Читать онлайн , автора - , Раздел - Глаза 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глаза 16

Глядя на удаляющуюся спину Джона Брауна, Констанс почувствовала, как ее охватывает сознание совершающейся чудовищной ошибки.
– Подождите! – крикнула она, сама испугавшись силы своего голоса. Браун медленно повернулся, удивленно подняв одну бровь. – Вы можете остановить это. – Констанс сделала несколько шагов к нему. – Кому, как не вам, мистер Браун, знать, что Джозеф не замешан ни в каких заговорах. Почему вы ничего не сделали, чтобы предотвратить это? Почему вы вообще ничего не сделали?
Браун оглянулся, чтобы удостовериться, что никто их не слышит. Все в кухне были заняты приготовлением еды, потому что принц и премьер-министр собирались срочно покинуть замок.
– Самое худшее было бы сейчас, если бы я заступился за Смита. Тогда бы все погибло. Разве вы не понимаете?
– Но вы работали вместе, обеспечивая безопасность королевы и ее семьи! Ведь этому есть много доказательств.
Он опять грубо схватил ее за руку и затащил на этот раз в кладовую. Голос его не предвещал ничего хорошего.
– Вы ничего не понимаете. Они хотят использовать арест Смита, чтобы добраться до меня.
– Кто?
Над ее ухом раздался приглушенный невеселый смех.
– Неужели вы ничего не знаете? Большинство здешних обитателей с радостью пришли бы поглядеть на то, как меня вздернут на виселице, просто мое изгнание их бы не удовлетворило. Вы читали листовки?
– Я слышала о них, – Констанс поморщилась, он все еще не отпускал ее руку, однако более не сжимал ее так сильно.
– Позвольте обновить вашу память. Помните клевету о том, что мы с королевой состоим в браке? И как ее величали тогда «императрица Браун»? Им было безразлично, что вдова каждую ночь раскладывает, на постели одежду покойного мужа и оплакивает его, что она повесила над изголовьем его посмертную маску. Люди осуждают мой свободный доступ к королеве.
– Я знаю, Джозеф говорил мне об этом. Но все равно вы что-то можете сделать.
– Женщина, у вас плохо с головой? Речь идет о королеве Англии. Все, кто хочет приблизиться к ней, должны прежде иметь дело со мной, а вы знаете, о ком я говорю. Разве это не причина для того, чтобы ненавидеть меня?
– Но вы нужны королеве! – Их лица были совсем близко. – Она нуждается в человеке, которому может доверять. После смерти мужа она обратилась к вам.
Браун покачал головой.
– Да, я тоже понимаю это, как и королева. У меня нет никаких стремлений стать королем, черт побери! Но в семье королевы есть те, кто видит во мне такую угрозу. Да и помимо семьи есть достаточно людей, для которых я опасный иностранец.
– И я тоже, – тихо промолвила Констанс.
– Да. И вы тоже. И Смит. Но вам повезло, вы женщина, к тому же красивая, хотя и американка. А мы со Смитом ненавистные кельты. У него одного больше шансов спастись, чем со мной и моей помощью. Это я точно знаю.
Наконец он отпустил ее руку.
– Как его арестовали? – устало спросила Констанс. – И почему?
– Потому что он оказался в покоях королевы. Те, кто это сделал, ожидали поймать меня на том, как я заражаю воду. А поймали Смита.
У Констанс внезапно затеплилась надежда.
– А королева? Она может защитить Смита?
– Нет. Она не знает, чем он занимается. Я не раскрыл ей наш план проверки воды, не хотел, чтобы она беспокоилась. Она об этом ничего не знает и не узнает от меня. По крайней мере пока больна.
– Что же нам делать, мистер Браун?
– Не знаю. Лучшее, что мы можем пока сделать, – это держаться от него подальше. Я бы сам заменил Джозефа, если бы был уверен, что это поможет ему, а не ускорит его гибель.
– Тогда надо всем сказать правду, – волновалась Констанс. – Все должны знать, что на самом деле происходит.
– Да. Только подумайте, что после этого случится. Рассказать правду означало бы ускорить конец. Выступить против принца будет не только актом самоубийства, но и настоящей государственной изменой.
Констанс сжала руки на груди, словно готовилась к удару.
– Что же нам делать?
– Вам – уехать как можно скорее, сделав вид, что ничего не произошло, ничего.
– Но мы можем что-то сделать, уверена. Я отказываюсь мириться с этим.
– Мы сейчас ничего не можем сделать для Смита. Он сам должен выбраться из этой переделки. Наша помощь только помешает ему.
– Я не могу смириться с этим, – повторила Констанс. – Я люблю Джозефа.
– Вы должны забыть о нем. – Голос Брауна смягчился, чего она меньше всего ожидала. – Он не любит вас, дорогая. Я знаю, вам тяжело это слышать, но это правда. Возвращайтесь к себе в Америку. Он не любит вас.
