Читать онлайн Ложь и любовь, автора - Норт Хейли, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ложь и любовь - Норт Хейли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ложь и любовь - Норт Хейли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ложь и любовь - Норт Хейли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Норт Хейли

Ложь и любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Паркер поставил «порше» в гараж, закрыл его и побежал под дождем к дому. К этому времени он уже признался себе, что Мэг интересует его куда больше, чем того требует бизнес. Паркер также решил, что пока не увидит брачный контракт Мэг, не станет торопиться с выводами относительно ее положения в семейной корпорации Понтье.
Может, во многих отношениях Жюль и вел себя глупо, но как адвокат никогда, даже в первых двух неудачных браках, не допускал, чтобы женщина, похитившая его сердце, прихватила заодно и бумажник.
Хотя Паркер и чувствовал себя виноватым, что думает о покойном брате плохо, но почему-то это чувство не слишком сильно терзало его. В конце концов, сама по себе смерть еще не приобщает человека к лику святых, рассудил Паркер, быстро шагая к дому.
Массивный особняк сиял огнями. Паркеру подумалось, что уже очень, очень давно дом не казался таким гостеприимным, даже приветливым, как в этот вечер. Время было уже позднее, больше девяти часов, и Паркер решил сначала заглянуть на кухню и посмотреть, что осталось для него от ужина. Проходя через дверь застекленной террасы, он услышал доносящуюся откуда-то из глубины дома громкую музыку. И это был отнюдь не любимый его матерью Чайковский, не одна из опер из коллекции деда. Паркер остановился, вслушался и узнал в грохоте одну из песен «Роллинг Стоунз».
Мэг?
Забыв, что собирался поесть, Паркер пошел на звук музыки. Дверь в библиотеку оказалась открыта, «Роллинги» грохотали из музыкального центра, стоящего в его кабинете. Вторжение в комнату, которую он считал не только своим рабочим кабинетом, но и личным убежищем в этом доме, удивило его, но Паркер решил не спешить с вынесением приговора.
Вторжение не ограничилось музыкой. Стулья со всей комнаты были составлены в кружок перед письменным столом, поверх стульев лежали одеяла и простыни. Под простынями и одеялами угадывалось какое-то движение, слышались голоса и детский смех. Частые удары по одному из одеял явно производились хвостом Джима. Паркер поставил портфель на пол.
– Тс-с! – послышалось из-под одеял. – Шейх приближается!
– Никакой не шейх, – возразил девчоночий голос, – мы, кажется, играем в школу танцев.
– Нет, не в школу! – Паркер узнал голос Гаса.
– А я говорю, в школу танцев!
– Хватит спорить, – прервал перепалку незнакомый мальчишечий голос. – В школу танцев мы уже поиграли, и сейчас мы играем в войну.
– Пух! Ты убит, а я теперь шейх!
Усилившаяся возня под одеялами подозрительно смахивала на потасовку. Один стул опрокинулся, и его спинка ударилась о боковую поверхность письменного стола. Паркер поморщился. Джим взвизгнул.
– Какого…
Паркер оборвал себя на полуслове, потому что край одеяла приподнялся и из-под него выглянула кудрявая темноволосая головка девочки. Девочка села и стала разглядывать Паркера большими темными глазами, которые показались ему смутно знакомыми. Разглядев его, девочка сказала:
– Я не должна с вами разговаривать, потому что не знаю вас.
– Понятно.
Паркер понял, что испугал девчушку. Он опустился на колени, чтобы не подавлять ее своим ростом.
– Я не хочу, чтобы ты делала что-то, чего нельзя делать, но как по-твоему, ты могла бы сказать, как тебя зовут?
Девочка энергично замотала головой, темные кудряшки запрыгали.
Возня под одеялами внезапно прекратилась. Из-под них высунулись три пары рук и втащили девочку обратно. Послышался приглушенный спор, потом наружу выглянул Гас:
– Дядя Паркер, в чем дело?
