Читать онлайн Гонки на выживание, автора - Норман Хилари, Раздел - 53 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гонки на выживание - Норман Хилари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гонки на выживание - Норман Хилари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гонки на выживание - Норман Хилари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Норман Хилари

Гонки на выживание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

53

– Ты не против того, что я вернулась?
– Неужели об этом нужно спрашивать?
– Вообще-то нет.
Даниэль и Александра сидели у пруда с кувшинками в «Розовой шляпе» на белых садовых стульях с мягкими подушками. Было шесть часов пополудни, солнце стояло еще высоко в небе, согревая их.
– Мне бы хотелось познакомиться с Клодом Моне, – задумчиво произнесла Александра. – Знаешь, он провел свое детство в Нормандии.
Даниэль улыбнулся.
– Чего бы тебе еще хотелось? Или хочется?
– Ничего особенного. – Она пожала плечами и вздохнула. – А может, очень многого. Наверное, мне бы хотелось обрести хоть немного покоя. Как у Моне.
– Как тебе работается в последнее время?
– Неплохо. Думаю, Онфлер пошел мне на пользу. – Она зевнула и потянулась. – С тех пор, как я там поселилась, мне совершенно расхотелось писать портреты. Природа куда более естественна, чем люди. Она все принимает как должное. Когда наступает время увядания, она умирает с достоинством.
– Ты когда-нибудь рисовала Бобби?
– Очень часто. Особенно когда она была помладше.
Даниэль пошевелил траву босой ногой.
– Я помню написанный тобой портрет Андреаса. Он показывал его мне.
– Сильверстоун, Англия, – улыбнулась Александра. – Этот портрет нас и свел.
– В нем было что-то драматическое и в то же время загадочное. Помню, как ты изобразила автомобиль: словно живое, дышащее существо. Он казался неотделимой частью Андреаса.
– Так я их и воспринимала: один казался продолжением другого.
Даниэль немного помедлил.
– Но Бобби ты так не воспринимаешь.
Она подняла на него немного обиженный взгляд.
– Только не начинай, Дэн. Неужели и ты тоже против меня?
Он покачал головой.
– Нет, Али, ты меня не так поняла. Я просто спросил, не пыталась ли ты увидеть ее в таком свете.
– Он и она – это не одно и то же.
– Да, ты права. – Он немного помолчал, потом все-таки спросил: – Почему ты была так расстроена, когда вернулась сюда из города?
– Я бы не хотела об этом говорить, Дэн, – ответила она с болью, – если ты не против.
– Конечно, нет.
До них донеслось тихое мяуканье. Из-под навеса плакучих ив появился маленький черный котенок. Он подошел к Даниэлю и грациозно вспрыгнул к нему на колени.
– Это кто? – спросила удивленная Александра.
Даниэль улыбнулся.
– Это Клод. Один из сыновей Кота. – Он пощекотал котенка под подбородком, и тот принялся довольно мурлыкать. – Он так же умен, как и его отец.
– А давно умер Кот?
– Скоро будет два года.
– А почему ты назвал его отпрыска Клодом?
– В честь Моне. Мы с Котом оба решили, что он свое уже отгулял, когда перебрались сюда. Но стоило ему увидеть этот сад, как он стал назначать здесь свидания своим подружкам.
– Вот как, – улыбнулась Александра.
Даниэль внимательно посмотрел на нее.
– Как видишь, это весьма романтическое место.
Она ничего не ответила.


