Читать онлайн Избранница фортуны, автора - Нэпьер Сьюзен, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 190)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нэпьер Сьюзен

Избранница фортуны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Прошу прощения? – Внешне Мэгги воплощала холодное презрение, но внутри воцарилась паника. Что он знает?
– Можете просить что угодно, миссис Коул, но вряд ли я смогу, выразиться яснее. Я хочу, чтобы вы держались подальше от Лори. Она молода и впечатлительна; в ней слишком мало изощренности для той компании, в которой вы вращаетесь. Я предпочитаю, чтобы она такой и осталась.
– Вы не можете уберечь ее от взросления, – высокомерно ответила Мэгги, чувствуя, что паника начинает утихать. Не может он ничего знать точно, если предупреждает Мэгги, а не Финна. – И между прочим, у нас был совершенно невинный разговор. Просто я восхищалась ее ювелирными работами…
– Судя по тому, что я слышал о вас, миссис Коул, ничто, сделанное вами, не может быть «совершенно невинным».
У Мэгги полыхнули глаза от его сардонической ухмылки. Обиднее всего, что в данном случае этот высокомерный тип прав!
– А судя по тому, что слышала я, не вам бросать камень. Вас тоже невинным не назовешь.
– Верно. Но я никому не пудрю мозги. Свои личные дела я веду там, где их следует вести. Я несу ответственность за дочь и намерен выполнить все свои отцовские обязанности… а это включает и защиту от нее самой. Вы красивая женщина, вы очень обаятельны, а Лори еще только предстоит узнать, какой обманчивой бывает внешность.
– О, так вы собираетесь учить ее цинизму и недоверию к людям? – усмехнулась Мэгги, позабавленная комизмом ситуации. Не она ли несколько минут назад говорила Лори очень похожие слова… о Финне?
– Нет, но пускай узнает, что законы, управляющие нашим обществом, существуют не зря. Без моральных принципов анархия, алчность и распущенность уничтожили бы род человеческий. Самоконтроль и самоуважение идут рука об руку, создавая стабильную и счастливую жизнь. Два понятия, для которых, я уверен, в вашем серванте никогда не находилось места.
Да, что касается ханжества остепенившихся повес, она определенно была права, подумала Мэгги. Но Никлас Фортуна сильно недооценивает наследие, уже переданное дочери. Лори действительно молода, но далеко не так беззащитна, как ему кажется. Она может не походить на него физически, но в ней есть та же несгибаемая целеустремленность. Похоже, при случае Лори может оказаться точно такой же безжалостной в достижении цели, как и ее отец. Понимает ли это Финн? Остается надеяться, что это так, – в противном случае он, возможно, будет удивлен не меньше Никласа Фортуны.
– Ваша дочь уже почти совершеннолетняя. Если она до сих пор не научена верить собственным суждениям о людях, значит, вы оказались плохим воспитателем.
– Знаете, миссис Коул, уж кто бы и читал лекции о воспитании, да только не вы…
– Каждый имеет право на собственное мнение, включая падших ангелов, перебила Мэгги Ей совсем не нравился холодный сарказм, с которым он произносил «миссис Коул». Будто ее замужество – дурная шутка. До сих пор это была очень хорошая шутка!
– Падшая – согласен, но сомневаюсь, что вы когда-то были ангелом! – проскрежетал он.
– Пожалуй, нет, ангелы должны быть ужасно скучными, – согласилась Мэгги с самым томным видом, какой могла изобразить. Он так уверен в ее испорченности – стоит ли разуверять? Вот только отошел бы он на безопасное расстояние.
Внутренняя неловкость, которую он в ней порождал, становилась чересчур ощутимой при такой малой дистанции. Он весь состоял из опасных углов и зазубрин, о которые можно пораниться до крови. – Равно как и пуритане.
Густая, черная с проседью бровь поползла вверх. Глаза из серых стали голубыми, сменив по пути чуть ли не все цвета спектра.
– Так теперь я пуританин? Вы уж выберите что-то одно, миссис Коул. Если, конечно, есть чем выбирать.
Мэгги давно привыкла, что ее прихотливый ум не признают из-за отсутствия логики, – почему же ее так обидели слова Никласа Фортуны?
– Пожалуй, вы выпадаете где-то посередине между грешником и пуританином, – мило сообщила она. – Лицемер… вот, пожалуй, слово, которое может подсказать мне мой ограниченный ум.
– Я могу быть кем угодно, но только не лицемером, – отрезал он, и глаза снова стали серебристо-стальными. – Я живу в соответствии с кодексом чести, которому учу дочь. Я уважаю клятвы и обязательства других людей, даже если они не уважают их сами.