Паркер встал и прикрутил громкость проигрывателя.
– А тебе не кажется, что это я должен задать такой вопрос?
Было видно, что Гас пожал плечами, хотя наружу по-прежнему высовывалась только его голова. Нос пса показался из-под одеяла, и Джим заскулил.
– Как я понимаю, ты играешь с друзьями?
Паркер подумал, что этим объясняется свет во всем доме. Вероятно, у Тинси очередной прием, и дети ее гостей играют с Гасом. Хотя не в привычках Тинси приглашать гостей вместе с детьми.
– Вроде того.
– А что, вам обязательно играть в моем кабинете?
– Элен сочла это самым подходящим местом, чтобы поставить палатку.
Паркер кивнул.
– Похоже, эта Элен – очень умелый строитель палаток.
– Она нормальная. – Подумав, Гас добавил: – Для девчонки.
Паркеру стало любопытно, кого же Тинси пригласила.
– Где Элен учится?
– По-моему, она не ходит в школу, но ее учит мама.
– Должно быть, у нее очень умная мама. Гас фыркнул:
– Это она так думает.
Паркер не понял, относится ли это замечание к Элен или к ее матери.
– Я сейчас. – Гас скрылся под одеялами.
Паркер услышал перешептывание, но слов не разобрал. Он ослабил узел галстука, снял пиджак и оценил на глаз масштабы беспорядка в кабинете. Гас и его товарищи устроили пикник у огня. Перед камином стояли несколько пустых стаканов из-под молока, миска с остатками поп-корна, рядом на салфетке лежала обглоданная собачья кость. Что ж, по крайней мере они догадались постелить на восточный ковер салфетку, и то хорошо.
Гас снова высунул голову:
– Хотите играть с нами? Мы играем в шейха.
– В шейха?
– Ну да, мы придумали такую игру. – Гас взглянул на дядю с подозрением. – А вы что, дядя Паркер, никогда ни в кого не играли?
Паркер задумался. Конечно, ему бы ни за что не хватило смелости перевернуть мебель, нарушив тем самым безупречность интерьера, созданного стараниями Тинси. Как-то не верилось, что Гас, воспитанный в столь же строгих правилах, как и сам Паркер, мог до такого додуматься. Все-таки интересно, что за дети прячутся с его племянником в «шатре». Один из способов выяснить это – включиться в их игру.
«Не глупи, Паркер, у тебя полно работы. Не собираешься же ты ползать на карачках по полу, делая вид, что залезаешь в шатер бедуина!»
Гас оглянулся, что-то прошептал своим товарищам и снова повернулся к Паркеру, явно разочарованный.
– Элен говорит, что вы не будете с нами играть.
– Вот как? Элен так сказала?
Гас кивнул.
– Она говорит, что папы никогда не играют с детьми, потому что у них всегда слишком много дел.
Паркер расстегнул манжеты, вынул золотые запонки, бросил их на письменный стол и опустился на четвереньки.
– Да что они понимают, эти девчонки?
Гас откинул полог «шатра», и Паркер на четвереньках заполз внутрь. Он все пытался вспомнить, у кого видел такие же большие темные глаза. Но прежде чем Паркер успел как следует задуматься, его ослепил яркий свет фонаря.
– Проводите пленника к сиденью правды, – распорядилась девочка.
К счастью, фонарь направили в другую сторону. Гас похлопал по подушке, в которой Паркер узнал ту, что лежала на двухместном диване. Поддерживая игру, Паркер на четвереньках подполз к подушке и сел на нее, скрестив ноги по-турецки. Крыша «шатра» опиралась в основном на высокие спинки двух кресел с подголовниками. Фонарь качался, и внутри импровизированного шатра плясали тени. Кроме Гаса, Паркер увидел мальчика и девочку примерно одного с Гасом возраста и еще одну девочку поменьше – ту самую темноглазую сиротку Энни, которая выглядывала из «шатра», и, конечно, Джима.