Посреди ночи, когда «Розовая шляпа» и весь Ист-Хэмптон были погружены в сон, Александра поднялась с постели в гостевой спальне и подошла к окну.
Подсветка была выключена, но полная луна заливала небо холодным, серебристым сиянием. Александра закрыла глаза; боль и тоска вдруг сделались невыносимыми. Как она позволила всему этому случиться? Как могла она, всегда так гордившаяся своим здравомыслием и широтой взглядов, подойти так близко к тому, о чем все они страстно мечтали, и в последний момент дать мечте ускользнуть, оборваться, скатиться в тартарары?
Александра резко повернулась спиной к прекрасному ночному виду и вышла из комнаты. Пройдя по коридору, она вошла в ту часть дома, где размещались личные апартаменты Даниэля. Никаких колебаний не было. Она подняла руку, негромко, но отчетливо постучала по двери и открыла ее. Комната оказалась просторной и почти совершенно темной, но Александра сразу почувствовала, что он тоже не спит и ждет ее прихода.
Он лежал на боку, опираясь на локоть, его темные глаза были открыты и следили за ней. Александра опустилась на колени у кровати, наклонилась к нему и поцеловала его в губы. Не веря своему счастью, Даниэль обнял ее свободной рукой за плечи.
– Ты совсем замерзла, – прошептал он. – Ложись в постель.
Он отодвинулся, давая ей место. Она быстро легла и укрылась одеялом.
– Ты не против? – прошептала она в смятении.
– Против? – Он приглушенно и горько рассмеялся.
Это было то, о чем он мечтал, о чем молился, зная, что его мечта никогда больше не сбудется.
Она скользнула в его объятия, как сладко пахнущий шелк, как теплая волна, сбившая его с ног. Он зарылся лицом в ее густые волосы и вдохнул запах ее кожи.
– Али, дорогая, я так рад…
Она преследовала его восемнадцать лет, эта удивительная женщина. Воспоминание о ней было глубоко похоронено, но все-таки не забыто. Хоть это и казалось невероятным, она стала как будто еще прекраснее, ее красота расцвела, созрела и превратилась в совершенство. Он был тронут до слез печалью в ее глазах и мечтал прогнать эту печаль, увидеть, как она сменяется спокойствием и счастьем.
– Дэн, – прошептала она.
– Да, любовь моя?
Он почувствовал, как она потерлась щекой о его щеку.
А потом Александра слегка отодвинулась, лунный свет попал ей в глаза, и он увидел в них слезы. Он убрал руки. Глубокий скорбный вздох вырвался из его груди. «Нет. Она не моя».
– Я не могу, – расстроенно прошептала она. – Мне очень жаль. Прости.
Губы Даниэля болезненно сжались, глаза закрылись, но это продолжалось лишь мгновение.
– Тебе не в чем извиняться.
– О боже, – Александра вдруг разозлилась на себя, – я веду себя возмутительно, Дэн. Прости меня.
Она хотела встать, но он ее удержал.
– Нет, не уходи, Али. Я все понимаю, клянусь тебе. – Он потянулся через нее, она услыхала тихий щелчок, и комнату залил мягкий свет. – Видишь? Все в порядке, честное слово. – Его улыбка была горькой и вымученной. – Не стану отрицать, мне бы хотелось, чтобы мы продолжили… – Она хотела что-то сказать, но он прижал палец к ее губам. – Нет-нет, не начинай извиняться. – Неожиданно Даниэль встал с кровати, но тотчас же вернулся, держа халат. – Почему бы тебе не надеть вот это? Мне кажется, тебе в нем будет уютнее. А потом нам нужно поговорить.
Она недоверчиво взглянула на него.
– Ведь на самом деле ты для этого пришла, верно? Просто я тебя не так понял.
Впервые Александра позволила себе расслабиться.
– Вот так-то лучше, – одобрительно заметил Даниэль. – А теперь сядем в постели поудобнее, как старые друзья, и ты расскажешь мне, что именно произошло в Нью-Йорке.
Выслушав ее рассказ, Даниэль откинулся на подушки и закрыл глаза.
– Хочешь услышать мое мнение?
– Конечно, – кивнула Александра.
– Честно?
– Да.
Он открыл глаза.
– Всего три соображения. Но тебе они могут не понравиться. Первое: Андреас – ослиная задница. Второе: я думаю, – нет, поправка, – я знаю, что ты все еще его любишь, каким бы он ни был. И третье: неужели тебе действительно нужно напоминать, что Анна Алессандро потеряла своего единственного сына только из-за своего проклятого упрямства?
Лицо Александры было мрачно, но она ничего не ответила.
– Однако, – продолжал Даниэль, – Анна как женщина не годится тебе в подметки, Али. Небо и земля! Она была узколобой, провинциальной мещанкой, не способной заглянуть дальше забора своей драгоценной фермы. Но ты-то не такая! Просто тебе придется это доказать.
Наступила долгая, долгая пауза.
– Что я должна делать, Дэн?
– Ты прекрасно знаешь, что тебе надо делать. Попытайся немного отдохнуть, а утром я отвезу тебя в город.
– И что я им скажу? – взмолилась она. – Мы так скверно расстались…
– В нужный момент ты сама поймешь, что им сказать.
– Но я права! – с болью воскликнула Александра. – Бобби может умереть.
– Люди рано или поздно умирают, – пожал плечами Даниэль.
– А знаешь, – вдруг сказала она, – я в последнее время многое обдумала. Может быть, это ужасная ошибка – пытаться изменить свою точку зрения на людей. Причем в любую сторону. Если человек с самого начала вызывает у тебя восхищение, лучше восхищаться им издалека, не стараясь узнать его поближе. И наоборот, если вы уже близки и любите друг друга, не стоит стремиться отойти подальше, чтобы понаблюдать со стороны.
– Любые отношения рано или поздно претерпевают подобные изменения.
– Но ведь это может их уничтожить! Именно это произошло с Андреасом и Анной. Так было у Андреаса со мной. Я до смерти боялась, что то же самое случится у меня с Бобби! – Она схватила руку Даниэля и крепко сжала ее. – Я подозреваю, Дэн, дорогой, что, если бы мы с тобой сблизились и ты узнал бы, какая я есть на самом деле, ты испытал бы ужасное разочарование.
– Я в этом сомневаюсь, – усмехнулся Даниэль.
Она все еще сжимала его руку.
– Можно мне побыть здесь до утра? Просто поспать. Я не хочу оставаться одна.
Он посмотрел на нее долгим взглядом, впитывая все детали дорогого ему лица; томную бледность, проступающую сквозь легкий загар, тонкую сеточку морщин у наружных уголков глаз, улыбчивые складочки, пролегшие от носа к губам, и сам этот нос – тонкий, изящный, чуть длинноватый, но невольно, как указательная стрелка, привлекающий внимание к чувственному, полному рту. И наконец глаза. Он не мог дольше мгновения задержаться взглядом на ее глазах, не выдав при этом своих собственных чувств.
Он мягко высвободил свою руку и погасил свет.