– И что же, черт возьми, это должно значить? – Мэгги рассердилась чуть ли не до потери рассудка.
– Это значит: если вам нужен я, не пользуйтесь моей дочерью как дымовой завесой. Я предпочитаю прямые, честные ходы.
– Что? – Мэгги была ошарашена его предположением – Хотя в любом случае ничего бы не вышло. В такой ситуации самоограничение, безусловно, полезнее для души.
– Господи, да что вы о себе воображаете? – удалось наконец выдохнуть Мэгги – Ну-ну, миссис Коул, откуда такая скромность? Вы прекрасно знаете, что между нами существует потенциальное влечение, хотим мы того или нет. Иначе с чего бы мы так старательно избегали друг друга?
У Мэгги задрожали ресницы. Она с трудом заставила себя не отвести взгляд, хотя и боялась, что он прочтет в ее глазах то, что сама она до сих пор не хотела признавать. И он таки прочел, отчего на жестком, почти грубом лице появилась улыбка. Но странно: проблеск юмора придал Никласу Фортуне еще более угрожающий вид. Улыбка на тигриной морде, промелькнуло в голове у Мэгги… а на ней самой – шкура, которую надо спасать. Она вызывающе вскинула голову. К несчастью, от этого движения прикрытые атласом груди выглянули в декольте, и Никлас Фортуна одарил их взглядом циничного восхищения, что привело Мэгги в полное бешенство.
– Придержите глаза! – прошипела она, не успев сообразить, насколько комично это должно прозвучать.
– Не так это просто, учитывая, какое добро выставляется. – Однако он послушно перевел прищуренный взгляд на лицо. – Вы любите играть в игры, миссис Коул. Я – нет. Я реалист. У меня могут возникать эротические фантазии на ваш счет, как они возникли бы у любого мужчины с живой кровью, но, в отличие от вас, я привык контролировать свои аппетиты. Если вы вышли на рынок за новым любовником, советую посмотреть на других прилавках. Может быть, ваша доступность не задевает мужа, может быть, еще и нравится, но мне она не кажется привлекательной. Даже не будь вы замужем, вряд ли я связался бы с вами. Предпочитаю женщин со старомодными взглядами на честь и целомудрие. Не судьба, миссис Коул. Так что повторяю еще раз: оставьте мою дочь в покое. Знакомство с ней ничего вам не даст.
– Вам, наверное, трудно будет осознать, мистер Фортуна, – едко сказала Мэгги, жестоко оскорбленная его предположением и пренебрежительностью, с какой оно было высказано, – но я ищу в мужчине большего, чем просто физическая привлекательность. Вы и близко не подходите к списку моих требований. Так что можете держать свою параноическую фантазию при себе. И я была бы вам очень благодарна, если бы вы отказались от идиотских выпадов против Финна…
Густые брови снова поднялись.
– Несколько запоздалое проявление супружеской заботы, вам не кажется? И, к сожалению, неуместное. Знаете ли вы, что ваш муж сейчас скачет по залу, как племенной жеребец, высматривая, какую бы бесхозную кобылку отбить от табуна?
Бедняга Финн, где же и забыться, как не в толпе. Но отсутствие реакции сыграло против нее.
Улыбка Никласа Фортуны стала еще саркастичней.
– Конечно, знаете. Это ведь укладывается в понятие «открытого» брака, как вы оба называете свое распутство. Только учтите, что там не все бесхозные. Не удивлюсь, если вашего смазливого муженька найдут как-нибудь вечером на темной аллее в луже крови после встречи с рассерженным мужем, братом или любовником…
Отцов он не упоминал. Слава Богу… Значит, совет держать Финна на поводке был просто выпадом в ее сторону, а не подозрением. Несколько успокоившись, Мэгги осмелела.
– Какой бы у нас ни был брак, он оправдывает себя, чего не скажешь о большинстве обычных. На самом-то деле вас и всех грязных сплетников бесит то, что мы счастливы!
– Серьезно? – Его внимательные глаза потемнели, и Мэгги снова ощутила дрожь беспокойства. – А вас как женщину не унижает то, что вы не можете удовлетворить все потребности своего партнера?
Люби она Финна, это могло бы сработать.
– Отнюдь нет! Мы с Финном слишком хорошо понимаем друг друга.
– А себя вы понимаете? – пророкотал он. – Что заставляет вас постоянно искать новых ощущений? Не внутренняя ли опустошенность? Не любви ли вы ищете? – Она различила новую ноту в смягчившемся голосе. Боже правый… неужели это… сочувствие? Он приблизился на шаг, и Мэгги отступила, чувствуя, что задыхается. Только его неуместного сочувствия и не хватало.