Старшая девочка хлопнула в ладоши. У нее и у брата на головах были повязаны тюрбаны из махровых полотенец. Гас был без тюрбана, но в наброшенном на плечи полотенце, по-видимому, изображающем одеяние бедуина.
– Поднесите гостю финики из нашего оазиса, – распорядилась старшая девочка.
Брат сложил пальцы так, будто стреляет из пистолета.
– Тра-та-та-та! Мы играем в войну, убитых не кормят. Девочка дернула его за полотенце.
– Неудивительно, что ты всегда получаешь двойку за сотрудничество. Гас, будь так любезен.
К изумлению Паркера, его племянник улыбнулся и покорно поднял с пола тяжелый серебряный поднос, в котором Паркер узнал одно из сокровищ Тинси, подставку под винные бутылки. Поднос был пуст, но Гас с самым серьезным видом подал его Паркеру.
– Попробуйте финики из нашего оазиса, – сказал он и тихо добавил: – Давайте, дядя, это же игра.
Паркер кивнул.
– Благодарю вас, дорогие хозяева. – Он сделал вид, будто выбирает финик и откусывает. Потом облизнул пальцы и сказал: – М-м-м, восхитительно!
По благодарной улыбке Гаса Паркер понял, что не посрамил племянника. Осмелев, он сказал:
– Скажите, принцесса-шейх, из какого оазиса эти финики? Девочка попробовала один финик.
– Из Лас-Вегаса, все лучшее – оттуда.
Паркер чуть не подавился воображаемым фиником. Он перевел взгляд со старшей девочки на младшую. Те же глаза, те же кудри, то же…
Одеяла, закрывавшие вход в «шатер», раздвинулись, и в щель заглянула Мэг:
– Чтобы через пять минут все шли спать.
– Но, мама, мы только что захватили первого пленника! – возразил мальчик.
– И мы еще не доиграли в школу танцев, – добавила Элен.
– Ну хорошо, – согласилась Мэг, не разглядывая внутренность «шатра», – сварите своего пленника в кипящем масле и марш спать. А в школу танцев можно доиграть и завтра.
– Довольно негостеприимное обращение с гостем, должен сказать, – заметил Паркер.
Мэг снова сунула голову в «шатер».
Паркер! Так и есть, вот он, сидит на подушке, скрестив ноги.
– О Господи! – Мэг села на корточки. – Я вас не заметила.
– Мама, наверное, подумала, что мы поймали пленника понарошку, – с готовностью подсказал Тедди.
Все еще сидя на корточках – туловище снаружи, голова в «шатре», – Мэг спросила:
– А вы-то что здесь делаете?
– Меня пригласили… э-э, то есть захватили в плен.
– Вы вовсе не обязаны поддерживать игру. Их взгляды встретились.
– Я знаю, – тихо сказал Паркер, – мне самому захотелось.
К ним подползла Саманта.
– Ты тоже попалась, – сказала девочка. – Теперь тебе придется сесть на сиденье.
– Здорово! – вставил Гас. – На сиденье… как там оно называется, Элен?
– Сиденье правды, – важно провозгласила Элен. Мэг еще колебалась. Она могла или отправить всех спать, или позволить им еще немного поиграть. Но меньше всего на свете ей хотелось бы сидеть рядом с Паркером на диванной подушке – если она не ошибается, той самой, на которой она лежала под ним двумя ночами раньше.
– Марш в «шатер», леди! – скомандовал Гас. – А не то мы сварим вас в кипящем масле.
Мэг вздохнула. Сама виновата, что подсказала им эту идею. Она на четвереньках пролезла в «шатер» и заняла место рядом с Паркером. Мэг старалась устроиться так, чтобы не касаться его бедра, но в тесноте «шатра» ей не удалось этого избежать. Тепло его тела распространялось от того места, где их бедра соприкасались, по всей ее ноге и раздувало огонь, который тлел в ней со времени их объятий и поцелуев на диване, завершившихся столь неудачно. Как Мэг ни пыталась, она не могла погасить огонь желания, который Паркер в ней тогда зажег.