Александра проснулась как от толчка и с минуту лежала, собирая разбросанные кусочки головоломки, увиденной во сне. Даниэль рядом с ней спал неглубоким беспокойным сном.
Кто-то что-то жарил. Ее ноздри дрогнули и раздулись, вдыхая незнакомые запахи. Древесный уголь… подгоревшее мясо, оставленное без присмотра и дымящееся в воздухе. Глаза Александры закрылись, веки дрогнули… и тут догадка поразила ее подобно грому.
– Даниэль!
Он зашевелился и тихонько застонал. Она резко встряхнула его за плечо.
– Даниэль! Пожар! Дом горит!
Он мгновенно проснулся, широко раскрыл глаза. Он все понял еще до того, как она добежала до двери и взялась за бронзовую ручку…
– Нет, Али, не надо!
Слишком поздно. Дверь распахнулась, и клубы едкого, удушающего дыма ворвались в комнату, наполняя легкие и разъедая глаза.
Даниэль захлопнул дверь, схватил ее за плечи и потащил к балконным дверям. Он дернул за ручку, но двери были заперты. Тогда он повернулся, сорвал простыню с постели и кое-как намотал ее на правую руку.
– Назад! Прикрой глаза!
Он ударил кулаком в стекло – один, два, три, четыре раза – и расчистил пространство, сквозь которое можно было пролезть. Осколки стекла прилипли к его руке, кровь сочилась через простыню, но он ничего не замечал.
– На балкон! – скомандовал он.
– Ты тоже!
– Выбирайся скорей! Я буду через минуту.
Даниэль схватил телефон и набрал номер пожарной охраны. Он кратко переговорил с оператором и бросил трубку.
– Пожарные скоро будут. Я тебе велел выбираться на балкон, Али. – С поразительной силой он подсадил ее и чуть ли не выбросил через дыру в стекле. – А теперь хоть раз в жизни сделай, что тебе говорят, и оставайся на месте! Я проверю, как там слуги…
– Нет, Дэн, не ходи! Это безумие!
– Это мой дом, Али! – Впервые в ее присутствии его охватил гнев, и ей показалось, что он возвышается над ней, как великан. – Я должен знать, что в нем происходит.
Даниэль разорвал надвое еще одну простыню, бросился в ванную и принес назад обе половинки, смоченные водой.
– Вот, держи. – Он отдал ей полпростыни. – Если огонь проникнет в комнату, она послужит тебе защитой. Если будет много дыма, дыши через нее! Оставайся на балконе, и с тобой ничего не случится. Пожарная бригада скоро подъедет, они спустят тебя вниз.
Ее охватил безрассудный страх.
– Дэн, останься со мной, я тебя умоляю!
– Я попробую найти другой путь наружу, так что не паникуй, если я не вернусь.
Он торопливо поцеловал ее в губы и ушел, прежде чем она успела повторить свою мольбу, вышел в дверь и скрылся в безобразном черно-желтом дыму, наполнявшем коридор.