Откуда-то возникло ощущение собственной слабости и беззащитности совершенно безосновательное. – Бедная богатенькая девочка, – издевательски сопроводил он ее отступление, неверно его истолковав. – У вас всегда было все, что можно купить за деньги… но теперь вы начинаете понимать, что любовь нельзя купить. Не это ли вас мучит? Мечта о романтической любви? И неужели вы думаете найти ее, прыгая из постели в постель? Неужели вы не понимаете, что каждая такая попытка только отдаляет желанное? И неужели вас действительно удивляет, что я не хочу пускать Лори на эту карусель? У нее великий талант любви. Горе, если она растратит его, получив взамен оболочку изощренности.
Желание согласиться было почти непреодолимым. Под внешней грубостью угадывалась способность тонко чувствовать, а искренность отцовской тревоги внушала симпатию. Родители Мэгги погибли под обвалом в Швейцарии, когда ей было пять лет, но и до этого она не особо ощущала их присутствие. Ее отец был большим разочарованием для деда. Патрик Донован ожидал, что единственный наследник возьмет на себя руководство фирмой «Донован и компания», торговой империей, построенной в жестокой конкуренции с Маркхамом Коулом, старым партнером и соперником. Но Майклу Доновану больше нравилось тратить деньги, чем делать их, и в этом он находил полную поддержку у своей итальянки-жены.
Поэтому старый Патрик бессменно оставался у кормила компании, несмотря на быстро ухудшавшееся здоровье. Многие годы бизнес отнимал у него почти все время, но из того, что оставалось, он обязательно выкраивал минуты для любимой внучки, чтобы убедиться, что она ни в чем не нуждается. Однако она нуждалась. Экономки, гувернантки и компаньонки, хоть и были всегда самыми лучшими, не могли дать чувства семьи. Мэгги обожала деда при всем его упрямстве и властности и была в высшей степени уверена в его любви и нежности, но чего старик совершенно был лишен, так это чуткости. Никлас Фортуна за несколько минут угадал в ней больше, чем дедушка Патрик за последние пять лет. Это делало взаимное тяготение, которое она не могла не ощущать, почти духовной близостью, что уже по-настоящему пугало.
Мэгги решила, что лучше всего будет надерзить.
– Вы обращаетесь к моим лучшим чувствам? – издевательски поинтересовалась она и с облегчением заметила, что следы сочувствия в серо-голубых глазах рассеялись как дым.
– А они у вас есть? – проскрежетал он.
– Как вы считаете? – игриво поинтересовалась Мэгги.
– Я считаю… – Что бы ни собирался сказать Никлас Фортуна, он явно передумал и утробно прорычал:
– Я считаю, что вы безнадежно испорчены, черт вас возьми за это!
В этом яростном рыке прозвучала досада, пробившая брешь в обороне Мэгги.
Мгновение они молча смотрели друг на друга. Сейчас – когда досада вытеснила голодный мужской интерес в его глазах, взгляд их стал намного человечнее.
– Держитесь подальше от Лори, миссис Коул. Не говоря уж о всяких моральных соображениях, ни к чему нам знакомиться ближе…
У Мэгги вдруг пересохло во рту, а выпитое шампанское запоздало ударило в голову, прогнав все мысли. Остались только чувства, совсем ненужные чувства, включая тот самый голодный интерес, который она заметила в нем. На какое-то мгновение ею завладело ощущение беспомощности, прерванное самым неожиданным образом.
– Мэгги? Что происходит? – Это был Финн, ощетинившийся и готовый к мужской стычке.
– Ничего. – К сожалению, ответ прозвучал вовсе не так непринужденно, как следовало бы. Голос у нее дрогнул. В глазах Никласа Фортуны успело промелькнуть удовлетворение, прежде чем он перевел взгляд с предательски выразительных глаз Мэгги на ее мужа. Финн не воспользовался своим обаянием, на что надеялась Мэгги. Вероятно, он понимал, что обаяние не расколет ледяной панцирь этого человека. В глазах Финна был вызов.
– Мы с вашей женой просто… болтали.
Пауза была столь же многозначительной, как тигриная улыбка. К своему ужасу, Мэгги почувствовала, что лицо у нее горит, как минуту назад горело тело. Финн заметил небывалую для Мэгги краску на щеках и напрягся.
– Что ж, поищите кого-нибудь другого… поболтать. Мы с Мэгги уходим, сказал он с оскорбительной резкостью, беря жену под руку и притягивая к себе.
Мэгги отметила, что этот властный жест удивил не только ее, но и всех троих, включая самого Финна. Что за игру он затеял, изображая бдительного мужа?
– Жаль, – обронил Никлас Фортуна. Он взял свободную руку Мэгги, склонил свое боксерское лицо к черной коже перчатки и прильнул приоткрытыми губами к кружевным вставкам на костяшках пальцев. – До встречи… Мэгги, – хрипло сказал он с такой фамильярностью, что Мэгги передернуло.
