Читать онлайн Подарки фортуны, автора - Ниле Беля, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подарки фортуны - Ниле Беля бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подарки фортуны - Ниле Беля - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подарки фортуны - Ниле Беля - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ниле Беля

Подарки фортуны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Фрэнни лежала в кровати, строя планы и стараясь не впадать в уныние. С какой стати? Рождественский ужин, с добавлением лакомств из приза, полученного тетей, можно было считать роскошным. Управляющий супермаркетом прибавил к ее жалованью еще пачку бисквитов и отпустил на два дня. Если в течение этих двух Дней Фрэнни и думала о профессоре, то, во всяком случае, не позволяла своим мыслям надолго задерживаться на нем. Она выслушивала тетины похвалы в его адрес, потому что избежать этого было невозможно, но старалась думать о нем без пристрастия: добрый и порядочный человек, считающий своим долгом быть внимательным к родственникам больных. То, что этот долг простирается до покупки рйбы с жареной картошкой, могло, конечно, показаться странным, но только не Фрэнни. Она подумала, что едва ли ей представится возможность снова его увидеть, если только она сама не отвезет тетю в его клинику. Поговорить с ним, конечно, не удастся, а если и удастся, то не стоит забывать, что профессора раздражает ее болтовня. Пожалуй, лучше с ним больше не встречаться. Пускай тетю отвезет Финн…
Рождество прошло, и Фрэнни оказалась перед проблемой поиска работы. Изучив в библиотеке соответствующие колонки газет, она приободрилась. Множество частных больниц и домов престарелых приглашали к себе сотрудников. Но большинство из них находилось слишком далеко от Фиш-стрит, добираться до них пришлось бы больше часа, а если учесть расходы на проезд… Фрэнни выбрала несколько наиболее подходящих вариантов и отправила туда письма. Только проделав это, она посвятила тетю в свои планы.
– Мне захотелось поменять место работы, – непринужденно сообщила она, – желательно на ночную смену. И когда леди Трампер меня выгнала, я была даже рада, потому что это избавило меня от необходимости просить об увольнении…
Тетя с сомнением посмотрела на нее.
– Правда, дорогая? А может, ты решила сменить работу из-за меня?
– Вовсе нет! – воскликнула Фрэнни так убедительно, что даже сама себе поверила.
На три письма она получила ответы. Все из частных домов престарелых, и ближайший из них находился в Пимлико, куда доехать было очень просто – на автобусе через мост Ламбет. В письме очень смутно говорилось о ее обязанностях, а размер жалованья вообще не упоминался, зато было сказано, что работать ей придется пять ночей в неделю, с восьми вечера до восьми утра. Фрэнни предлагалось позвонить и договориться обо всем конкретнее.
Надо хотя бы поехать и посмотреть, что это за учреждение, решила Фрэнни, направляясь к телефонной будке в конце улицы.
На следующее утро она поехала туда, тщательно рассчитав время. Здание оказалось довольно большим. Возможно, когда-то это был очень симпатичный дом, но сейчас он выглядел мрачновато. У парадной двери была прикреплена карточка, просившая позвонить два раза, а торговцам предписывавшая входить с черного хода.
Фрэнни позвонила, как было указано, дважды, и дверь ей открыла молоденькая девушка в коричневом халате. Проводив Фрэнни в более чем скромно обставленную комнату, она попросила подождать. В комнате было сыро и холодно. Фрэнни подумала, что помещением пользуются нечасто – по крайней мере навряд ли кому-нибудь захочется остаться здесь дольше, чем это необходимо.
Девушка вернулась за ней через несколько минут и повела ее через холл в кабинет, выходивший окнами на улицу и обставленный уютно и хорошо – пара мягких кресел, телевизор в углу и столик с чайным прибором на подносе.
Женщина, сидевшая за письменным столом, оказалась на удивление ухоженной и молодой – чуть больше тридцати, с модно подстриженными и завитыми волосами, так что Фрэнни со своей старомодной прической почувствовала себя динозавром.
