Читать онлайн Подарки фортуны, автора - Ниле Беля, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подарки фортуны - Ниле Беля бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подарки фортуны - Ниле Беля - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подарки фортуны - Ниле Беля - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ниле Беля

Подарки фортуны

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Всю дорогу от Хариджа до Лондона лил дождь. Переезд на пароме прошел без приключений – море было спокойным. Марк и Фрэнни позавтракали перед тем, как сойти на берег. Домой они предполагали попасть поздним утром.
– Сразу после ланча я поеду в больницу Святого Жиля, а вечером у меня тоже несколько пациентов. Вам, вероятно, не терпится повидаться с тетей. Интересно, Финн сможет ненадолго заехать?
– Я звонила ему, пока вы были в Брюсселе. Он сказал, что ужасно занят, но как-нибудь вечером обещал заскочить. Тяжелую он выбрал себе профессию…
– Пару свободных часов на развлечения ему наверняка удается выкроить, – суховато сказал профессор. – Мне удавалось.
Крисп встретил их с сияющим лицом.
– Кофе уже готов, – сообщил он, – а миссис Блейк ждет в гостиной. Я возьму чемоданы. Вам нужна будет машина, сэр?
– После ланча. Не надо ставить ее в гараж. Все в порядке, Крисп?
– В порядке, сэр. Письма лежат в вашем кабинете, а все звонки я записал.
– Отлично. Идемте же к тете.
Он снял свое пальто и помог раздеться Фрэнни, затем взял ее под руку и повел в гостиную.. Миссис Блейк поспешно вскочила.
– Дорогие мои, как я рада снова вас видеть! Хорошо провели время в Голландии? Я жду не дождусь ваших рассказов. Крисп был ко мне так добр, и мисс Дженкинс такая приятная и милая женщина. Она придет попозже.
Миссис Блейк крепко обняла Фрэнни и подставила профессору щеку для поцелуя.
– Я делаю упражнения, – сказала она ему, – и хожу на прогулки каждый день. И Финн меня навещает…
Крисп поставил на столик поднос с кофе. Профессор вскоре извинился и ушел к себе в кабинет просматривать почту, а Фрэнни распаковывала свои вещи, попутно рассказывая тете о том, какой у Марка чудесный дом и какие чудесные у него родные..
– Ты счастлива, дорогая моя? – спросила тетя.
– Да, я счастлива. Марк очень добрый и внимательный человек. – Она слегка вздохнула. – Вот только работает очень много.
– Это он по старой привычке, – утешила ее тетя. – Вот погоди, пойдут дети, и он станет больше времени посвящать семье. Работа уже не будет для него всем на свете.
Фрэнни не стала разубеждать тетушку, а весело кивнула в ответ:
– Да. Марк, кстати, сказал, чтобы мы с тобой поехали в «Харродз» и ты выбрала себе еще чтонибудь. Поедем завтра? Марк будет целый день занят.
– В «Харродз»? Не слишком ли для меня шикарно?
– Он сказал – «Харродз», – повторила Фрэнни, – и, думаю, лучше ему не перечить.
Теперь, когда они вернулись из Голландии, Фрэнни стала замечать, что Марк начал как-то отдаляться от нее. Он был по-прежнему ласков и дружелюбен, но между ними словно пролегла граница. Последнее время ей казалось, что они стали немного ближе друг другу, и у нее затеплилась надежда, что их дружба перерастет в нечто большее. Однако надежда не оправдалась. Стараясь не выдать собственных чувств, Фрэнни стала немного прохладнее держаться с Марком, хотя и делала все возможное, чтобы не огорчать его.
Это было нелегко, и пару раз тетя недоуменно посматривала на племянницу, хотя ничего не говорила. Они совершили поход в «Харродз», и миссис Блейк сначала неохотно, потом с возрастающим азартом выбрала себе такие вещи, о которых совсем недавно не могла и мечтать. Возвращаясь на такси домой, она сказала, что Марк – самый лучший человек, которого она встречала в своей жизни. «Кроме моего мужа, конечно, – добавила она. – И он тебя просто обожает, моя дорогая!»