Спустившись вниз, Даниэль добрался до входной двери, отодвинул засовы и распахнул ее настежь. Он подумал, не вернуться ли за Али, но она была в безопасности на балконе, да и времени не оставалось. Он опять замотал лицо мокрой простыней и пробежал по заднему коридору в помещение для слуг.
– Сэм! – заорал он, запрокинув голову к лестнице. – Все вышли?
Не услышав ответа, он бросил взгляд в окно и увидел двух молоденьких горничных и садовника Сэма на тропинке. Они стояли, слепо, как контуженные, оглядываясь вокруг. Рукой, все еще обмотанной простыней, Даниэль разбил стекло.
– Все в порядке? – прокричал он.
Сэм обрадовался, увидев его.
– Все в порядке, сэр, мы все целы! – отрапортовал он по-военному. – Уходите оттуда! Выходите! – повторил он. – Загорелось где-то в школе и горит, похоже, все сильнее!
Даниэль машинально повернул голову на звук сирен, разорвавший ночной воздух. Первый из пяти пожарных грузовиков подъехал к «Розовой шляпе».
– Сэм! Скажите им, чтобы прежде всего спустили вниз миссис Алессандро! Она на балконе моей комнаты. Прежде всего, вы меня поняли?
– Так точно, сэр!
Сэм повернулся и побежал. Горничные на дорожке, вцепившись друг в дружку, испуганными глазами смотрели на Даниэля.
– Почему вы не выходите? – позвала одна из них. – Оставьте все пожарным и бегите!
– Я сейчас выйду! Только найду кота!
Даниэль бросился обратно в дом.
Александра стояла на балконе, трясясь от страха, холода и тревоги. Волна облегчения накатила и накрыла ее с головой, когда наконец послышался приближающийся вой сирен. Перегнувшись через парапет, она различила в предрассветном полумраке плотную, коренастую фигуру Сэма, показавшуюся из-за угла. Следом за ним бежал кто-то еще.
– Сюда! – закричала она. – Я здесь!
Второй человек внезапно остановился. Гравий на дорожке шрапнелью разлетелся из-под подошв его башмаков. Он вскинул голову. Александра уставилась на него, не веря своим глазам.
– Андреас!
Его лицо побелело от страха.
– Али! Слава богу, ты жива! Оставайся там, сейчас тебя спустят вниз.
Она не могла в это поверить. Стараясь усмирить неистово бьющееся сердце, она поднесла к лицу простыню и протерла глаза.
– Андреас, что ты тут делаешь?
При виде его у нее по щекам покатились слезы, а потом она захлебнулась дымом и закашлялась.
– Где приставная лестница? – проорал Андреас Сэму.
– Пожарные уже идут сюда, сэр. С леди ничего не будет, если она останется на месте, сэр. Пожар с другой стороны дома, там, где школа.
– Да черт с ним со всем! Принеси мне лестницу!
– Да, сэр!
Сэм побежал к хозяйственным постройкам.
– Андреас! – позвала Александра, вновь охваченная страхом. – Ты видел Дэна?
– Я его не видел, но, думаю, все выбрались! И ты спустишься через минуту, дорогая!
– Прошу тебя, пойди поищи его! – истерически выкрикнула Александра.
Андреас затопал ногами в бессильной досаде.
– Да где же эта чертова лестница?
С другой стороны дома прямо по лужайке, приминая траву, подъехала пожарная машина.
– Сюда! – закричал Андреас и замахал руками, чтобы привлечь внимание.
Трое выскочили из нее и побежали к нему. В ту же минуту с другой стороны появился Сэм, с покрасневшим от натуги лицом таща лестницу. Один из пожарных обратился к Андреасу:
– Она одна осталась в доме?
– Я не уверен. Слуги все во дворе, но хозяина дома я не видел.
– Мистер Стоун был еще внутри, когда я видел его в последний раз, – тяжело отдуваясь, проговорил Сэм. – Он искал Клода.
– А кто такой Клод? Ребенок?
– Да это кот, черт бы его побрал.


