Читать онлайн Ложь и любовь, автора - Норт Хейли, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь и любовь - Норт Хейли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь и любовь - Норт Хейли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь и любовь - Норт Хейли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Норт Хейли

Ложь и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Женщина моей мечты. Сворачивая на дорогу, ведущую к школе «Сент-Суплициус», Паркер все взвешивал собственные слова, повторяя их про себя. Мэг предупреждала его, что часто засыпает в машине, и она действительно задремала, убаюканная плавной ездой по гладкой дороге.
Паркер поймал себя на мысли, что наблюдает за Мэг. О, разумеется, он не забывал следить за дорогой, но стоило ему подумать: «Она спит, и нечего больше на нее пялиться», как взгляд сам собой возвращался к ее лицу. Всякий раз, когда Паркер смотрел на Мэг, в ней что-то неуловимо менялось. В первое время после того, как она закрыла глаза, в ней не ощущалось расслабленности. Впрочем, Паркера не удивляло, что она чувствует себя не в своей тарелке – как-никак женщина потеряла мужа и пообщалась с его семейкой, и все это на протяжении одного дня, который еще далеко не кончился. А Мэг еще предстоит сообщить десятилетнему пасынку, о существовании которого – Паркер мог бы в этом поклясться – она даже не подозревала, о смерти его отца.
Мэг во сне задышала ровнее и глубже, очертания ее рта смягчились. Паркер видел Мэг в профиль, она сидела, наполовину отвернувшись от него, темные волосы, упавшие на щеку, контрастировали с бледной кожей. Для человека, живущего в пустыне, она не очень-то загорелая, наверное, мало времени проводит на солнце.
Паркер спрашивал себя, почему он ответил на ее вопрос о работе именно так, а не иначе. Он уже не мальчик, у него было достаточно времени встретить женщину своей мечты, если таковая существует в действительности. В конце концов, Паркер пришел к заключению, что встретить вторую половинку ему так же трудно, как любому другому члену семейства Понтье. Видно, таково уж проклятие их рода – выбирать не того, кого нужно, и Паркер решил, что лучше остаться одному, чем повторять ошибки, свидетелем которых ему довелось быть. Одно из самых ранних детских воспоминаний Паркера было связано со ссорами родителей, сопровождавшимися громкими криками. Тинси старалась не обращать внимания на похождения его отца, но и ее терпение было не беспредельно.
Взрослый Паркер знал об изменах отца. Их семейство было хорошо известно в городе. Об изменах Тинси он только догадывался, но ему как-то с трудом верилось, что добрый доктор, который за годы стал таким же неотъемлемым атрибутом Понтье-Плейс, как предметы мебели, получает плату за свои услуги только в долларах.
Когда отец Паркера погиб в аварии, катаясь на яхте, все выражали по этому поводу приличествующие случаю чувства, но в душе Паркер не ощущал почти ничего, кроме стыда да еще облегчения, приправленного угрызениями совести. Женщина, погибшая вместе с его отцом, была женой одного из самых важных деловых партнеров «Понтье энтерпрайсиз». Паркеру еще пришлось улаживать скандал и заделывать трещину в деловых отношениях.
Как и сегодня, расхлебывать последствия выпало ему.
Мэг заворочалась во сне и повернулась на сиденье. Теперь она свернулась клубочком лицом к нему, губы ее слегка приоткрылись во сне, дыхание было спокойным и ровным. Густые темные ресницы подчеркивали сливочную белизну кожи, нежной, как у младенца. Чувствуя, что в нем просыпается влечение, смешанное со странным желанием защитить почти незнакомую женщину, Паркер сделал над собой усилие и сосредоточил все внимание на дороге.
Мэг выглядит невероятно молодо, даже не верится, что она уже побывала замужем, тем более дважды. «Интересно, – подумалось Паркеру, – был ли хотя бы один из мужей Мэг мужчиной ее мечты?» При этой мысли он испытал мгновенный укол ревности. Только не Жюль. Это невозможно. Паркер покачал головой. Он скорбел о смерти брата, но слишком хорошо знал его недостатки. Каким же был ее первый муж? Хотя, конечно, ему все равно.
Дед не раз говорил Паркеру, что ему следует подойти к поискам жены так же серьезно, как он подходит к любым деловым начинаниям. Но старик не догадывался, со сколькими женщинами Паркер встречался, прежде чем отказался от дальнейших поисков. После неудачной помолвки с Рене он стал куда разборчивее, однако так и не встретил женщину, которую мог бы представить в роли своей жены и которой был бы способен хранить верность до конца жизни.
