Читать онлайн Клянусь, что исполню..., автора - Норман Хилари, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Клянусь, что исполню... - Норман Хилари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 0 (Голосов: 0)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Клянусь, что исполню... - Норман Хилари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Клянусь, что исполню... - Норман Хилари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Норман Хилари

Клянусь, что исполню...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20

В полночь они все еще сидели в библиотеке – все, кроме Луизы, которая отправилась к гостям, чтобы постараться свернуть вечер, максимально соблюдая приличия.
– Скажу всем, – проговорила Луиза в пространство, ни к кому в отдельности не обращаясь, – что у Майкла разыгралась мигрень. – Она мельком взглянула на мужа. – Заприте, пожалуйста, за мной дверь, чтобы сюда еще кто-нибудь не забрел. – Потом она посмотрела на Питера, полулежавшего в кожаном кресле, с глазами, остекленевшими от алкоголя, усталости и потрясения. – Если мисс Рогоз спросит о тебе, что мне ей сказать?
– Чтобы она ехала домой, – ответил Питер. – По-моему, это будет самое лучшее. Как ты думаешь, Луиза?
– Мне бы не хотелось говорить, что я думаю, Питер, – с горечью ответила Луиза.


Библиотека была одной из самых маленьких комнат в особняке, но все же она оказалась достаточно вместительной для шестерых людей, разбившихся на три лагеря.
Джим и Энни сидели за письменным столом красного дерева друг против друга, и Энни, вот уже в который раз, набирала номер Оливии. Во втором лагере Питер сидел у полок, на которых стояло собрание старинной испанской литературы. По обе стороны от него пристроились две бывшие жены. Дейзи, которую уже просветила Кэри, сидела, держась очень прямо, с бокалом шампанского в руке. Она испытывала ужас и лихорадочное возбуждение. Кэри уже скучала, но не собиралась уходить и лениво листала издание Рамона Хосе Сендера в кожаном переплете. Она ждала, когда обстановка снова начнет накаляться.
Лагерь Майкла состоял из него одного. Внешне он, несмотря ни на что, выглядел безупречно – красивый мужчина средних лет в смокинге. Он ни в чем не признался, его лицо не выражало никаких чувств, говоривших о его виновности, и все же преступления, в которых его обвинили, уже воздвигли вокруг него стену отчуждения. Дейзи спрашивала себя, что сейчас творится у него в душе, терзается ли он бессильной злобой, или его жжет, как адское пламя, чувство вины. А может быть, он просто судорожно придумывает, как выкрутиться из этой ужасной ситуации.