Он сидел, положив руки на колени, рукава его сорочки были закатаны. Глядя на руки Паркера, Мэг почти чувствовала, как они снова касаются ее так же, как той ночью. Тогда она была готова отдаться ему. Мэг сглотнула слюну, сосредоточилась на его руках и запретила себе думать о том, что могло бы произойти, но не произошло.
Вид Паркера, играющего с детьми, удивил и обрадовал ее. Но Паркер Понтье – человек, с которым нужно держать ухо востро. Если возникнет подходящая ситуация и если Мэг не проявит осторожности, она может снова уступить ему.
Тедди схватил за плечи Элен и Гаса, и они стали о чем-то совещаться. Время от времени их шепот прерывался хихиканьем. Пока дети придумывали, что делать дальше, Мэг не удержалась и посмотрела в лицо Паркеру. Он улыбнулся и спросил:
– Значит, вы любите играть в разные придуманные игры?
– Обычно я подыгрываю детям.
Паркер хмыкнул, убрал руки с колен и положил их на подушку. Одна рука невзначай слегка коснулась ее бедра.
– Я представил, что эти трое очаровательных товарищей Гаса по игре – ваши дети. Значит, воображение не обмануло меня?
– Ну, раз уж вы об этом заговорили…
– Тихо! – Элен замахала фонарем. – Шейх пустыни принял решение.
– А я все-таки не согласен, что шейхом должна быть ты, – вмешался Гас, – девчонка не может быть шейхом.
– Ну и что же, что я девочка, зато я старшая. И потом, я – принцесса-шейх.
– Тоже мне старшая! – Тедди хмыкнул. – На две минуты.
– И на три дня, – добавил Гас невпопад.
– Я сказала, тихо!
Мэг попыталась понять реакцию Паркера, но его лицо оставалось непроницаемым. Теперь, когда он узнал, что у нее трое детей, Мэг может больше не опасаться приставаний с его стороны. Пусть даже он простит ей обман, какому мужчине, находящемуся в здравом уме, придет в голову связываться с матерью трех шумливых сорванцов? Тем не менее вот он, играет с детьми в шатре из одеял. В сердце Мэг затеплилась надежда, на которую она не имела права. Элен снова потребовала тишины от Гаса и начавшего поскуливать Джима. Мэг спросила себя, когда это ее дочь успела вырасти такой командиршей.
– Вы двое поженитесь и будете сосланы на медовый месяц в пустыню, – торжественно провозгласила «принцесса-шейх».
Драматический эффект ее заявления был изрядно подпорчен последовавшим затем хихиканьем.
– Довольно суровый приговор, – мягко заметил Паркер. Джим заскулил громче. Мэг указала на пса:
– Среди вас есть один диссидент.
– Кто такой диссидент? – спросил Гас.
– Тот, кто не согласен с решением шейха, – пояснила Элен.
Мэг перехватила быстрый одобрительный взгляд, брошенный на нее Паркером, и удивилась. Чем же она заслужила его одобрение? Ну да ладно, одобряет он ее или нет, а никакой свадьбы понарошку не будет.
– Пора спать, ребятня. – Мэг слезла с подушки.
– Но мы еще не привели приговор в исполнение, – возразил Гас.
– Это можно сделать и завтра.
Паркер вздохнул с притворным облегчением:
– Спасены в последнюю минуту. Гас загородил выход из «шатра».
– Вы говорите, завтра? Это значит, что завтра нам тоже можно будет поиграть?
Усомнившись, Мэг посмотрела на Паркера. Видимо, он наткнулся на компанию, оккупировавшую его кабинет, когда пришел сюда в поисках тишины и покоя, чтобы сосредоточиться на работе, взятой на дом из офиса. Согласится ли он снова принять участие в игре?
– Моя судьба в ваших руках, шейх, – проговорил Паркер.
