Читать онлайн Гонки на выживание, автора - Норман Хилари, Раздел - 37 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гонки на выживание - Норман Хилари бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.32 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гонки на выживание - Норман Хилари - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гонки на выживание - Норман Хилари - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Норман Хилари

Гонки на выживание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

37

Они расположились на вершине невысокого и пологого, поросшего травой холма, вокруг расстилались луга, а в сотне метров от них открывался головокружительный вид на горное шоссе, знаменитый Карниз, обрывавшийся прямо к Средиземному морю.
Но Александра не любовалась видами. Полузакрыв глаза, она исподтишка наблюдала за Даниэлем. Он сбросил пиджак и закатал рукава рубашки. У нее было такое чувство, будто из настоящей жизни они перенеслись на полотно Ренуара. Она перевела взгляд на свои собственные оголенные руки. Может, здесь свет такой особенный или воздух? Все вокруг как будто отсвечивает… ее кожа и сочная зелень. Надо было бы заняться зарисовками, но ее охватило какое-то летаргическое состояние, и не было ни малейшего желания браться за грифель.
– Еще вина? – предложил Даниэль.
– Нет, спасибо.
От солнца и молодого вина у нее слегка кружилась голова. Она согнула ноги, обхватила их руками и прижалась лбом к коленям. Ей пришло в голову, что им на редкость легко друг с другом. Когда Даниэль вошел в вестибюль отеля, ее кольнула иголочка сомнения: не в тягость ли ей будет провести с ним наедине несколько часов? Но вот они выехали на загородную дорогу, и она начала понимать, как ей повезло со спутником. Он был наделен от природы тихим, несуетным очарованием.
Выехав из Сент-Поля по направлению к Грассу, они сделали несколько остановок, гуляли, лазали по скалам, и состояние эмоционального напряжения стало наконец покидать Александру. Она все еще чувствовала себя измученной, но черпала силу и спокойствие в окружающей природе, отбросив все свои переживания, разлетевшиеся по ветру, как пушок одуванчика.
– Вам нехорошо?
Александра выпрямилась.
– Все в порядке. Немного заболела голова.
– А что у вас с ногами? – спросил Даниэль, заметив бинты, когда она сбросила сандалии на веревочной подошве.
– Я случайно наступила на стекло… еще дома, – ответила она нехотя. – По правде говоря, стекла было довольно много.
– Что же вы мне раньше не сказали! – с тревогой воскликнул он. – Мы столько ходили, взбирались по скалам… Вам очень больно?
– Утром было совсем не больно, а вот сейчас немного саднят…
На самом деле ступни пульсировали болью, и эта боль молоточками отдавалась в голове. Только этого не хватало! Она всегда отличалась отменным здоровьем, годами не обращалась к врачам, а тут вдруг почувствовала, как весеннее солнце становится неприятно жарким, а все тело покрывается потом. И тут же ее внезапно зазнобило.
– Али? – Даниэль не сводил с нее встревоженного взгляда. – Вам плохо?
Она слабо улыбнулась.
– Я оказалась никудышной спутницей для пикника.
Даниэль поспешно упаковал остатки завтрака в корзину, не слушая ее слабых протестов.
– Идемте, – мягко, но решительно скомандовал он. – Я отвезу вас обратно в отель.
– Простите меня, Дэн. Это все солнце и вино…
– Извините, это больше походит на приступ лихорадки. – Он наклонился и взял ее под руку. – Вы сможете дойти до машины?
– Конечно, – заверила его Александра, но на полпути к дороге голова у нее закружилась, она споткнулась, и сильные руки Даниэля подхватили ее и усадили на сиденье «Рено».


Неподалеку от отеля «Золотой голубь» собралась небольшая толпа поглазеть на драку, затеянную двумя местными забулдыгами, поэтому подъехать поближе ко входу Даниэлю не удалось. Он взглянул на Александру. Ее сотрясала легкая дрожь, на лбу выступила испарина, похоже было, что у нее жар.
– Ладно, – пробормотал он, – вернемся ко мне, и я уложу вас в постель, где вам и место.
Он развернул машину и поднялся вверх по дороге к своему дому.