Если бы это было так, подумала Фрэнни, но вслух возражать не стала. Если обожание выражается в том, чтобы давать приличные суммы денег и иногда рассеянно замечать, что она хорошо выглядит, то да, Марк действительно ее обожает.
Прошло около недели после их возвращения в
Лондон, когда профессор объявил, что они едут ужинать к леди Трампер. Фрэнни испуганно вскинулась:
– Туда я ни в коем случае не поеду!
Марк высоко поднял брови.
– Почему? Стыдишься своего прошлого? Ты моя жена, Франческа. Я тебя не стыжусь, и это главное.
– Я ни капельки не стыжусь своего прошлого, – горячо возразила она. – Но мы с леди Трампер недолюбливаем друг друга.
– Боюсь, тебе придется общаться с очень многими людьми, не вызывающими особой симпатии, дорогая моя. Мы поедем туда в четверг в половине восьмого. Надень что-нибудь симпатичное. Знаешь, ты можешь выглядеть очень хорошенькой.
Он мягко улыбнулся и ушел, оставив ее в ярости метаться по квартире. Тетя и Крисп обменялись встревоженными взглядами.
– Что случилось, Фрэнни? – спросила тетя, когда они пили чай, поданный Криспом раньше обычного в надежде, что чашка-другая поможет ей успокоиться.
Фрэнни рассказала, но ожидаемого сочувствия не встретила.
– Дорогая моя девочка, что может быть лучше? Это твой шанс сбить с леди Трампер спесь. Мы как-никак ведем свой род от Вильгельма Завоевателя, а кем был ее муж? – Тетя даже фыркнула. – Промышлял болтами и гайками для танков! Нувориши, моя дорогая, вот и все. Самое время поставить ее на место. Завтра мы поедем в «Харродз» и выберем что-нибудь сногсшибательное.
– Думаешь, все пройдет нормально? Я не хочу опозорить Марка.
– Все будет в полном порядке, можешь не сомневаться.
И они снова поехали в «Харродз», к знакомой уже продавщице. Подходящее платье для званого ужина? Что-нибудь благородное? Вот здесь есть как раз то, что нужно.
Это было крошечное янтарного цвета шифоновое платье, которое идеально шло франни. Цена платья повергла девушку в шок, но она напомнила себе, что наряжается ради Марка… Это платье было не просто симпатичным, оно было изысканным и утонченным и превращало заурядную девушку в очаровательную даму, имеющую полное право претендовать на мужское внимание. Фрэнни взяла платье в надежде поразить профессора роскошным нарядом.
В день, когда им надо было ехать на ужин, Марк вернулся домой только вечером. Фрэнни ожидала его в гостиной, яркое освещение выгодно подчеркивало красоту ее нового платья. Однако профессор, к немалому ее разочарованию, просунув голову в дверь, пробормотал:
– Готова? Умница. Я скоро.
Фрэнни уже была в холле, одетая в длинное замшевое пальто, когда профессор вернулся. На его короткую реплику она ответила кивком и следом за ним сбежала вниз по лестнице.
На дороге машин было немного, и ехать было недалеко. Дверь им открыл Баркер. Фрэнни поздоровалась с ним и отдала свое пальто. Профессор, тоже снявший пальто, ободряюще глянув на Фрэнни, так и застыл, не отводя от нее изумленных глаз.
Как это он раньше не замечал, какая она хорошенькая? Это платье показывало ее фигуру во всем блеске. Им овладело внезапное желание немедленно объявить ей об этом, но присутствие Баркера помешало. Однако его улыбка сказала ей гораздо больше, чем несказанные слова; Фрэнни, высоко вскинув голову, мягкими шагами пошла рядом с ним в до боли знакомую гостиную.