При этом он смотрел на Гаса, однако Мэг готова была поклясться, что его рука ненадолго коснулась ее руки. Но когда она украдкой быстро взглянула вниз, руки Паркера как ни в чем не бывало лежали у него на коленях.
– Ладно, – сказал Гас, – но не пытайтесь сбежать, я все равно вас выслежу и догоню на своем верблюде.
Паркер довольно правдоподобно притворился, что угроза произвела на него впечатление. Сдерживая улыбку, Мэг сказала:
– Дети, познакомьтесь с мистером Понтье.
Тедди, Элен и Саманта представились, при этом Саманта застенчиво поглядывала на Паркера. В ответ он улыбнулся и, подмигнув Мэг, предложил:
– Зовите меня Паркер, пожалуйста.
Его подмигивание и насмешливые нотки в голосе не укрылись от Мэг, но она постаралась сохранить деловитый тон.
– Давайте быстренько здесь все уберем, а завтра вы можете построить новый шатер. В другой комнате. – Мэг двинулась к выходу из «шатра». Паркер на четвереньках пополз за ней.
– В этом нет необходимости, ваш «шатер» мне даже нравится, он придает моему кабинету своеобразие.
Удивленная Мэг резко остановилась. Паркер налетел на нее, сзади на него, в свою очередь, налетели Элен и Гас. Дети затеяли возню, стали щекотать друг друга, и на миг у Мэг мелькнула шальная мысль заняться тем же самым с Паркером. Но она быстро образумилась.
– А ну-ка все марш наружу!
Твердые деловые нотки, прозвучавшие в голосе Мэг, вывели Паркера из оцепенения. Он вместе с детьми выбрался из «шатра». Затем под руководством Мэг они собрали остатки пикника и двинулись на кухню, чтобы вымыть посуду.
Паркер рассеянно грыз остатки поп-корна, забыв, что недавно был голоден и собирался поесть. Сейчас ему хотелось только наблюдать за Мэг в действии. Но когда она уложит детей спать, он рассчитывал получить от нее ответы на кое-какие вопросы.
Честно говоря, Паркеру нужны были от нее не только слова. Он хотел Мэг раньше, желание не угасло в нем и сейчас. Когда она устроилась рядом с ним в «шатре» на подушке, едва ощутимое прикосновение ее бедра к его бедру распалило Паркера до невозможности. Он с превеликим трудом сосредоточился на игре.
Игра, в которую ему бы хотелось поиграть, не имела ничего общего с детскими забавами. Разумеется, появление отпрысков Мэг усложнило ситуацию, но не настолько, чтобы Паркер не мог с ней справиться. Ради Мэг он многое готов был преодолеть.
Подумать только, Паркер даже не знал, что у нее есть дети! Она упоминала о покойном первом муже, по-видимому, дети от него. В другое Паркеру как-то не верилось. Несмотря на поспешный брак с Жюлем, Мэг явно не принадлежит к тем женщинам, которые рожают детей вне брака. То, что все три ребенка от одного отца, было очевидно: все трое цветом глаз и волос походили на Мэг, но у них были и другие черты сходства, унаследованные явно не от Мэг. Например, все трое, даже младшая девочка, были высокого роста, тогда как Мэг едва доходила Паркеру до подбородка.
Размышления Паркера прервал Гас, который шумно отверг требование вымыть за собой стакан из-под молока.
– Этим занимается служанка, – возмущенно заявил мальчик.
– А служанка пила из этого стакана? – осведомилась Мэг без особого нажима, так как в этот момент пыталась оторвать Тедди от банки с печеньем.
– Глупый вопрос! – пробурчал Гас.
– И такой же глупый ответ, – парировала Мэг. – А теперь сполосни стакан и положи его в посудомоечную машину.
Паркер ожидал услышать в ответ уже знакомую фразу «Понтье не моют посуду». Но, как ни странно, Гас молча подошел к раковине, где уже собрались остальные дети.