Два часа спустя Даниэль сидел на стуле у кровати в гостевой спальне, промокая пот на ее пылающем лбу и проклиная ненадежность французских докторов. Александра металась по постели, ее черные волосы взмокли от испарины, губы беспрерывно шевелились, шепча какие-то бессвязные слова.
Даниэль откинул одеяло в ногах кровати и осмотрел ее ступни. Они опухли и покраснели. Даниэль вышел из комнаты и вскоре вернулся с миской свежей прохладной воды, бутылкой антисептика и ножницами. Со всей возможной осторожностью, хотя Александра, казалось, совершенно ничего не замечала, он срезал бинты и озабоченно уставился на подошвы ее ног. И без врачебного диплома можно было догадаться, что у нее сильное воспаление. Это означало, что одним только антисептиком дела не спасти.
Он прошел в свою спальню и снова набрал номер врача. Ответила его жена. Голос у нее был раздраженный. Нет, доктор еще ходит по вызовам. Да, как только он вернется… в ту же секунду… А теперь, если месье будет так любезен и освободит линию… возможно, ее муж как раз сейчас пытается с ней связаться…
Александра выглядела более спокойной, когда он вернулся в спальню для гостей, но, приглядевшись, Даниэль заметил, что ее сотрясает озноб. Ее руки были холодны как лед. Он бросился обратно к себе, сгреб в охапку одеяла с кровати и укрыл ими Александру. Через десять минут она уже горела жаром и бредила. Даниэль отер ее лицо, смочил губы прохладной водой, сел и стал наблюдать. Ему оставалось только ждать.
Доктор появился только около одиннадцати вечера. Лицо его было багровым. От него несло чесноком и спиртным, Даниэль с трудом удержался, чтобы не высказать все, что он думает.
Однако врач тщательно осмотрел больную, не обращая внимания на Даниэля, не спускавшего с него глаз.
– Безусловно, серьезная инфекция. – Доктор склонился к ее ногам и внимательно осмотрел ступни. – Кроме того, я все еще вижу осколки стекла в левой пятке.
– Насколько все это серьезно? – с тревогой спросил Даниэль.
– В легких чисто, сердце здоровое, но у нее перемежающаяся лихорадка. Мне придется вернуться в свой кабинет и взять все необходимое.
– Разве у вас нет с собой того, что нужно? – сердито спросил Даниэль. – Я подробно описал все симптомы вашей жене.
Француз снисходительно улыбнулся.
– Она не может упомнить все. – Он со щелчком захлопнул свой саквояж. – Не беспокойтесь, я скоро вернусь.
Верный своему слову, он вернулся через полчаса, сделал укол пенициллина и прививку от столбняка.
– А теперь, месье, вам остается только ждать. – Доктор поднялся. – Давайте ей пить почаще и понемногу. Прохладное, но не холодное.
Даниэль проводил его до дверей.
– Вы еще вернетесь?
– Завтра утром. Если леди станет лучше, она сможет принимать антибиотики в таблетках, а я займусь ее ногами. – Он укоризненно покачал головой. – Полагаю, она пыталась самостоятельно извлечь осколки. А это могло для нее плохо кончиться.


К утру Александре стало значительно лучше. Температура снизилась, и, хотя она испытывала страшную слабость, а ступни по-прежнему пульсировали болью, Александра сумела ответить на вопросы доктора и поговорить с Даниэлем.
– Почему вы не обратились к своему лечащему врачу, мадам?
Она пожала плечами.
– Думала, что справлюсь сама. Кто угодно может вытащить занозу.
– Это очевидное заблуждение. – Доктор сделал ей еще один укол пенициллина. – А теперь позвольте мне применить местную анестезию, чтобы я мог удалить остатки стекла.
Вечером Александра уже захотела встать с постели. Куриный бульон, которым Даниэль покормил ее с ложечки, сделал свое дело. Она решила принять ванну, но после мытья почувствовала слабость.
– Вам еще что-нибудь нужно? – спросил Даниэль, склонившись над ней.
Она покачала головой.
– Ничего. – Она взяла его за руку. – Вы были так добры… Я даже не знаю, как вас благодарить, Дэн.
– Благодарить? За что? Вы подарили мне отличный повод увильнуть от работы.
Несколько мгновений Даниэль пристально изучал ее лицо. До сих пор она всегда представала перед ним в наилучшем виде: элегантно одетая, тщательно причесанная, с безупречным макияжем… Сейчас она лежала в постели, закутанная в одну из его рубашек, без следа косметики на лице, с все еще влажными и слипшимися волосами, и все же казалась ему прекрасной как никогда.
– Постарайтесь уснуть, – сказал Даниэль и поцеловал ее в лоб.
Ее глаза послушно закрылись.
Он тихонько вышел из спальни, прошел в гостиную, открыл бутылку кальвадоса и налил себе большой стакан.