Паркер давным-давно дал себе клятву, что если когда-нибудь женится, то ни в коем случае не уподобится своему отцу. И он подходил к этому обету очень серьезно.
Он сбавил скорость и съехал с автострады на дорогу, ведущую к заливу Сент-Луис. Мэг так мирно спала, что ему не хотелось ее будить, но до школы оставалось всего несколько миль.
Паркер повернулся к Мэг и увидел, что она открыла глаза и, сонно моргая, смотрит на него.
– Мы подъезжаем? – спросила Мэг, сидя все в той же позе, наполовину свернувшись калачиком.
– Да. – Забавно, что она открыла глаза в то самое мгновение, когда он собрался ее будить. – Осталось проехать совсем немного, скоро будет поворот на подъездную дорогу. – Паркер мысленно подивился тому, как хорошо он помнит этот маршрут.
– Вы часто здесь бываете? Мэг зевнула и потянулась.
– Уже нет.
– Вы тоже учились в этой школе?
– Всего год.
– Сколько вам тогда было?
Паркер нахмурился, вспоминая год, когда ему исполнилось десять. Жюля, который был на два года старше, тогда в очередной раз вышвырнули из школы в Новом Орлеане. После этого отец послал его в школу «Сент-Суплициус». И, естественно, туда же отправил Паркера, чтобы тот оберегал старшего брата от всяческих неприятностей.
– Десять.
– Удивительное совпадение. – Мэг выпрямилась и расправила на себе жакет. – Значит, вам было столько же, сколько сейчас Гасу. Может, вам будет легче друг друга понять. Почему вы пробыли в школе только год?
– Тинси пригрозила, что опубликует в «Таймс-пикайун» список всех женщин, с которыми у моего отца были романы, если он не вернет ее малыша домой.
– Значит, она хотела, чтобы вы жили в семье? Паркер пожал плечами:
– Она хотела вернуть Жюля, а заодно уж вернули и меня.
Мэг пробормотала что-то неразборчивое – возможно, очередные сочувственные слова, а Паркер не хотел от нее сочувствия. Зря он разболтался, надо было оставить свои проблемы при себе. В конце концов, именно этому его научили в школе «Сент-Суплициус»: держать спину прямо и вести себя как подобает мужчине.
– Насколько я поняла, ваш отец был не прочь погулять на стороне, но все-таки придерживался определенных рамок приличий.
– Но ведь в цивилизованном мире так и принято, не правда ли? Делайте, что вам вздумается, только вовремя переодевайтесь к обеду.
Паркер внезапно понял, что именно это и было одной из неосознанных им причин разрыва его помолвки с Рене: женившись на ней, он в конце концов уподобился бы отцу. Мысль эта ни на чем не основывалась, но та же интуиция, которая не раз помогала Паркеру в делах, подсказывала, что он попал в точку.
– Но разве вашего отца не беспокоило, что жена знает о его романах? – удивленно спросила Мэг.
– Хотите добрый совет, Мэг? Не пытайтесь понять мою семью.
Паркер свернул на трехполосную подъездную дорогу, ведущую к главному корпусу школы, и запоздало сообразил, что, давая Мэг этот совет, как-то упустил из виду, что она тоже стала членом их семьи. Он ждал возражений, но Мэг только нахмурила лоб и промолчала.
Странно, но она во многих случаях ведет себя совсем не так, как подобало бы овдовевшей новобрачной. Например, Мэг не изъявила желания проститься с телом, не оплакивала смерть мужа, а сейчас не напомнила, что тоже стала членом семьи. Паркер вспомнил, что тогда, в отеле, она почти с удивлением услышала, что ее приглашают в дом. Поразительно, что женщина, буквально помешанная на семейных ценностях, не очень-то стремится утвердить свою принадлежность к семейству Понтье. Однако времени как следует поразмыслить над этими несуразностями у Паркера не было, и, выезжая на стоянку для посетителей, он решил, что вернется к этому позже.
Паркер заглушил мотор и потянулся к ручке двери, подсознательно стремясь поскорее покончить с неприятной миссией. Мэг перехватила его руку.
– Подождите. Прежде чем мы выйдем, я хочу кое-что узнать. Давно ли Гас виделся с отцом?
– Честно говоря, точно не знаю.
