Читать онлайн Алая роза Тюдоров, автора - О`Брайен Джудит, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

О`Брайен Джудит

Алая роза Тюдоров

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Все решили, что они сошли с ума. Пробыв вместе всего несколько минут, Кит и Дини вдруг засобирались в Хемптон. – В Хемптон?
Саффолк как раз отхлебнул добрый глоток эля и от удивления едва не подавился. Гвардейцы, узнав об истинной цели посещения Тауэра августейшими герцогами, не поскупились на выпивку, хлеб и сыр. Стражники были не против как можно скорее сплавить беспокойных гостей подальше и поэтому угощали их, что называется «на дорожку». Дини, Кит и Саффолк сидели на каменной ограде, превратив ее в импровизированную скамью, и закусывали. Дини с печалью смотрела на черный грубый хлеб, раздумывая, насколько стражники сократят рацион узников после столь щедрого угощения.
Впрочем, основным объектом ее мыслей и наблюдений являлся, конечно же, Кит. Она любовалась его величественными, но в то же время грациозными движениями, чувствуя у себя на плече сильную руку, которая, как щит, укрывала ее от опасностей. Теперь, когда они были вместе, ее неожиданно стало преследовать чувство неопределенной, расплывчатой тревоги. Впрочем, причина этой тревоги, конечно же, существовала – она заключалась в том, что они едва не потеряли друг друга. Стоило разминуться у ворот Тауэра. И…
Грубый хлеб, предназначенный для заключенных, оказалось не так-то просто проглотить.
Кит с Саффолком продолжали обсуждать предполагаемую поездку в Хемптон.
– Ричмонд значительно ближе, – волнуясь, убеждал друга Саффолк. – Кроме того, король хочет тебя видеть: он недвусмысленно дал понять, что приложит все усилия, чтобы отыскать тебя.
– Я, разумеется, польщен, но нам просто необходимо попасть в Хемптон-Корт, причем до захода солнца.
– До захода солнца? Но ведь уже пробило четыре! Дини некоторое время прислушивалась к их беседе, а потом заговорила, обращаясь главным образом к Киту:
– Насколько я знаю, солнце заходит примерно в шесть, правильно?
– Позже, – коротко сказал Кит и прижал ее покрепче к себе, отчего по телу Дини пробежала приятная дрожь. Она даже спросила себя: долго ли ей придется ощущать трепет в его присутствии? И решила, что, наверное, долго. Он снова заговорил: – Сейчас весна, солнце заходит позже. У нас есть время как минимум до семи.
Саффолк раздраженно ударил кулаком в ладонь.
– Значит, отговаривать вас бесполезно? – Кит и Дини дружно кивнули головами. – Тогда я пойду и спрошу гвардейцев, где здесь можно нанять хорошую лодочку. – Громыхая мечом, Саффолк поднялся и, неодобрительно покачивая головой, единым духом осушил большую кружку эля.
Итак, впервые за долгое время влюбленные остались наедине.
Дини хотелось рассказать Киту, как она страдала в разлуке с ним. Ей хотелось крикнуть, что с некоторых пор она не представляет себе жизни без него, но неожиданно девушка ощутила приступ сонливости. Рядом с Китом она чувствовала себя в полной безопасности и могла позволить себе прикорнуть.
Кит любовно наблюдал за тем, как она устраивалась на его плече, как сладко потянулась, прежде чем закрыть глаза. Его пронзило острое чувство нежности к этой маленькой, хрупкой девушке и он, наклонившись, поцеловал ее в лоб. Сказать ли ей? – думал он в эту минуту. Ведь Дини превратилась в центр его вселенной. Она разом заполнила все его существование и придала жизни смысл. Он знал наверняка, что, где бы они с Дини ни оказались, вместе смогут преодолеть все. Конечно, им понадобится некоторое время, чтобы привыкнуть друг к другу, приспособиться, так сказать. Ведь и у нее, и у него была когда-то сотни лет назад – или вперед? – своя жизнь.
Один из брадобреев приблизился было к Киту, чтобы предложить свои услуги, но, заметив выражение лица герцога, отошел, чтобы не беспокоить высокую особу. Этому простолюдину не приходилось доселе видеть на лицах вельмож подобной всепоглощающей нежности.
А Кит и не заметил незадачливого представителя славной гильдии лекарей и брадобреев. Он был целиком поглощен созерцанием спящей Дини. Заметив у нее под глазами темные круги, Кристофер решил, что поговорит с девушкой попозже, а теперь ей просто надо было дать хоть немного отдохнуть. Он улыбнулся самыми кончиками губ – ведь в разлуке с ней ему тоже было не до сна. И брадобрей услышал, как герцог едва слышно произнес:
– Любовь моя.
Цирюльник окончательно решил не беспокоить герцога Гамильтона и выбрать другое, более удобное время, чтобы удалить щетину со щек его милости.