Неужели чудеса никогда не кончатся? Паркер попытался перехватить взгляд Мэг, но она не смотрела на него. Он достал из буфета стакан, подошел к холодильнику и налил себе молока. В памяти неожиданно всплыла картина: Мэг прижимает к груди кружку с теплым молоком. Паркер, вздохнув, начал пить молоко. Может, если он тоже вымоет свой стакан, Мэг наконец обратит на него внимание? Паркер подошел к раковине, но дети уже закончили мыть посуду. Гас посмотрел на него с таким видом, будто не знал, как отнестись к тому, что его дядя моет стакан. Паркер ободряюще улыбнулся племяннику.
– Так, хорошо, а теперь все идут наверх и чистят зубы, а потом я жду вас в моей комнате, – объявила Мэг.
Гас не подчинился. Джим не знал, что делать. Преданность хозяину требовала остаться с Гасом, но остальные ребята уже побежали вверх по лестнице. Бедняга рванулся было за ними, но потом вернулся и лизнул Гаса в руку.
Мэг подошла к мальчику и мягко сказала:
– К тебе это тоже относится, Гас.
– Я не собираюсь участвовать в этих телячьих нежностях.
– Пожалуйста, тебя никто и не заставляет, но ты можешь послушать, если хочешь.
Гас пожал плечами, потом достал из глубокого кармана мешковатых шорт перочинный ножичек и раскрыл его, нажав на кнопку.
– А что, если я тоже загадаю желание перед сном? Оно сбудется?
Казалось, Мэг всерьез задумалась. Тем временем Паркер неохотно признался себе, что тоже хотел бы кое-что пожелать – чтобы Мэг вошла в его жизнь, более того, он хотел бы воплотить это желание в реальность. Паркер кивнул племяннику, и в этот момент Мэг сказала:
– Надо попробовать.
Гас покачал головой и вразвалочку пошел к двери. Джим поплелся за ним.
– Все, что вы сейчас совершили, – сказал Паркер, – было проделано очень ловко. И мудро.
– Правда? – Мэг посмотрела на него с полнейшей невозмутимостью. – Я всегда считала неразумным давать ребенку обещания, если нет уверенности, что их удастся выполнить.
Паркер всмотрелся в ее лицо. Ба, да она на него злится! Неужели прошлой ночью он был настолько невыносим? Или Мэг нарочно выставляет колючки, чтобы не дать ему возможности спросить, откуда взялись эти дети?
Но Паркер не успел задать ни одного вопроса: Мэг уже плавной походкой вышла из кухни. Паркер не очень спешил последовать за ней. Сначала он заглянул в Большую гостиную. Как ни странно, дед все еще бодрствовал. Сидя у камина, он играл в шахматы с какой-то незнакомой Паркеру женщиной. На коленях у Понтье-старшего лежал, свернувшись клубочком, огромный серый кот, явно чужак в Понтье-Плейс.
Когда Паркер заглянул в дверь, старик пробасил:
– Заходи, познакомься с миссис Феннистон, но не мешай мне думать. Эта женщина чертовски ловко обращается с ладьями.
Паркер с интересом посмотрел на изящную седовласую даму, сидящую напротив его деда. Ему еще не доводилось слышать от старика подобного комплимента. Дед много лет твердил ему, что он не умеет толком обращаться с пешкой, не говоря уже о слоне или ладье. Паркер кивнул.
– Рад с вами познакомиться. Паркер Понтье. Женщина приветливо улыбнулась:
– Миссис Феннистон. Я тоже рада с вами познакомиться. Я первый раз в вашем городе и благодаря вашему деду чувствую себя как дома.
Паркер не знал, что на это ответить. Ему казалось, что просиживать за шахматной доской, да еще с таким надменным противником, как его дед, – далеко не лучший способ знакомиться с Новым Орлеаном. Но теперь, подумав об этом, Паркер понял, что и Мэг фактически не видела его родного города. Нужно будет восполнить этот пробел, может, тогда она немного смягчится. «Нет, я, конечно, не пытаюсь ее смягчить, – поспешно сказал себе Паркер, – но если уж мне предстоит вести с этой женщиной дела, нужно узнать ее получше».