– Мисс Боуин? – через стол протянулась выхоленная рука. – Я миссис Кемп. Садитесь, пожалуйста. – Она развернула перед собой какие-то бумаги. – У вас есть рекомендации? – Быстро пробежав глазами поданные ей Фрэнни бумаги, она сказала: – Все нормально. Вы можете сейчас же присоединиться к нашему персоналу? Как я вам писала, работать вы будете пять ночей в неделю. Здесь проживают восемнадцать женщин, и ночью за ними положено присматривать медсестре и ее помощнице, то есть вам. Вижу, у вас нет квалификации, это скажется на оплате вашего труда.
Она назвала сумму, которая не очень обрадовала Фрэнни, – что ж, при экономной жизни им хватит и этого, тем более что место работы находится недалеко от дома. Она промолчала, и миссис Кемп продолжила:
– Каждую ночь у вас будет свободный час: три четверти на то, чтобы поесть, и четверть часа – на чай. Форма вам не понадобится: весь наш персонал облачен в халаты. Если вы согласны работать у нас, я попрошу кого-нибудь показать вам весь дом. Вы, я думаю, понимаете, что все наши клиенты – люди пожилые и по большей части немощные?
На ее звонок явилась женщина средних лет и повела Фрэнни осматривать дом. Все попытки Фрэнни заговорить с ней натыкались на односложные ответы, так что она скоро сдалась и занялась осмотром дома. Ее провожатая старалась не задерживаться подолгу в каждой палате.
Все они были обставлены практически одинаково: четыре аккуратно заправленные кровати, и все. В некоторых было по одной или две кровати. Одна комната, по-видимому, предназначалась для дневного времяпрепровождения. Там стояли простые стулья, на которых с видом полного безучастия восседали пожилые женщины разных возрастов. Они не обращали никакого внимания ни на телевизор, ни на журналы и книги, лежавшие на столе.
– А теперь заглянем в кухню, – наконец сказала ее спутница. – Вам придется готовить горячие напитки и разносить завтраки.
Какое унылое место, подумала Фрэнни, – восемнадцать пожилых дам, сидящих истуканами! Интересно, как они реагируют на родственников?
Вернувшись в кабинет к миссис Кемп, Фрэнни сказала, что согласна работать.
– Очень хорошо, мисс Боуин. Испытательный срок – неделя. За пропущенные дни с вас будут вычитать, и я надеюсь, что вы постараетесь не опаздывать на работу.
– А ваши пациентки… – сказала Фрэнни. – Неужели они так и сидят целыми днями? Не испытывая желания прогуляться или чем-то себя занять? А доктор регулярно их навещает?
Миссис Кемп ослепительно улыбнулась. По ее мнению, дом престарелых функционировал вполне исправно, при минимальных расходах на персонал пациенты содержались в чистоте и сытости.
Она сказала:
– Прогулки им не возбраняются, к тому же время от времени их забирают к себе родственники. И доктор у нас замечательный. Но вы, разумеется, будете видеть пациенток главным образом в постелях.
До выхода Фрэнни проводила та же женщина, которая показывала ей дом. Она довольно равнодушно попрощалась с ней и, не дожидаясь ответа, захлопнула дверь.
Место не идеальное, подумала Фрэнни, стоя на остановке в ожидании автобуса, но хорошо хотя бы, что у нее будет регулярный заработок и ехать сюда удобно. Большего ей пока и не надо; в будущее, затянувшееся мрачноватой пеленой, она старалась не заглядывать.
Вечером, за ужином, Фрэнни так красочно расписала тете и Финну преимущества новой службы, что они остались вполне довольны. Следующим вечером она поехала на работу.
Встретила ее та же женщина, отвела в крошечную гардеробную и выдала ей халат и медицинскую шапочку.
– Пусть пациенты считают вас настоящей медсестрой, – серьезно сказала она. – Шапочка придает профессиональный вид.
Миссис Кемп не появлялась, и Фрэнни спроси– ла, нельзя ли повидать ее, прежде чем приняться за работу, но узнала, что ее нет.
– Ушла с мужем в театр – они с мистером
Кемпом обожают хорошую игру.
– А кто же здесь пока за главного? – спросила
Фрэнни.
– Сестра Пейн, она наверху.
На втором этаже была небольшая комнатка – вероятно, для нужд персонала. Там сидела довольно полная, средних лет женщина и пила кофе. Она посмотрела на вошедшую Фрэнни и приветливо улыбнулась.
– Вы новая сиделка? Рада с вами познакомиться. – Она протянула Фрэнни руку. – Меня зовут Бекки Пейн. Выпейте кофе, а заодно побеседуем.