На праздничном обеде по случаю Дня благодарения Жюль не присутствовал. Счастливчик. Паркер скрепя сердце оставался за столом столько времени, сколько требовали правила приличия. Пять супружеских пар, приглашенных Тинси на обед, не представляли для него никакого интереса. Женщины – холеные, но не слишком счастливые – во многом напоминали Тинси, мужчины разговаривали в основном о бизнесе, деньгах, гольфе и яхтах. Паркер знал их уже много лет и не раз слышал все, что они могли сказать, ему были известны все их достижения и промахи. В прошлом на подобных мероприятиях он убивал время, пытаясь угадать, с кем из присутствующих женщин спал его отец.
– Паркер?
По-видимому, мрачные мысли отразились у него на лице.
– Простите, задумался. Думаю, Гас не видел отца по крайней мере с августа. Помню, он приезжал домой на свой день рождения.
– Угу.
– Это хорошо или плохо?
По какой-то необъяснимой причине Паркер заранее уже решил для себя: Мэг знает, что лучше для Гаса.
Она покачала головой и открыла дверцу со своей стороны. Паркер вышел из машины и успел придержать для нее дверцу.
– Спасибо, – сказала она с удивлением, – вы очень любезны.
Паркер улыбнулся:
– Вы пробуждаете во мне мои лучшие качества.
Мэг бросила на него недоверчивый взгляд, но ничего не сказала. Пока они шли к дверям главного административного корпуса, Паркер мысленно ругал себя за то, что отпугнул ее своим замечанием.
– Эта школа похожа на крепость, – заметила Мэг.
– На самом деле раньше тут был монастырь. Монахи и сейчас здесь живут, так же как и священники, которые заправляют в школе делами.
– Монахи и священники. Какое странное окружение для десятилетнего ребенка.
– Только не для ребенка из Нового Орлеана. Наш город, вероятно, самый католический в стране.
– Вы католик? – спросила Мэг.
Паркер посмотрел на нее и подумал, представляет ли она, насколько нелепо звучит ее вопрос по отношению к новоорлеанским Понтье. Он помедлил, не торопясь открывать дверь. Впрочем, откуда Мэг знать? Паркер посмотрел в ее удивленно раскрытые глаза.
– Как я понял, Жюль не упоминал и о своих религиозных взглядах.
Мэг потупила взгляд.
Паркер мысленно взял себе на заметку, что нужно будет как следует рассмотреть их свидетельство о браке и послать в Неваду частного детектива. Заодно он напомнил себе, что не имеет права поддаваться чарам обаятельной миссис Мэг – во всяком случае, до тех пор, пока не знает всех фактов.
Взгляд Мэг был прикован к руке Паркера, лежащей на латунной дверной ручке. Она не смела посмотреть ему в глаза, пока полностью не овладеет собой. Хороша же она: постоянно дает понять, как мало они с Жюлем знали друг о друге. Разумеется, это еще не значит, что они не могли влюбиться друг в друга с первого взгляда и поспешно обвенчаться в городе, где церкви стоят на каждом шагу.
Ну и что же, что они мало знали друг друга? С Тедом Мэг встречалась до свадьбы два года, и это не помешало ей вскоре после замужества обнаружить, что она любила человека, созданного ее воображением, разительно не похожего на реального Теда.
Мэг расправила плечи. Сейчас ей следует думать только о Гасе. Встретив взгляд Паркера, она тихо сказала:
– Если вы готовы, я тоже готова.
Он открыл дверь. В самой внушительной массивности двустворчатой двери было нечто такое, от чего у Мэг пробежали мурашки по спине. Тусклый блеск мраморного пола в большом вестибюле только усилил ощущение, будто она перенеслась в холодное, безрадостное прошлое, снова стала ребенком, находящимся на попечении государства.
Из-за письменного стола вышел молодой человек в голубом шерстяном форменном костюме. Он был старше Тедди не больше чем на год, ну, может, на два, но, не по годам серьезный, казался взрослее.
– Вам помочь, сэр?
Сэр. Мэг сдержала инстинктивное возмущение столь явной дискриминацией.
– Мы бы хотели встретиться с директором школы, – сказал Паркер.
Молодой человек указал на длинную скамью, стоящую у стены.
– Садитесь, пожалуйста. Ваше имя, сэр?
– Паркер Понтье. И миссис Понтье. – Казалось, услышав из собственных уст это имя, Паркер растерялся. – Миссис Жюль Понтье, – уточнил он.
Мальчик кивнул:
– Ясно, сэр.
Мэг показалось, что в ее сторону он бросил не слишком вежливый взгляд. Интересно, какой репутацией пользуются в школе Жюль и его сын?
Едва они успели сесть, как из одной из многочисленных дверей, выходящих в вестибюль, появился элегантный седовласый господин в безукоризненно сшитом черном костюме.