Там уже собрались гости; они расступились, давая дорогу хозяйке, поднявшейся, чтобы встретить Марка и Фрэнни.
Профессор едва коснулся губами ее щеки.
– Ты уже знакома с моей женой, Франческой, – непринужденно сказал он, и Фрэнни с улыбкой пожала руку бывшей работодательнице и произнесла какие-то любезные слова, изо всех сил стараясь не забывать о своем новом положении.
Марк был знаком с большинством гостей; они поздравляли его со свадьбой и любезно беседовали с Фрэнни. Им явно понравилась скромность молоденькой профессорши. Она пила безвкусное шампанское и отвечала на все дружеские вопросы столь охотно, что положительно очаровала всех гостей. Леди Трампер, разговаривавшая с профессором, внимательно наблюдала за ней с другого конца комнаты.
– Кто бы мог подумать?.. – начала было она.
– Действительно, кто? – холодно прервал ее профессор и спросил леди Трампер, как она поживает.
– Ни за что не поверю, что ты в нее влюблен, – она просто тебя окрутила…
– Будем считать, что ты этого не говорила, – тихим ледяным голосом ответил профессор. Затем развернулся и вышел из комнаты, никем не замеченный. В холле стоял телефон; он набрал номер и обронил в трубку несколько слов.
Баркер только собрался объявить, что ужин подан, как в холле зазвонил телефон. И вместо того чтобы пригласить гостей за стол, он подошел к профессору и что-то сказал ему на ухо.
Марк объявил:
– Меня к телефону. Не хочу вас задерживать, садитесь за стол без меня.
Все неторопливо пошли в столовую, когда он тронул Фрэнни за плечо.
– Мне очень жаль, Фрэнни, но мне надо ехать. Сейчас же. Ты останешься здесь?
Фрэнни в ответ так выразительно посмотрела на него, что Марк едва не рассмеялся.
– Если леди Трампер не против, я лучше поеду с тобой. Вдруг тебе понадобится…
Она замялась, не зная, как продолжить, и профессор коротко сказал:
– Тогда давай попрощаемся с леди Трампер.
Фрэнни подняла на него взгляд:
– Это срочно?
– Очень.
Сопровождаемые хором сочувственных голосов, они извинились и попрощались с леди Трампер, и если Фрэнни и показалось, что Марк говорит немного резковато, то она приписала это беспокойству из-за срочного вызова. Баркер тоже с сочувственным видом подал ей пальто и открыл дверь.
В машине Фрэнни несколько минут сидела молча, потом нерешительно спросила:
– Ты поедешь прямо в больницу? Я могу оттуда взять такси.
– Мы едем домой…
– Тетя… о, как я сразу об этом не подумала! Что с ней? Марк, скорее, скорее!
– Насколько мне известно, миссис Блейк чувствует себя отменно. Мы на пару минут заглянем домой, а потом закатимся куда-нибудь поужинать и потанцевать.
Фрэнни удивленно повернулась к нему.
– Марк, я не понимаю. А как же пациент?
– Пациента не было и в помине.
– Почему же тогда мы уехали?
Он заговорил тем же тихим и холодным голосом, который заставил трепетать леди Трампер:
– Не в моих правилах оставаться под одной крышей с человеком, который меня оскорбляет.
– Леди Трампер? Оскорбила тебя? Не могу этого представить. – Тут Фрэнни нахмурилась от промелькнувшей догадки. – Или она оскорбила все-таки не тебя, а меня?
Марк повернулся к ней.
– Всякий, кто оскорбляет тебя, оскорбляет и меня, Франческа.
– О, Боже! Мне очень жаль, поверь. Я испортила тебе вечер. И мое новое платье пропало зря. Недаром я его не хотела покупать, такое дорогое! Напрасная трата…
– Я очень рад, что ты его купила. Платье прекрасное, и ты великолепно в нем выглядишь. Продемонстрируем его в ресторане.
– Знаешь, мне все время казалось, что ты не обращаешь внимания на то, как я выгляжу, – заметила Фрэнни.