– Вы уже познакомились с детьми? – спросила миссис Феннистон, поглаживая пальцем белого слона.
Старик сердито воззрился на доску. Паркер заключил, что либо его деду не нравится говорить о маленьких разбойниках, либо миссис Феннистон только что обошла его на шахматной доске. Он кивнул.
– Они удивительные дети, – сказала женщина. – Мэг великолепно их воспитала, и это при очень неблагоприятных обстоятельствах!
Паркер не смог обуздать любопытства.
– Ее муж… когда он…
– Умер? – подсказала миссис Феннистон, быстро передвигая слона по диагонали. – Шах.
Выражение лица у его деда сделалось просто уморительным.
– Больше года назад. Мэг перенесла все трудности, свалившиеся на нее, без единой жалобы. – Миссис Феннистон вздохнула. – Я так рада, что смогла хоть чем-то ей помочь. Особенно после того, как мой дорогой муженек умер, а это тоже случилось больше года назад.
– Вот как, больше года? – переспросил старик. Паркер улыбнулся. Он узнал все, что хотел узнать. По-видимому, его дед – тоже.
– Не буду мешать вашей игре. – Паркер повернулся, чтобы уйти. – Рад был познакомиться.
Миссис Феннистон улыбнулась Паркеру и обратилась к его деду:
– Смотрите, мистер Понтье, что случилось с вашей королевой.
Что было дальше, Паркер уже не слышал, он вышел из гостиной.
Дверь в комнату Мэг была открыта, она как будто знала, что Паркер не устоит перед искушением присоединиться к их разговору на подушке. Он действительно не устоял, но не вошел в комнату, а остановился в коридоре под самой дверью и стал слушать. Слушая, Паркер вспомнил, как приятно было сидеть рядом с Мэг на кровати Гаса, когда она объясняла ему смысл этого ритуала. Тогда он хотел поцеловать ее, того же ему хотелось и сейчас. Паркер слышал глухие удары хвоста Джима по ковру, из глубины комнаты доносились негромкие, но вполне различимые голоса Мэг и детей.
– О чем ты мечтаешь, Саманта?
Паркер представил, как, задавая вопрос, Мэг приглаживает непокорные кудри дочери.
– Я хочу нарядную Барби и нового папочку.
Мэг немного помолчала, потом Паркер услышал ее голос:
– Насчет Барби мы что-нибудь придумаем. Предлагаю сшить новые наряды для той Барби, которую ты привезла с собой из дома. Как ты на это смотришь?
– Хорошо, – сонно пробормотала девочка.
Надо отдать Мэг должное, она ловко обошла второе пожелание.
– Ты, Тедди?
– Я хочу завтра играть в войну.
– Ха! – вмешалась Элен. – Мальчишки такие глупые!
– Эй, говори только за себя, – вставил Гас.
– Ш-ш, это разговор на подушке. Каждый может просить то, что он хочет, потому что понять, чего ты хочешь, – это первый шаг к тому, чтобы этого добиться.
– Ма, ты такая умная, – вздохнула Элен.
– Спасибо, дорогая. Гас, не хочешь что-нибудь сказать? Последовало долгое молчание, Паркер затаил дыхание, гадая про себя, присоединится ли его племянник к общему ритуалу. Он бы сам с удовольствием свернулся калачиком на кровати возле Мэг и ее детей, обнял ее податливое тело и прошептал, что бы ему хотелось иметь. Но он, Паркер Понтье, давно не мальчик. Разговор на подушке – это для детей.
– Не-а, – ответил наконец Гас. – Сказки – такая же выдумка, как Санта-Клаус. Они не настоящие. Как большинство матерей.
