Читать онлайн Алая роза Тюдоров, автора - О`Брайен Джудит, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Брайен Джудит

Алая роза Тюдоров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Что значит – она уехала? – требовательно вопросил Генрих. Хорошее расположение духа монарха растаяло без следа.
Прежде чем продолжить, Чарлз Брендон, герцог Саффолк, некоторое время молчал, собираясь с мыслями. Судя по тому, как побагровело лицо короля, его весьма опечалила новость об исчезновении облюбованного объекта.
– Ваше величество, мистрис Бейли чрезвычайно опасалась навлечь болезнь на своего великодушного государя. После того как она оправилась от обморока, настигшего ее в Ричмонде, ее первой мыслью была мысль о здоровье вашего величества. Она умоляла меня помочь ей вернуться в Хемптон-Корт, где она могла бы одновременно ухаживать за своим кузеном и при этом быть уверенной, что ничем не повредила драгоценному здоровью вашего величества.
Король глянул на свой расшитый золотом и драгоценностями камзол и едва не зарычал от злости. Ведь он напялил на себя все это только для того, чтобы казаться привлекательнее в глазах мистрис Дини. И вот – изволите ли видеть – она уехала! Первейшим желанием венценосца было кому-нибудь немедленно наподдать. Но собак поблизости не оказалось, так что желание пропало втуне. Король стоял, расставив ноги и воткнув кулаки в поясницу, словно пытаясь лишний раз убедить себя – а заодно и присутствующих – в собственной абсолютной власти, которая, как известно, дана Богом.
Тем не менее, когда первая вспышка гнева миновала, не причинив вреда ни двуногим, ни четвероногим, слова, сказанные Саффолком, наконец проникли в сознание Генриха.
– Хм, так, значит, она беспокоилась о нашем здоровье? – сказал он, давая тем самым Саффолку понять, что не потерпит даже слабой попытки уклониться от темы, столь живо его интересовавшей.
– Совершенно справедливо, – подтвердил герцог. – Впрочем, я видел Гамильтона собственными глазами, ваше величество, и хочу вас заверить, что его болезнь не относится к разряду заразных.
Король коротко кивнул и быстрым шагом подошел к окну. Стоя спиной к герцогу, он покачался на каблуках – причем проделал это с такой удивительной грацией, которая казалась несовместимой с его ростом и весом.
– В таком случае что за болезнь приковала Гамильтона к постели? Насколько мы осведомлены, он весьма здоровый человек. В жизни не видел, чтобы он страдал от хвори. – Король говорил довольно небрежно, но за деланной беспечностью явно проглядывала подозрительность. Саффолк понял: король догадался, что за историей с болезнью Гамильтона скрывается нечто другое.
Саффолк давным-давно знал, что за грубоватой внешностью и простоватыми манерами Генриха, любившего хлопать своих приближенных по спине, скрывается подлинный знаток человеческой психологии. В течение короткой беседы король мог определить, чего стоит тот или иной придворный. После этого он очень редко менял мнение о человеке. Те, кто пользовался его покровительством, могли рассчитывать но него, если, разумеется, не становились королю поперек дороги, когда он был одержим очередной идеей. В настоящее время навязчивой идеей, снедавшей Генриха, являлся новый брак. И Саффолк, наученный многолетним опытом, знал, что никто и ничто не в состоянии заставить Генриха отступить от намеченной цели.
– Я уехал из Хемптона рано утром, ваше величество. Слуги еще только начали просыпаться. Я ничего не знаю о том, что сказали врачи о болезни герцога. Что касается моего мнения, то это мнение человека, ничего не понимающего в медицине. – Саффолк говорил медленно, осторожно подбирая слова. – Зато мне известно, что мистрис Дини чувствует себя отлично и ее обморок в Ричмонде скорее всего объясняется переутомлением после продолжительной езды верхом. Мистрис Дини просто заботится о вашем величестве и о своем кузене – вот и все.
– Именно в таком порядке? – деловито осведомился Генрих.
– Полагаю, что так, сир, – спокойно парировал Саффолк. Его так и подмывало рассказать Генриху о роли Кромвеля в приключившейся с Гамильтоном хвори, но тогда пришлось бы заодно поведать об истинных отношениях между мистрис Дини и Гамильтоном.
Возможно, король легче воспримет правду, когда его любовный пыл по отношению к мистрис Дини несколько поубавится. Тогда, возможно, он, Саффолк, сможет все объяснить королю в дружеской беседе. Но не сейчас, только не сейчас.
Генрих повернулся к Саффолку и собрался было заговорить вновь, когда двери королевских апартаментов распахнулись и Кромвель, с ног до головы заляпанный дорожной грязью, ворвался, как буря. Когда он низко склонился перед королем, его черный плащ живо напомнил Саффолку сложенные крылья летучей мыши.
