Читать онлайн Алая роза Тюдоров, автора - О`Брайен Джудит, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Брайен Джудит

Алая роза Тюдоров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Солнце било прямо в глаза, и Дини пришлось прищуриться. Она покрутилась в дамском седле – абсурдном устройстве, больше напоминавшем пыточный станок. Дини не раз приходилось ездить верхом, но так, боком, что называется по-дамски, скакала впервые. Она изнемогала в борьбе с этим страшно неудобным седлом, тяжеленным платьем и корсетом.
Дини вытерла капельки пота, выступившие на верхней губе, и вполголоса обругала тугие завязки рукавов, сковавшие движения. Особой жары не было – по крайней мере той влажной жары, к которой она привыкла с детства. Но Дини казалось, будто ее посадили на печь. Вся одежда промокла от пота, в горле першило, и она чувствовала себя словно выжатый лимон.
Справа от нее скакала Сесилия Гаррисон, слева – Кэтрин Говард. Для стороннего наблюдателя пестрая стайка наездниц представляла чарующее зрелище: три придворные дамы, направлявшиеся в составе королевской кавалькады в Ричмонд, несколькими милями ближе к Лондону.
В отличие от прочих дам и кавалеров Дини было наплевать, как она выглядит. Всю прошедшую ночь она не сомкнула глаз и ничего не ела, боясь, что ее стошнит.
Лошадь Дини споткнулась об упавший древесный ствол, но всадница не обратила на это ни малейшего внимания. Ее движения были скорее инстинктивными, нежели осознанными. Все чувства пребывали в спячке, сходной с отупением. Обоняние, однако, работало исправно, и Дини ощущала тяжелый, влажный запах, исходящий от лошадей и одуряющий аромат притираний, которыми пользовалась Кэтрин Говард. Кстати, Кэтрин шутила с придворными, пересмеивалась со слугами и чувствовала себя вполне сносно. Дини же думала только об одном: с каждым конским махом она уносилась все дальше и дальше от Кита.
Ее Кита…
Жив ли он? Кромвель, правда, уверял, что герцог жив, но Дини не верила ни единому его слову. Она прикрыла глаза и попыталась представить Кита в тот момент, когда их разлучали. Палач тащил его из дортуара за ноги, и голова Кита безвольно билась о каменные плиты пола. Пока его выносили, Кит не издал ни одного звука. Лужа крови у кровати Дини осталась единственным свидетельством злодеяния.
Придворные в кавалькаде тем временем живо обсуждали события, связанные с королевой Анной. Ее оставили в Хемптон-Корте, и она на прощание махала платочком удалявшимся всадникам, высунувшись из бойницы башни. Поначалу она было храбро двинулась вслед за двором, но, не успев доехать и до подъемного моста, униженная, вынуждена была вернуться под конвоем Томаса Говарда, герцога Норфолка.
Бедный Кит!
Он сражался за нее, в буквальном смысле он прорубил себе дорогу к дверям ее спальни. А ведь сколько осталось незавершенных дел! Сколько невысказанных слов! Он даже не узнал, какой размер обуви она носит. Не узнал, что у нее аллергия на крабов. И о нем, о Ките, она ничего не знает. Когда, к примеру, его день рождения? Сколько ему лет? Какой цвет ему нравится – синий или зеленый? На кого похожа его мать?
Ее лошадь снова сбилась с ритма – на этот раз из-за того, что тяжелая, заляпанная грязью попона запуталась у животного между ног.
Ах, Дини, Дини! Ты продала душу Кромвелю. Ты согласилась на все его требования, чтобы спасти жизнь Кита. Ты согласилась стать любовницей короля, а может быть – в будущем, – и королевой Англии. И все ради того, чтобы Кромвель сохранил свое положение самого доверенного королевского советника. Ты должна ни словом, ни делом не напоминать ему о Ките, должна следовать всякому совету Кромвеля, так, чтобы у министра не возникло и тени сомнения в твоем послушании.
А может, просто соскользнуть с высокого седла прямо под ноги десяткам возбужденных лошадей? Уж лучше смерть, чем сомнительное покровительство Кромвеля. Но если она умрет, кто, скажите, поможет Киту? Ведь на этом свете им не придется больше увидеться. Нет уж, лучше призрачная надежда, чем небытие.
Глубоко вздохнув, Дини оглянулась – в душе почему-то теплилась странная, сумасшедшая надежда, что вдруг она увидит скачущего по полю Кита со спутанными ветром волосами в развевающемся плаще. Конечно же, она увидела не его, а лишь кучку расфранченных придворных, весело болтающих и швыряющих мелкие монеты оборванным крестьянам, выстроившимся по такому случаю вдоль дороги. Ах, Кит, Кит…