Какой-то скрип разбудил Александру. Она зашевелилась в чужой постели, и скрип раздался снова. Сердце у нее заколотилось, она села в постели, судорожно комкая простыню.
На окне не было занавесок, лунный свет, проникая сквозь ветви деревьев в саду за окном, отбрасывал поперек кровати узкие черные тени, напоминавшие прутья решетки. За окном послышался голос ночной птицы, и Александра вскрикнула в испуге. Через секунду дверь распахнулась, и вбежал Даниэль, на ходу завязывая пояс халата.
– Али? Что случилось? – Он щелкнул выключателем, и свет от люстры под потолком залил комнату.
– Я… Мне послышалось… – Взгляд ее широко раскрытых серых глаз устремился к окну.
– Тебе плохо? – Он присел на край кровати и пощупал ладонью ее лоб. – Может, позвать доктора?
Она покачала головой, стараясь оправиться от паники.
– Тебя что-то напугало?
– Я… Да, мне так кажется. Вон там. – Александра уставилась через окно в сад, теперь, при электрическом свете, казавшийся чернильно-черным.
Даниэль встал, выключил свет и подошел к окну, вглядываясь в темноту.
– Ничего не видно. Что тебе почудилось, Али?
– Я услыхала… Нет, наверное, ничего. Просто проснулась в страхе, сама не знаю почему.
Даниэль снова сел на край кровати.
– Незнакомый дом, чужая постель… к тому же ты все еще нездорова. Ничего удивительного, что ты испугалась.
Она откинулась на подушку.
Сидя так близко от нее в полутьме, Даниэль вдруг особенно остро ощутил ее наготу. Ему стало неловко. Надетая на ней рубашка была не застегнута, полы разошлись, пока она металась во сне, ему был виден плавный изгиб груди, освещенной лунным светом. Во рту у него пересохло. Он поднялся на ноги.
– Не уходи, Дэн.
– Тебе надо поспать.
– Нет, я не усну.
– Хочешь чего-нибудь выпить? Или съесть?
– Еще куриного бульона? Нет, спасибо, – улыбнулась она.
– Ну ладно, – кивнул Даниэль. – Тогда я останусь, посижу тихонько, а ты постарайся заснуть.
– Спасибо тебе. – Вдруг губы у нее задрожали, глаза наполнились слезами. – Дэн?
– Да, милая?
– Ты не мог бы меня обнять?
Он застыл, не решаясь переступить грань и прикоснуться к женщине, внезапно ставшей для него дороже всего на свете.
– Прошу тебя, – прошептала она. – Только на минутку.
Даниэль придвинулся ближе и обнял ее. Она задрожала в его объятиях, какой-то неясный звук вырвался из ее груди – не то вздох, не то рыдание. Он прижал ее к себе еще крепче, чувствуя, что тонет в блаженстве тепла и мягких изгибах ее тела.
Она замерла, прижавшись правой щекой к его груди, потом отстранилась немного, взглянула на него, и он увидел, что ее лицо залито слезами.
– Что с тобой, Али?
Александра не ответила, но вновь потянулась к нему, ее губы легким, дразнящим движением скользнули по его губам, и он не удержался, поцеловал ее в ответ, сперва нежно, потом страстно, самозабвенно, так что у обоих перехватило дух. Ее руки тем временем уже нетерпеливо дергали и развязывали пояс на его халате, а его руки пробрались под рубашку, обхватили ее груди, ощутили твердые, набухшие соски. «Али, мы не должны!» – билась у него в мозгу отчаянная мысль, но он ничего не сказал вслух. Сам не понимая, как это случилось, он оказался рядом с ней на постели, в ее объятиях, внутри ее, а она раскрылась ему навстречу, сначала медленно и томно, потом нетерпеливо и страстно. Даниэль как будто плыл по воздуху на волнах мечты, туманной и смутной, но прекрасной, а женщина, которую он обнимал, – удивительная, волшебная, самая желанная, – со страстными вздохами выгибалась ему навстречу и обвивала его руками и ногами. За окном опять протяжно закричала ночная птица. На краткий миг Александра открыла глаза, но они тотчас же закрылись сами собой. Мужчина и женщина слились воедино, и уже ничто не могло их остановить.