– Нет. Вы ошибаетесь. Вы не знаете его так, как знаю я.
– Я знаю его лучше, чем вы, потому что мы одного поля ягода, я и Смит. Мы одиночки. Мы предпочитаем одиночество обществу. Мы бродим по миру, не имея ни семьи, ни друзей. Чем скорее вы забудете о нем, тем лучше будет для вас, да и для Смита тоже. Ваше будущее не здесь. Ради себя и ради него забудьте все это.
– Не могу.
– Вы должны. У нас у всех есть своя боль. У одних ее больше, у других меньше. Лучше всего для вас и для Смита будет, если вы уедете. Оставшись, вы только будете привлекать к нему лишнее внимание. В глубине души вы знаете, что я прав.
Ужасающее чувство прозрения отрезвило ее, как холодный душ. Браун был прав.
– Господи! – От испуга она закрыла рот рукой и подняла глаза на Брауна: – Что я наделала?
– Сейчас мы уже ничем не можем помочь. – Он ободряюще потрепал ее по руке, но она словно не заметила этого. – Я дам вам сопровождающего, он отвезет вас на станцию. Дневной поезд на юг отходит после полудня.
– Что я наделала? – повторила Констанс.
Браун смотрел, как она поднималась в свою комнату. Ее бирюзовые глаза были полны слез, она с трудом сдерживала рыдания.
– Вопрос, милая барышня, скорее в том, что только что сделал я, – проворчал про себя Браун.


На железнодорожной станции Боллсбридж ее встретил Филип. Это, возможно, потрясло бы ее, если бы она к этому времени не обессилела от рыданий. Теперь же она испытывала лишь опустошение. Слова Брауна все еще звучали в ее ушах как глухие отзвуки барабанов, подтверждающих случившееся несчастье.
Великий государственный деятель Дизраэли ошибся, когда уверял ее, что все в ее жизни образуется, потому что она и ее любимый живы.
В течение каких-то нескольких секунд ей вдруг стало ясно, что в ее будущей жизни уже не будет Джозефа.
В какой-то степени Дизраэли был счастливцем. Хотя он теперь оплакивал потерю жены, у него были десятки счастливых лет, о которых он мог вспоминать. Он горевал по ушедшей открыто, и каждый понимал его.
У Констанс были лишь крохи драгоценных мгновений – прикосновение, пожатие руки, поцелуй. Каким бы сильным ни было ее горе, она должна молча носить его в себе. Никто не мог предсказать, что было бы, будь жизнь к ней добрее.
– Констанс, – тихо произнес Филип.
Он, как всегда, был элегантен в своем синем сюртуке с черными лацканами. Но как изменилось выражение его лица! Он казался… счастливым. Он был спокоен, исчезло обычное нервное напряжение.
– Как вы узнали, что я приеду?
– Я получил телеграмму от Джона Брауна из Балморала. Боюсь, вам пришлось нелегко.
– Филип… – Констанс не знала, с чего начать. – Вы прочли мое письмо?
– Да, прочел. Должен сказать, что вы произвели порядочный переполох в благородном Гастингс-Хаусе.
– Простите меня, прошу вас, я не хотела…
– Нет. Вы меня не поняли. – Филип провел рукой по волосам и снова посмотрел на Констанс. – Сначала, прочитав ваше письмо, я был просто в бешенстве. Я топал ногами, пинал столы и стулья, ругался, что-то вопил и грозил свести с вами счеты, ну и все такое прочее.
– Филип. – Констанс осуждающе покачала головой.
– А потом я вышел из дома и решил совершить долгую прогулку. Внезапно меня нагнало старое ландо. В нем сидела Виола. Она тут же взяла на себя роль доброй соседки и все такое прочее. Знаете, Констанс, она совсем не такая, какой вам кажется.
– Неужели?
– Она умеет сострадать, у нее доброе сердце. Она позволила мне выговориться. Я рассказал ей то, что никогда никому не говорил. Я говорил ей то, чего сам не знал, пока не произнес это вслух, сидя в ландо. В итоге в конце прогулки я понял, что влюблен в Виолу и, должно быть, всегда был влюблен. Вы были правы, Констанс. Не знаю, как благодарить вас и в силах ли я отплатить вам за все, хотя бы через миллион лет. Вы были правы.
– Я так рада за вас, Филип. Искренне рада.
– Кажется, все довольны и рады, кроме Диши. Он ворчит, но не так, как прежде, и гораздо меньше, чем в конце его последней помолвки с Виолой.
– Как хорошо! – с трудом улыбнулась Констанс.
– Да, хорошо. А как у вас, Констанс? Как я могу помочь вам? Я сделаю все, что могу.
– Не знаю. Думаю, я подыщу себе место.