– Ваше величество, – начал Кромвель, но в этот момент обнаружил присутствие в кабинете герцога Саффолка. Кромвель небрежно поклонился герцогу и сказал: – Саффолк, – тем самым скорее констатируя присутствие герцога в кабинете, нежели приветствуя его особу.
Саффолк продолжал сохранять на лице маску полнейшего спокойствия, стараясь упрятать подальше чрезвычайно сильное желание разоблачить деяния Кромвеля перед королем. Вместо этого он ограничился таким же коротким кивком и произнес:
– Эссекс.
Король одарил Кромвеля державным взглядом:
– Что-то я не слышал, как вы просили разрешения войти, Эссекс.
На долю секунды на лице Кромвеля появилось выражение неуверенности в себе. В течение восьми лет он входил в кабинет короля, распахивая двери ногой – особенно если того требовали государственные дела. Но теперь его унизили, уравняли с прочим дворцовым сбродом, часами ожидающим выхода короля.
– Мне не терпелось сообщить вам добрую весть, ваше величество, – заявил Кромвель с уверенностью в голосе, которой не было в его душе. Интересно, много ли известно королю? Что-то было во взгляде повелителя, что заставило Кромвеля затрепетать. Тем не менее он продолжал: – Все епископы, ваше величество, – Винчестерский, Дэрхэмский и Йоркский – пришли к выводу, что повод для признания брака недействительным воистину существует. Таким образом, Господь Бог отнюдь не считает ваш брак благословенным, а значит, король может считать себя свободным и направить свои усилия на поиски жены, более соответствующей его вкусам.
Однако вместо благодарности и дружеских хлопков по спине Кромвель не услышал от короля ни слова.
– Вечером мы отправляемся в Хемптон, – неожиданно заявил король, обращаясь скорее к Саффолку, но при этом не сводя глаз с Кромвеля.
– В Хемптон, ваше величество? – В голосе Кромвеля звучало крайнее удивление. – Но мы только вчера покинули Хемптон!
– Прелестно, Эссекс, – произнес король со скрытой угрозой в голосе. – Как видно, странствия не отразились на ваших умственных способностях. Да, вчера мы уехали из Хемптона, а сегодня вечером возвращаемся!
Кромвель сжал губы в узкую щель, но отвесил королю учтивый поклон:
– Очень хорошо, ваше величество. Я отдам приказ всем вашим слугам…
– Ничего подобного, – сказал Генрих, продолжая стоять без движения, словно памятник самому себе. – Мы избавляем вас от хлопот, связанных с переездом.
Полагаю, герцог Норфолк отлично справится со всеми приготовлениями.
– Норфолк? Но, государь, такого рода поручения вы обычно давали мне. – Кромвель перевел дух. – Норфолк ничего в этом не понимает.
– Наоборот, уверен, что Норфолк отлично во всем разберется. – Король говорил негромко, но непреклонно.
Рука Кромвеля под черным плащом сжалась в кулак. Огромный рубин, украшавший указательный палец графа, врезался ему в плоть, но он даже не почувствовал боли.
– Ваше величество, – Кромвель отвесил низкий поклон и, пятясь, двинулся из комнаты, чувствуя на себе испепеляющие взгляды Генриха и Саффолка. Но нет! Он не уйдет униженным и побитым, будто пес. – О сир! – Кромвель рывком поднял голову и посмотрел в глаза королю. Потом ухмыльнулся, изобразив на губах улыбку слуги, посвященного во все тайны своего сеньора. Да и в самом деле, в былые времена ему приходилось выслушивать самые интимные признания своего господина. – А как поживает мистрис Дини? Тешит ли она еще ваши августейшие чувства?
Король хранил молчание, поэтому отвечать пришлось Саффолку.
– Значит, вы не знаете, что произошло? Вчера вечером я отвез мистрис Дини в Хемптон-Корт, чтобы она имела возможность ухаживать за своим кузеном.
– За Гамильтоном? – Кромвелю не удалось скрыть фальши в на диво разыгранном удивлении. – Разве герцог не в Ричмонде? Я и понятия не имел, что он болен.
– Болен? А кто тебе сказал, что он болен, Эссекс? – Саффолк спрятал руки за спину, поскольку у него было большое искушение схватить Кромвеля за жирный загривок.
Глаза Кромвеля забегали, но тем не менее он заговорил:
– Это догадка, Саффолк. Ты же сказал, что мистрис Дини отправилась в Хемптон для того, чтобы за ним ухаживать. Отсюда следует, что герцог занемог.
– Ты свободен, Эссекс, – произнес король без привычной теплоты в голосе.
Эссекс выскочил из королевских покоев белый от гнева. Он ненавидел всех сразу – своих слуг, Гамильтона, но более всего – женщину по имени Дини Бейли. Так или иначе, он расплатится за свое унижение. Он еще увидит, как покатятся головы. Кое-кому придется очень пожалеть, что он пытался выставить Томаса Кромвеля, графа Эссекса, дураком.