Заботятся ли о нем? Двор с легкостью поверил байке, сочиненной Кромвелем, – дескать, герцог Гамильтон был поражен внезапным приступом неизвестной болезни. Странная история, если подумать, но ни придворные, ни занятый своими прихотями король не дали себе труда в ней усомниться. Такая версия исчезновения герцога всех устраивала – тем более что его кузина Дини подтвердила слова графа Эссекса. Таким образом, Кит был оставлен в Хемптон-Корте вместе с нелюбимой королевой Анной под присмотром слуг и лекарей из ее штата. Генрих VIII с приближенными отбыли в Ричмонд на королевской барке, все прочие – верхом.
Дини нигде не видела Кромвеля, но в ее помыслах он был везде – скрывался за каждым кустом, зловеще ухмылялся из темноты. Да, в прошлую ночь он победил, расположившись в ее спальне, как в собственных покоях. Когда Кита утащили, Дини осталась одна, и столь отчаянного одиночества ей еще не приходилось испытывать.
– Вот так, мистрис Дини, – холодно произнес Кромвель. Он щелкнул пальцами и указал вбежавшему пажу на лужу крови у ее кровати, которую тот моментально вытер и присыпал опилками. Кромвель говорил еще что-то, но Дини была не в состоянии воспринимать его речь – она с ужасом наблюдала за пажом, вытиравшим с пола кровь Кита.
Паж вышел, и Дини невидящими глазами посмотрела на Кромвеля.
– Таким образом, – закончил свою мысль Кромвель, выдержав паузу, – у вас в душе останется чувство удовлетворения от того, что вы спасли жизнь герцогу Гамильтону. – При этом Кромвель перевел дух, словно добрый дядюшка, увещевающий нерадивую племянницу. – Чтобы между нами не возникло недопонимания, я готов повторить: делайте, что вам прикажут. Когда король соизволит вас пожелать, вы обязаны это ему позволить. Так или иначе, вы будете принадлежать Генриху. И выбор у вас, признаться, не велик: либо вы станете мне противодействовать – тогда смерть Гамильтона только вопрос времени, либо будете поступать в соответствии с моими советами, то есть делать то, что я вам прикажу. К примеру, не навязывайтесь Генриху со своими услугами. Не поддавайтесь ему слишком легко – пусть король знает, что вами не слишком просто завладеть. Дайте ему почувствовать себя завоевателем. Разумеется, вы станете его фавориткой, а со временем – кто знает? – и королевой. Помните об одном: все это время превозносите перед Генрихом мои достоинства. Если вы обеспечите мне королевские милости, мы оба выиграем. Но стоит вам проявить упрямство или сделать какую-нибудь глупость – герцог Гамильтон умрет в мучениях. Ваша кара тоже не заставит себя долго ждать: стоит вам попытаться затеять со мной игру, как вам предъявят обвинение в ереси. Карой за непослушание является смерть.
Дини попыталась вспомнить, что она отвечала Кромвелю, но так и не смогла. В сущности, какая разница? Ведь она согласилась действовать по его приказу? Да, у нее не было выбора.
Граф Эссекс добавил кое-что еще: в случае, если она проговорится о случившемся королю или последний узнает о происшедшем из какой-нибудь дворцовой сплетни, герцог Гамильтон будет убит. Тут Кромвель зябко поежился и спрятал ладони в меховые рукава своей суконной накидки.
– Согласитесь, – сказал он, – все уже поверили, что герцог болен, поэтому его внезапная смерть никого не удивит. Король, разумеется, будет огорчен, но скоро изберет себе нового фаворита из молодых дворян, чтобы было с кем потолковать об ушедших днях молодости.
В отдалении Дини заметила герольдов, которые возглавляли кавалькаду. Они прокладывали путь кортежу и предупреждали всех и вся – от Хемптона до Ричмонда – о скором прибытии его величества. Затем следовала другая группа придворных – пэры со своими родственниками, которые и в дороге постоянно подкреплялись жареным мясом и густым красным вином, громко смеялись и болтали. Замыкали кортеж всевозможные повозки и экипажи, нагруженные провизией и кухонной утварью, которые двигались в сопровождении пажей и слуг.
А где-то далеко позади в Хемптон-Корте, в обществе королевы Анны и ее двора, состоящего преимущественно из иностранцев, остался раненый Кит. Ну и конечно, там было с полдюжины клевретов Кромвеля, готовых в любой момент «убедить» герцога в правоте своего хозяина.
Дини снова стерла крошечные капельки пота с верхней губы. Когда Кэтрин предложила ей глотнуть из бурдюка, наполненного вином, отказалась – Дини знала, что не может ни есть, ни пить. Однако вместо того, чтобы пожаловаться Кэтрин на терзавшие ее страхи, она одарила девушку ослепительной улыбкой.