После этого она долго сидела молча, раздумывая над его комплиментом. Конечно, он сказал это просто так, но все равно ей было очень приятно…
Домой они зашли вместе. Фрэнни в двух словах рассказала тете о том, что произошло, а профессор тем временем пошел искать Криспа.
Через несколько минут они уже снова вышли из дома. Фрэнни сомневалась, найдется ли для них столик без предварительного заказа, но вслух своих сомнений не высказывала.
В ресторане, выбранном Марком, их усадили за чудесный столик, и, чувствуя себя настоящей красавицей, Фрэнни попросила бокал шампанского, а потом взяла меню. Тихонько посоветовавшись с профессором, она заказала лососину по-московски, запеченную дикую утку в апельсиновом соусе и миланское суфле на десерт.
Лососину она съела с невыразимым удовольствием, и профессор, с таким же удовольствием созерцавший ее, предложил, пока утка не подана, немного потанцевать.
– Я уже сто лет не танцевала, – смущенно сказала Фрэнни, но охотно встала из-за стола и прильнула к Марку. Давным-давно, в прежней безбедной жизни, она танцевала много и хорошо. Это вроде умения ездить на велосипеде: один раз научившись, уже никогда не забудешь.
А профессор теперь, когда Фрэнни оказалась в его объятиях, ощутил горячее желание не отпускать ее…
Затем они съели утку, выпили шампанского и еще немного потанцевали – перед суфле и перед кофе. После танцев, когда они пили кофе, Марк сказал:
– Ну что, еще один танец напоследок?
– Завтра тебе с утра на работу? – спросила Фрэнни, поднимая голову, чтобы увидеть его лицо.
– Да, с девяти утра у меня пациенты в больнице, после обеда я должен заехать в клинику, а по пути домой придется навестить еще одного больного.
В машине они болтали о прошедшем вечере, и только в гостиной Фрэнни решилась сказать:
– Мне жаль, что так получилось с леди Трампер. Тебе было неприятно.
– Я уже забыл, – спокойным голосом ответил профессор. Но это была неправда. На самом деле он охотно свернул бы этой женщине шею…
– Вот и хорошо. Спасибо за чудесный вечер.
– Это я тебя должен благодарить, Фрэнни. Вечер и вправду получился чудесным, надо его какнибудь повторить.
Фрэнни пожелала ему спокойной ночи и поднялась к себе в комнату, предположив, что профессору хочется побыть одному.
Долго-долго она простояла у большого зеркала, разглядывая свое отражение. Платье действительно было безупречно – оно стоило своих денег. Позже, переодевшись в ночную рубашку и распустив волосы, Фрэнни пошла еще раз взглянуть на висевшее в ванной комнате платье. Когда-то она его наденет снова? Надо полагать, не скоро..
Да, не скоро. Назавтра Марк, вернувшись вечером домой, сообщил, что через несколько дней уезжает – в турне, читать лекции
– Я отбуду дня через три-четыре, – уточнил он, – когда закончу со всеми делами здесь.
Фрэнни постаралась ответить чисто дружеским тоном:
– Надолго?
– На неделю или дней десять. В Израиль.
Она тут же забыла о своем чисто дружеском тоне:
– Марк, но это не опасно – ведь там… О, пожалуйста, будь осторожен. Ты обязательно должен ехать?
– Да, это по договору. – Он внимательно смотрел на нее. – Фрэнни, со мной все будет хорошо.
Она рискнула спросить:
– А ты не хочешь, чтобы я поехала с тобой?
– Очень хочу, но, думаю, не стоит.
Она напомнила себе, что это его работа; что работа значит для него все, и неважно, с какими опасностями она связана. Поэтому она бодрым голосом сказала:
– Надеюсь, хоть позвонить-то оттуда можно…
– О, конечно. Фрэнни, ты будешь скучать по мне?
Она опустила голову, смахивая с юбки несуществующую пушинку.