Через несколько минут Александра благополучно оказалась в объятиях Андреаса. Один из пожарных пытался набросить ей на плечи плед.
– Не знаю, что ты тут делаешь, – рыдала она у него на плече, – но никогда в жизни я никого не была так рада видеть, как тебя!
– Али, дорогая, не плачь! – утешал он ее, потом отстранил от себя и заглянул в лицо. – С тобой все в порядке?
– Со мной все в порядке, – подтвердила она, все еще плача. – Дэн вытолкнул меня на балкон… он разбил стекло руками и заставил меня вылезти… – Внезапно ее глаза округлились от страха. – Где он? Где Дэн?
Андреас посмотрел на нее с подозрением.
– Его ищут, – ответил он.


Даниэль открыл массивную дверь, отделявшую основную часть дома от школы, и отшатнулся от невыносимого жара, пахнувшего ему в лицо.
– Клод! – позвал он. – Клод!
Он напряг слух, но за ревом пламени ничего нельзя было расслышать. Даниэль закашлялся и отвернулся, из глаз у него непроизвольно текли слезы.
Звук был настолько слаб, что он было решил, будто ему почудилось. Но звук повторился. Даниэль зажмурился, чтобы сориентироваться и понять, откуда он доносится.
– Клод! – закричал он.
В ответ раздалось жалобное мяуканье. Даниэль закрыл почти уже высохшей простыней нос и рот и начал шарить в том направлении, откуда доносился звук. Вот мяуканье послышалось снова – яснее, ближе, но явно слабее. Он опять позвал кота, задыхаясь и кашляя в дыму. А потом он увидел испуганного зверька, забившегося в щель между дубовым буфетом и дверью в кладовую.
– Привет, котик, – прошептал он, радуясь до слез, что Клода удалось найти. – Не горюй, у тебя в запасе осталось еще восемь жизней.
Бережно прикрывая ладонью кошачью мордочку, чтобы Клод еще больше не наглотался дыма, Даниэль выбрался в главный коридор и выбежал через переднюю дверь на свежий воздух. У них за спиной в школьной кухне рухнул потолок, взрывом разнесло окна, повсюду рассыпались осколки оплавленного стекла и щепки.


Еще не оправившись от шока, но целые и невредимые, они собрались в домике для гостей, пока пожарные тушили огонь. В углу, рядом с батареей, съежившись, сидела Александра. На ней ничего не было, кроме халата Даниэля и пледа, наброшенного на нее пожарным. Ее сотрясал озноб, и она маленькими глотками отхлебывала горячий сладкий чай из кружки, принесенной Андреасом. Он старался держаться к ней поближе, словно оберегая ее, и молча наблюдал за Даниэлем.
Даниэль подошел к Андреасу и Александре. Он все еще не выпускал из рук Клода.
– Как там дом? – спросила Александра.
– Выстоит, – ответил он. – Можно сказать, что нам повезло.
– Да, – с жаром согласилась Александра.
– Да уж. – Голос Андреаса прозвучал до странности резко.
Они взглянули на него с удивлением.
– Как ты здесь оказался посреди ночи, Андреас?
– Я приехал поговорить с Александрой.
– Посреди ночи?
– Вот именно, – кивнул он.
– Ты получил больше, чем ожидал, – улыбнулся Даниэль.
– Так и есть.
Нервное, напряженное молчание наступило между ними.
– Андреас, – тихо предложила Александра, – может, нам стоит поговорить?
– Нет, – ответил Андреас. – Я хочу поговорить с Дэном. – Он бросил взгляд на друга. – У тебя хватит сил?
– Конечно, – пожал плечами Даниэль. – Почему бы и нет? – Он протянул Александре спящего котенка. – Али, ты не против?
– Конечно, нет. Бедный Клод, он пережил тяжелый шок.
– Да, но он крепкий парень.
– Как и его папаша, – улыбнулась Александра.