– Паркер Понтье! – Он подошел к ним и протянул руку. – Какой приятный сюрприз!
Паркер встал, Мэг тоже. Пожав протянутую руку, Паркер сказал:
– Позвольте представить вам миссис Жюль Понтье. Мэг, это брат Калакс.
Лишь чуть заметное движение бровей выдавало удивление брата Калакса.
– Я в восхищении, – сказал он, взяв руку Мэг и осторожно пожав ее. Глядя ей прямо в глаза, Калакс добавил: – Желаю вашему благословенному небесами союзу долгих лет.
Что-то в его поведении показалось Мэг фальшивым. Высвободив руку, она ответила:
– Благодарю вас, но, похоже, у провидения на наш счет были другие планы.
Брат Калакс повернулся к Паркеру:
– Пройдемте в мой кабинет.
Он двинулся вперед и вышел в ту же дверь, через которую только что появился. За дверью оказался еще один коридор с полированным мраморным полом, освещаемый, как, наверное, сто лет назад, свечами в настенных подсвечниках. По стенам висели портреты каких-то людей в коричневых рясах с печальными лицами и темными глазами. По дороге Мэг не слышала ни одного звука, который мог бы иметь отношение к детям.
Директор привел их в кабинет, обставленный мебелью черного дерева с обивкой из пурпурного бархата. Вдоль стен, от пола до потолка, протянулись книжные полки. Когда они вошли, директор указал на кресла, стоящие перед камином.
– Жюль умер, – сообщил Паркер, опускаясь в кресло.
Мэг видела, как у него на скулах заходили желваки, и подавила импульсивное желание взять его за руку. Паркер явно нуждается в утешении, а она, достаточно познакомившись с Понтье, понимала, что среди них не найдется ни одного, способного осуществить эту функцию. Когда Паркер скорбит по брату, никто не подержит его за руку.
– Понятно.
Директор встал и открыл глухую дверцу, расположенную в ряду книжных полок. Когда он повернулся к ним, в руках у него был серебряный поднос с хрустальным графином и стаканами. Поставив поднос на стол, Калакс налил жидкость из графина в три стакана.
– На все воля Божья, – изрек он, затем взял поднос со стола и протянул Паркеру и Мэг.
Следуя примеру Паркера, Мэг взяла стакан тонкого хрусталя. Пить ей не хотелось, но почему-то в присутствии директора у нее возникло ощущение, что она должна повиноваться. Эта мысль вызвала у Мэг инстинктивный протест, и она поспешила поставить стакан на поднос.
Директор вскинул бровь. Мэг понимала, что реагирует на школьное начальство точно так же, как в детстве, когда очередные несостоявшиеся приемные родители возвращали ее из дома в приют, чтобы поменять на другую девочку.
Грея стакан в руке, Паркер наблюдал за ней. Мэг поняла, что ей, пожалуй, стоит вести себя гибче. Она здесь для того, чтобы помочь другому человеку, и незачем бередить старые раны.
– Полагаю, вы приехали затем, чтобы сообщить печальную новость Жюлю Огюсту-четвертому? – Директор отпил из стакана.
– Да, – одновременно ответили Паркер и Мэг. Директор кивнул.
– Я вызову его. Сегодня мне предстоит очень важная встреча с губернатором, но я подожду, пока вы поговорите с Жюлем Огюстом.
– О, в этом нет необходимости, – сказала Мэг, – мы сами справимся.
– Дорогая моя миссис Понтье, – назидательно произнес директор, – в моменты, подобные этому, присутствие духовного наставника может иметь решающее значение.
– Благодарю вас, брат Калакс, – сказал Паркер. Мэг поняла, что он нарочно поспешил ответить, опасаясь, как бы она не возразила директору. Но Мэг ни в коем случае не собиралась сообщать десятилетнему ребенку о смерти его отца под аккомпанемент разглагольствований этого напыщенного индюка о воле Божьей. В том, что Жюль лежит в новоорлеанском морге, нет ничьей воли. К такому концу его привел только дурной образ жизни, беспутство, обернувшееся трагедией. Жюля настигли собственные ошибки, совершенные в прошлом.
Директор снял трубку телефона, стоящего на небольшом столике рядом с его креслом, и сказал несколько слов. Повесив трубку, повернулся к Паркеру:
– Он сейчас будет здесь. Скажите, от чего умер Жюль? Паркер сложил руки.
– От пистолетной пули.
– Уличное ограбление?