– Мы все будем по тебе скучать.
Она не могла больше сдерживать дрожь в голосе.
– Кстати, о всех. Я хотел бы, чтобы ты выполнила одно мое поручение. Я купил небольшой коттедж неподалеку от нашего дома. Может, тетя согласится туда переехать, как ты думаешь? И у Финна будет свой угол. Не могла бы ты показать ей коттедж?
– У тети свой дом! Лучшего не пожелаешь! – Подумав, Фрэнни нерешительно добавила: – Но… она такая независимая.
– Вот именно. Объясни ей, что теперь мы все – одна семья, а в семьях принято делиться друг с другом.
– Хорошо, я постараюсь. Сказать ей прямо сейчас?
– Нет, не говори ничего до моего отъезда. И еще: в ближайшие несколько дней я буду очень занят, но ты за меня не беспокойся.
Вот так, вежливо и ласково, он просто отстранял ее от себя. Другая жена непременно стала бы суетиться вокруг него, укладывать вещи, ежеминутно напоминать, чтобы он не потерял паспорт и позвонил, как только приземлится самолет. Но она не из таких. Вещи ему поможет уложить Крисп, а для жены на его столе уже припасен лист бумаги, где записаны номера телефонов на случай, если произойдет что-то чрезвычайное.
Рано утром он вылетал в Израиль. Фрэнни, в халате, спустилась в гостиную и обнаружила Марка там. Крисп предложил ей тосты и кофе. Она села и взяла предложенную чашку, весело добавив, что день, похоже, будет просто прекрасным.
Замечание было чересчур оптимистичным, потому что солнце едва показалось из-за горизонта, но других слов у Фрэнни не нашлось. Ей очень хотелось сказать Марку, чтобы он возвращался поскорее домой целым и невредимым, потому что она любит его и не может без него жить. Но, конечно, она на такое не отважилась, а лишь добавила извиняющимся тоном:
– Иногда говоришь совсем не то, что думаешь. Я имею в виду, кому какое дело до погоды? Но когда у тебя в голове роятся мысли, которые нельзя выразить…
Профессор поставил чашку на стол. Внезапно он понял, что все его старания не полюбить Фрэнни оказались тщетными. Он мягко сказал:
– Франческа…
В гостиную вошел Крисп и сообщил, что машина готова и пора ехать, чтобы не опоздать на рейс. Профессор посмотрел на Фрэнни – румяную со сна, с растрепанными волосами – и внезапно осознал, что в жизни есть нечто гораздо большее, чем работа. Но для признаний в любви момент был явно неподходящим. Он встал, нагнулся к Фрэнни, поцеловал ее в губы и вышел.
Фрэнни пыталась понять, что бы это значило; она не была избалована поцелуями, а так ее не целовали никогда. Марк должен приехать максимум через десять дней, вот тогда все и выяснится. Но не следует воображать себе слишком многого, решила Фрэнни, может, у него просто-напросто такая манера прощаться.
Немного позже она сказала тете о коттедже. Та была очень тронута, но от щедрого предложения отказалась.
– Фрэнни, я не согласна, чтобы этот великодушный человек меня всем обеспечивал. Мы и так стали одной семьей, с Финном он ведет себя как старший брат.
– Значит, ты остаешься жить с нами? – коварно спросила Фрэнни.
– Боже, конечно, нет! Погощу у вас немного и съеду.
– Куда? Когда Марк предлагал тебе поселиться где-нибудь неподалеку, ты же не возражала.
– В конце концов, я получаю пенсию и могу снять себе комнатку.
Обе замолчали, понимая, что это нереально. Наконец Фрэнни сказала:
– Тетя, если ты откажешься от этого предложения, ты сильно обидишь Марка. А ведь он спас тебе жизнь, верно? Теперь он хочет, чтобы этой жизнью ты наслаждалась в полной мере. Неужели ты не понимаешь, что, если поселишься где-нибудь далеко от нас, он постоянно будет тревожиться о тебе? А этого допустить нельзя. Мы обе должны постараться, чтобы его дом стал настоящим домом, а не просто местом, куца приходят поесть и поспать.
