо. Мы все разбогатеем. Хочешь быть богачом?
– Еще бы! – отозвался Джонас. – Только бы переговоры не сорвались!
– Их просто пришлось ненадолго отложить. Нам не о чем беспокоиться.
– Знаю, – со вздохом подтвердил Джонас. – Это все равно что ухаживать за женщиной.
– Вот именно. Ни в том, ни в другом деле никто не помешает мне добиться своего.
– Время покажет, – пробормотал Джонас, – кто знает, какая женщина тебе встретится…
Тайлер пропустил его слова мимо ушей. Джонас был твердо убежден, что Тайлеру давно пора жениться. Сам англичанин оставался закоренелым холостяком, но относился к священным узам брака с почти благоговейным трепетом. Однако Тайлеру была чужда подобная сентиментальность. Он давно убедился в том, что женщины доставляют наслаждение, но доверять им нельзя.
Заложив руки за голову, Тайлер снова подумал о женщине с загадочными синими глазами и улыбнулся. Он был бы не прочь поближе познакомиться с Клэр – с прежней подругой он расстался уже давно.
Впрочем, от отсутствия внимания женщин он не страдал – напротив, иногда досадовал на его избыток. Но с тех пор как Тайлер приобрел «Госпожу Удачу», он был слишком поглощен делами, чтобы заводить новые знакомства.
Перед мысленным взором Тайлера вновь возникла стройная фигурка. Он с удовольствием уделил бы немного времени Клэр.


Реджинальд Бут поморщился, услышав громкий, настойчивый стук в дверь. Тот, кто отважился разбудить его в столь ранний час, явно имел на то весомые причины. Завязывая пояс халата, Бут распахнул дверь и увидел на пороге шерифа Симонса, который смущенно мял в руках шляпу.
– Ну, в чем дело, шериф? – раздраженно спросил Бут.
– Я думал, вам будет полезно узнать, что дочери Кавано решили успеть на похороны. Эйб Галлоуэй из Падьюки сообщил, что они прибудут сегодня утром на пароходе.
Что ему за дело до этих девчонок? Бут уже собирался захлопнуть дверь перед носом Симонса, но вдруг передумал.
– Почему бы вам не встретить их на пристани? – спросил Бут. – Сделайте вид, будто вы рады вновь видеть их, принесите сердечные соболезнования и выведайте, каковы их намерения. Уверен, вы сумеете произвести впечатление на старшую… как бишь ее?
– Сиси, – подсказал шериф и покраснел. – А как же их экономка? Скорее всего она пришлет кого-нибудь на пристань.
Бут подавил досадливый вздох.
– А вы предложите подвезти их домой. Заодно последите за ними, пока они будут в городе.
Широко усмехнувшись, Уилбур Симонс согласно закивал и повернулся, чтобы уйти.
– Кстати, шериф, – окликнул его Бут, – не забудьте щедро отблагодарить мистера Галлоуэя за услугу. – Он захлопнул дверь и вернулся в спальню, где его ждала Дафна Дюпре, очаровательная и сладострастная дочь председателя городского совета. Бут почти не сердился на шерифа за то, что тот отвлек его от гораздо более приятных дел: полезно знать о планах дочерей Кавано заранее, на случай если понадобится серьезное вмешательство.
* * *
Клэр проснулась, как от резкого толчка. Пароход двигался! Она услышала тяжелое дыхание механизмов в глубине его чрева и мысленно поблагодарила небо. Теперь они наверняка успеют на похороны.
Клэр и Эмили быстро умылись, оделись в неосвещенной каюте и вышли на палубу, когда на горизонте показались первые лучи восходящего солнца. В этот момент «Госпожа Удача» выплыла из-за поворота реки на водный простор, откуда открывался вид на их родной город.
– Мы скоро будем дома, – сообщила Клэр Эмили, ободряюще пожимая ее плечо. Как приятно вновь очутиться дома, что бы ни было причиной возвращения!
– Доброе утро, дамы.
При звуке этого низкого знакомого голоса по телу Клэр прошел трепет. Оглянувшись, она увидела перед собой Тайлера в темном саржевом костюме и белой рубашке.
– Доброе утро, – хором отозвались Клэр и Эмили.
– Через час мы пристанем к берегу, – сказал им Тайлер. – Если хотите позавтракать, столовая прямо по борту. Идите по палубе, никуда не сворачивая.
Клэр благодарно улыбнулась:
– Огромное спасибо вам за помощь. Не могу высказать, как мы признательны вам за все, что вы для нас сделали. Вы отважный и великодушный человек.