– Опять не отвечает, – сокрушенно проговорила Энни. В глазах у нее блеснул страх.
– Может быть, она так крепко спит? – неуверенно произнес Джим.
Энни замотала головой:
– Как бы она ни спала, она всегда подходит к телефону.
– Может быть, она приняла снотворное?
– Оливия ненавидит таблетки.
– А ты пробовала позвонить по сотовому? – спросил Джим.
– Тоже не отвечает. Только этот мерзкий голос, который принимает сообщения, если абонент вне зоны связи или что-то в этом роде.
– Но вы оставили сообщения? – вдруг заговорила Дейзи.
– Два, – довольно сухо ответила Энни.
– Да, я понимаю, вопрос дурацкий, – смутилась Дейзи. – Извините меня.
– Это вы меня извините, – тоже смущенно проговорила Энни. – Просто я очень волнуюсь. – Она встала. – Что-то случилось. В Бельгии сейчас шесть часов утра, Оливия не в том состоянии, чтобы куда-нибудь выйти в такое время. Да и вообще, она ждет звонка от меня или от тебя. – Страх стремительно набирал силу. – Случилось что-то серьезное, Джимми, я знаю.
– Ладно, – проговорил Джим, тревога которого росла вместе с тревогой Энни. – Ладно, давай позвоним в полицейское управление Брюсселя.
– Одну минуту, – прозвучал с противоположного конца комнаты голос Кэри. Она неторопливо отложила в сторону роман Сендера. – У меня есть один вопрос к Майклу. Это важно.
Майкл не удостоил ее даже взглядом.
– Человек, который пытался убить Оливию, все еще охотится за ней?
На лице Майкла не дрогнул ни единый мускул. Джим встал:
– Майкл!
Майкл взглянул на двоюродного брата, и в глазах его впервые мелькнуло сомнение.
– Майкл, – очень тихо проговорил Джим, – Кэри права?
– Откуда я знаю, – спокойно ответил Майкл. Издав глухой рев, Джим бросился на него, стащил его с кресла. Он никогда в жизни не ощущал желания убить человека, но сейчас он действительно хотел убить Майкла, хотел только этого, и ничего больше. Его правый кулак врезался Майклу в живот, второй попал в лицо, он услышал, как Майкл застонал от боли, но этого было недостаточно, и Джим обеими руками вцепился ему в горло.
– Джимми, прекрати это! – Энни пыталась оттащить его от Майкла, но он ничего не слышал и не понимал, он просто перестал быть собой. – Остановите его, иначе он его убьет!
– Питер! – пронзительно вскрикнула Дейзи, не выпуская из руки бокал с шампанским. – Питер, ради бога, сделай что-нибудь!
– На вашем месте я не стала бы вмешиваться, – спокойно проговорила Кэри.
– Джимми, нет! – снова закричала Энни, пытаясь протиснуться между двоими мужчинами. – Джимми, подумай об Оливии. Что будет с Оливией!
Джим внезапно застыл на месте, разжал руки, и Майкл осел на пол, судорожно ловя ртом воздух. Никто не бросился к нему на помощь, никто даже не подошел к нему. Энни обняла Джима, прижала его к себе, почувствовав, что он дрожит всем телом.
Питер наконец встал.
– Что ты можешь сделать, Майкл? – Его голос прозвучал неожиданно трезво и жестко. – Что ты можешь сделать, чтобы остановить машину, которую ты привел в действие?
– Ничего, – хрипло произнес Майкл. В первый раз за все это время стало видно, что он боится. – Как я могу остановить то, о чем даже не знаю?
– Ты врешь, – сказал Питер.
– Даже если бы знал, то вряд ли мог что-нибудь сделать.
– Почему? – воскликнул Питер. – Почему, черт побери?
– Потому что если все это правда, – заговорил Майкл, тщательно взвешивая каждое слово, – то этому человеку уже заплатили за работу. Значит, поздно что-либо предпринимать.
Джим оторвался от Энни.
– Что значит – поздно? – Звериная ярость уже угасла, но глаза его были полны ненависти. – Должен быть какой-то способ.
Майкл все еще сидел на полу, прислонившись к книжным полкам. Его галстук съехал набок, две верхние пуговицы рубашки были оторваны, с разбитой нижней губы стекала кровь.
Он, тяжело помотав головой, посмотрел на двоюродного брата.
– Не думаю, – сказал он.
Холодный, жесткий голос Кэри показался спасительным дуновением здравомыслия в атмосфере безумия, царившей в комнате.
– Мне кажется, друзья мои, что надо перестать тратить силы на бессмысленные эмоции. От Майкла вы все равно ничего не добьетесь. Если вы хотите что-то сделать, надо действовать самим.
Энни и Джим обменялись взглядами. Джим подошел к столу и снял телефонную трубку.


В Брюсселе было самое начало седьмого. В четырех или пяти футах над головой Оливии человек в черном кожаном пиджаке завершал работу. Он прикрыл, но не запер дверь в подвал (поскольку он должен был имитировать несчастный случай), положил ключ в карман, потом восстановил телефонную связь. Вставил выбитое стекло, заправил постель и тщательно прибрал всю квартиру. Все это время Клео, сгорбившись от боли, сидела в углу прихожей за вешалкой и дрожала от страха и ненависти, пока он не ушел.
Сейф, как сразу поняла Оливия, был сделан наподобие старых холодильников. Даже когда дверь была не заперта на замок, изнутри его открыть было нельзя. Внутри было абсолютно темно и пахло пылью. Хотя Оливии удалось нащупать две крошечные дырочки в задней стенке – слишком крошечные и слишком забитые пылью, чтобы пропускать достаточно воздуха, – она решила, что, если кто-нибудь не придет на помощь, она умрет от удушья. Она понимала, что звать на помощь бессмысленно, все равно ее никто не услышит. Когда кричишь, расходуешь больше кислорода, чем когда просто сидишь и ждешь. Но Оливия никогда не умела сидеть и ждать.
Вот и тогда, в Лондоне, она открыла ящик.
Ящик Пандоры.
Она говорила себе, что Джимми и Энни рано или поздно забеспокоятся и пошлют кого-нибудь ее проведать. И старалась не думать о том, что если кто-нибудь и попадет в дом, то ни за что не додумается открыть дверь в подвал, которым никто никогда не пользовался.
Оливия села на пол в холодном, темном, душном сейфе, и на нее нахлынула волна панического ужаса. Тогда она начала стучать кулаками в дверь своей стальной тюрьмы, рыдать, звать на помощь. А потом, когда паника отступила, она стала убеждать себя в том, что самое страшное уже позади, она выживет и не сойдет с ума. Мысль о том, что она может сойти здесь с ума, была еще более пугающей, чем мысль о смерти.