Тетя сидела выпрямившись.
– Извини, об этом я не подумала. Разумеется, для меня это большое счастье – жить в своем доме, да еще рядом с вами!
Фрэнни порывисто обняла ее.
– Прекрасно. Пойдем посмотрим дом – это совсем близко.
Коттедж оказался прелестным. Крисп дал Фрэнни ключи, и она открыла дверь в небольшую прихожую и потом – в гостиную. На первом этаже была еще небольшая кухонька, а лестница вела наверх, на второй этаж, где были две спальни и ванная. Весь домик оказался в хорошем состоянии: стены окрашены, полы обновлены.
– Марк велел передать, что ты можешь выбрать мебель по своему вкусу. Крисп пригласит людей с образцами.
– Ты хочешь сказать, что я могу взяться за дело прямо сейчас?
Фрэнни кивнула.
– Только скажи Криспу, что тебе нужно, он пригласит декораторов, и они начнут работу.
– Невероятно! – изумилась тетя. – Думаю, гостиную надо оклеить красивыми обоями, а стены на кухне покрасить в бледно-желтый цвет. Ковровые покрытия…
– Их можно постелить во всем доме. А занавески…
– Моя дорогая, я и не надеялась дожить до такого блаженства! И Фиш-стрит, и Вильям, и болезнь – все кажется теперь просто дурным сном.
Несмотря на суету и беготню с устройством коттеджа, дни для Фрэнни тянулись невыносимо долго. Профессор сразу же позвонил из Израиля: долетел хорошо, отель комфортабельный, в турне отправляется через три дня. Он и потом звонил регулярно. Турне проходило успешно; через пять дней он должен был вернуться.
И, словно маленькая девочка, Фрэнни каждый день ставила черточку в календаре.
Наконец наступил последний день. Она с утра названивала в аэропорт, чтобы узнать время прибытия самолета. Рейс задерживается, отвечали ей, из-за неожиданной забастовки спутались все расписания, и теперь трудно определить точное время прилета. В полночь, так ничего и не узнав, Фрэнни легла спать, взяв с Криспа слово, что он непременно ее разбудит, как только профессор вернется. Немного поворочавшись с боку на бок в постели, она провалилась в тяжелый сон и проснулась, разбуженная дневным светом. Завернувшись в халат, она спустилась и увидела в холле Криспа.
– Вернулся?
– Да, мадам, в четыре часа утра. На столе записка для вас.
– Вы же обещали разбудить меня, Крисп.
– Профессор запретил, мадам. Он сказал, что не стоит вас беспокоить.
– А где он сам?
– В больнице. Уехал в шесть часов. По срочному вызову.
– Даже поспать не дали! Он, наверное, очень устал…
– Если позволите сказать, мадам, профессор никогда не устает. Он поспал в самолете, а я подал ему хороший завтрак.
– Крисп, вы просто сокровище, спасибо вам большое. Он сказал, когда вернется?
– Зависит от того, что будет в больнице.
– Мне хотелось бы позвонить ему, но не буду его отвлекать. Пойду переоденусь. Вы, наверное, устали, Крисп. Я сама приготовлю себе завтрак. Может быть, немного отдохнете?
– Я прекрасно выспался, мадам. Спасибо за заботу. Вздремну немного после обеда. Как насчет яичницы для вас и миссис Блейк? Минут через двадцать?
Фрэнни взяла записку Марка к себе в комнату и села на кровать, чтобы спокойно прочесть ее. Он писал, как всегда, кратко и деловито: срочно вызвали в больницу Святого Жиля, возможно, придется там задержаться. И все. Фрэнни несколько раз перечитала одни и те же строчки, безуспешно пытаясь отыскать в сухих словах хоть немного тепла. Так или иначе, но он приедет домой, как только освободится, успокоила она себя.