Фрэнни села. Миссис Пейн выглядела дружелюбной и приятной женщиной. Тут вошла другая женщина и молча села. Миссис Пейн сказала:
– Это экономка – она ведает едой и уборкой.
У нее в подчинении две девушки, которые приходят сюда ежедневно…
– А сиделки? – спросила Фрэнни.
– Ну, они тут долго не задерживаются. Это не то место, которое привлекает молодых медсестер. Миссис Райт, дневная сестра – ей помогают еще две сиделки, вот и все.
– А кто же присматривает за пациентами в выходные?
Этот вопрос, кажется, удивил миссис Пейн.
– Разве миссис Кемп не сказала вам? Мы сменяем друг дружку. Не самый лучший выход, но мы справляемся. День у нас начинается рано, иначе невозможно содержать пациенток в чистоте и уюте.
Фрэнни спросила:
– А если кто-то заболеет, к кому мне обращаться?
– К доктору Тревору. Кемпов не трогайте. У них квартира на верхнем этаже. – И успокаивающе добавила: – Не волнуйтесь, дорогая. Все не так уж страшно. Кое-что, конечно, не устраивает, но привыкнуть можно.
– Да, – сказала Фрэнни. – Мне нужна была ночная работа, чтобы оставаться свободной днем.
Миссис Пейн не стала расспрашивать, зачем ей это нужно.
– Что ж, теперь обойдем пациенток и посмотрим, не нужно ли кому-нибудь что-нибудь. Миссис
Райт уже раздала им снотворное. Она квалифицированная медсестра…
– Значит, мы не должны давать им таблетки?
– Нет. Ничего, кроме таблеток от кашля или чего-нибудь в этом роде.
Они встали, и Фрэнни оправила свой халат. Он был ей велик, особенно в талии.
– А миссис Кемп тоже профессиональная медсестра?
– Да. А как же иначе? Но только она и шага не делает за порог своего кабинета. – Миссис Пейн улыбнулась и подмигнула. – Удивительно, сколько некоторые люди готовы заплатить, лишь бы их дедушка или мать жили от них подальше.
Она открыла дверь в первую комнату. Первая ночь работы началась.
Потом они по очереди сходили на кухню поесть. Горячая еда была оставлена им, вероятно, экономкой. Рано утром вместе выпили чаю в комнате персонала. Фрэнни даже удивилась, как мало ухода требуется за пациентками. Они спали, громко храпя, пока в семь часов Фрэнни не пришла будить их к утреннему чаю. Прочитав карточки, найденные там же, в комнате персонала, Фрэнни обнаружила, что всех пациенток поят на ночь снотворным.
– Неужели им всем нужно снотворное? – спросила она у миссис Пейн, когда они разносили по комнатам подносы с завтраками.
Миссис Пейн рассмеялась.
– Едва ли, да только кого это волнует? Если они спокойно спят всю ночь, то ни к чему нанимать много сиделок, верно?
– А чем они занимаются целый день? Некоторые дамы выглядят еще довольно бодро.
– Целыми днями сидят и сплетничают. Кое-кто читает газеты. Но в конце концов, они все сыты и живут в чистоте. Чего еще надо старухам! Я уже много лет работаю сиделкой. У богаделен нет денег на большее. Такие вот частные дома престарелых – далеко не самый худший вариант, можешь мне поверить. Не стоит ломать над этим голову. Не сомневайся, с пациентками здесь обходятся хорошо. А, вот и миссис Райт! Значит, наша смена закончилась…
Миссис Райт, тоже женщина средних лет, показалась Фрэнни довольно приятной. Фрэнни осторожно обратилась к ней: «Сестра» – и почувствовала себя спокойнее за пациенток: миссис Райт, похоже, была доброй и сострадательной, а две молодые помощницы просто благоговели перед ней. Фрэнни отправилась домой, по дороге размышляя, что новая работа по крайней мере не обманула ее ожиданий. Старушек, конечно, жалко, хотя они вроде бы своим положением довольны…
Она быстро освоилась на новой работе, но, хотя труд был не тяжелым, все же не спать всю ночь нелегко – а две ночи она дежурила в одиночку. На купание и завтраки для пожилых дам уходило немало времени, тем более что Фрэнни свои обязанности исполняла усердно. Каждое утро она возвращалась на Фиш-стрит уставшая донельзя, относила тете завтрак в постель и завтракала сама – съедала только какой-нибудь тост, потом делала уборку в доме и готовила ланч и только после этого шла принимать душ. Переодевшись, помогала тете спуститься в гостиную, пила вместе с ней кофе и приносила ей легкий полдник.