– Слишком долго придется ждать, – бросил Финн и так резко потянул Мэгги, что ее рука выскользнула из жесткой ладони Ника Фортуны. – Держись подальше от моей жены. Фортуна. Если нужно что-то сказать, скажи лучше мне.
Ответом была та же темная, угрожающая улыбка.
– У тебя красивая жена, Коул, – тихо сказал Фортуна. – И очень неугомонная. Будь начеку. Глядишь, в один прекрасный день кто-то захочет увести ее.
Издевательски поклонившись, он ретировался, оставив Финна в подозрительном недоумении.
– Что он нес?
– Не обращай внимания. Просто хотел сказать тебе гадость, – поспешила ответить Мэгги. – Он застал меня за разговором с Лори и отчитал.
– Надутая свинья, – выругался Финн. – Видишь, с кем приходится жить Лори?
– Потом он снова вспомнил о Мэгги. – Ты уверена, что это все? Вы оба выглядели такими взбудораженными…
– Это допрос? – огрызнулась Мэгги, чувствуя себя виноватой. – И с чего тебе вздумалось налетать на нас? Этой петушиной выходкой ты только восстановил Фортуну против себя. Я-то думала, что ты собираешься соблюдать максимум деликатности…
– Мне не понравилось, как он смотрел на тебя. Держись от него подальше, Мэгги. Мы с. Лори управимся сами. Это наша драка, и не думаю, что тебе следует чересчур вмешиваться.
– Ты сейчас говоришь его языком, – сухо заметила Мэгги, отметив про себя, что еще не встречала столь непохожих друг на друга людей. Финну крайне редко приходилось за что-то драться, тогда как Никлас Фортуна брал с боем все, что имел. – Ты хоть понимаешь, что, изображая ревнивого мужа, только усложнил ситуацию? Как он может поверить, что ты искренне любишь его дочь, если при этом стремишься сохранить права на меня?
Финн неохотно пожал плечами.
– Проклятье!.. Но, черт возьми, Мэгги, он так вел себя с тобой только для того, чтобы оскорбить меня… у него на лице было написано, что он без зазрения совести использует людей. Я не хочу, чтобы ты страдала из-за меня…
– Финн… – У Мэгги вдруг появилось неприятное подозрение. – Это же была просто игра, правда? Ты же не ревнуешь на самом деле? – Не хватало еще, чтобы Финн превратился в собаку на сене.
Финн нахмурился, но тут же его лицо осветилось обычной улыбкой.
– Может быть. Только не к Фортуне, а к его успеху. И так одна из женщин, которых я люблю, находится под его влиянием – не хватало, чтобы он и тебя подмял.
Мэгги с облегчением рассмеялась.
– Не беспокойся. Я уже большая девочка и, ты же знаешь, предпочитаю изысканных мужчин…
– Угу, именно это меня и беспокоит, – расстроенно признался Финн. Изысканным мужчинам ни разу еще не удавалось вогнать тебя в краску, как школьницу… даже в школьные годы. Флирт, которым ты занималась столько лет, не развил в тебе чувство самосохранения. Что, если ты нарвешься на мужчину, который не захочет легких отношений? И который примет твою репутацию за чистую монету? Ты понимаешь, какую репутацию приобрела в результате нашего брака? Сейчас ты защищена хотя бы моим именем, и я просто обязан сказать тебе, что после развода, потеряв мое имя, ты не потеряешь моей защиты.
– Спасибо, Финн, но я ведь могу и сохранить имя, – пригрозила Мэгги. – Ты ни разу не вмешивался в мою жизнь с тех пор, как мы поженились, и я была бы очень признательна, если бы ты продолжал в том же духе и после развода. В противном случае весь этот сброд решит, что ты занимаешься tenase a lrorl.
Это было бы нечестно по отношению к Лори и ко мне, хотя, несомненно, твоя репутация только укрепится…
Финн рассмеялся, и они сменили тему, но Мэгги прекрасно понимала, каким обоюдоострым мечом был их брак-пустышка. Она искренне радовалась за Финна, но, честно говоря, побаивалась предстоящей свободы и себя в роли одинокой женщины на современной либеральной сцене, особенно среди ее суетных сверстников и друзей. Во всяком случае, никто не должен узнать, каким блестящим фарсом был их брак… по крайней мере до тех пор, пока их великие деды не отойдут с миром.
Томас Ричи, адвокат Коулов, сказал один столько же, сколько все трое, сидевшие напротив. Разговор происходил на следующий день в обитом плюшем офисе с видом на Оклендский порт. Лори, якобы ушедшая за покупками на время обеденного перерыва в ювелирных мастерских «Фортуны», в священном ужасе слушала запуганную историю брака Коулов, а Финн с Мэгти мрачно взирали на кипу документов, извлеченных Томасом из папки. Предыдущим вечером Финн вынужден был смущенно признать, что совершенно запутался, пытаясь объяснить суть дела.