Во сне она летала.
Где-то далеко, в другом мире, раздавались всплески воды и слышался скрип уключин, но у Дини не возникало ни малейшего желания открывать глаза. Солнце ласково обогревало ее закатными лучами, а легкий ветерок овевал разнежившееся во сне лицо.
Вдруг она ощутила на своей коже холодную воду и сразу проснулась.
– Лодка! Не раскачивай лодку! – послышался окрик, окончательно вернувший девушку на грешную землю – вернее, реку. Прикрывшись от солнца ладошкой, она смотрела на Кита, ловко управлявшегося с парой довольно неуклюжих весел. Он скинул свой бархатный камзол и закатал рукава белой льняной рубашки, так что Дини могла сколько угодно любоваться его открытой грудью и загорелыми, мускулистыми руками.
– Я долго спала? – спросила она, не отрывая глаз от надключичной впадинки у его шеи, где, словно живое крохотное существо, бился пульс. Поддавшись мгновенному побуждению, Дини потянулась к Киту и коснулась пальцем этой впадинки. Тот ухмыльнулся. Диковатая пиратская борода подчеркивала белизну его зубов, которые казались настоящими жемчужинами.
– Поторапливайся, Гамильтон, – раздалась команда с кормы. Там вальяжно развалился на скамейке герцог Саффолк с неизменным кувшинчиком эля в руках.
– Ты сказал, что вам надо успеть в Хемптон-Корт до заката, – поддразнивал он Кита. – Ежели ты не прибавишь хода, то мы попадем туда в лучшем случае к ночи. Смотри, солнце уже садится.
Кит поднял глаза, убедился в справедливости слов Саффолка и принялся грести изо всех сил.
– Немного от вас помощи, герцог, – с иронией заметила Дини, обращаясь к Саффолку, но тот беззаботно пожал плечами и снова приложился к своему кувшинчику.
– Лодка маленькая, вмещает трех человек. Гамильтон пообещал грести, если я не буду болтать и дам вам выспаться, что я и исполнял в течение нашего путешествия. Что же касается вас, мистрис, то хочу заметить, что во сне у вас изо рта текли слюни!
Дини в ужасе прижала ладошку к губам, а Саффолк и Кит рассмеялись.
– Ладно, Саффолк, оставь Дини в покое, – отсмеявшись, заметил Кит. – Мне приходилось наблюдать, что ты вытворял во сне. Куда ей до тебя! Я уж не стану говорить о том, что ты вытворял, когда просыпался!
– Что верно, то верно, – согласился Саффолк и вдруг воскликнул: – Смотрите, на горизонте верхушки башен Хемптон-Корта! Клянусь Богом, Гамильтон, а ведь мы еще можем успеть.
Дини наконец оторвала взгляд от гребущего Кита и подняла голову. В самом деле, вдалеке, за поворотом реки, во всей своей красе вставал Хемптон-Корт, позлащенный лучами заходящего солнца. Большие стеклянные окна дворца сверкали его отраженным светом…
– Бутылка у тебя с собой? – спросил Кит, обернувшись к Дини.
Саффолк, полагая, что вопрос обращен к нему, с улыбкой потряс в воздухе пустым кувшинчиком и объявил:
– С собой-то с собой, только она уже пустая.
– Я не о твоей бутылке говорю, – с улыбкой отозвался Кит и перевел взгляд на Дини.
Та одарила ослепительной улыбкой Саффолка и, со значением посмотрев на Кита, сказала:
– Когда я в последний раз ее видела, она находилась у меня в спальне в Хемптон-Корте. Надеюсь, она до сих пор там.
Гамильтон коротко кивнул в знак того, что ее понял, и снова занялся веслами. Дини в очередной раз поразилась его физической силе – несколько часов он греб против течения, заставляя двигаться лодку с тремя взрослыми людьми с максимально возможной скоростью. Она видела, что его беспокоило травмированное плечо, но Кит, подвергая его полной нагрузке, старался по мере возможностей его разрабатывать.
– Саффолк, ты умеешь обращаться с порохом?
– А отчего, по-твоему, я так налегаю на эль? – В свою очередь, осведомился герцог. – Оттого, мой слишком глубокомысленный друг, что порох – штука опасная. Тем не менее я раздобыл дюжину зарядов и разложил их вокруг лабиринта, соединив бикфордовым шнуром, – короче, сделал все, как ты просил. Теперь, если мне поднесут для храбрости еще кувшин такого же крепкого пойла, я сумею поджечь все это устройство и постараюсь при этом не взорвать всех нас.
Некоторое время он молчал, потом пару раз тряхнул головой и огляделся совсем уже ясными глазами. У него, казалось, был талант стряхивать с себя опьянение, как иной человек скидывает с головы капюшон.
– Предупреждаю вас, что, если король в Хемптон-Корте, я ничего подрывать не стану. Не желаю даже случайно навредить его величеству.
– Нет, нет, его там не будет, – заверила Дини. – Я знаю, что он не вернется в Хемптон-Корт, пока там королева Анна.
Судя по всему, Саффолк воспринял эту новость с удовлетворением. Он продолжал с улыбкой демонстрировать им свой пустой кувшинчик из-под эля, пока Кит выруливал и причаливал к одному из крошечных доков. Стоявший на мостках слуга принял от него канат и закрепил за причальную тумбу. Потом Кит натянул на себя камзол и, подав Дини руку, помог ей выбраться из суденышка.
– Гамильтон, – пошутил Саффолк, – может, ты подашь руку и мне?