– Гувернантки?
– Это все, что я умею. Возможно, мне следует вернуться домой.
– На остров Уайт?
– Нет. Мне лучше вернуться домой, в Америку. Я всегда буду вам благодарна за предложение стать вашей женой. Вы и ваша семья были добры ко мне и столько потратили денег на меня. Обещаю вам, что постараюсь вернуть все расходы на мою одежду.
– Констанс, прошу вас, возвращайтесь в Гастингс-Хаус и живите здесь сколько хотите. Вы не должны решать ваше будущее сейчас, именно в этот момент. Отдохните, тогда всё будет видно в ином свете.
– Это верно, Филип. Я все вижу в ином свете. Я должна уехать. Этот поезд идет в Лондон? – Она указала на состав, стоящий на рельсах.
– Думаю, да! Почему вы спрашиваете?
– Мне нужно решить одну проблему в Лондоне, а затем я отправлюсь в Каус и отдохну немного. Надеюсь, миссис Уайтстоун будет настолько добра, что позволит мне побыть у нее несколько дней. После этого я уеду домой.
– Вы не можете вот так взять и уехать. Здесь многим небезразлична ваша судьба. Подумайте, Констанс. Что вы будете делать за океаном? Там у вас нет семьи, друзей. Не спешите, Констанс.
– Там есть много возможностей, как я слышала. Возможно, я уеду на Север, в Нью-Йорк или Бостон. Страна растет, перестраивается. Худшее, что меня ждет, – это участь гувернантки: теперь у людей снова есть возможность нанимать воспитательниц для своих детей. Я так давно покинула родину, возможно, наконец пришло время вернуться домой.
– Констанс, – начал снова Филип, но тут же умолк и отвел ее в сторону. – Зачем вам нужно снова начинать борьбу?
– Это совсем не так, – улыбнулась Констанс. – Просто мне надо вернуться домой.
Филип вернул ей ее сумку.
– Возможно, вы еще передумаете. Если это случится, приезжайте сюда.
– Спасибо, Филип.
– Вы не должны путешествовать одна. Позвольте мне поехать с вами.
– Нет, благодарю вас. Не беспокойтесь. Я закаленная старая дева, Филип. Никто не обратит на меня внимания.
– Где же вы остановитесь, я имею в виду в Лондоне? Вы сказали, что собираетесь сначала поехать туда.
– Я… право, еще не думала, где остановлюсь.
– В Найтсбридже у меня есть дом, рядом с Гайд-парком. У вас найдется листок бумаги?
Констанс вынула из ридикюля бумагу и карандаш, и Филип написал ей адрес.
– Я пошлю телеграмму экономке, она будет вас ждать.
– Спасибо. Вы очень добры, Филип.
– Не надо меня благодарить. Это вы простите меня. У вас есть деньги?
– У меня есть немного. Достаточно, чтобы доехать до Лондона, а затем до Уайта.
– Вот, возьмите. – Филип полез в карман. – У меня есть несколько купюр. Возьмите.
– Нет, пожалуйста, не надо. Учитывая все, мне трудно будет думать, что я что-то вам должна…
– Должны? Вы мне ничего не должны. Я ваш должник и всем вам обязан. Вот, берите. Я настаиваю.
Констанс неохотно позволила Филипу положить деньги в ее ридикюль.
– Спасибо.
– Не стоит благодарить меня. Позвольте мне проводить вас к поезду.
Он молча следовал за ней, а затем помог войти в вагон. Филип передал ей сумку и закрыл дверь купе. Когда поезд тронулся, Констанс вдруг испугалась, что совершила ошибку. Но вскоре улыбнулась. Нет, она все сделала так, как надо, если не для себя, то, во всяком случае, для всех остальных.
Констанс давно не была в Лондоне. Последний раз она приезжала сюда вместе с семейством Уайтстоун, чтобы купить наряды их старшей дочери для ее выхода в свет. За это время, ей показалось, город стал еще грязнее, на улицах стало больше навоза и мусора, а ее одежда, пока она шла по городу, покрылась, словно паутиной, тонким слоем копоти.
В поезде, когда она уже была далеко от Боллсбриджа, Констанс пересчитала деньги, которые ей сунул в ридикюль Филип, и ахнула: целых двести фунтов! Больше, чем ее заработок гувернантки за четыре года. Вместе с деньгами, которые ей дала Виола, если вычесть те, что потрачены на железнодорожные билеты, у нее оставалось свыше двухсот тридцати фунтов.
Это было больше, чем она когда-либо имела в своей жизни.
Сойдя на остановке Кингс-кросс, она наняла экипаж до Найтсбриджа. Экономка радостно встретила ее и объяснила, что приготовила дом к возвращению Филипа. Он скоро приедет в Лондон, потому что начнутся заседания в парламенте.