– В действительности все очень просто, – заметил Томас в краткой и выразительной манере, отточенной двадцатипятилетней практикой. В свое время он был удивлен, когда Финн и Мэгги обратились со своим делом к нему, поскольку, как известно, Коулы и Донованы не только в бизнесе, но и в юридической практике всегда обращались к конкурирующим фирмам. Потом он выслушал немало посулов и угроз от Патрика Донована и Маркхама Коула, настоятельно желавших получить информацию о внучке и внуке, но остался непреклонен. Вообще-то Мэгги подозревала, что ему доставляло большое удовольствие задирать нос перед двумя самыми могущественными людьми города… и перед их влиятельными юридическими конторами. Томас занимался своей практикой вместе с сыном и зятем на старомодный манер, и Мэгги подозревала также, что их необычный брак внес разнообразие в рутинные дела скромной конторы – Неплохой способ прекратить фамильную вражду, – согласилась Лори. – Но Финн не рассказывал мне, с чего все началось – Потому что этого на самом деле никто не знает, – ответил Томас. Считается, что замешана Жозефина, жена Патрика Донована, но это только слухи. Достоверно известно лишь то, что, проработав некоторое время совместно, Маркхам Коул и Патрик вдруг сильно повздорили. Они затеяли тяжбу о праве на владение магазином, который к тому времени уже стал весьма преуспевающим, и дед Финна выиграл дело. Магазин «Патрик и Маркхам» был немедленно переименован в «Магазин Маркхама». Донован обанкротился, но через несколько лет ему удалось открыть рядом с «Магазином Маркхама» «Магазин Донована», и их отчаянная конкуренция продолжается до сих пор.
Сегодня старики ненавидят друг друга не меньше, чем в день ссоры.
Соперничество сделало обоих богатыми, но со временем оно же стало подрывать доходность обеих компаний. Пока отец Финна работал в «Коул и K°», ему удавалось внедрять толику здравого смысла в Маркхама, но, когда он, вскоре после сорока, умер от сердечного приступа – вызванного, как утверждал Маркхам, каким-то мерзким подвохом Патрика, – старик снова откопал топор войны. Он не доверяет никому – даже Финну нелегко убедить деда, что он знает свое дело. Что до Патрика Донована, он всегда управлял компанией сам… Отец Мэгги смыслил в делах не больше, чем сама Мэгги.
Мэгги, ничуть не обидевшись, добавила:
– Беда в том, что у обоих патриархов вместо династий, которые они хотели основать, было только по одному сыну. Моя бабушка умерла при родах, а Финнова – во время эпидемии гриппа, когда его отцу было всего пять лет. А деды, одержимые идеей разорить врага, и не подумали жениться второй раз.
Может быть, при женщинах они бы немного смягчились… да и дети отняли бы какую-то часть этой губительной энергии. Знаешь, моему деду уже семьдесят шесть, а он по-прежнему работает полный день! Несмотря на то, что легкие у него никуда не годятся. – Мэгги вздохнула. – «Не сворачивай с пути» – вот его девиз… даже если путь ведет в могилу, не сворачивай с пути! – Пять лет назад чуть было этим не кончилось, – перехватил нить рассказа Томас. – Могила чуть было не поглотила обоих стариков вместе с их компаниями. Маркхам Коул начал осуществлять программу расширения дела, и Патрик Донован, разумеется, не отставал. Пошли слухи, что один соперник проявляет интерес к покупке какой-нибудь компании только для того, чтобы другой, перехватывая, завысил цену. У Маркхама начались проблемы с сердцем, а Патрик уже не расставался с кислородной подушкой; и, может быть, уколы совести делали вражду еще более ожесточенной. А поскольку к тому времени все акции были уже в руках семей и, следовательно, не требовалось ни перед кем отчитываться, старики дрались своими фирмами, как зонтиками. Оба были на грани самоуничтожения, и ничто не могло остановить их.
– Кроме нас, – усмехнулась Мэгги. – На сцену выходят герои-спасители, единственные наследники династий Коулов и Донованов!
– Вот только если бы ваши деды продолжали в том же духе, наследовать было бы нечего, – подсказала Лори с уже известной Мэгги озорной улыбкой. Эту часть истории девушка поняла.
– Точно. А я была испорчена с пеленок. Я не хотела бедности. Всю жизнь меня готовили к вступлению в наследство, и я не собиралась его терять из-за тупоголового упрямства Патрика. – Мэгги вспомнила холодок неуверенности, пронзивший ее после телефонного разговора с личным помощником деда, только что уволенным после пятнадцатилетней работы за отказ совершить очередное приобретение, которое приблизило бы «Донован и K°» еще на шаг к банкротству.