Мужчины вышли во двор. Круглый бассейн отсвечивал золотом, отражая восход. Их встретил птичий хор и усилившийся шум прибоя. Легкий бриз, долетавший с океана, шевелил листья и ветки деревьев. Они миновали сад и через калитку вышли на берег. Даниэль, одетый в один только халат, продрог до костей, песок забился внутрь кроссовок, найденных им в летнем домике, и натирал босые ноги. Но он не жаловался.
Наконец Андреас остановился и повернулся к нему.
– Что она делала в твоей спальне, Дэн?
Даниэль невольно вспыхнул.
– Мы разговаривали.
– Понимаю, – на скулах у Андреаса заходили желваки.
– А по-моему, ничего ты не понимаешь.
– Прекрасно понимаю! Али мне больше не жена. Мы давно в разводе. Но только… – Он отвернулся от Даниэля и устремил взгляд на розовеющую воду. – Я-то думал, что ты мой лучший друг.
Он зашагал по берегу, на каждом шагу с силой вдавливая каблуки в мокрый песок.
Усталый, обессилевший Даниэль уставился вниз на свои собственные ноги. Потом он вскинул голову:
– Андреас!
Андреас продолжал идти вперед.
– Андреас, остановись!
Андреас остановился, но не обернулся.
– Ладно, друг мой, – прокричал Даниэль, и его голос, подхваченный ветром, донесся до Андреаса, – мне нужно тебе кое-что сказать. А ты постарайся меня выслушать.
Андреас повернулся кругом.
– Я слушаю, – угрюмо проворчал он.
– Хорошо. – Даниэль подошел к нему и остановился в трех шагах.
– Ну?
Даниэль собрался с силами.
– Во-первых, о твоем предполагаемом возвращении в большой спорт.
Глаза Андреаса блеснули.
– Ты-то что об этом знаешь? Это она тебе сказала?
– Нет, это я ей сказал.
– Что?!
– Я узнал об этом сравнительно недавно и написал Али, потому что считал, что она имеет право знать.
– Это было не твое собачье дело, Дэн!
– Может быть, и нет. Я не собираюсь дискутировать с тобой об этом. – Даниэль твердо выдержал взгляд Андреаса. – Но я хочу высказать все, что намеревался сказать.
– Ты не имел права…
– Я имел все права! А знаешь почему? Потому что для меня это важно. Судя по всему, что мне довелось услышать, ты не в том состоянии, чтобы участвовать в каких-либо состязаниях.
– Я тебя предупреждаю, Дэн, лучше остановись прямо сейчас! – Андреас воинственно нахмурился, его руки то и дело сжимались в кулаки.
– Я знаю, почему ты хочешь сделать Бобби своим сменным водителем! Потому что никто другой с тобой не поедет, и ты знаешь, что в одиночку у тебя не получится. Ты вышел в тираж! – Даниэль чувствовал, что теряет контроль над собой; долгая страшная ночь наконец сказалась на его нервах, но остановиться он уже не мог. – Бобби на самом деле тоже вовсе не такая уж блестящая гонщица, не так ли? Тебе это тоже известно, и если ты думаешь, что сможешь стать для нее чем-то вроде попутного ветра, надувающего ее паруса, можешь об этом забыть, потому что на самом деле ты будешь жерновом у нее на шее!
– Ах ты подлый сукин сын! – заревел Андреас.
Лицо Даниэля потемнело.
– Кто-то должен был сказать тебе правду рано или поздно, – резко бросил он в ответ. – Годы твои не те! И эти годы должны были тебе подсказать, что Али больше не намерена терпеть твой эгоизм! – Он чувствовал себя боксером, готовым послать соперника в нокдаун. Он наносил удар за ударом страшной правдой, а его беспомощный противник, прижатый к канатам, ничего не мог поделать. – И я скажу тебе, почему Али была в моей комнате. Она действительно пришла поговорить со мной, но я отдал бы все на свете – мое дело, школу, этот дом, все, чем я владею, – чтобы разделить с ней постель!
Андреас с воплем бросился на Даниэля, сбил его с ног и сам рухнул на песок вместе с ним. Он бил дико, слепо, безумно, бездумно, словно одержимый дьяволом, ничего не слыша, кроме сердитого рева Атлантики в ушах, но с наслаждением ощущая отдачу всякий раз, когда костяшки сжатых в кулаки пальцев врезались в плоть. Пот лил с него градом, ему надо было выплеснуть накопившуюся внутри ярость.