Инспектор брюссельской полиции сказал Джиму, что каждый час по улице Эрнста Алларда проезжает патрульная машина и никто не заметил ничего подозрительного.
– Я могу послать туда машину еще раз, – пообещал он, – и если мои люди увидят хоть малейший признак…
– Но там может и не оказаться никаких признаков, – перебил его Джим, тщетно пытавшийся держать себя в руках. – Неужели вы не понимаете? Ее пытаются убить, если уже не убили.
Едва он успел положить трубку, раздался негромкий стук в дверь, и Дейзи пошла ее открывать. Вошла Луиза с бледным, измученным лицом.
– Все разошлись, – сообщила она и, немного помолчав, добавила: – Оказывается, довольно трудно выпроваживать людей из дома и при этом оставаться тактичной.
– Значит, отсутствие именинника никого не расстроило, – заметила Кэри. – Лишнее свидетельство вашего потрясающего умения принимать гостей, Луиза.
Луиза взглянула на Майкла. Глаза ее слегка расширились при виде разорванного ворота и следов крови на лице, но она ничего не сказала по этому поводу, а только спросила:
– Так на чем вы порешили?
– Мы порешили на том… – Питер встал, подошел к креслу, в котором теперь сидел Майкл, и злобно пнул его ножку. – Мы порешили на том, что этот подлец сейчас разбудит своего проклятого пилота и велит ему готовить самолет, чтобы доставить этих людей в Бостон, к первому рейсу на Брюссель.
– Зачем?
– Видишь ли, твой муж говорит, что если за Оливией кто-то охотится, то его уже нельзя остановить.
– Тогда, конечно, они должны лететь. – Луиза была вымотана до предела, но держалась на редкость спокойно и сдержанно. – Только почему бы тебе самому не дать распоряжения пилоту? – Она взглянула на мужа, и ее лицо выразило нечто вроде презрения. – В конце концов, – добавила она, – тебе пока придется взять бразды правления в свои руки.