Он позвонил беззаботной студентке-выпускнице, чтобы предупредить о глупости, которую намерен совершить его босс. Все знали, что единственный, кто имеет влияние на упрямого ирландца, – это его любимая внучка. Однако на этот раз и она была бессильна и потому обратилась к своему единственному другу – Финну.
Он заканчивал Оксфордский университет, и Мэгги полетела в Англию, где выяснила, что и до него дошли слухи о пошатнувшемся финансовом положении семьи.
– Я был настроен так же, – сказал Финн. – Я давно собирался взять «Коул и K°» в свои руки и был по горло сыт тем, как дед последовательно разрушает фирму ради удовлетворения своей гордыни. Мы с Мэгги так разозлились, что готовы были разорвать обоих стариков и свалить клочки в одну корзину!
– Но вместо этого ты предложил Мэгги выйти за тебя. Не слишком романтично, – сказала Лори.
– Романтика здесь ни при чем. Это был единственный здравый путь прекращения вендетты, какой мы только могли придумать, – объяснила Мэгги. И на самом деле предложил не Финн, а я.
– Ты не предложила, а решила, – ухмыльнувшись, уточнил Финн. – Это была ее идея – полететь в Штаты и прожить несколько дней в Неваде. По местному закону этого вполне достаточно, чтобы оформить брак.
– Рено… Мировая столица браков и разводов, – рассмеялась воспоминанию Мэгги. Это было похоже на классическую авантюру, предпринимаемую двумя юными аристократами для спасения упрямых патриархов от них же самих.
– Конечно, когда мы вернулись, был ужасный скандал…
– Но я притворилась беременной, а поскольку оба ужасно старомодны, им пришлось заткнуться на время…
– … достаточное для того, чтобы Маркхам обнаружил в «дьяволовом отродье» милую девочку…
– … а мой дед открыл у «избалованного пащенка старого мула» трезвый ум и хорошо подвешенный язык, – подхватила Мэгги. – Первый год был довольно бурным, особенно после моего «выкидыша», но, когда они увидели, что мы с Финном крепко держимся друг за друга, придирки пошли на убыль. На самом деле мне кажется, что эти старые ворчуны гораздо большие романтики, чем мы, и рады были поверить в нашу любовь с первого взгляда, в то, что мы якобы встретились в Париже и невольно повторили историю Ромео и Джульетты.
– Боюсь, если бы мы признались, что знаем друг друга с детства, ничего бы не вышло. Безумную любовь они могли понять, но, узнай, что мы годами нарушали законы вендетты, нас бы придушили, – прокомментировал Финн.
На самом деле они познакомились в шестилетнем возрасте. Встретились в парке по недосмотру нянь, подружились и при сочувственной помощи челяди сумели уберечь свою дружбу от витавшей над головами вражды взрослых. Даже, став подростками, они продолжали дружить, не допуская вмешательства в свои отношения никаких сексуальных проблем. Несмотря на то что оба были очень привлекательны, они никогда не испытывали физического влечения друг к другу, что и сделало их брачную аферу такой благополучной.
– Но… что же будет, когда вы разведетесь? – спросила Лори, обнаружив изъян в до сих пор безупречном плане.
– Гм… да… в том-то и загвоздка, – развела руками Мэгги. – Мы-то думали, что старики долго не протянут… здоровье у обоих никуда не годилось. Мы рассчитывали прожить вместе несколько лет, а потом, когда дедушки помрут, тихонько аннулировать брак.
– Ввиду неосуществления брачных отношений, – пояснил Томас. – У меня где-то здесь соответствующий контракт. Конечно, Мэгги и Финн собирались ограничиться устным уговором – не хотели никаких компрометирующих бумаг, но… в общем, когда в дело замешаны такие доходы, лучше строго следовать правилам. Предполагалось оформить раздельную собственность на все имущество, чтобы избежать проблем раздела, но от этой идеи в ряде случаев пришлось отступить. Например, достигнув двадцати одного года, оба получили в наследство акции – и тут же обменялись ими.
– Что едва не стоило дедам апоплексических ударов, но шаг себя оправдал.
С тех пор они стали гораздо осторожнее, зная, что определенный процент акций находится в полувражеских руках, – сказал Финн. – И с тех пор они постепенно приближаются к идее сотрудничества. Да и обстоятельства подпирают. Сразу после нашей свадьбы они продали часть акций, чтобы выбраться из финансового тупика, в который загнали себя, и теперь обе компании стали соблазнительными мишенями для биржевых спекуляций.