Ничего не поделаешь, приходилось выполнять инструкции Кромвеля.
Вонь стояла непереносимая: запахи немытых тел, жира, и специй перемешались самым причудливым образом.
У него на лбу лежала ладонь, добрая и мягкая. Где-то в глубине сознания зародилась мысль о Дини. Но что же случилось? Он с легкостью мог представить себе ее лицо, блестящие глаза и красную отметину на шее, на том самом месте, где ее сжала грубая рука Кромвеля.
Ну почему он не взял с собой никого из своих людей? Как можно было в одиночку противостоять Кромвелю?
С другой стороны, он, конечно же, не знал планов графа Эссекса – не мог знать, что Кромвель решится идти ва-банк. Прошло больше двадцати минут после ухода Дини, когда Кит наконец понял: если они хотят быть вместе, необходимо бежать из Англии. Теперь ясно, что он опоздал. Король положил на Дини глаз, а когда его величество проявлял подобное внимание к женщине, остановить его не мог никто. Как-никак Генрих порвал с римской церковью именно из-за женщины. Да, они могли бы бежать в Кале или Мадрид, но эта мысль пришла ему слишком поздно.
Куда подевалась Дини? Кит постарался умерить свою ярость, чтобы взглянуть на события непредвзято. Конечно же, он действовал глупо. А ведь с тех самых пор, как Гамильтон оказался при дворе, он старался не допустить даже малейшей ошибки. Каждое слово, которое он произносил, каждый его поступок тщательнейшим образом выверялись. В любое время дня и ночи он был настороже. Даже с женщинами – особенно с ними – вел себя чрезвычайно осторожно, стараясь предугадать последствия каждой романтической встречи, каждого выпитого им в присутствии дамы кубка вина.
Кит услышал стон и спросил себя, уж не он ли сам издал этот вопль, полный боли и отчаяния. Он попытался было поднять голову, но его остановила боль – пронизывающая, парализующая, очень сильная.
Нежная и мягкая ладонь по-прежнему лежала у него на лбу. Но это не могла быть рука Дини. Эта ладонь была больше. У Дини ладошки маленькие, узкие…
…Ему показалось, что он растворился в необозримом пространстве. Он летел и мог видеть, что происходит внизу. Внизу проносились фермы и каменные ограды, одинокие спутанные лошади и пасущиеся на лугах стада. Обыкновенный английский деревенский пейзаж, простой и мирный.
Затем он увидел стальные рельсы и пыхтящий локомотив. Там, вверху, где он находился, он слышал только шум двигателя собственного самолета да свист ветра. Крошечный паровозик с вагончиками, напоминавший детскую игрушку, увозил английских детей прочь от ужасов войны. Всех этих мальчиков и девочек, которых война заставила покинуть своих папочек и мамочек. Затем на горизонте появилось облако смога над Лондоном, а чуточку позже – купол собора Святого Петра. Вот Биг Бен с часами, и снова – поля, поля. Но если он мог видеть все это – точно так же это видел враг.
Постоянные тренировки. Их готовили к одной-единственной миссии – не позволить противнику зайти за покупками в магазин Хэррода; все его приятели из Королевских воздушных сил очень против этого возражали. Они также не хотели, чтобы герр Гиммлер посетил премьеру в Лондонском театре. Они смеялись, болтали и делили между собой немногочисленные сигареты, ценившиеся на вес золота. Им также сообщили, как вернуться домой и как снова подготовить свой самолет к вылету. Последнее, впрочем, было чистой формальностью, рассчитанной на новичков – на тех юнцов, у которых хватало наивности думать, что у них есть шанс вернуться живыми. Все они видели, как вечером пустели места в офицерском клубе и как увязывали в узелки пожитки тех, кто не вернулся. Все складывалось против них, но каждое утро они строем выходили из казармы, демонстрируя миру отвагу и бесшабашность, свойственные офицерам и джентльменам.
Задания, которые они получали, не слишком отличались от самоубийств. Убивай врага. Если сможешь, не давай убить себя. И если только это возможно – спаси Англию.
Это был его последний вылет, После лета и осени, когда приходилось проводить в кабине по двенадцать, а иногда и по пятнадцать часов в сутки. В августе он поднимался в воздух по семь раз в день. Что и говорить, семь – счастливое число. И вот теперь увольнение перед полетом сроком на двадцать четыре часа.
Он одолжил мотоцикл у одного из своих приятелей – как бишь его звали? Они вместе изучали историю в Оксфорде. Он взял его мотоцикл, очки-«консервы» и поехал, сгорая от стыда при мысли, что расходует драгоценное горючее.