Утром она помогала тете выбирать ткань для занавесок, а потом долго говорила с Финном по телефону. Жизнь прекрасна и удивительна, заявил Финн и признался, что встретил замечательную девушку – тоже студентку.
– Я упомянул о ней Марку, и он сказал, чтобы я пригласил ее к вам в гости как-нибудь вечером. Надеюсь, она тебе понравится.
– Конечно, понравится, – тепло ответила Фрэнни. – А вы уже давно знакомы?
– Нет, всего неделю.
– Так откуда же Марк о ней узнал?
– Ну, я ему сказал, откуда же еще! Я видел его утром в больнице Святого Жиля, он был в операционном отделении.
– Понятно, – сказала Фрэнни. – Ему пришлось срочно туда поехать. Домой он вернулся рано утром и даже не успел поспать.
– Мне он усталым не показался, наоборот – выглядел триумфатором.
Потом Фрэнни задумалась над словами Финна. Почему это Марк так выглядел? Конечно, турне оказалось успешным, но он не из тех людей, у кого от успеха кружится голова; а если действительно случилось нечто потрясающее, почему он не разбудил ее, чтобы рассказать об этом?
Она неохотно пожевала что-то за обедом, уложила тетю в постель и подошла к окну. «Роллс-ройс» стоял на улице. Значит, Марк вернулся и принимает пациентов. Он должен прийти, когда закончит.
Она побрела на кухню. Там никого не было – Крисп пошел вздремнуть после обеда. Она нарезала сэндвичи и выложила на тарелку несколько пирожков.
После этого, не в силах просто сидеть и ждать, она снова подошла к окну. «Роллс-ройс» все еще стоял на улице. Фрэнни вернулась к себе в комнату, вымыла голову и подкрасилась. Снова посмотрела в окно.
– Это глупо, – сказала она сама себе и села как можно дальше от окна, листая журнал.
Наконец вошел Крисп, чтобы спросить, когда подавать чай.
– Профессор сейчас у себя, принимает пациентов, думаю, надо его подождать. – И извиняющимся тоном добавила: – Крисп, я сделала немного сэндвичей, надеюсь, вы не возражаете.
Он отечески ей улыбнулся.
– Превосходная мысль, мадам. Профессор любит сэндвичи.
Вскоре пришла тетя с вязаньем и начала рассказывать о своем коттедже. Пару раз она поглядывала на красивые настенные часы: уже давно пора было пить чай. Наконец она спросила:
– Марк уже дома, дорогая?
– Принимает у себя пациентов. Думаю, он скоро закончит. Давай его подождем…
Пробило пять часов, а Марк все не шел, и чай им пришлось пить вдвоем, и сэндвичи по достоинству оценила тетя. Фрэнни снова подошла к окну. Миссис Уиллет выходила из дома. «Роллс-ройс» по-прежнему стоял там, значит, Марк остался один. В этом Фрэнни была уверена, он не принимал пациентов без миссис Уиллет и медсестры, а у медсестры сегодня выходной.
Фрэнни неожиданно сказала:
– Я пойду вниз, к Марку. Ему пора пить чай.
Дверь приемной на первом этаже была прикрыта, но не заперта. Пройдя через комнату, она, поколебавшись, толкнула дверь его кабинета и вошла.
Профессор сидел за столом и перелистывал бумаги – письма, результаты анализов, истории болезней. Но ни на одной из них он не задерживался, поглощенный собственными мыслями. Когда Фрэнни вошла, он поднял голову и встал.
– Здравствуй, Фрэнни. Что-то случилось?
Она подошла к столу, села на стул для пациентов и сжала руки на коленях.