– Ты тоже должна что-нибудь съесть, – каждый раз обеспокоенно говорила ей тетя, но Фрэнни отвечала, что их отлично кормят на работе.
– Приготовлю что-нибудь, когда проснусь, – заверяла она тетю. – Сейчас я лягу спать, но, если ты вдруг почувствуешь себя плохо, сразу же буди меня. Я оставлю дверь открытой. Чай готов, так что, если захочешь, можешь выпить его и без меня.
После этого она оставляла тетю внизу, около газового камина, с вязаньем и книгами, и шла спать. И ей каждый раз казалось, что не успевает она коснуться головой подушки, как уже звонит будильник и снова надо вставать. Чай и обед с тетей и Финном немного оживляли ее. Фрэнни снова говорила себе, что жизнь не так уж плоха и что скоро у нее будет два выходных дня.
К концу второй недели она втянулась и в эту работу. Два выходных дня стали ей казаться подарком: можно было сделать покупки, как следует убрать в доме и, наконец, две ночи провести в своей постели и два вечера посидеть у камина с тетей, слушая ее воспоминания о молодости. Она довольна своей жизнью, внушала себе Фрэнни, однако по-прежнему не осмеливалась слишком далеко заглядывать в будущее.
Шла уже третья неделя ее работы в доме престарелых, когда подоспело время везти тетю на повторное обследование в больницу Святого Жиля. Кто именно будет ее осматривать, известно не было, но даже предположение, что это может быть профессор, заставило Фрэнни уговорить брата отпроситься на вечер, чтобы поехать с тетей. Она старалась поменьше думать о профессоре, так как забыть его совсем не было никакой возможности. Встреча с ним могла выбить ее из колеи. Проводив тетю и Финна, Фрэнни перекусила и легла спать пораньше.
В клинике профессора посетителей было больше, чем обычно, так что тете оставалось терпеливо ждать своей очереди, понимая, что Финну не терпится вернуться к учебе, тем более что интересной беседы с профессором не предвиделось – у него хватало забот с пациентами.
Однако у профессора нашлось время и на разговоры. Осмотрев миссис Блейк, он задал ей несколько вопросов: рада ли она, что вернулась домой? Следует ли она его указаниям вести спокойную жизнь? И приехала ли с ней Фрэнни?
На все вопросы тетя отвечала утвердительно, а на последний так:
– Нет, со мной приехал Финн, а Фрэнни спит.
– Заболела? – резко спросил профессор.
– Нет, нет. Просто она работает по ночам, – ответила тетя. – Моя дорогая девочка взялась за ночную работу, чтобы днем быть со мной.
Профессор поднял голову от бумаг, которые заполнял.
– Я думал, Фрэнни работает у леди Трампер.
– Она ушла. Наверное, чем-то рассердила леди
Трампер.
Профессор подумал, что это очень на нее похоже.
– А своей теперешней работой она довольна?
Тетя осторожно ответила:
– Она не очень охотно рассказывает нам, но подозреваю, что это весьма унылое местечко и нагрузка у нее, судя по всему, большая.
– Полагаю, это недалеко от Фиш-стрит? – осторожно поинтересовался профессор.
– Да, недалеко, можно доехать на автобусе. -
Тетя откинулась на спинку, довольная приятной беседой. Она не заметила нетерпеливого взгляда медсестры, проигнорированного профессором. – Там восемнадцать пациенток – старые, пожилые женщины, не больные, но их семьи не хотят, чтобы они жили с ними.
– Меня часто приглашают осмотреть пациентов в домах престарелых, но, по-моему, там я ни разу не был…
– Это в Пимлико, – пояснила тетя. – Называется «Райский уголок».
– Очень подходящее название, – с улыбкой заметил профессор. – Но дома все же лучше, не так ли?