Поехал – и сразу же заблудился. В воздухе он бы знал, куда лететь. На земле же, где все дорожные знаки и указатели были убраны, чтобы ввести в заблуждение готовившихся к высадке немцев, он чувствовал себя беспомощным.
Потом он увидел Хемптон, оставил машину и с очками в руках отправился к замку через густые заросли живой изгороди. Он бродил по лабиринту, сжав в кулаке очки из стекла и кожи, пытаясь представить себе, что ему готовит грядущий день.
Над головой слышался знакомый рев авиамоторов, доносились звуки артиллерийской стрельбы с той стороны, где находился Лондон. Когда-то ему приходилось летать над Берлином, и вот теперь немцы кружили над Лондоном.
Под ложечкой у него засосало – не то чтобы страх, просто появилось чувство, что те вдохи и выдохи, которые он сейчас делает, последние в его жизни. Разумеется, подобное чувство возникало и раньше. Перед каждым вылетом вообще все чувства обострялись, что делало каждое движение по земле предельно неуклюжим.
На этот раз чувство конечности собственного существования было слишком сильным. Раньше его не хватало на то, чтобы просчитывать подобные мелочи, он жил в воздухе одним инстинктом, который помимо воли пилота заставлял самолет вываливаться из облаков как раз вовремя, чтобы сбить врага. Все эти «дорнье» и «хейнкели» – не слишком изящные, зато весьма эффективные германские бомбардировщики. Еще раньше, летом, на их месте обычно появлялись «штукас», но фашисты скоро поняли, что этим самолетам не хватает скорости и что они – легкая добыча для молодых пилотов Королевских воздушных сил.
Все, что случалось с ним во время боя, выглядело как в замедленном кино, хотя время неслось со скоростью локомотива.
Нынче же он замечал и отмечал каждый свой жест. Остановившись, чтобы завязать шнурок, он спросил себя: не последний ли раз в жизни он завязывает шнурки?
Потом поднял руки над головой и встал, закинув подбородок, глядя на переплетение старых узловатых ветвей. Потянулся рукой к карману, чтобы взять свою последнюю сигарету, и ощутил, как бьется сердце. Как странно, подумал он тогда, что это сильное и ровное биение может вдруг остановиться.
Он посмотрел на часы. Судя по всему, пора было назад – готовиться к последнему вылету. Если все сложится удачно, его могут сделать инструктором и он станет готовить молодое пополнение. Честно говоря, до сих пор ему невероятно везло. Подумать только, семь вылетов в день!
Затем он увидел странный голубоватый луч, который отразился от стекол мотоциклетных очков. Раздался грохот, сильнее шума моторов сотни бомбардировщиков, а потом земля под его ногами стала колыхаться. Несмотря на крайнее удивление, его мозг работал, просчитывая возможные варианты происходящего. Неужели у немцев есть оружие, способное вызвать землетрясение?
Происходило нечто фантастическое, дьявольское. Как-то раз он летел так близко от немецкого истребителя «мессершмитт», что видел лицо пилота. Их взгляды встретились на высоте пяти тысяч футов. В глазах пилота люфтваффе был острый ум и даже ирония. Кита осенило: этот человек похож на него. Немец тоже окончил университет, ради спорта поступил в местный летный клуб. Если бы не война, они могли бы стать друзьями.
А потом был бой, и Кит сбил своего несостоявшегося друга и проследил, как самолет немца огненной кометой помчался к земле, вспарывая еще работавшим винтом воздух и завывая, словно злой дух…
Издалека снова послышался стон. Неужели его собственный? Затем глубоким и проникновенным голосом заговорила женщина. Немка? Враг!
Имя, звание, личный номер. Вот все, что он имел право сообщить. Все, что они могли из него вытянуть. Проклятый Гитлер. Проклятые нацисты. Дай Бог, чтобы Штаты пришли на помощь. Дай Бог, чтобы его «спит-файр» потянул еще самую малость.
Имя, звание, личный номер.
– Невилл. Кристофер. Капитан. Королевские воздушные силы. 19–40. – Но это год, а не его личный номер. А какой, спрашивается, у него номер? – 15–40, – пробормотал он в беспамятстве. Нет, это опять не его номер. Это год. Одна тысяча пятьсот сороковой. Затем он перестал слышать собственный голос. А ведь сколько всего надо спросить? К примеру, где он? Где упал его самолет – у своих или у немцев?
Теперь он ясно различил, что говорила немка. Чертова нацистка. Чертов Гитлер. И где Дини?
Кристофер почувствовал, как погружается в бездонную черную яму.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит



только начала
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудитнаталья
5.11.2010, 17.24





Это теперь моя любимая книга! Захватывающий сюжет!Обязательно причтите!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитАнетта
5.01.2012, 5.44





Потрясающая книга! На этом сайте лучше еще не читала! (а прочла уже достаточно много) Очень интересный сюжет, вообще ничего подобного еще не читала!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитОльга
3.08.2012, 10.02





только скачала
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудитриза
18.11.2012, 20.57





Не впечатлил.Не люблю читать про королей, скучновато.
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитНатали
7.12.2012, 19.04





Книга не плохая для тех, кто любит сюжеты с перемещением во времени. Но есть романы ,с перемещением во времени ,на много интереснее и более захватывающие . Один из них " Рыцарь" . Ольга ,тебе ,я уверена,должен этот роман очень понравиться. Берет за душу-этого мало! Боль и радость и снова радость и боль испытываешь при чтении романа ."Господи-благодарю Тебя ! Благодарю Тебя!" -эту фразу произносит героиня в конце романа ! А мы в, этот момент, присоединяемся к ней, и плачем вместе с ней, и радуемся за главных героев!!!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитМари
7.12.2012, 19.41





Как по мне , то скучноватенько(((
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитИнна
15.07.2013, 8.04





Мне очень понравился главный герой - настоящий мужчина в любом времени найдет достойное место
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитИрина
21.11.2013, 13.33





Тока тока начала. Но кажется интригующий!!!!!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитЛуиза
17.12.2013, 11.15





Интересный.Рекомендую почитать.
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитОльга Б.
16.04.2015, 12.39





А рыцарь-кто автор-полскажите
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитЕлена
18.09.2015, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100