За час до рассвета погода переменилась. Темные грозовые тучи, пришедшие с севера, затянули небо, поднялся ветер и загремел черепицей на крыше маленького домика. Даниэль и Александра проснулись в объятиях друг друга на узкой кровати.
Вслед за сном, медленно покидавшим их тела и души, пришел страх. Он возник в виде смутного тревожного чувства где-то на краю сознания, но постепенно проник в сердца, заполнил их целиком.
Чувствуя, что в любой момент Александра готова его оттолкнуть, что больше ему никогда в жизни не суждено держать ее в объятиях, Даниэль прижался лицом к ее лицу. Ему хотелось большего, он просто умирал от желания, но заставил себя довольствоваться тем, что было: ощущением ее тепла, запахом ее шелковистой кожи.
Александра осторожно высвободилась из его объятий и отодвинулась. Ее охватило чувство вины – такое огромное, что казалось, оно вот-вот ее раздавит и она умрет. И ей хотелось умереть.
– Не надо так смотреть, – прошептал Даниэль.
В комнате было еще довольно темно, но ее горящий взгляд прожигал его насквозь.
Александра встала с постели. В комнате было холодно, и ее пробрала дрожь. Наклонившись над Даниэлем, она нащупала оставленную в кровати рубашку и надела ее.
– Тебе нельзя стоять на холодном полу, – сказал Даниэль, поднимаясь с постели, – у тебя опять поднимется температура. Али, тебе нужно лечь.
Она упрямо покачала головой, хотя зубы у нее уже начали выбивать дробь.
– Нет, я должна уйти.
– Еще не рассвело. Подожди несколько часов. Я уйду в свою комнату, а потом отвезу тебя в отель.
Александра посмотрела в окно. Заря уже занялась, но было еще темно, по небу катились тяжелые тучи, по стеклу барабанили капли дождя.
– Я уйду прямо сейчас.
– В отеле все двери заперты.
– Мне отопрут. – Она взглянула на него с мольбой. – Дэн, где моя одежда?
– Сейчас принесу.


Когда она, бледная и молчаливая, в нелепо выглядевшем на ней сейчас легком летнем платьице, надетом на пикник, остановилась у дверей, Даниэль взял ее за руки, но они были холодны и безжизненны.
– Али, прошу тебя. Сердись на меня, если хочешь, но только не на себя.
– Я не сержусь на тебя. – Губы у нее дрогнули. – Ты ни в чем не виноват.
– Конечно, я виноват! Но это стечение обстоятельств подтолкнуло нас…
– Тебя – возможно, Дэн. Но только не меня. – Она подняла руку и коснулась его щеки. – Я не только предала Андреаса, я причинила зло вам обоим.
– Нет! Не смей даже думать так, Али! Это была ночь моей…
– Ничего больше не говори! – остановила его Александра. – Я и без того готова провалиться сквозь землю.
– Но тебе нечего стыдиться! Ты приехала сюда в депрессии… не знаю причины, но я ясно видел, что ты чем-то сильно угнетена… а потом ты заболела. Я воспользовался ситуацией…
– Это неправда. Я взрослая женщина, и прошлой ночью я прекрасно сознавала, что делаю. Но у меня есть муж.
– И ты его любишь, – тихо добавил Даниэль.
– Это верно, – прошептала она с болью в голосе. – А теперь прошу тебя, Дэн, отвези меня обратно в отель. Я тебя очень прошу.