Мэг с интересом ждала, какую версию гибели брата изложит Паркер директору школы. Отредактированную? Как будут отвечать в таких случаях родственники? Признаются ли, что Жюль пытался купить кокаин и погиб в потасовке за полицейский пистолет? Или миру предложат другую версию, например, что его убили при попытке ограбления? И что они должны сказать сыну?
Мэг не совсем понимала, как себя вести. Ей придется следовать примеру Паркера. Она всегда полагала, что правда лучше всего, но в ее нынешнем, мягко говоря, непростом положении считала себя не вправе судить кого бы то ни было за ложь.
Паркер в упор посмотрел на директора.
– Мой брат, – произнес он с расстановкой, – страдал от пагубного пристрастия к наркотикам, о чем в нашей семье предпочитали не говорить. Если бы мы не прятались от правды, возможно, он был бы сейчас жив.
– Ах вот как, понятно.
Директор с умудренным видом кивнул и начал тщательно протирать очки. Мэг ободряюще улыбнулась Паркеру. Ей понравилось, что он сказал правду.
Дверь открылась. В проеме стоял мальчик в такой же форме, как тот, что встретил их в вестибюле. Та же плотная голубая шерсть, такие же блестящие латунные пуговицы.
– Вы меня вызывали, сэр?
Директор жестом пригласил мальчика войти. Когда мальчик переступил порог, Мэг увидела, что он очень худой, в его худобе было даже нечто болезненное. Вокруг одного глаза Жюля расплылся огромный сине-черно-лиловый синяк.
– Вы снова подрались, мистер Понтье? – резко осведомился директор.
– Да, сэр.
Мальчик смотрел только на директора, даже не взглянув ни на Паркера, ни на Мэг.
– Какое вам назначили наказание?
– Два дня в карцере.
Директор покачал головой и скорбно вздохнул.
– И когда эта молодежь чему-то научится? Мэг вцепилась в подлокотники кресла.
– А как выглядит твой соперник? – спросила она. Мальчик отвел взгляд от наставника и посмотрел на Мэг с таким видом, как будто ожидал разрешения заговорить.
– Ты можешь мне рассказать, – сказала Мэг. Мальчик усмехнулся:
– У него два фонаря, мэм.
Мэг улыбнулась. Победить в драке всегда приятно.
– Мистер Понтье, наши посетители имеют вам кое-что сообщить.
Паркер встал, подошел к Гасу и поздоровался с ним за руку, как со взрослым. После одного быстрого взгляда на дядю Гас стал смотреть прямо перед собой, не выдавая никаких признаков эмоций.
– Садитесь, – распорядился директор. Он явно рассчитывал дирижировать ходом разговора.
– Нет! – возразила Мэг, вскакивая с кресла. – Мы здесь не задержимся. Благодарю вас, но мы торопимся, нам нужно как можно скорее вернуться в Новый Орлеан.
– Жюль Огюст-четвертый никуда не уезжает. – Директор заговорил тем же резким тоном, что и с Гасом.
– Нет, он поедет с нами, – твердо возразила Мэг.
Некоторое время Паркер смотрел на нее так, будто сомневался, не сошла ли она с ума, но потом его губы медленно раздвинулись в улыбке. Поставив нетронутый стакан на поднос, он повернулся к директору:
– Мэг права.
Тот поднялся с кресла.
– Ни один учащийся не покидает школу до конца семестра.
– Не беспокойтесь, счет будет оплачен полностью, – заверил его Паркер. – Гас, иди за вещами.
Мальчик посмотрел сначала на директора, потом на Паркера, потом на Мэг. Она затаила дыхание, ожидая его реакции. Несмотря на синяк под глазом и воинственную позу, Жюль казался совсем маленьким и беззащитным. Мэг представила себя на месте Гаса: она бы подумала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой, но все равно не переставала бы надеяться.
Мальчик снова перевел взгляд на Паркера и опять на Мэг, а потом, глядя на директора, сделал неприличный жест, выставив средний палец.
– Дядя Паркер, если вы и правда забираете меня домой, мне отсюда ничего не нужно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь и любовь - Норт Хейли



Кто сейчас на сайте советую прочесть роман "Ты умеешь хранить секреты" не пожалеете поднимите себе настроение
Ложь и любовь - Норт ХейлиЯ
7.01.2012, 17.44





Хороший роман.немного затянут'поэтому твердая 9/10
Ложь и любовь - Норт ХейлиВалентина
9.03.2014, 8.54





Приятный Рождественский ЛР. Стоит почитать на ночь для поднятия настроения.
Ложь и любовь - Норт Хейлииришка
26.12.2014, 22.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100