– Мой дурак, мой дурак! – Королева Анна в восторге захлопала в ладоши, когда в комнату ввалился молодой человек. Колокольчики, которые украшали его головной убор с двумя матерчатыми рожками и висели на кончиках туфель, постоянно звенели. Шут перекувырнулся через голову и встал, широко раскинув руки, будто делая цирковой комплимент. Королева засмеялась и наклонилась к Дини, которая тихо сидела у ее ног.
Теперь они находились в личных апартаментах королевы и играли в модную при дворе игру под названием «вращающийся диск», в котором Дини не без труда признала обыкновенную юлу. Впрочем, Дини не могла сосредоточиться на игре – все ее помыслы были в той небольшой комнатенке, где по-прежнему в беспамятстве лежал Кит. Доктор Корнелиус сменил ее у постели больного, пообещав, что будет присматривать за ним лично. Собственно, по этой причине она и волновалась.
– Мой дурак, он есть хороший, так? – Королева предпринимала героические усилия, чтобы развлечь Дини, вернее, хоть немного отвлечь ее от мыслей о Ките.
– Да, ваше величество. – Дини попыталась изобразить на лице улыбку. – Это просто постоянный источник смеха.
Королева подняла свои унылые брови и хихикнула:
– «Источник смеха»? Мне следует заучить эту фразу. Она мне есть нравится. Ха-ха. Источник смеха.
Энгельберт, дворецкий королевы, вкатил в ее покои серебряный поднос на массивных колесах, на котором горкой лежали крохотные пирожные. Королева сразу же взяла несколько штук и жестом предложила Дини угощаться.
– Вы не есть кушать даже крошка целый день, – настаивала она. – Вы съесть немного этих. Мой повар есть делать их специально для меня.
Энгельберт подсунул Дини угощение прямо под нос, так что ей пришлось закрыть глаза – она очень боялась, что ее стошнит.
– Нет, благодарю вас. Они отлично пахнут – похоже на запах жареных пончиков.
– Пон-чи-ков? – Королева явно заинтересовалась. – Что есть пон-чи-ков?
– Ну, это такие небольшие кусочки жареного теста. Я их продавала, когда жила в Нэшвилле.
Энгельберт, судя по всему, заинтересовался рассказом Дини не меньше королевы и слушал ее раскрыв рот.
Только когда Дини потрясла перед его лицом пустым подносом, Энгельберт будто очнулся и удалился, отвесив короткий поклон.
Дворецкий королевы был мужчиной средних лет, с заостренной головой в форме пули, покрытой ненатурально черными волосами. Росточку он был небольшого и к тому же сутулился. Впрочем, несмотря на небольшой рост и вечно склоненную голову, держался он весьма важно, и добиться от него какой-либо услуги можно было, только неоднократно об этом попросив. Его преданность королеве Анне не знала границ. Поскольку Анна проявляла к Дини видимую приязнь и заботу, Энгельберт распространил свои милости и на нее.
– Может быть, вы показать мой повар, как готовить пон-чи-ки, о'кей? – Королева взглянула на Дини с таким неподдельным дружелюбием, что той оставалось только улыбнуться в ответ.
– О'кей, – сказала она, хотя на сердце у нее было тревожно и она с ног падала от усталости.
Шут между тем возился у ног двух дам. Он совершенно разошелся и уже пытался укрыться у Дини под юбкой. При этом он корчил такие уморительные рожицы, что королева пришла в полный восторг и даже Энгельберт ухмыльнулся.
Заметив поощрение со стороны хозяйки, шут стал приставать к Дини еще старательнее. На глазах девушки неожиданно показались слезы: ведь единственное, о чем она мечтала, – это присесть у постели Кита, взять его за руку и никуда больше не уходить. Но вместо этого ей вместе с шутом приходилось развлекать королеву и принимать дурацкие ухаживания.
Между тем шут неожиданно скривился, сделал плаксивое лицо и опустил уголки рта двумя резкими морщинами вниз, самым натуральным образом пародируя внутреннее состояние Дини. Королева от удовольствия захлопала в ладоши и повернулась к Дини, чтобы та тоже приняла общее участие в веселье.
Однако, заметив взгляд Дини, она тут же перестала хлопать.
– Прекратить! – Анна Клевская выразительно посмотрела на шута, тот стушевался, пожал плечами и выкатился прочь.
Дини в течение всей этой сцены молча стояла, сжав кулачки.
– Ты идти назад к свой кузен, – сказала королева. – Ты знать, как отсюда попадать к нему?
Дини некоторое время стояла в недоумении, поскольку не сразу сообразила, о чем говорит Анна. Но поняв, что ее отпускают, ощутила глубочайшую благодарность к королеве. Девушка схватила большую руку ее величества, поднесла к губам и поцеловала.
– Благодарю вас, – прошептала она. Потом встала и, прежде чем покинуть королевские апартаменты, присела перед королевой в низком реверансе. В первый раз она поклонилась от души, а не просто ради этикета.
Дини двинулась к дверям и, уже уходя, снова присела в поклоне. На лице королевы появилась добрая, нежная улыбка, мгновенно преобразившая ее – из простушки и дурнушки Анна превратилась в женщину исключительного обаяния. Да, красивой Анну назвать было нельзя, зато выражение доброжелательности и искренней симпатии во многом искупало недостатки внешности.
Когда длинный шлейф Дини исчез в дверном проеме, королева повернулась к Энгельберту:
– Мистрис Дини – о, она есть хороший повар. – Потом Анна хлопнула в ладоши, снова вызвала своего шута и велела ему продолжать.