После беспокойной, почти бессонной ночи и отличного завтрака, к которому она почти не притронулась, Констанс снова наняла экипаж.
В Лондоне было лишь одно место, куда она могла поехать: мастерская Джозефа, место, где он проводил свои эксперименты. Здесь были доказательства того, что он проверял пробы воды и грунта, а не готовил яды, чтобы отравить воду во всех королевских резиденциях. Филип сказал, что это где-то на Ватерлоо-роуд; она должна найти лабораторию как можно скорее.
Путешествие пешком и в экипаже по незнакомым переполненным улицам Лондона затруднялось частыми заторами. Кареты застревали в непролазной грязи, и над головами перепутанных лошадей кричали и переругивались возницы. Уличные торговцы фруктами и прочим товаром, от игрушек до живых котят, своими тележками часто преграждали путь и останавливали движение. Их крики заглушали общий гул и звуки улицы.
На углу играл цыганский оркестр, и толпа, окружив его, слушала плач скрипок, звон гитар и стук барабана, смотрела на танцующих цыганок и веера их широких ярких юбок. Мужчины изображали на лицах насмешливую скуку, а женщины, нагруженные шляпными коробками и свертками, оживленно разговаривали, кивая друг другу накрахмаленными чепцами или оживленно покачивали перьями на своих шляпах.
На углах как вкопанные стояли продавцы газет, не уступая и пяди с трудом завоеванной территории, и выкрикивали заголовки последних новостей. Констанс попросила возницу купить ей три газеты, но ни в одной из них не упоминалось об аресте Джозефа.
«Как странно», – подумала Констанс, вытирая типографскую краску с пальцев.
Всего несколько дней назад пресса следила за каждым его шагом, а теперь, когда его арестовали, в газетах ни слова о нем. Возможно, новость еще не достигла столицы? Брауну с его невозмутимостью, видимо, удалось ввести в заблуждение журналистов.
Экипаж по мосту Ватерлоо пересек Темзу и выехал на восточный берег реки. Вонь от воды была здесь невыносимой, и воздух казался густым и липким: в реке плавали мусор, пищевые отходы, обломки старой мебели, колеса от ручных тележек. Констанс увидела плывущий колченогий стул, а на берегу мальчишку в закатанных до колен штанах, который пытался палкой пригнать стул к берегу.
Когда Констанс попросила свернуть на Ватерлоо-роуд, возница с удивлением и даже с некоторой долей страха посмотрел на нее. Ему явно не нравились квартал и направление, которое назвала пассажирка. Это была не самая фешенебельная часть Лондона. Прохожих с покупками здесь не было, как и тех, кто знал, куда и зачем идет.
Все дома в переулке были уныло одинаковыми, без каких-либо особых примет или архитектурных особенностей, которые отличали бы их друг от друга. Констанс попросила возницу подождать и вышла из экипажа. Он собрался было помочь ей, но, оглянувшись вокруг, предпочел оставаться на козлах.
Чувствуя себя у всех на виду, Констанс попробовала достучаться в некоторые из домов, но безуспешно. Наконец, почти потеряв надежду, она остановилась перед небольшим домом и постучалась в него. На стук отозвался молодой парень.
– Простите, – промолвила Констанс, – я ищу лабораторию мистера Джозефа Смита. Вы, может быть, знаете, где она?
– Была здесь, мисс, – ответил юноша с порога.
– Здесь? – Неужели она нашла ее! – Могу я войти? Я друг мистера Смита, и…
– Я сказал, мисс, была. Но ее больше здесь нет.
– Я вас не понимаю.
– Мистер Смит больше здесь не появляется… Он вывез отсюда все и уехал.
– Могу я осмотреть помещение, где была лаборатория? – Возможно, она найдет какую-нибудь зацепку, что-нибудь, что поможет ему оправдаться.
– Боюсь, мисс, что нет. Дом уже снят другим человеком. До свидания, мисс.
Молодой человек захлопнул дверь. Констанс слышала, как в гулком коридоре задвинули засов.
Ей надо подумать. Найти другие пути. Хотя ей больше не суждено его увидеть, она обязана ему помочь до своего отъезда из Англии. Это то малое, что она еще может для него сделать.
* * *
– Я все сделал так, как было нужно, сэр? – спросил молодой человек.
Джентльмен кивнул:
– Все хорошо, парень.
За услугу он получил золотую монету. Таких денег у него еще не было.
– Спасибо, сэр! Спасибо.
Он ушел, оставив джентльмена в лаборатории со склянками, пробами, записями опытов, оставленными прежним хозяином, Джозефом Смитом.
Что бы там ни произошло, как бы ни развивались события, но маловероятно, что тот когда-нибудь вернется в свою лабораторию в Ист-Энде.
Едва ли это случится.
Джентльмен улыбнулся, прежде чем снять шляпу и пальто.
Едва ли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100