– Сколько он выпил? – озабоченно спросила Дини, заметив, что герцог не слишком твердо держится на ногах.
– Надеюсь, не слишком много, – ответил Кит, утвердив девушку на земной поверхности. – Впрочем, я не считал. Я был слишком занят.
– Греблей?
– Нет, – Кит подмигнул Саффолку, который по воде брел к берегу, – я рассматривал пузыри, которые ты пускала во сне.
Дини, разумеется, нашла бы хлесткое словечко в ответ, но времени не было. Солнце быстро клонилось к закату.
– Я сбегаю принесу бутылку, – сказала Дини, поднимая тяжелый подол платья. Гамильтон кивнул.
– А я взгляну, как там дела с нашей иллюминацией. – Он посмотрел на нее в упор. – Слушай, для праздника Четвертого июля слишком рано.
– Ничего, зато у нас в запасе несколько недель, – улыбнулась Дини и смахнула со лба непокорный локон.
– Скорее несколько веков, – пробурчал себе под нос Кит, ни к кому конкретно не обращаясь.
Он смотрел на лабиринт, который раскинулся перед ними, и Саффолка, отдававшего приказания изумленному садовнику. У того были причины удивляться, поскольку герцог потребовал от него развесить на кустах связки пороховых зарядов.
– Я сейчас вернусь, – бросила Дини, прикоснувшись к рукаву Кита. Тот наблюдал за происходящим и казалось, не обратил внимания на слова девушки. Но так только казалось. Быстрым, почти кошачьим движением он поймал ее за запястье.
– Послушай, а ведь это должно сработать, – горячо сказал он. – Я чувствую. Я сейчас ощущаю себя примерно так же, как в тот злополучный день перехода. Впрочем, тогда мне казалось, что меня гнетет предчувствие смерти, но, как выяснилось, это было предчувствие перехода. – Кит потряс головой, словно желая избавиться от непрошеных воспоминаний, которые могли помешать выполнению главной задачи, и на секунду крепко сжал Дини руку. – Пора за дело.
Дини замешкалась. Ей не хотелось уходить от Кита.
– Я боюсь, – прошептала она. До сих пор она не сказала ни слова о своих страхах. Она и в прошлой своей жизни – и когда занималась музыкой, одновременно подавая клиентам пончики, и когда к ней пришел успех – никогда не говорила: «страх», «боюсь».
Но теперь она была напугана до смерти.
Кит не стал ее успокаивать, говорить дежурные фразы. Он только улыбнулся ей нежно и чуточку печально.
– Знаешь, я тоже боюсь, – просто сказал он. – Отправляйся-ка ты за бутылкой. Когда занят делом, про страхи как-то забываешь. – Он повернулся на каблуках и отправился помогать Саффолку, который продолжал возиться с пороховыми гирляндами, изредка проливая на них эль из очередного кувшина, который словно по волшебству возникал у него в руках.
Дини, подтянув тяжелую бархатную юбку до щиколоток, побежала во дворец. Честно говоря, ей хотелось в последний раз взглянуть на королеву Анну, хотя и вопреки здравому смыслу. Она уже рассказала Саффолку о требованиях Кромвеля, и тот пообещал поставить Анну Клевскую в известность. В сущности, ничем больше помочь голландке она не могла.
В Большом зале никого не оказалось. Как только в Хемптоне стало известно, что король в Ричмонде, все мало-мальски знатные вельможи начали постепенно съезжаться туда. Переезд чрезвычайно хлопотное дело, а для придворного тем более. Требовалось заранее найти себе место в новом дворце, перевезти всю утварь, слуг с их пожитками, а главное – многочисленные сундуки с придворными костюмами, без которых присутствие в окружении высочайшей особы было просто немыслимо. Впрочем, не было, наверное, ни одного вельможи, который бы считал, что игра не стоит свеч.
Бутылочка оказалась там, где Дини ее оставила. Она схватила ее за горлышко, но тут же остановилась, почувствовав, как все сжалось внутри. В самом деле, если все пройдет, как они с Китом планировали, это их последние часы в XVI веке. «Придворная дама» Дини Бейли положила руку на застучавшее вдруг в бешеном ритме сердце. Ну отчего, скажите на милость, на нее навалилось такое сильное чувство потери?
Кит – вот в чем загвоздка.
Все лучшие чувства и ощущения, запахи, звуки, даже осязание в этой эпохе были связаны у нее с одним-единственным человеком – Китом. Без него жизнь при дворе Генриха VIII скорее всего напомнила бы ей своеобразную экскурсионную прогулку. Или добротную постановку спектакля на историческую тему.
Впрочем, жестокость и смерть на этой «сцене» были самыми настоящими. Так-то так, но ей вдруг расхотелось перебираться в комфортабельный XX век. Она знала, что очень скоро на нее навалится ностальгия. Но если Кит будет рядом, то ничего не потеряно. Они станут вспоминать эту эпоху, делиться совместно пережитым. Эти дни навсегда сохранятся в ее памяти как время знакомства и первых встреч с Китом.
Окинув прощальным взглядом комнату, девушка поспешила наружу. Да, семена ее будущего взошли именно здесь, но само это будущее лежало перед ней на расстоянии каких-нибудь сотни ярдов – там, где у зеленых кустов лабиринта трудился ее мужчина в черном бархатном камзоле, заросший до самых глаз пиратской черной бородой.
Надо было торопиться.