Некоторое время глаза Дини привыкали к темноте. Хотя в первый момент она не увидела кровати, но абсолютно точно знала, что Кит здесь, в комнате. Она чувствовала его присутствие.
В коридоре ее встретил доктор с мрачным, изборожденным морщинами лицом. Хотя господин Корнелиус говорил по-английски лучше, чем все прочие люди из свиты Анны, понять его все-таки было непросто.
– Герцогу есть лучше, мистрис, – произнес он со значением. – Из-за бальзама, которым я смазал раны. Но более всего помогли крылья диких пчел. Я их перетер и тоже добавил в мазь. Но как есть такое случилось, что герцог получил столь тяжелый раны?
Дини ничего не сказала в ответ.
– Благодарю вас, доктор, – пробормотала она скороговоркой и оттеснила врача к стене, чтобы скорее добраться до постели Кита. Она почувствовала, что врач смотрит ей в спину. В самом деле, для придворных она представляла странное зрелище: без шляпы, волосы неприбраны и свободно струятся по плечам.
Дини плотно закрыла за собой дверь и некоторое время простояла, прижавшись к створке и собираясь с мыслями. По сильной вони, царившей в комнате, она поняла, что доктор Корнелиус снова намазал больного своим бальзамом. Впрочем, она это предвидела.
В углу комнаты, на столе, Дини сложила полоски чистой материи для перевязки.
Прачка чуть в обморок не упала, когда Дини потребовала, чтобы та как следует прокипятила бинты, – наверняка сочла ее сумасшедшей. Королева, однако, приказала, чтобы все ее слуги беспрекословно выполняли распоряжения мистрис Дини, если это ускорит выздоровление герцога.
Откинув тяжелые шторы, она впустила в комнату дневной свет, чтобы лучше видеть Кита. Подойдя к кровати, замерла, разглядывая неподвижное тело на кровати.
Хотя он по-прежнему был без сознания, от него – даже больного и слабого – исходила внутренняя сила, присущая великодушной и благородной натуре. Дини взяла в руки чистые полоски ткани и приблизилась к изголовью Кита, стараясь не шуметь. Стул, на котором она сидела ночью, по-прежнему стоял справа от постели.
На этот раз лоб герцога оказался куда прохладнее на ощупь, чем раньше, и, хотя Кита недавно побрили, на его щеках уже опять проступила колючая темная щетина. Рядом с кроватью находился также таз с водой, которую прокипятили по требованию Дини, к вящему удивлению прислуги. Девушка намочила бинты в воде и распахнула рубаху на груди Кита. Бережно и тщательно она принялась очищать кожу больного от нового слоя жирной мази.
Работала она быстро и аккуратно с точностью хорошо отлаженного механизма: погружала в воду чистую тряпочку, обтирала Киту плечо или грудь, снова погружала тряпочку в воду, отжимала ее и повторяла всю операцию сначала. Пока она работала, в механических движениях рук ей почудилось нечто знакомое, домашнее. И она вспомнила. Будучи восьми лет от роду, Дини заболела корью. Тогда ее мать, усевшись рядом с ее кроватью – примерно так, как она сейчас сидит рядом с постелью Кита, – стала протирать ее худенькое, покрытое алой сыпью, тельце розоватым лосьоном против зуда. Как, спрашивается, она могла такое забыть?
Раздался женский плач, который оказался ее собственным. Дини, не переставая рыдать, закончила свою работу, досуха промокнула рану и затянула завязки чистой белой рубахи на груди Кита.
Господи, но как же она плакала – плакала по себе, по Киту, по своей матери, наконец! В душе образовался странный вакуум – и щемящее чувство потери. Никогда больше ей не суждено вернуться в тот мир, где осталась ее мама, где был их дом и все такое устойчивое, знакомое, согревавшее душу. Сжав руки в кулачки, она зарылась лицом в покрывало на кровати Кита, пытаясь хоть таким, глупым и детским, способом, укрыться от жестокой нынешней реальности.
Потом – совершенно неожиданно для себя – она почувствовала на плече прикосновение большой и теплой ладони.
– Ш-ш-ш, – произнес мужской голос, хрипловатый и негромкий.
– Кит? – Дини подняла глаза, опасаясь, что это ей пригрезилось. Но нет, его глаза стали приоткрываться, а на обметанных лихорадкой губах появилась слабая улыбка. Его ладонь по-прежнему покоилась на ее плече, словно позабытая своим владельцем вещь.
– О Боже, Кит! – тихо сказала она. Только сейчас она осознала, что более всего боялась, что он никогда не очнется. Он по-прежнему выглядел ужасно, но теперь по крайней мере пришел в себя, мог говорить…
– Как ты себя чувствуешь?
Глупый, конечно, вопрос. Она это поняла, как только слова слетели с ее губ. Некоторое время Кит лежал без движения и молчал, но затем Дини почувствовала, как его рука, лежавшая на ее плече, ожила и стала медленно сжиматься в кулак. Потом он поднес этот кулак к ее лицу и оттопырил большой палец, что должно было продемонстрировать, что у него, Кита, дела – о'кей.
– Тебе что-нибудь требуется?
Кит отрицательно потряс головой. Неожиданно его затуманенные глаза сверкнули, и он произнес одно-единственное слово:
– Кромвель?
– Он куда-то уехал по приказу короля. И вот еще что. Саффолк в курсе всех событий. Он мне помог добраться сюда, в Хемптон. – Она откинула с его лба непокорную прядку. – Лихорадка у тебя проходит.
Кристофер ничего не ответил и снова закрыл глаза – по-видимому, от утомления. Дини потянулась за свежим бинтом, намочила его в воде и коснулась импровизированным тампоном его губ.
– Нам нужно поговорить, – сказал тем временем Кит.
– Только не сейчас, Кит. Тебе необходим отдых. – Она просунула свою руку в его ладонь и подивилась силе, с какой он сжал ее пальцы.
– Побыстрее бы, – пробормотал он. Потом уснул. Вскоре и Дини почувствовала, что ее веки словно налились свинцом, до того она устала. Она потянулась, зевнула и положила голову на бедро Кита, продолжая держать его за руку. Затем она заснула – и впервые за много дней ее сон был спокоен и крепок, как в детстве.