Сначала Даниэль просто лежал, обессиленный только что высказанными страшными словами, молча принимая побои, но потом он начал защищаться и вступил в драку, блокируя удары и нанося их сам, пустив в ход локти и колени… Память вдруг унесла его далеко от этого берега, они оба вновь оказались в яблоневом саду в Кюсснахте. Они снова стали мальчишками, и его звали Даниэлем Зильберштейном, он был умирающим с голоду беглецом с затравленным взглядом, и Рольф носился вокруг них с отчаянным лаем… И несмотря на кровь, текущую по лицу, несмотря на боль в ребрах и в ногах, Дэн Стоун перестал драться и расхохотался.
Андреас тоже остановился.
– Ты что… – он задохнулся и полным ртом глотнул воздух. – Ты с ума сошел?
Даниэль закивал как безумный и коснулся вновь открывшегося старого шрама под левым глазом. Из серповидной ранки, той же, что и сорок лет назад, сочилась кровь. И Андреас понял.
Он опустился на песок и взглянул на свои трясущиеся руки.
– Андреас, – все еще задыхаясь, начал Даниэль. – Я говорил всерьез и не возьму назад ни единого слова. Я отдал бы все на свете, чтобы Али была моей. – Он пристально глядел прямо в черные, полные боли глаза друга. – Но у нас ничего не было, потому что она не захотела.
– Да ладно, Дэн, все в порядке.
– Нет. – Даниэль медленно, с трудом покачал головой, все еще лежа на холодном песке. – Нет, не все в порядке. Она любит тебя, Андреас. Не меня.
– Дэн, я не знаю, что…
– Я клянусь тебе в этом. – Он опять потрогал шрам. – Клянусь кровью и сорокалетней дружбой.
Андреас был вынужден замолчать. Даниэль зашевелился и застонал.
– Помоги мне встать, старый друг.
Ощущая вдруг выступившие на глазах слезы, сам морщась от боли, Андреас наклонился вперед и протянул руку Даниэлю.
– Черт возьми, – проворчал он, пытаясь улыбнуться, – да мы с тобой оба постарели.
– А уж для таких стычек и подавно.
– Мы слишком стары для многих вещей.
Измотанные до предела, они еле поднялись на ноги, а потом, обнявшись, побрели обратно по направлению к «Розовой шляпе».
Оба одновременно заметили бегущую к ним Александру.
– Андреас, – торопливо скомандовал Даниэль, – дай мне что-нибудь обтереть лицо. Быстро. И сам утрись.
Но она как будто даже не заметила ни крови, ни ссадин, ни их растерзанной одежды и виноватого выражения на лицах, как не заметила и дружески переплетенных рук. Ее лицо было бледно, глаза казались огромными от страха и горя. Она направилась прямо к Андреасу и обхватила его лицо ладонями.
– Твой отец… – проговорила она дрожащим голосом, стараясь не заплакать. – У папы был сердечный приступ. Бобби позвонила. Его увезли в больницу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гонки на выживание - Норман Хилари

Разделы:
Онфлер, франция. 1983 год1

ЧАСТЬ I

23456789101112Онфлер, франция. 1983 год13

ЧАСТЬ II

1415161718Онфлер, франция. 1983 год19

ЧАСТЬ III

20212223242526272829303132Онфлер, франция. 1983 год33

ЧАСТЬ IV

3435363738394041424344Онфлер, франция. 1983 год45

ЧАСТЬ V

46474849

ЧАСТЬ VI

505152535455

Ваши комментарии
к роману Гонки на выживание - Норман Хилари



Очень глубокая книга про судьбы людей, как...ммм... как Унесенные ветром! Только более откровенная, как современные романы, с обнажением всех сторон жизни :) Я в восторге!
Гонки на выживание - Норман ХилариЗаконница
27.05.2012, 12.17





любителям сладких любовных романчиков -не читать.вам точно не понравиться.rnРоман замечательный .10 баллов.
Гонки на выживание - Норман Хиларилюбава
26.11.2013, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100