Все шло как по маслу.
Дини настолько запыхалась, когда добежала до Кита, что не могла сказать ни слова – просто подняла бутылку вверх. Он нежно провел ладонью по ее порозовевшим щекам.
Приготовления были в основном закончены. Кит протянул руку Саффолку и медленно заговорил, подбирая слова:
– Я… то есть мы очень благодарны тебе. Сейчас мы уйдем отсюда, но все равно будем о тебе вспоминать.
– Я не очень-то понимаю, куда и как вы отсюда уйдете, – пробасил Саффолк, – но хочу надеяться, что вы обретете счастье, которое нашли здесь.
Дини затаила дыхание: неужели Кит ему все рассказал? По крайней мере герцог действовал вполне осознанно и, казалось, отлично понимал, что должно было произойти в лабиринте.
Саффолк кивнул на прощание, словно они расставались на пристани и им предстоял длинный путь на корабле в неизвестные земли. Но как, скажите, такой прагматичный человек, как Саффолк, мог поверить в этот невероятный переход во времени, в который, признаться, и сама Дини не до конца верила? Тут она сообразила, что во времена Генриха люди с легкостью верили в волшебство, магию и прочую чушь.
Как ни странно, в чем-то они оказались правы, поскольку сама природа путешествия во времени оставалась не известной ни Дини, ни Киту.
– Ты запалишь порох, когда я подам знак, – произнес Кит, обращаясь к Саффолку. Он крепко сжал руку Дини, и это пожатие придало уверенности в будущем, хотя Кит говорил, обращаясь к прошлому: – Да, не забудь напомнить королеве Анне, чтобы она не противоречила его величеству. Насколько я понимаю, Кромвель позаботился о соблюдении ее интересов. Дини тоже улыбнулась Саффолку:
– И пожалуйста, присмотрите за принцессой Елизаветой – она такая маленькая и так нуждается в помощи…
Кит прикрыл ей рот ладонью, и все засмеялись.
– Пора, – проговорил Кит, хотя это было ясно без слов.
Они с Дини медленно двинулись в глубь лабиринта.
– Гамильтон! – послышался пронзительный мужской голос, в котором явственно слышалась ярость.
– Дьявольщина, – прорычал Кит, – это Суррей. Они не остановились, наоборот, ускорили шаг. Кит, однако, крепко сжал в кулаке рукоятку меча.
– Саффолк, зажигай! – крикнул он, хотя они еще не достигли нужного места. Впрочем, Гамильтон надеялся, что к тому времени, когда сгорит бикфордов шнур, они будут в центре лабиринта.
– Гамильтон! – с искаженным от злобы лицом Суррей кинулся вслед за ними в заросли.
– Быстрее, девочка! – Кит передал ей бутылку, а сам покрепче схватил Дини за руку, чтобы в случае необходимости иметь возможность втолкнуть ее в центр живой изгороди. Вдруг девушка зацепилась шиньоном за ветку, но, несмотря на боль, смело рванулась вперед, оставив на ветке и шиньон, и клок собственных волос.
Раздался первый взрыв.
– Мы почти на месте, – сказал Кит, прикрыв рукой лицо от полетевшего во все стороны гравия. – Черт, что Саффолк добавил в эти пороховые заряды?
Снова грохнул взрыв, но они находились уже в центре лабиринта, и Дини обхватила Кита за талию.
Взяв у Дини заветную бутылочку, Кит свободной рукой обнял ее за плечи. Прогремели еще два взрыва, и в воздухе пролетел кусок гранита от расколотой взрывами скалы. Дини от страха спрятала лицо на груди Кита. Его сердце стучало так громко, что чуть ли не заглушало близкие разрывы.
Прикрывая лицо от летевшего по воздуху гравия, Кит поднял бутылку из-под кока-колы над головой. Сразу же вслед за этим земля затряслась – куда сильнее, чем от взрывов пороха. Дини открыла глаза и заметила голубое яркое свечение, исходившее от бутылки. Потом от нее стали отделяться голубые молнии, напоминавшие вольтову дугу, и словно сетью опутали влюбленных.
– Гамильтон! – Снова вопль Суррея перекрыл на мгновение даже грохот взрывов.
– Черт бы его побрал! – выругался Кит, впрочем, не слишком грозно. Судя по всему, он обращал на Суррея не больше внимания, чем на надоедливую муху.
Тот, однако, уже был на расстоянии каких-нибудь шести футов от них, и в руках у него блестел обнаженный меч. Поначалу он выглядел чрезвычайно изумленным, поскольку заметил происходившие с Китом и Дини метаморфозы. Он даже приоткрыл рот, но потом, справившись со страхом и изумлением, двинулся прямо к ним, нацелив острие меча в горло Кита.
Кит поднял руку Дини и аккуратно переложил сверкающую голубым огнем бутылку ей в ладонь, а потом осторожно освободился от другой ее руки, обнимавшей его за талию.
– Кит, только не сейчас! – закричала Дини, заметив, что он вынул из ножен меч.
Впрочем, медлить было нельзя, потому что Суррей уже сделал выпад. Кит слегка оттолкнул девушку и скрестил оружие с клинком Суррея.
Дини тем не менее старалась держать бутылку так, чтобы голубое пламя продолжало окутывать и Кита тоже. Четыре новых взрыва, последовавшие один за другим, усилили свечение бутылки, которое по интенсивности приближалось к свечению кристалла в лазере. Одновременно усилилось и дрожание земли, от которого у Дини застучали зубы.
Суррей полосовал мечом воздух, стараясь попасть острием клинка в силуэт Гамильтона, странным образом расплывавшийся перед его глазами. Надо сказать, в этом он преуспел, поскольку Кит мог защищаться только левой рукой – правой он пытался оттолкнуть Дини в глубину зарослей, подальше от меча Суррея. К сожалению, его собственный меч при этом запутался в гибких побегах и тогда над плечом Кита словно молния блеснуло жало клинка графа Суррея. Дини собственными глазами видела, как под ударом разъехалась черная бархатная ткань камзола Кита и его белоснежная рубашка обагрилась кровью. Сразу же вслед за этим пальцы Гамильтона, удерживавшие рукоятку меча, разжались, и клинок упал на землю, звякнув о гальку. Дини пыталась ухватиться за Кита, но ветки ей мешали. Зато она успела взглянуть ему в глаза. Что в них было? Боль? Сожаление?
И вдруг она поняла: он прощался с ней навсегда. Дини сделала еще одно отчаянное усилие, чтобы пробиться к любимому, выкрикнула его имя, но тут земля словно разверзлась под ней, поднялся неописуемый рев, а потом все исчезло.