Паркер резко втянул воздух, ему было больно за Гаса. Черт бы побрал Марианну! Как это на нее похоже, развлекаться в Швейцарии, когда ее сын страдает дома. Паркер подался вперед, не желая пропустить ни единого слова из того, что Мэг ответит Гасу.
Но еще до того, как заговорила Мэг, послышался сонный голосок Саманты:
– Мы можем поделиться с тобой нашей мамой, она настоящая.
– Молодец, Саманта, – похвалила Мэг. – Тедди? Элен?
– Я не против, если мы будем играть завтра в войну.
– Тогда ты будешь вроде как моим братом, – сказала старшая девочка. – Это неплохо, если только ты будешь делать то, что я скажу.
Паркер услышал, как Мэг вздохнула.
– Забудь об этом! – отрезал Гас.
– Точно, – поддержал Тедди. – Но зато нас теперь двое на двое.
Послышались хлопки детских ладоней, сопровождаемые повизгиванием Джима. Через несколько минут Мэг появилась в дверях. Одной рукой она обнимала Тедди, Гас держался чуть в стороне, но казался не таким отчужденным, как раньше. Увидев в коридоре Паркера, Мэг смутилась.
– Каюсь, я подслушивал, – признался Паркер. – Помощь не нужна?
– Я не… – Мэг покосилась на Гаса. – Нужна. Уложите за меня мальчишек, ладно?
И Паркер безропотно повел мальчишек по коридору. Он подождал, пока они улягутся спать в поставленные вплотную друг к другу кровати в комнате Гаса, потом подошел к племяннику, не очень представляя, что делать дальше. Вообще-то Паркер не имел понятия, как укладывают детей.
В это время в комнате появилась Мэг и подошла к сдвоенной кровати со стороны Тедди. Наклонившись над мальчиком, она поцеловала его в щеку.
– Спокойной ночи.
– Я люблю тебя, мама, – пробормотал Тедди, уже засыпая.
Казалось, он уснул сразу же, как его голова коснулась подушки. Мэг еще немного постояла рядом, гладя сына по голове.
Гас посмотрел на нее и серьезно спросил:
– А вы верите, что пожелания сбываются?
По ее фигуре, освещенной неярким светом ночника, проходила грань между светом и тенью.
– А вы, дядя Паркер? Паркер улыбнулся Гасу и кивнул.
– Мечты сбываются, пожелания исполняются. Бывает, даже лягушки превращаются в принцесс.
Гас смотрел на него так, будто очень хотел верить в то, что говорит дядя. Паркер наклонился и коснулся губами лба племянника.
– Спокойной ночи.
Гас улыбнулся.
– Спасибо, дядя Паркер.
Мэг тоже подошла к Гасу, поцеловала его и пожелала спокойной ночи. Затем тихо вышла из комнаты. Паркер последовал за ней, восхищенный ее спокойным достоинством.
– Неудивительно, что вы знаете, как обращаться с Гасом. Мэг молча посмотрела на него. Паркеру хотелось обнять ее, прижать к себе и умолять о прощении. И он не понимал толком, почему, ведь всего две ночи назад Паркер был уверен, что именно она должна перед ним извиняться. Но сегодня почему-то все изменилось.
– Вы не спуститесь со мной?
Мэг покачала головой. Паркер чувствовал, что она вот-вот ускользнет от него. И тогда он произнес слово, которое редко услышишь от Понтье:
– Пожалуйста.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ложь и любовь - Норт Хейли



Кто сейчас на сайте советую прочесть роман "Ты умеешь хранить секреты" не пожалеете поднимите себе настроение
Ложь и любовь - Норт ХейлиЯ
7.01.2012, 17.44





Хороший роман.немного затянут'поэтому твердая 9/10
Ложь и любовь - Норт ХейлиВалентина
9.03.2014, 8.54





Приятный Рождественский ЛР. Стоит почитать на ночь для поднятия настроения.
Ложь и любовь - Норт Хейлииришка
26.12.2014, 22.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100