К тому времени, как они добрались до «Золотого голубя», солнце уже встало. Когда Даниэль остановил машину, Александра повернулась к нему.
– Завтра я вернусь в Нью-Йорк, Дэн. – Она с грустью взглянула на свои забинтованные ноги. – Дам им возможность поджить еще немного.
– Лучше ты оставайся здесь, Али, а я вернусь в Нью-Йорк. Тебе нужен отдых.
Она отрицательно покачала головой.
– Ты же приехал сюда работать, Дэн. Ты же сам говорил, что в Нью-Йорке слишком многое отвлекает.
– Кажется, теперь я буду этому рад, – тихо признался он.
Наступило молчание, потом Александра в отчаянии взглянула на Даниэля.
– Я должна вернуться домой, пока еще не поздно.
– Наверное, ты права, – вздохнул он.
Она бросила на него проницательный взгляд.
– Я не хочу, чтобы это встало между вами. От меня Андреас никогда ничего не узнает о случившемся.
Даниэль посмотрел на нее с обидой.
– Неужели ты хоть на секунду могла предположить, что я ему расскажу? Он же мой лучший друг!
– Ты ничего не сделал ему во вред, Дэн. Ты позаботился обо мне, когда мне было плохо, вот и все. Даже прошлой ночью ты просто заботился обо мне… – она осеклась, не в силах продолжать.
«Неужели для нее это больше ничего не значило? – подумал Даниэль. – А может, так оно и к лучшему».
– Все верно, – прошептал он.
– Значит, останешься здесь на время?
Он кивнул, не доверяя собственному голосу. Она наклонилась к нему и поцеловала его в щеку.
– Спасибо тебе, Дэн. За все.
– А знаешь, – вдруг сказал Даниэль, – я даже рад, что Андреас держал нас подальше друг от друга. Я этого никогда не понимал. Фанни считает, что это какая-то обоюдоострая ревность. То есть он хотел бы, чтобы мы оба принадлежали ему по отдельности. Во всяком случае, Фанни так говорит.
– Возможно, она права. Похоже, Фанни очень умная женщина.
Александру опять пронзило острое чувство вины.
– Я надеюсь, – сказала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно мягче, – что когда-нибудь мы станем друзьями, Дэн.
– Мы уже друзья, – возразил Даниэль. – В любое время, когда тебе понадобится помощь… – Он перегнулся через нее, открыл пассажирскую дверцу, и в машину хлынул холодный утренний воздух.
– Береги себя, Али, – торопливо проговорил он на прощание. – И будь счастлива.
Александра стремительно обняла его, прильнула к нему, как испуганный зверек, ищущий тепла и успокоения, а потом вышла из машины и, прихрамывая, направилась к воротам.
Когда она скрылась из виду, Даниэль на мгновение прижался лбом к холодному рулевому колесу. На него нахлынуло одно из старых, незабываемых воспоминаний: его мать, склонившаяся над ним, обнявшая его в ту далекую ночь в Нюрнберге. В ту ночь он видел ее в последний раз. И хотя он знал, что эту, перевернувшую всю его жизнь женщину он, безусловно, еще когда-нибудь увидит, и даже не раз, его вновь охватило чувство безысходности и безвозвратной утраты.


Александра позвонила Андреасу из аэропорта Кеннеди.
– Алло?
Александра закрыла глаза.
– Можно мне вернуться домой?
– Али?! Слава богу! Где ты? – В аэропорту.
– Жди там, я за тобой приеду.
– Нет, – сказала она, – я возьму такси, это быстрее.
– Ну ладно. – Он помолчал. – Я взломал дверь в твою мастерскую. Прости, я был на грани безумия.
– Ничего страшного, – сказала Александра, и слезы покатились из-под ее закрытых век. – Я скоро буду.


Две недели спустя у нее обнаружилась задержка. «Может, это из-за болезни, – подумала Александра. – Или из-за перелета. У женщин бывают задержки после путешествия в самолете». У других женщин, может, и бывали, но у нее-то никогда не было!
Джон Манетти не спешил ее обнадежить.
– Я рад, что вы относитесь к этому разумно, Али, – сказал он. – Мне бы не хотелось, чтобы вы раньше времени начали предаваться восторгам, когда еще ничего точно не известно.
Она посмотрела ему прямо в глаза.
– Я не чувствую себя беременной.
Он улыбнулся.
– Ставлю вас в известность, что отнюдь не все беременные женщины страдают тошнотой по утрам.
Но уже на следующий день выяснилось, что Александра не принадлежит к числу счастливиц. Она села завтракать вместе с Андреасом, но стоило ей взглянуть на гренки и кофе, как она бросилась в ванную.
Андреас оторвался от «Нью-Йорк таймс» и вопросительно посмотрел на нее, когда она вернулась в столовую.
– С тобой все в порядке?
– Меня стошнило, – беспечно ответила она. – Теперь со мной все в порядке.
– Может, тебе записаться на прием к Манетти?
Александра взяла в руку чашку кофе.
– Я уже записалась. Иду к нему сегодня после обеда.