Саффолк поджег последнюю петарду, спрашивая себя, когда уточка и селезень, которых он отпустил полетать, вернутся назад в гнездышко. Продолжая раздумывать над этой весьма волновавшей его проблемой, он двинулся к выходу из парка и тут заметил вельможу в богатом голубом камзоле, который спешил по направлению к лабиринту, размахивая листом бумаги, словно знаменем. С некоторой долей раздражения Саффолк узнал герцога Норфолка и пожалел, что слишком мало выпил – в трезвом виде он совершенно не мог общаться с новым фаворитом короля.
– Я получил его, получил! – крикнул Норфолк. Его лицо сияло.
– Что же ты такое получил, Норфолк, что кричишь об этом на весь парк? – мрачно осведомился Саффолк. – Неужели бессмертную душу? Сомневаюсь. Пока что у тебя есть золотушный сын, который в эту минуту кинулся вслед за герцогом Гамильтоном и его кузиной, когда им вздумалось уединиться в зарослях.
Норфолк поднял руку, показывая, что с пренебрежением относится ко всем выпадам Саффолка.
– Я получил предписание на арест вышеупомянутого герцога Гамильтона и его так называемой кузины мистрис Дини Бейли, – торжествующе сообщил он, потрясая перед носом Саффолка своей бумагой.
– И какие обвинения выдвинуты против них? – спросил Саффолк и вырвал лист из пальцев Норфолка.
– Обвинения в измене!
– Не может быть, – пробурчал Саффолк, внимательно изучая документ. Предписание оказалось подлинным, подлинной была и большая королевская печать, скреплявшая его.
Норфолк вынул из-за складок широкой накидки весьма странную книгу – страницы ее блестели, словно покрытые лаком, а на них красовались очень красивые картинки, снабженные крохотными подписями.
Туристический справочник по дворцу Хемптон-Корт.
– Эта книга предсказывает дату смерти нашего государя, – самодовольно произнес Норфолк. – Надпись на книге свидетельствует, что она принадлежит Дини Бейли. Они вместе колдовали, дабы сократить земную жизнь нашего обожаемого монарха! Вряд ли одна только женщина способна на подобное сложное колдовство. – Неожиданно Норфолк с подозрением прищурился. – А ты, Саффолк? Что привело тебя к лабиринту, где бушует огонь и грохочут взрывы?
Саффолк довольно хладнокровно перелистывал страницы этой необыкновенной книги. Он на минуту задержал внимание на странице, где был его собственный портрет – изображение обрюзгшего, старого человека. Там был и портрет Марии Тюдор в молодости – опять же в компании с Саффолком, только совсем юным. Маленькая ладошка Мери покоилась на его сильной и большой руке. Под портретами были обозначены какие-то даты, но Саффолку не захотелось всматриваться. Он предпочитал не знать.
Так вот в чем заключалось колдовство мистрис Дини и Кита. Саффолк снова пожелал им от души найти счастье и покой. Нет, в измене их обвинить было нельзя. Их можно было осудить только за один грех – за любовь.
Разглядывая книгу, он между тем исподтишка наблюдал за Норфолком, который внимательно рассматривал следы от взрывов пороховых петард, весьма подпортивших зеленую лужайку парка. Саффолк помнил, что один пороховой заряд так и не воспламенился – он плохо подсоединил бикфордов шнур. Двигаясь очень осторожно, герцог быстро разыскал пороховой заряд, снова подсоединил бикфордов шнур и поджег его. Прежде чем отойти на безопасное расстояние, Саффолк сунул «магическую книгу» Дини под мешочек с порохом и улыбнулся с. чувством исполненного долга.
Снова присоединившись к Норфолку, он как ни в чем не бывало принялся разгуливать с ним по парку, стараясь, впрочем, держаться подальше от горящей петарды. Через минуту в парке прогремел взрыв – теперь и в самом деле последний.
– Опять! Опять! – закричал Норфолк, лицо его пошло красными пятнами. Затем он с подозрением уставился на Саффолка.
– Где она? Где моя книга? Король ее до сих пор не видел, ты, негодяй! Книга – вещественное доказательство измены. Генрих подписал приказ на основании моего доклада! Я еще сказал ему, что в этой колдовской книге предсказана ранняя смерть Эдуарда, принца Уэльского. Он никогда не поверит мне без этой проклятой книги.
Саффолк, улыбнувшись, ткнул пальцем в небо: по воздуху носились кусочки пепла от сгоревшего доказательства.
– Пойдем, Норфолк, выпьем за наше будущее процветание.
Норфолк затопал ногами от злости, не в силах подобрать ругательства, соответствующие тяжести совершенного Саффолком проступка, хотя обычно он за словом в карман не лез.
Саффолк рассмеялся.
– Мне, пожалуй, пора, Норфолк, – бросил он в лицо рассвирепевшему герцогу. – Не желаю быть свидетелем нового взрыва. Судя по тому, как кровь бросилась тебе в лицо, на этот раз взорвется твоя глупая голова, и грязи при этом будет куда больше. Прощай.
С этими словами Саффолк отправился на поиски веселой компании и холодного эля.