– Так почему же вы собираетесь разводиться? – недоуменно хмурясь, обратилась к Финну Лори. – Почему не аннулировать брак, если он не настоящий? Ведь так, кажется, планировалось? Или… – Она запнулась и окаменела. Свежая и невинная девочка в белом платье вдруг стала серой и изможденной.
– Нет, прежнее условие остается в силе, – мягко сказала Мэгги. – Но если мы аннулируем брак, Маркхам и Патрик поймут, что их надули. Мы не можем так оскорблять их гордость. Это было бы предательством наихудшего пошиба. Видишь ли, они так и не помирились и по-прежнему готовы вцепиться друг другу в горло при встречах… правда, нечастых. Иногда у меня возникает ощущение, что они были бы рады поводу снова развязать войну.
– А не будет ли развод таким поводом? – нерешительно спросила Лори.
– Нет, если мы постараемся внушить всем, что расстаемся друзьями, сказала Мэгги, задумчиво покусывая губу.
– Эге, точно такой же вид у нее был тогда, когда она подкатила ко мне со своим предложением. – Голубые глаза Финна блеснули весельем. – Замрите все:
У Мэгги Есть Идея!
– Нет, – с сожалением призналась Мэгги. Пока, во всяком случае. Но точно будет. Тем временем Томас может начать подготовку документов.
– Сколько это займет? – Финн встал и подошел к Лори, умоляюще взглянув на Мэгги. – Я не хочу гнать лошадей, но не уверен, выдержит ли Лори бесконечные отсрочки.
– Вы же знаете, что развод не совершается в один день – по крайней мере в этой стране, – нахмурился Томас. – Хотя вы и поженились не в этой стране; так что, если вам нужен мгновенный развод, можете вернуться в Рено.
– Старый добрый Рено, – рассмеялась Мэгги. – Лори может поехать с нами, и мы одним махом устроим и развод и свадьбу.
Глаза Лори затуманились на мгновение, а потом она расцвела улыбкой.
– Не вижу, что могло бы этому помешать.
– А я вижу, – вмешался Финн. – Я хочу, чтобы у Лори была настоящая свадьба… подружки в белых платьях и флердоранж на фате. Она этого заслуживает. Я не хочу, чтобы она прошла через ту же пародию на брак, которая была у нас. Слишком я горд тем, что женюсь на ней.
– Это была шутка, – сказала Мэгги, взглядом прося у Лори прощения. Она-то знала, каково это – слышать остроты по поводу своей свадьбы, и не следовало испытывать девочку таким образом. Вот только найдется ли мужчина, который с такой же, как у Финна, нежностью будет настаивать на подружках, флердоранже и фате для Мэгги?
– Я знаю, – улыбнулась Лори, и на мгновение две женщины почувствовали полное взаимопонимание.
Финн вздохнул с явным облегчением, и Мэгги поняла, перед какой болезненной дилеммой он встал бы, возникни настоящие трения. Для внутреннего комфорта ему требовалось, чтобы сестра, жена и возлюбленная нравились друг другу. И Мэгги порадовалась, что не нужно притворяться.
Остаток часа они провели, уточняя с Томасом детали раздела имущества.
Сразу же было решено, что квартира останется за Мэгги, но возник спор из-за Сэма Иста. Финн заявил, что она не может жить одна со слугой-мужчиной. Мэгги мило сообщила, что, если пожелает, может жить с чертом и дьяволом. Тогда в спор вмешалась Лори и предложила оставить решение за Сэмом. Финн и Мэгги мрачно согласились на этот компромисс, но немедленно вернули себе прекрасное расположение духа, когда Томас перешел к вопросу об акциях и предложил не возвращать подарки. Это не только придержит пыл дедов в случае новой вспышки вражды, но и будет для публики залогом мира, сведя к минимуму опасения мелких держателей акций на этот счет.
Мэгги оставила Финна и Лори прощаться в ветхом лифте старого офисного здания и умчалась на своем черном «БМВ» в клуб здоровья. Конечно, влюбленной парочке не позавидуешь, утомительное это дело – скрывать свои чувства от чужих глаз. Но в ближайший уик-энд оба отправятся на вечеринку на остров Вайкики, приглашенные независимо друг от друга случайными знакомыми. Там они случайно познакомятся между собой, правда, и тогда придется вести себя с предельной осмотрительностью. Но по крайней мере они будут вместе, хоть и в толпе. Мэгги, у которой были другие планы на уик-энд, всем сердцем желала им хорошего вечера. Если Финн и Лори так и не найдут счастья вдвоем, вина ляжет на нее. Великий План, который должен был укротить вражду дедов, изобрела она, и она же уговорила не столь бесшабашного Финна.
Сейчас ей нужно немного тишины и спокойствия, чтобы придумать нечто новое. Она надеялась, что к возвращению Финна с Вайкики будет готов Новый Гениальный План, который осуществит его мечту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзен

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзен



хороший неизбитый сюжет, читается легко, реккомендую.
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенмарина
13.07.2010, 20.01





моя самая любимая книга.оригинальный сюжет,тонкий юмор,неожиданная концовка.читайте не пожалеете!!
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенлейла
16.06.2012, 22.21





интересный роман , с юморком. 9/10
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенМарго
17.06.2012, 16.34





А мне не очень понравилось. как то нудно
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенЛиза
7.10.2012, 23.45





Очень приятные, неординарные герои, неизбитый сюжет, что еще надо для хорошей "малышки"?: 8/10.
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенязвочка
7.01.2013, 23.32





Ох, классно!!! Просто наслаждалась чтением этого романа! Какие у них диалоги, споры! Герои все до одного - замечательные! Боже, 3 часа ночи, как я смеялась: когда Ник назвал Томаса "Престарелый Ромео", а Сэма - "Пятница"!!! Напал приступ смеха, и всё. Нельхя не прочитать, девочки! После "Любовницы жениха", это второй роман автора, который я прочла, и мне очень понравилось. Беру себе на заметку )))
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенПсихолог
22.02.2013, 16.19





klass!
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенng
14.05.2013, 17.10





Отличный роман! Достоин быть в топе!
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенАнна
14.05.2013, 21.27





чудненько
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенводопад
15.05.2013, 11.36





Книга супер.Очень интересно.Советую прочитать.
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенГалина
30.06.2013, 14.46





Вау, ну и закручено, но классно. Интрига, интрига, интрига...
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенЛена
3.07.2013, 1.34





не понравился.
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзентатьяна
23.07.2013, 16.06





Не понравилось. Водевиль какой- то. Учитывая другие ее произведения, этот роман- полная лажа.
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенTasha
29.08.2013, 21.38





Интересный романчик, сюжет и в самом деле не избит, можно почитать. 7/10.
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенАсем
26.11.2013, 8.34





Понравился нестандартный тонкий страстный умный просто блеск!
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенStefa
25.12.2013, 23.37





Не очень интересно, можно пропустить
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенАнна
26.12.2013, 23.06





Мне роман понравился!
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенОльга
15.01.2014, 11.16





хорошо конечно,но конец странный то он ее только недавно оскорблял ,то уже верит в ее любовь...вообщем читайте ,роман хороший
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенмюл
18.06.2014, 14.35





Читайте и получите удовольствие,Вам понравится
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенMargo
21.08.2014, 17.00





Какой-то недосовременный роман. Нудятина,особенно ближе к середине.
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенРрррр
22.10.2014, 12.56





Прочитала с великим удовольствием!
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенАнна
6.03.2015, 18.46





Замечательный роман. Легко, мило.Для приятного чтения - самое оно!
Избранница фортуны - Нэпьер СьюзенЁлка
19.03.2015, 16.14





не в восторге
Избранница фортуны - Нэпьер Сьюзенсоня
22.09.2015, 21.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100