Королева выглянула из окна и увидела, как внизу во дворе слезали с лошадей два герольда. Их бело-зеленые наряды – цвета дома Тюдоров – свидетельствовали о том, что они посланы королем.
Через несколько минут в апартаменты королевы вошел Энгельберт и сообщил, что его величество король изволит прибыть в Хемптон-Корт в течение ближайшего часа.
– Он возвращается?
– Да. – Было видно, что Энгельберта чрезвычайно взволновало это известие. Вполне вероятно, что возвращение короля станет удачным предзнаменованием для его хозяйки. Уж теперь-то король взглянет на Анну Клевскую по-другому, оценит все достоинства, которых у его госпожи неисчислимое множество.
Королева расцвела в улыбке:
– Очень хорошо, Энгельберт. У нас будет время приготовиться к встрече его величества.
Энгельберт прекрасно знал, чем ему заняться, и поэтому сразу же ушел, отвесив королеве короткий поклон. За час необходимо было переделать целую кучу дел, и мысль Энгельберта работала в этом направлении. По дороге в кухню, куда он стремился, дабы отдать соответствующие распоряжения повару Шольценбергу, он наткнулся на пажа – совсем маленького мальчика.
– Мистер Энгельберт, – сообщил малыш, бледный от волнения, – там, перед замковым рвом, собралось с полдюжины цирюльников – членов местной гильдии. Они говорят, что пришли к мистрис Дини, чтобы ей помочь. Они утверждают, что их направили сюда другие члены гильдии, уже побывавшие в замке. Что мне им ответить?
– Мистрис Дини? – Энгельберт сделал знак мальчику рукой, чтобы тот удалился. – Вы есть уходить, молодой человек. Король приезжает через час.
– Но цирюльники настаивают, сэр. – Мальчик едва не заплакал.
– Тогда вы проводить их к ней – вот и все. Она есть у герцог в комнате внизу.
Мальчик послушно кивнул и помчался к настойчивым представителям славной гильдии цирюльников-хирургов, чтобы рассказать им о местопребывании мистрис Дини Бейли. Когда он добрался до этих достойных мастеров своего дела, то обнаружил, что их число увеличилось на три персоны и составило, таким образом, девять человек. Мальчику оставалось только удивляться, зачем леди понадобились услуги чуть ли не половины всех цирюльников графства.