В тот вечер, когда они уже ложились в постель, Александра сказала мужу:
– В шесть часов мне позвонил Манетти.
Андреас завел будильник.
– Я думал, у вас назначена встреча.
– Мы действительно встречались. – Она помолчала. – Я сдала тест на беременность.
Андреас поставил будильник на тумбочку у кровати.
– Ну и как?
Она крепче стиснула руками край одеяла.
– Все получилось.
Андреас сел на кровать. Александра взглянула на его спину.
– Что ты чувствуешь?
Он повернулся к ней. Его глаза были пусты.
– Я рад за тебя.
– Ты не мог бы меня обнять?
– Конечно. – Он забрался в постель и небрежно обнял ее. – Вы с Манетти вскочили в последний вагон. Он уже небось думал, что дело не выгорит.
С этими словами Андреас вытянулся под одеялом, повернувшись к ней спиной, и погасил свет на ночном столике со своей стороны кровати. Александра выждала немного, потом придвинулась к нему, и их тела соприкоснулись. Она осторожно положила руку ему на плечо, но он так и не обернулся.


Новая жизнь у нее внутри трепетала и разрасталась. Ощутив первый толчок, Александра засмеялась и взяла Андреаса за руку.
– Чувствуешь? – прошептала она с радостным блеском в глазах, но он отдернул руку, и вся ее радость погасла.
«Как я смогу его любить? – подумала она. – Если ребенок унаследует глаза Дэна, это уничтожит все, что еще осталось от нашего брака». Андреас был внимателен и заботлив, но не желал даже прикоснуться к ней, пока она носила в утробе чужого ребенка.
По вечерам перед сном и по утрам, встав с постели, Александра запиралась в ванной, опускалась на колени на коврике и молилась: «Господи, сделай так, чтобы ребенок был похож на Андреаса, чтобы он мог его полюбить». В конце концов, – рассуждала она, – не исключено, что ее беременность – результат ИДО, а Манетти поклялся ей сделать все возможное, чтобы ребенок напоминал Андреаса по своим физическим характеристикам. «Боже милостивый, – умоляла она, торгуясь со всевышним, – я сделаю все, брошу живопись, не буду заниматься сексом, все, что угодно, только пусть он будет похож на Андреаса!» Но тут ребенок вновь начинал толкаться, и она обо всем забывала, охваченная всепоглощающим чувством любви к нему.


Схватки начались утром одиннадцатого января 1966 года. Андреас ушел на какую-то деловую встречу, поэтому Александра сама взяла чемоданчик со всем необходимым, стоявший наготове уже неделю, и поехала на такси в больницу. Роды продолжались уже семь часов, когда в родильное отделение с побелевшим лицом примчался Андреас.
– Почему ты мне не позвонила?
Она покачала головой, не в силах говорить после только что отпустившей схватки.
– Как ты могла так поступить?
– Я думала… – Александра удивленно замолчала, увидев, как Андреас берет из рук медсестры прохладный компресс и бережно укладывает его ей на лоб. – Я думала, ты не захочешь…
– Ты моя жена, – тихо сказал он. – Я люблю тебя. Тебе больно, значит, я должен быть рядом.
Александра с радостью схватила его за руку.
– А ребенок?
– Ребенок тут совершенно ни при чем. – Он подтянул стул поближе к больничной койке и сел рядом. Его глаза были полны сочувствия. – Не огорчайся, Али, – сказал он ласково. – Я ничего не могу с этим поделать.