Смущенный похвалой, Тайлер что-то невнятно пробормотал, размышляя о том, что действовал машинально, ничуть не чувствуя себя героем. Он вовсе не заслуживал столь горячей благодарности.
Эмили протянула ему руку, и Тайлер пожал ее.
– Если бы не вы, меня уже не было бы в живых. Сиси повезло, что именно вы пришли к нам на помощь. – Слепая девочка лукаво подмигнула и повернулась к сестре: – Идем, Сиси.
С притворно досадливой усмешкой Клэр направилась за сестрой.
Тайлер не смог отказать себе в удовольствии проводить девушек взглядом. Клэр уводила Эмили за руку, позволяя Тайлеру полюбоваться стройной шеей и маленькими изящными ушками. Как и подобало ученице колледжа, Клэр была одета более чем скромно: в белую блузку с пышными рукавами и длинную гладкую темно-синюю юбку. Но даже в таком невзрачном наряде она вызывала у Тайлера прилив возбуждения.
Пожалуй, сегодня же вечером ему следует пригласить Клэр поужинать вместе с ним. Без Эмили.


– С вашей стороны было очень любезно встретить нас, шериф, – сказала Клэр, обращаясь к тучному мужчине, сидящему в коляске рядом с ее сестрой.
– Для меня это честь, мисс Сиси, – поспешил ответить толстяк, глядя на нее преданными глазами поверх головы Эмили. – Я рад хоть чем-нибудь помочь вам.
Клэр почувствовала, как Эмили незаметно ущипнула ее за бок: шериф был одной из излюбленных мишеней для шуток слепой девочки. За глаза Эмили звала его «простофилей Саймоном», персонажем из детского стишка. Украдкой толкнув Эмили ногой, Клэр бегло улыбнулась шерифу и отвернулась. Ее взгляд заскользил по знакомым домам города, через который они проезжали, направляясь в Бельфлер. В последний раз Клэр побывала в Форчуне на Рождество, с тех пор город почти не изменился.
Коляска катилась по Гранд-авеню, которая тянулась вдоль реки Огайо. На перекрестке кучер остановил лошадь, пропуская фургон. Целый квартал занимал дом мэра, семидесятилетняя мать которого сидела на веранде в качалке, занимаясь вязанием. По соседству с мэром жила Минни Пенниуистл, на широкой веранде дома которой каждый вторник собирался дамский клуб Форчуна. Напротив был дом судьи, из-за него виднелась крыша пресвитерианской церкви. Знакомые места вызывали у Клэр чувство защищенности и внушали спокойствие.
– Сожалею о вашей… утрате, – неловко произнес шериф.
– Благодарю, – бросила Клэр и обернулась на знакомый голос с тротуара. – Добрый день, миссис Гарднер! – воскликнула она и помахала рукой.
Но ее улыбка тут же погасла: из двери банка на углу вышел Реджинальд Бут и остановился, надевая котелок. Этот человек обладал безупречными манерами и изысканно одевался, но все же он внушал Клэр безотчетное отвращение. Свои тусклые волосы неопределенного цвета он зачесывал назад с высокого лба и смотрел на мир сквозь узкие щелки глаз, глубоко посаженных на гладко выбритом лице. Его нос был длинным, с округлым кончиком, губы тонкими и брезгливо поджатыми, а подбородок выдавался вперед, придавая Буту надменный вид.
С едва заметной ехидной ухмылкой Бут уставился на проезжающую коляску. Клэр фыркнула, вскинула голову и отвернулась.
– Кто это был? – полюбопытствовала Эмили.
– Реджинальд Бут, – нехотя ответила Клэр.
– Змей? – шепотом переспросила Эмили, давно придумавшая прозвище и этому человеку. – Тот самый, который…
Клэр предостерегающе сжала ее плечо.
– Да, – сухо ответила она.
Эмили знала, что когда ее мать, черноволосая красавица Мари Рено, овдовела и осталась без гроша, с десятилетней дочерью, Реджинальд Бут нанял ее в кухарки, но через два месяца вышвырнул вон, не заплатив. Оставшись без дома и без денег, Мари и Клэр бродяжничали до тех пор, пока состоятельный землевладелец Артур Кавано не приютил их. Он взял Мари в экономки, влюбился и женился на ней через четыре недели. Следующим летом родилась Эмили. Оберегая сестру от жестокой прозы жизни, Клэр рассказывала ей эту историю, как волшебную сказку, опуская подробности.