– Да, случилось, – сказала она. – Ты явился рано утром и не дал Криспу разбудить меня. Потом ты уехал в больницу Святого Жиля, а когда вернулся, то просидел до вечера здесь. Миссис Уиллет давным-давно ушла домой. Я понимаю, что ты человек занятой, но мне кажется – то есть не кажется, а я уверена, – ты меня избегаешь. Финн видел тебя сегодня утром и сказал, что ты выглядишь триумфатором. Что-то произошло, пока ты был в отъезде?
Она замолчала и внимательно посмотрела в его спокойное лицо. Чтобы продолжать, ей пришлось сделать над собой усилие. Пусть это прозвучит глупо и по-детски, но дольше молчать нельзя.
– Ты кого-то встретил – женщину – и полюбил ее? Если так, то за меня не волнуйся. Я все пойму и буду за тебя очень счастлива. – Она снова села на стул. – Вот. Иногда надо просто высказать все, что думаешь. Между друзьями не должно быть недомолвок.
Марк тихо спросил:
– Почему ты будешь за меня счастлива, Франческа?
– Потому что я люблю тебя и больше всего на свете хочу, чтобы ты был счастлив.
Профессор улыбнулся. Он встал из-за стола и нежно взял Фрэнни за руки.
– Хочешь знать, отчего я чувствовал себя триумфатором? Оттого что вернулся к тебе, моя дорогая Я не хотел любить тебя и сопротивлялся этой любви Думал, что у меня есть в жизни все, что нужно, а потом ты вошла в мою жизнь и в мое сердце.
Фрэнни пролепетала:
– Почему же ты молчал?..
Профессор обнял ее.
– Потому что я староват для тебя и привык жить работой. Ученый сухарь. Твоя любовь казалась мне настолько невероятной, что я не решался снова тебя увидеть, хотя и отчаянно желал этого. Я понимал, что как только приду домой, то скажу тебе о своей любви. И сидел здесь, раздумывая, как мне это сделать.
– Я могу сказать тебе, как. Главное – начать, а дальше все пойдет как по маслу.
– Дорогая моя, какое ты чудесное создание… – Он наклонился и поцеловал ее.
– Очень мило, – наконец птоговооила Фоэнни – и снова получила в награду поцелуй. Для ученого сухаря он целовался очень неплохо. Не удержавшись, она спросила: – Ты уверен, что любишь меня? Не красавицу, не умницу и болтуныо?
Марк взял ее за подбородок и с нежностью заглянул ей в глаза.
– Ты всех красивее и всех умнее, моя добрая девочка, и в день, когда ты перестанешь болтать, я умру от скуки.
Такой ответ мог рассеять любые сомнения. Фрэнни обняла его за шею.
– А ты не будешь против, если наши маленькие дочери будут чересчур говорливы?
– Не буду. К тому же у нас, наверное, появится сын или даже два.
– Два сына и две дочки, – подытожила Фрэнни. – Чтобы могли составить четверку в теннисе.
Профессор громко засмеялся.
– Хорошо еще, что ты равнодушна к крикету: в команде одиннадцать игроков! – Он прижал ее к груди и поцеловал, нежно и ласково, в предвкушении ожидающего их счастья.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Подарки фортуны - Ниле Беля

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Подарки фортуны - Ниле Беля



Ах, как нудно...
Подарки фортуны - Ниле БеляKotyana
12.08.2012, 19.04





klas
Подарки фортуны - Ниле Беляmarat
9.03.2013, 12.45





Скучновато и нудновато
Подарки фортуны - Ниле БеляАнна
25.07.2013, 21.51





Вообще ни о чем. Не дочитала - домучила. Сплошное перечисление, одни глаголы и прилагательные: сделала то, сделала сё, платье было такое, туфли сякие, обед из пяти блюд...rnКонцовка обрубленная, столько тянуть и закончить за два абзаца - огорчает.rn2 из 10
Подарки фортуны - Ниле БеляАнастасия
31.08.2013, 2.34





Хорошо. Читать на сон грядущий....
Подарки фортуны - Ниле БеляОльга
6.09.2013, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100