Девочка родилась в два часа ночи и оглушительно заорала, едва появившись на свет. Когда медсестра принесла ее Александре, всю запеленатую в белое, Андреас отвернулся.
Александра продолжала молиться, хотя и понимала, что уже слишком поздно: «Господи, пусть она будет похожа на него». У малютки были темные волосики, ее глазки были плотно закрыты.
– Мистер Алессандро? – Медсестра слегка подтолкнула Андреаса. – Не хотите взглянуть на свою прелестную дочурку?
Андреас медленно обернулся, его лицо было пепельно-серым. Александре стало жаль мужа.
– Подойди и поздоровайся, – мягко предложила она.
Сестра пододвинула стул, и Андреас тяжело опустился на него. Его вдруг охватило любопытство: он протянул руку и коснулся крошечного, туго сжатого кулачка младенца. Девочка открыла глаза.
– Нет, ты только посмотри! – воскликнул он. – У нее глаза – в точности как у тебя! Такие же серо-зеленые.
– Что за вздор! – фыркнула медсестра, выходя из палаты. – У всех младенцев глаза голубые! В крайнем случае карие!
– Взгляните и убедитесь сами, – предложил Андреас.
Сестра вернулась и внимательно заглянула в лицо девочке.
– Бог мой, да вы правы! – признала она. – Редчайший случай.
Александра не сводила глаз с красного, сморщенного личика дочери.
– Дай маме тоже посмотреть, солнышко мое, – прошептала она.
Все было верно. Она как будто смотрела на свое отражение в зеркале. «Спасибо тебе, господи!»
Девочка вдруг замахала крошечными ручками и уцепилась за палец Андреаса.
– Господи, – ахнул Андреас, – она меня держит! – Его глаза наполнились слезами. – Она меня узнала! – изумленно проговорил он.
– Сестра! – позвала Александра, пытаясь справиться с охватившим ее волнением. – Вы не могли бы подержать ее минутку? Я хочу обнять своего мужа.
Андреас крепко обнял ее.
– Мне было так страшно, – сказал он, глотая слезы. – Я думал, она будет чужая… Я боялся, что у нее не будет ничего общего со мной… что я возненавижу ее…
– Все позади, дорогой. У нас есть наша дочь.
Сестра вернулась с ребенком.
– Еще несколько минут, и мы уложим ее спать в детской, чтобы ее мама тоже могла отдохнуть.
Опять маленький теплый сверток очутился у нее в руках. Александра вдохнула ни с чем не сравнимый детский запах, чтобы запомнить его навсегда.
– Я тут подумала… – начала она, – насчет имени. Как тебе Роберта?
Андреас посмотрел на нее с благодарностью.
– Папа будет счастлив. Но, может, ты хочешь назвать ее в честь своей матери?
Александра улыбнулась.
– После тебя у меня нет более близкого человека на свете, чем Роберто.
– Роберта – красивое имя.
– А уменьшительное – Бобби. Надеюсь, ей подойдет.
Ее внезапно охватила слабость, и она откинулась на подушки. Бдительная медсестра тут же подхватила ребенка и помогла Александре устроиться поудобнее. Андреас встал.
– Тебе надо поспать.
Она благодарно кивнула.
– И тебе тоже, папочка. Увидимся позже.
Это было адресовано и мужу и дочери.


Когда дверь за ними закрылась, ее осенила внезапная мысль: «Теперь я никогда не узнаю, кто на самом деле отец моего ребенка».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гонки на выживание - Норман Хилари

Разделы:
Онфлер, франция. 1983 год1

ЧАСТЬ I

23456789101112Онфлер, франция. 1983 год13

ЧАСТЬ II

1415161718Онфлер, франция. 1983 год19

ЧАСТЬ III

20212223242526272829303132Онфлер, франция. 1983 год33

ЧАСТЬ IV

3435363738394041424344Онфлер, франция. 1983 год45

ЧАСТЬ V

46474849

ЧАСТЬ VI

505152535455

Ваши комментарии
к роману Гонки на выживание - Норман Хилари



Очень глубокая книга про судьбы людей, как...ммм... как Унесенные ветром! Только более откровенная, как современные романы, с обнажением всех сторон жизни :) Я в восторге!
Гонки на выживание - Норман ХилариЗаконница
27.05.2012, 12.17





любителям сладких любовных романчиков -не читать.вам точно не понравиться.rnРоман замечательный .10 баллов.
Гонки на выживание - Норман Хиларилюбава
26.11.2013, 10.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100