Что-то царапало ей лицо.
Дини попыталась было раскрыть глаза, но, увидев вокруг шипы и острые листья, опять зажмурилась. Она попробовала подвигать руками и ногами, но оказалось, что и ноги, и руки застряли, будто в ловушке, и малейшее движение причиняет ей острую боль. Одна рука была словно пришпилена у нее над головой, а ноги вообще не касались земли.
– Кит, – прошептала она, чувствуя, как куда-то съезжает. Ее красное бархатное платье стало постепенно рваться по шву по мере того, как девушка сползала на землю.
И тогда до нее дошло, что случилось. Она оказалась в самой середине непролазных кустов живой изгороди, причем это были не молоденькие растения, а толстенные, грубые кусты с шершавой корой и колючками. Их возраст измерялся десятилетиями – нет, какими десятилетиями – веками!
– Дини, ты где? – взывал к ней мужской голос.
«Интересно, кто это? Кит?»
– Да здесь я, здесь, хвала Господу! – Извиваясь, словно змея, девушка ухитрилась высвободить руку и даже помахать. Теперь ей даже удалось кое-что рассмотреть – в проходе лабиринта был человек, мужчина. Она заметила, что у него на боку висит меч.
Человек, нагнувшись, принялся раздвигать кусты своим оружием.
– Кит! Помоги мне! Здесь Суррей. Он хочет меня убить.
Кто-то засмеялся. Это был мужской голос, и очень знакомый.
Но это был не Кит.
Натан Бернс, режиссер видеоролика, – вот кто это был!
И вовсе не меч он держал в руках, а свой идиотский стек.
Смех прекратился.
– Слушай, а ведь ты в самой гуще зарослей акации. Как, скажи на милость, тебя туда занесло?
Его слова резали ей слух. Он слишком упирал на окончания и сильно рубил конец фразы. Неужели он так говорил всегда?
– Пожалуйста, помоги мне, – взмолилась она, – я ищу одного человека. Его зовут Кит. Он герцог Гамильтон!
– Очень смешно, Дини. Твой английский акцент банален, как резиновый костыль, – добавил Натан, но тут же на себя рассердился – английская поговорка, которую он попытался было воспроизвести, звучала иначе: «Реален, как резиновый костыль». Натан покраснел от досады и грозно сказал: – Не знаю, что с тобой творится, Дини. Сначала срываешь съемки, потом залезаешь в кусты столетней акации и сидишь там, как дура. Хочу тебя предупредить, что лабиринт – историческая достопримечательность и его точно так же нельзя трогать руками, как музейный экспонат. А ведь нам придется тебя оттуда в прямом смысле выпиливать. Кроме того, ты не забыла, что у тебя через два часа концерт? Все места на стадионе Уэмбли распроданы!
– Кит, – прошептала Дини, – где ты? Что с гобой?
– Слушай, что за дрянь ты на себя нацепила? Совершенно не подходит к эпохе! Черт тебя возьми, Дини, ты что, хочешь, чтобы меня инфаркт хватил?
Дини, к огромному удивлению Натана, неожиданно зарыдала. Бернс в жизни не видел, чтобы она плакала, – она вообще не была похожа на прочих певиц, выступающих в аналогичном жанре. И вот теперь эта стальная женщина проливала в прямом смысле потоки слез.
– Ты что, ногу сломала? – неловко пошутил Бернс просто потому, что не знал, как теперь с ней обращаться. Тем временем около куста, где, как в капкане, поймалась Дини, стали собираться участники съемок. Подтянулись девчонки – «ДТ», актеры массовки, костюмерша и помощник режиссера. Все они с изумлением рассматривали одетую в красное Дини, неизвестно каким способом оказавшуюся на верхушке живой изгороди и смотревшую на них сквозь ветки, как заключенный сквозь решетку.
– Кит, – причитала Дини, – он пропал! Господи, ему не удалось выбраться.
Затем собравшиеся услышали, как известная певица с силой втянула в себя воздух и заголосила по-настоящему.
– По-моему, она потеряла своего кота, – прошелестела Моника.
Натан щелкнул пальцами, и перед ним мгновенно возник помощник режиссера со своей знаменитой дощечкой под мышкой. Даже не взглянув на этого вечного раба кинопроизводства, Бернс отрывисто пролаял:
– Мне нужна раздвижная лестница и садовник, а кроме того – аптечка и врач. Потом зайдите в мой фургон и принесите коробочку валиума. Позвоните на стадион и сообщите, что возможна задержка.
Моника прошептала несколько слов режиссеру на ухо, и тот утвердительно кивнул головой:
– Да, и найдите где-нибудь этого кота.
– Кота?
Помощник режиссера со всех ног кинулся по проходу в лабиринте, лелея в сердце надежду не заблудиться.
Костюмерша, которая внимательно разглядывала Дини сквозь толстые стекла очков, покачала головой:
– Это не тот костюм, который был на ней час назад. Интересно, зачем она переоделась? Ей что, уже не нравится моя работа?
– Телма, мне еще не хватало расстраиваться по поводу костюма, – прорычал Натан, – как будто мало других причин. Одна из наших звезд сидит в кустах на высоте десяти футов и пришпилена к ним, словно кузнечик к ящику энтомолога. К тому же она ревет как белуга и постоянно зовет какого-то кота. Баки Ли Дентона только что увезли в больницу, у него началось воспаление кожи после недавней операции по пересадке волос. Кроме того, солнце почти зашло, снимать невозможно, а прогноз погоды обещает дожди всю эту неделю. Проклятый клип разваливается просто на глазах. Честно говоря, Телма, при сложившихся обстоятельствах я бы радовался, что на ней сейчас не ваш костюм.
Костюмерша некоторое время обдумывала его слова, потом пожала плечами и ушла в себя.
В лабиринте появился краснолицый рабочий с алюминиевой лестницей на плече. Он носил старомодную форменную фуражку, что делало его похожим на довоенного инженера-путейца. Следом прибежал садовник, который буквально трясся от гнева.
– Как только разрешили снимать в этом историческом месте, по существу, заповеднике? Эту женщину следовало распилить на куски вместо того, чтобы пилить изгородь! А ведь этот лабиринт пережил две мировые войны, гражданскую войну – не говоря уже о бесчисленных поколениях нерадивых садовников! Но похоже, несчастному лабиринту не пережить последствий этих съемок!
Целый час рабочий и садовник совещались, а потом пилили изгородь, стараясь как можно меньше ей повредить. Наконец работа завершилась, и Дини благополучно опустили на землю. Руки и лицо девушки были исцарапаны до крови, платье порвано и засыпано каким-то пеплом и песком. К его подолу присохли грязные увядшие листья.
На лице рабочего явно читалось неподдельное отвращение.
– Ты чего, приятель? – спросил садовник.
– Знаешь, эта баба воняет, как не знаю что. Мне приходилось работать и с искусственными удобрениями, и с органическими, но хочу тебе сказать, что от нее пахнет, как от кучи компоста, постоявшего на жаре месяца три!
Костюмерша подошла к уже чуточку успокоившейся, но продолжавшей всхлипывать звезде. Ее весьма заинтересовал костюм, который был на Дини. Любопытство перебороло даже запах, исходивший от певицы и отнюдь не озонировавший воздух.
– Подумать только, – говорила она, стараясь дышать ртом. – Это платье – настоящее сокровище. Оно шито всамделишной золотой нитью – и вручную! До сих пор я видела такие только в музеях!
– У нее такая грязная голова, что похоже, она не мыла ее несколько недель, – с недоумением заявила гримерша. Она сама причесывала Дини утром, и с волосами девушки все было в порядке. Кроме того, она отметила про себя, что волосы Дини отросли на несколько дюймов.
Натан втянул в себя воздух, поморщился:
– Отвезите ее в Дорчестер и вымойте как следует. Кроме того, ей необходимо переодеться.
Как сомнамбула, ничего не слыша и не видя, Дини вошла в автобус. Тот самый, на котором она ездила, казалось, тысячу лет назад.