– Конечно, лучше. Скажите, профессор, со мной теперь все в порядке? Можно мне вести себя поактивнее? Фрэнни была бы большая подмога, если бы я ходила по магазинам и кое-что делала по дому.
– Еще слишком рано об этом говорить, миссис Блейк, но по дому вы уже, бесспорно, можете коечто делать. Только не работайте подолгу и отдыхайте побольше. Вы хорошо спите?
– Как сурок, – ответила тетя.
Профессор поднялся из-за стола и попрощался.
– Я хотел бы еще раз осмотреть вас. Зайдите, пожалуйста, в регистратуру, они назначат вам день. Финн ждет вас?
Узнав, что ждет, профессор вышел с ней вместе. К большому неудовольствию медсестры, любопытству посетителей и безмерному восторгу Финна, он несколько минут расспрашивал его об учебе.
Домой они вернулись только к вечеру и застали там проснувшуюся Фрэнни в халате, готовившую чай. Она внимательно выслушала их рассказ о посещении больницы, стараясь не расспрашивать о профессоре, и тетя совсем забыла упомянуть, что рассказала ему, где работает Фрэнни.
Профессор никогда не упускал из виду даже мелочи. Он расспросил тетю, сколько ночей в неделю работает Фрэнни, и та охотно рассказала, добавив, когда именно она свободна. Он подумал, что можно будет съездить туда – просто чтобы убедиться, что у Фрэнни хорошая работа и что она в состоянии дать миссис Блейк уход, в котором та нуждается, – в конце концов, он несет ответственность за свою пациентку.
Прошло еще несколько дней, пока у него выдалась возможность съездить в дом престарелых. В этот день Крисп, буквально лопавшийся от любопытства, подал ему ранний завтрак, и профессор прямо из дому поехал в «Райский уголок». Остановившись невдалеке от здания, он увидел, как три женщины – дневная смена, наверное, – вошли в дом, потом оттуда вышла пожилая женщина, а вслед за ней Фрэнни.
Она выглядела далеко не блестяще, профессор сразу это заметил. Подъехав поближе, он разглядел, что ее лицо было не просто бледным – нет, оно стало бесцветным и осунувшимся. Поравнявшись с ней, он открыл дверцу машины.
– Садитесь, – сказал он, и Фрэнни, онемев от удивления, послушалась.
Только сев радом с ним, она опомнилась:
– Нет, нам не по пути. Я еду домой.
Протянув руку, профессор взял ее ремень безопасности и пристегнул его.
– Доброе утро, Фрэнни. Я отвезу вас домой.
– Что вы здесь делаете?
– Мне надо с вами поговорить.
– Что-то с тетей? Что случилось?
– Ничего. Ваша тетя очень хорошо себя чувствует и быстро поправляется. Я просто хотел сам убедиться, что у вас все в порядке.
– А, это другое дело. Все прекрасно. Работа неплохая, и у меня полно времени, чтобы следить за домом и ухаживать за тетей. Мне жаль, что я рассердила леди Трампер, я не хотела, но, с другой стороны, это к лучшему, потому что мне все равно пришлось бы искать другое место. – Она повернула к нему усталое лицо с вымученной улыбкой. – У меня два выходных в неделю и плата приличная.
– Хорошо. Сколько здесь пациентов?
– Восемнадцать. Они не больные, просто пожилые и слабые, и за ними нужен уход.
– А сколько сиделок дежурит ночью?
– Я и еще миссис Пейн…
– А кто еще? Кто подменяет вас в выходные?
– О… ну, мы подменяем друг дружку.
– Значит, тогда вы дежурите одна? Всю ночь? – Они уже переехали мост и подъезжали к Фиш-стрит. – Вы моете и кормите всех пациенток, прежде чем уйти утром?
– Да. Профессор, почему это вас так интересует? Но теперь вы все знаете, не так ли?
Машина бесшумно затормозила у ее дома.
– Теперь я знаю, что вы переутомляетесь на работе, Фрэнни, недостаточно спите, все делаете сами и потому стали похожи на этакое небольшое пугало.
Фрэнни, несмотря на усталость радовавшаяся этой встрече, тут резко выпрямилась и повернула к нему негодующее лицо.
– Пугало? Ничего себе комплимент! А я-то вас считала таким деликатным! – Она хотела выскочить из машины, но его твердая рука остановила ее. – Я очень благодарна вам за то, что вы сделали для тети, – выпалила она. – Но могу вас заверить, что мы в состоянии сами позаботиться о себе. Спасибо, что подвезли меня.