Здоровой рукой Кит попытался подтянуть Дини поближе к себе. Она вытянулась на кровати рядом с ним, но даже находясь в объятиях глубочайшего сна, инстинктивно опасалась коснуться его больного плеча. Тем не менее ее движения причинили ему боль и он окончательно проснулся. Впрочем, он был рад, что проснулся. Теперь по крайней мере он мог видеть и чувствовать девушку совсем близко, бок о бок.
Кит поднял голову и осмотрел помещение, где они оба находились. В голове запульсировала боль и, чтобы отогнать дурноту, ему пришлось несколько раз глубоко вздохнуть. Как выяснилось, комната была ему совершенно незнакома. Она оказалась небольшой и ничем не напоминала апартаменты знати. Скорее всего здесь обычно располагались слуги. Это открытие даже обрадовало Кита. Удрать отсюда было гораздо легче, чем из комнат, находившихся наверху, – уж слишком много прислуги там крутилось.
Он взглянул на лицо Дини. Даже во сне оно сохраняло сосредоточенное, чуть ли не суровое выражение. Он попробовал было ослабить шнуровку по бокам ее корсажа, но его пальцы тут же наткнулись на корсет, и он оставил это бесполезное занятие. Он просто поцеловал ее в лоб и смежил веки.
Кит уже начал подремывать, когда услышал стук каблуков в коридоре. Он почувствовал, как напряглось тело Дини, и понял, что она тоже проснулась. Тогда он протянул руку и покрепче прижал ее к себе.
– Кит! – прошептала она, даже не пытаясь скрыть ужас.
– Лежи тихо, – хрипло ответил он. Кит снова коснулся ее лба губами и, казалось, тем самым несколько успокоил.
Дверь с грохотом распахнулась, в проеме показался свет, а на его фоне обозначилась массивная фигура Томаса Кромвеля. В одно мгновение он оказался рядом с кроватью и раздвинул в стороны полог.
– Вы обманули меня, – прорычал Кромвель в ярости. – Вы оба меня предали. И теперь расплатитесь за все.
В комнату медленно вошел подручный графа Эссекса, тот самый головорез, благодаря которому Кит получил свои ужасные раны и лихорадку. Его лицо, правда, в большей степени выражало неестественное возбуждение, нежели гнев.
Кит сделал попытку подняться на ноги, но Дини опередила его.
– Вас никто не предавал, мистер Кромвель, – начала она. – Просто мне хотелось убедиться, что о Ките надлежащим образом заботятся. Я вернусь с вами в Ричмонд, если это именно то, что от меня требуется.
– Безмозглая овца! – прошипел Кромвель. – Сейчас сюда приедет король. Он, конечно, будет горевать о смерти герцога, но прелести мистрис Дини явятся отличным болеутоляющим.
– Нет, мистер, кто из нас болван – так это вы! – холодно бросила девушка прямо в лицо герцогу. Кит, который собрался было заговорить, с удивлением на нее посмотрел. В голосе Дини звенела самая настоящая сталь, что сделало его почти неузнаваемым. – Вы что, и в самом деле думаете, что я стану любовницей короля, если с Китом что-нибудь случится? Забудьте об этом. Коснитесь его только пальцем – и вам придется подыскивать Генриху новую женщину.
– Тогда вы умрете вместе с ним. – Голос Кромвеля звучал весьма уверенно, и только по тому, как забегали его глаза, можно было понять, что он растерян.
– Отлично, – отчеканила Дини, пожимая плечами.
– Нет, – раздался сдавленный крик Кита, который, побледнев от боли, пытался приподняться на локте. – Пусть она живет, Кромвель. Делай со мной что хочешь, но не трогай ее.
– Если с тобой что-нибудь произойдет, Кит, то и мне жить незачем.
– Это сумасшествие. – Кромвель повернулся к своему подручному, чтобы подать знак к началу расправы, но неожиданно услышал звуки шагов двигавшихся по коридору людей. Мгновение спустя в дверь просунул голову паж:
– Мистрис Дини? Тут со мной дюжина цирюльников, которые утверждают, что вы их пригласили к себе. Прикажете впустить?
– Дюжина? – Кромвель уставился на мальчика.
– Да, сэр. Несколько человек только что к ним присоединились. Прошел слух, сэр, что мистрис Дини постоянно нуждается в услугах гильдии брадобреев. По этой причине они стали собираться в Хемптон со всего графства. Не знаю почему, но с каждым часом их подходит все больше и больше.
– Пожалуйста, впустите этих добрых людей! – сказала девушка, присев на край постели, поскольку ноги отказывались ей служить. Она схватила руку Кита и сжала ее, а тот по тому, какой холодной и влажной была ее ладонь, понял, насколько напугана Дини.
Кромвель и его палач попятились, поскольку комнату заполонили страннейшие люди всех возрастов и весовых категорий с металлическими тазиками в руках.
– Это еще не конец, – пробормотал Кромвель. Но Дини уже не слышала его. Она уже выбирала себе наиболее достойного представителя почтенной гильдии, дабы он – во второй раз за прошедшие двенадцать часов – побрил ей ноги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит



только начала
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудитнаталья
5.11.2010, 17.24





Это теперь моя любимая книга! Захватывающий сюжет!Обязательно причтите!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитАнетта
5.01.2012, 5.44





Потрясающая книга! На этом сайте лучше еще не читала! (а прочла уже достаточно много) Очень интересный сюжет, вообще ничего подобного еще не читала!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитОльга
3.08.2012, 10.02





только скачала
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудитриза
18.11.2012, 20.57





Не впечатлил.Не люблю читать про королей, скучновато.
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитНатали
7.12.2012, 19.04





Книга не плохая для тех, кто любит сюжеты с перемещением во времени. Но есть романы ,с перемещением во времени ,на много интереснее и более захватывающие . Один из них " Рыцарь" . Ольга ,тебе ,я уверена,должен этот роман очень понравиться. Берет за душу-этого мало! Боль и радость и снова радость и боль испытываешь при чтении романа ."Господи-благодарю Тебя ! Благодарю Тебя!" -эту фразу произносит героиня в конце романа ! А мы в, этот момент, присоединяемся к ней, и плачем вместе с ней, и радуемся за главных героев!!!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитМари
7.12.2012, 19.41





Как по мне , то скучноватенько(((
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитИнна
15.07.2013, 8.04





Мне очень понравился главный герой - настоящий мужчина в любом времени найдет достойное место
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитИрина
21.11.2013, 13.33





Тока тока начала. Но кажется интригующий!!!!!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитЛуиза
17.12.2013, 11.15





Интересный.Рекомендую почитать.
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитОльга Б.
16.04.2015, 12.39





А рыцарь-кто автор-полскажите
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитЕлена
18.09.2015, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100