Стэнли на чем свет стоит ругал всех американцев – членов съемочной группы. Его машина, за которую он так и не удосужился выплатить последний взнос, была припаркована на автостоянке Хемптон-Корта. С интересом он наблюдал за неразберихой, царившей на съемочной площадке – как бы то ни было, но свои деньги он получил и ему было совершенно наплевать, как у американцев сложатся дела в дальнейшем.
Распахивая дверь машины и устраиваясь на сиденье, он подумал о певице, с которой познакомился на съемках. На его вкус, это была девчонка что надо. Встреча с ней оказалась самым приятным сюрпризом за время работы с американцами. Даже болтать с ней о всяких пустяках, и то было настоящим удовольствием.
Ключи торчали в замке зажигания. Он было потянулся к ним, но тут заметил, что какой-то человек бредет по стоянке, припадая на ногу. Осветив незнакомца фарами, Стэнли убедился, что перед ним актер, хотя костюм, в который он был одет, больше соответствовал эпохе короля Генриха, нежели временам Елизаветы. Похоже, этого парня тоже рассчитали.
Потом Стэнли заметил, что у незнакомца сильно кровоточит плечо, да и выглядел тот не лучшим образом.
– Черт, – проворчал Стэнли и вылез из машины. – Эй, парень, может, тебя подвезти?
Человек пошатнулся, но оглянулся на крик – и тут у Стэнли язык присох к глотке: у того были совершенно безумные глаза.
– Ага, – неожиданно спокойно ответил его коллега, все еще зажимая кровоточащее плечо рукой.
Стэнли на секунду усомнился: правильно ли он сделал? Но парень был облачен в самый настоящий театральный костюм, хотя костюм этот черт знает как вонял. Нет, он не ошибся: этот человек – такой же актер, как и он сам. Стэнли следил за тем, как мужчина приближался, и невольно залюбовался его грациозными движениями. Это был настоящий атлет, так сказать, актер физического плана – не чета хлюпикам из интеллектуальных трупп. Тут Стэнли осенило – скорее всего парень из Дурхэмской труппы. Всех ее членов уволили со съемок без предварительного уведомления и даже не заплатили суточные.
Когда парень подошел поближе, Стэнли неожиданно для себя выпрямился. В незнакомце чувствовались неподдельное благородство и привычка повелевать.
Стэнли распахнул дверь, и мужчина скользнул внутрь, не обратив ни малейшего внимания на любезность владельца авто. Было похоже, что незнакомец привык к такого рода услугам. Заметив, что пассажир скривился от боли, Стэнли торопливо сказал:
– Это ничего, рану можно зашить в ближайшем травмпункте, – и неожиданно для себя добавил: – Если хотите, можете остановиться у меня.
Незнакомец взглянул на Стэнли. В его глазах читалась самая настоящая скорбь, которая, конечно же, не была следствием раны. Он ничего не сказал Стэнли, а только кивнул.
Машина двинулась по направлению к Лондону.
Несколькими секундами позже в автобус, который находился на той же стоянке, поднялась Вилма Дин Бейли. Судя по всему, она была не в состоянии говорить и, хотя ей скормили две таблетки валиума, продолжала находиться в состоянии тихой истерики.
Автобус покатил в сторону гостиницы в Дорчестере.
Натан Бернс, который тоже ехал в автобусе, сделал по пути несколько телефонных звонков. Во-первых, он позвонил на стадион Уэмбли и отменил концерт. Потом позвонил па звукозаписывающую фирму и расторг контракт на съемку видеоролика.
Натан решил, что музыкальных клипов больше снимать не будет и по этому поводу стоит хорошенько напиться.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудит



только начала
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудитнаталья
5.11.2010, 17.24





Это теперь моя любимая книга! Захватывающий сюжет!Обязательно причтите!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитАнетта
5.01.2012, 5.44





Потрясающая книга! На этом сайте лучше еще не читала! (а прочла уже достаточно много) Очень интересный сюжет, вообще ничего подобного еще не читала!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитОльга
3.08.2012, 10.02





только скачала
Алая роза Тюдоров - О`Брайен Джудитриза
18.11.2012, 20.57





Не впечатлил.Не люблю читать про королей, скучновато.
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитНатали
7.12.2012, 19.04





Книга не плохая для тех, кто любит сюжеты с перемещением во времени. Но есть романы ,с перемещением во времени ,на много интереснее и более захватывающие . Один из них " Рыцарь" . Ольга ,тебе ,я уверена,должен этот роман очень понравиться. Берет за душу-этого мало! Боль и радость и снова радость и боль испытываешь при чтении романа ."Господи-благодарю Тебя ! Благодарю Тебя!" -эту фразу произносит героиня в конце романа ! А мы в, этот момент, присоединяемся к ней, и плачем вместе с ней, и радуемся за главных героев!!!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитМари
7.12.2012, 19.41





Как по мне , то скучноватенько(((
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитИнна
15.07.2013, 8.04





Мне очень понравился главный герой - настоящий мужчина в любом времени найдет достойное место
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитИрина
21.11.2013, 13.33





Тока тока начала. Но кажется интригующий!!!!!
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитЛуиза
17.12.2013, 11.15





Интересный.Рекомендую почитать.
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитОльга Б.
16.04.2015, 12.39





А рыцарь-кто автор-полскажите
Алая роза Тюдоров - О`Брайен ДжудитЕлена
18.09.2015, 0.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100