Оливия утратила всякое представление о времени. Она попыталась сесть в позу лотоса, насколько это было возможно в такой тесноте, и проделать несколько упражнений на расслабление по системе йоги, чтобы избавиться от ужаса. Но ей тут же пришло в голову, что она слишком глубоко дышит, расходуя драгоценный воздух, а для поверхностного дыхания ей не хватало ни умения, ни спокойствия. Она бессильно опустилась на пол. Долгое время она пребывала в полном оцепенении, и оказалось, что так легче, гораздо легче. Может быть, лучше и вправду просто заснуть и никогда больше не просыпаться.
Она действительно заснула – на несколько минут или несколько часов, – но проснулась, остро ощущая, что она просто сидит и ждет помощи или смерти, вместо того чтобы попробовать спастись самой.
Подсвечники. Она пошарила вокруг, нашла один из них и неловко поднялась на ноги.
Две дырочки в стенке. Все это время у нее был инструмент, которым она и не подумала воспользоваться. «Что с тобой случилось, Оливия?» – спросила она себя.
Она ощупала подсвечник в поисках острых углов, но все поверхности были слишком гладкими, закругленными, единственной потенциально полезной частью казались зубцы розетки, в которую вставлялась свеча. Так пробуй же, черт побери, пробуй, делай что-нибудь!
Ничего не получалось. Серебро было слишком мягким, а стальная стенка слишком толстой и прочной. Оливия заплакала. Конечно, было полной бессмыслицей пытаться расширить эти идиотские дырочки серебряным подсвечником, ведь это же сейф, черт возьми, сейф. Он специально сделан для того, чтобы противостоять инструментам профессиональных взломщиков. Нет, она только зря расходует воздух, приближая смерть.
Брюссельская полиция сообщила, что офицеру никто не открыл дверь в восемь часов утра. Значит, хозяйка скорее всего последовала совету полиции и переехала – возможно, в гостиницу.
– Бернар Мартенс, – вдруг вспомнила Энни. Они с Джимом как раз должны были вылететь из ньюпортского аэропорта в Бостон на личном реактивном самолете Ариаса. – Бернар наверняка не откажет в помощи.
Они нашли его дома. Энни оказалась права: ему не потребовалось почти ничего объяснять. Достаточно было сказать, что Оливия в опасности. Бернар теперь редко виделся с ней, но она по-прежнему значила для него очень много.
– Я выезжаю, – сказал он Джиму.
– Сообщите в полицию, – посоветовал Джим. – Может быть, они пришлют кого-нибудь, чтобы помочь взломать дверь.
– В этом нет необходимости, – ответил Бернар. – У меня остался ключ.
– Это просто чудо, Бернар! – В голосе Джима прозвучало безмерное облегчение. – Не знаю, как вас благодарить.
– Не надо меня благодарить. – Бернар уже снимал с вешалки пиджак. – Позвоните мне, когда прилетите в Бостон. Надеюсь, у меня будут хорошие новости.


– Ее там нет, – сказал Бернар, когда они звонили из Бостона в половине шестого по местному времени. – Я заходил в квартиру, осмотрел все очень тщательно. Полиция права, нет никаких признаков, что там что-нибудь происходило. По правде говоря, – добавил Бернар, – я никогда еще не видел в этой квартире такого безукоризненного порядка.
– Может быть, полицейские правы, – сказала Энни, после того как Джим положил трубку. – Может, она действительно переехала в отель?
– Может быть.
Но когда они уже летели в Париж, новая тревожная мысль заставила Джима буквально подскочить в кресле.
– Энни!
Слегка задремавшая Энни открыла глаза:
– Что?
– Ты можешь припомнить, чтобы хоть когда-нибудь, хоть раз в жизни видела в квартире Оливии безукоризненный порядок? Ведь именно так сказал Бернар.
Энни медленно выпрямилась:
– Нет. Ты прав. Ливви любит беспорядок.
– И даже если бы ей пришло в голову убрать квартиру, чтобы отвлечься…
– Она не смогла бы этого сделать, потому что у нее сломана рука, – закончила за него Энни.
– Что означает… – Джим попытался проглотить застрявший в горле комок. – Если там действительно безукоризненный порядок, как выразился Мартенс…
– Значит, его навел кто-то другой.
К сожалению, они не могли попросить командира экипажа передать это заключение по радио в полицейское управление Брюсселя.


Оливии, которая в неудобной позе дремала на полу, показалось, что она слышит какие-то звуки над головой. Она села и прислушалась.
Шаги?
Она с трудом поднялась на ноги и закричала. Потом она вспомнила про подсвечники, взяла один из них и принялась стучать по стальной крыше, но тут же скорчилась от оглушительного звона, ударившего по нервам. Тогда она снова начала кричать, впустую расходуя остатки сил и кислорода.
Но Бернар Мартенс, который дотошно, дюйм за дюймом осматривал ее квартиру, ничего не услышал. О подвале он не подумал, потому что знал, что им никто не пользуется, дверь всегда заперта и от нее даже нет ключа.
И только когда он ушел, Клео, теперь боявшаяся приближаться к любому человеку, вылезла из своего убежища за вешалкой и медленно и осторожно направилась к двери в подвал.
Там она легла, свернувшись в аккуратный комочек, и стала ждать, когда ее хозяйка поднимется наверх.
А внизу, в кромешной тьме, Оливия снова заснула, уже приготовившись встретить смерть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Клянусь, что исполню... - Норман Хилари

Разделы:
Пролог1234567891011121314151617181920212223

Ваши комментарии
к роману Клянусь, что исполню... - Норман Хилари


Комментарии к роману "Клянусь, что исполню... - Норман Хилари" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100