Самой Клэр эта история вовсе не казалась сказкой. Та ночь, когда они с матерью покинули дом Бута, и последующие недели навсегда запечатлелись в ее памяти. Если бы Артур Кавано не сжалился над ними, ни Клэр, ни ее мать не смогли бы выжить.
С тех пор прошло двенадцать лет, но пережитые беды по-прежнему преследовали Клэр в ночных кошмарах, заставляя ее просыпаться в холодном поту. Она знала, что никогда не забудет, как дрожал голос матери, когда та, разбудив Клэр, велела ей одеться как можно тише, чтобы не переполошить весь дом. Перед глазами у Клэр до сих пор стояли синяки и ссадины на прекрасном лице матери, страх и ненависть в ее глазах. Клэр поняла, что произошло что-то ужасное, но из робости не стала расспрашивать маму.
Страшную истину она узнала только после смерти Мари. Вписывая в семейную Библию дату кончины матери, она прочла остальные записи и заметила, что Эмили родилась через семь месяцев после свадьбы Мари и Артура Кавано. Слишком раннее появление Эмили скрывали от всех. Поразмыслив, Клэр сообразила, что произошло: Реджинальд Бут изнасиловал ее мать. Эмили была дочерью Бута.
Когда Клэр поделилась своим открытием с отцом, тот признался, что больше всего боится одного: как бы Бут не узнал о том, что Эмили его дочь, не отнял ее или, хуже того, не попытался бы убить девочку.
Клэр перевела взгляд на тонкое личико сестры. Эмили мало походила на Мари или Артура, но, к счастью, не обнаруживала ни малейшего сходства с банкиром. Клэр всем сердцем любила Эмили и была готова на все, лишь бы утаить от Бута правду.
Только одно обстоятельство до сих пор не давало ей покоя. Клэр понимала, что у отца были причины ненавидеть Бута, но никак не могла уразуметь, почему Бут не упускал ни единой возможности запятнать честное имя Кавано. Но теперь, после смерти отца, Буту будет некому мстить.
Она почувствовала, как Эмили схватила ее за руку.
– Мы уже почти дома! Я чувствую знакомые запахи.
Коляска свернула на Ривер-роуд – длинную грязную улицу, ведущую к Бельфлеру, – и сердце Клэр учащенно забилось.
– Верно, Эм, – подтвердила она, чувствуя, как слезы затуманивают ее глаза. – Мы дома…
– Прошу, расскажи, как выглядит дом, Сиси! – взмолилась Эмили.
– Груши уже цветут, – начала Клэр. – Миссис Паркс расставила на веранде горшки с белыми и розовыми петуньями. Трава густая и сочная, в небе ни облачка…
– Я слышу, как щебечут птицы, – перебила Эмили. – Кардиналы, сойки, малиновки… о, какая музыка!
– А дом, – продолжала Клэр, с усилием проглотив ком в горле, – дом ничуть не изменился, Эм. Он похож на величавого пожилого джентльмена, встречающего своих близких.
Огромный особняк, сложенный из известняковых глыб, возвышался на холме. Поместье было вправе гордиться просторным каретником, конюшнями, двумя большими амбарами, полями, засеянными кукурузой и табаком. Земли Кавано простирались до самой реки Огайо, до пристани, где на пароходы грузили урожай.
Здесь Клэр обрела пристанище, тихую гавань и полюбила отчима, как родного отца. Хотя Артур Кавано снискал славу раздражительного упрямца и не ладил с горожанами, с Клэр и ее матерью он был неизменно добр и заботлив. Он стал отцом Клэр. Своего родного отца, военного, умершего от малярии, она не помнила.
Внезапно ее ужаснула мысль о необходимости занять место Артура Кавано. Сумеет ли она управлять Бельфлером без него?
– Не могу представить себе наш дом без папы, – вдруг тихо и грустно произнесла Эмили.
– Я тоже, Эм, – дрожащим голосом отозвалась Клэр.
Пока коляска приближалась к дому, на широкую веранду вышла миссис Паркс. Престарелая экономка тяжело опиралась на трость, и даже издалека Клэр с тревогой разглядела, что она ссутулилась и болезненно похудела.
Едва коляска остановилась, Клэр вышла и протянула руку Эмили.
– Миссис Паркс ждет нас на веранде, Эм, – предупредила она. – Кажется, она больна.
Эмили неуверенным шагом двинулась к веранде, а шериф поспешил снять саквояж Клэр.
– Вы позволите внести в дом ваш багаж? – спросил он, густо покраснев от смущения.
– Спасибо, я справлюсь сама, – ответила Клэр, беря саквояж из его рук.
– Как вы намерены жить дальше, мисс Сиси? – продолжал расспросы Уилбур Симонс, смущенно вертя в руках шляпу и бросая робкие взгляды из-под кустистых бровей. – Я хотел сказать, после похорон… Вы вернетесь в колледж?
Клэр с любопытством смотрела на него, гадая, почему шериф так нервничает.
– Пожалуй, да, шериф. – И, увидев, что он неловко переминается с ноги на ногу, добавила: – Хотите что-нибудь выпить?
– Нет, спасибо, – торопливо отозвался Симонс. – Не стану доставлять вам лишние хлопоты. К тому же мне пора домой.
– Тогда еще раз спасибо за то, что вы подвезли нас. – И Клэр направилась к крыльцу, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Она знала Симонса много лет, но сейчас этот человек показался ей незнакомцем, а не давним другом.
– Дорогое мое дитя! – выговорила миссис Паркс, заключая Клэр в объятия. Клэр почувствовала, как дрожат руки пожилой женщины, и присмотрелась. За последние пять месяцев экономка постарела до неузнаваемости. Ее редеющие седые волосы свешивались на лоб неопрятными прядями, некогда ясные голубые глаза затуманились, кожа вокруг них покраснела и покрылась морщинами, щеки запали, бескровные губы тряслись.
– Ну как вы, миссис Паркс? – с тревогой спросила Клэр.
Голубые глаза наполнились слезами.
– О, детка, не знаю, с чего начать…
– Расскажите, что случилось с отцом? – Клэр на ощупь нашла руку Эмили и ободряюще пожала ее.
Миссис Паркс грустно покачала головой:
– Еще за день до смерти ваш отец был совершенно здоров. Сказать по правде, в последние несколько недель он вдруг ожил – таким я не видела его с тех пор, как умерла ваша мать, упокой, Господи, ее душу… В то утро он встал рано и ушел из дома еще до завтрака. Позднее я слышала, как он ходил по кабинету, хлопал ящиками стола и ворчал, словно его что-то тревожило. А потом я вдруг услышала грохот, будто упало что-то тяжелое, и вошла в кабинет. И увидела его лежащим на полу. Врач сказал, что с ним случился удар.
– Бедный папа… – прошептала Эмили.
– Пойдемте в дом, я приготовлю чай, – предложила Клэр срывающимся голосом. – Нам с Эмили надо переодеться к похоронам. – Она обняла Эмили за плечи и терпеливо повела ее к широким дверям. Но едва Клэр шагнула через порог, ее нетерпение сменилось разочарованием.
– Наш дом изменился? – допытывалась Эмили.
Клэр не могла подобрать слова, чтобы ответить сестре. Дом пребывал в плачевном состоянии. Казалось, недавно кто-то предпринял жалкую попытку натереть темный дубовый пол, но лишь размазал по нему грязь. На светло-зеленом ковре, устилавшем дубовую лестницу, виднелись бурые пятна, турецкие ковры в комнатах первого этажа давно пора было выбить. Толстый слой пыли покрывал всю мебель в гостиной и столовой. Очевидно, миссис Паркс слишком ослабла, чтобы поддерживать порядок.
– Нет, Эм, дом выглядит как прежде.
– Присядьте в гостиной, дети, – предложила миссис Паркс, – а я вскипячу воду.
– Нет, не беспокойтесь, миссис Паркс, – поспешила перебить ее Клэр. – Побудьте с Эмили, а я пока приготовлю чай.
– Я пойду к себе, – решила Эмили. – Позовите меня, когда чай будет готов.
Клэр уже направилась в кухню, как вдруг экономка окликнула ее.
– Я хочу кое-что показать вам, пока Эмили не вернулась, – шепотом сообщила она.
Тревожная дрожь пробежала по спине Клэр. Трясущейся рукой миссис Паркс извлекла из кармана свернутый лист бумаги. Подбородок пожилой женщины дрожал, из глаз катились слезы. У Клэр внезапно подкосились ноги.
– Что это? – с беспокойством спросила она.
Миссис Паркс слабым жестом стерла слезы с морщинистых щек.
– Извещение из банка, Клэр. Через пять дней нам придется покинуть дом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Опасный соблазнитель - О`Брайен Линда



Больше напоминает детектив,а не любовный роман.Полнейшая ерунда совсем не соответствует своему названию,любовных сцен совсем нет,жаль потраченное время.
Опасный соблазнитель - О`Брайен ЛиндаНаталья
3.10.2012, 21.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100