Профессор вышел из машины и открыл ей дверцу.
– Я вас обидел. Простите меня. Пожалуйста, забудьте о том, что я вам не нравлюсь, и выслушайте меня как доктора. Я советую вам поселиться где-нибудь в провинции, в таком месте, где ваша тетя сможет спокойно возиться в саду, а вы найдете себе приличную работу и познакомитесь с приличными людьми. Нельзя же превращаться в рабыню, Фрэнни. Прощайте.
Она не ответила. Внезапно ей очень захотелось рассказать ему, какая это на самом деле ужасная работа, как она устала, а жизнь кажется ей замкнутым крутом, где надо только работать и работать без конца, ходить в магазин и готовить, ухаживать за тетей и смотреть за домом. Но Фрэнни ни о чем рассказывать не стала. Не глядя на профессора, она открыла дверь дома и вошла, тихо притворив ее за собой. Ей это стоило большого усилия: больше всего на свете ей хотелось броситься на его широкую грудь и выплакать на ней все свои слезы.
Финна дома не оказалось, а тетя еще была в кровати. Сглотнув слезы, Фрэнни принялась за утренние дела: надо было приготовить чай и завтрак для тети, протереть пыль и убрать в гостиной, вымыть кухню, подумать, что будет на обед, сходить по магазинам… Еще один день в бесконечной череде таких же тягостных дней.
Накрывая поднос для тети, она вдруг остановилась. Профессор сказал, что тете полезнее было бы жить вдали от Лондона, – что ж, в провинции легче найти работу, мысль действительно неплохая.
Последующие несколько дней Фрэнни серьезно раздумывала над будущим. Уехать из Лондона не так-то просто. Финну придется найти квартиру, но вряд ли он станет возражать. Их переезд сильно облегчит ему жизнь. Что касается тети, то, если ее подготовить к этой мысли, она согласится. Этот дом все равно им не принадлежит, а в провинции можно найти жилье вполне приличное и подешевле. К тому же если найти работу с приличным жалованьем…
Она изучила журнал «Леди», те колонки, где печатали объявления люди, искавшие домработницу, няню для детей или сиделку для пожилых родственников. Я не буду торопиться, говорила себе Фрэнни, я найду такую работу, которая меня устроит, обязательно вместе с жильем и не очень далеко от Лондона и Финна. В таком месте, где будет какой-нибудь женский клуб – для тети.
Преисполненная новых надежд, она старалась не думать о печальном и особенные усилия прилагала к тому, чтобы не допускать в свои мысли профессора. Он, что называется, умыл руки, и правильно сделал. Она вела себя с ним грубо и неблагодарно. С какой стати ему помнить о ней?
Прошло около двух недель, и Фрэнни, хорошенько все обдумав, продолжала искать работу, ничего, однако, не говоря тете и Финну; Уже наклевывались вполне подходящие варианты. Три хороших места в Кенте, Суссексе и Суррее. Она написала по всем трем адресам; казалось, ничто не может помешать ее планам.
Однако кое-что помешало. Тетя подхватила сильную простуду, и, хотя доктор заверил их, что беспокоиться не о чем, больной было предписано оставаться в постели, пока не окончится назначенный ей курс антибиотиков, и ни в коем случае не выходить на улицу, пока не улучшится погода.
Фрэнни умудрялась работать, ходить по магазинам и убирать в доме, но из-за этого ей пришлось сократить свой сон на несколько часов. Она беспокоилась о тете и старалась не слишком загружать Финна.
Ей было ясно, что тете недостаточно того ухода, который она могла ей обеспечить. Фрэнни очень хотелось спросить у кого-нибудь совета, но у кого? На ум тут же пришел профессор, но она отмела эту мысль. Стой на своих ногах, подруга, и не жалуйся, скомандовала она себе.
Тетя медленно поправлялась, но когда она наконец смогла спуститься вниз, бледная, слабая и слегка раздражительная, то начала разговор на тему, которой Фрэнни пыталась избежать.
– Так дальше продолжаться не может, Фрэнни, – слабым голосом сказала она. – Ты слишком много работаешь, и нам пора это прекратить. Я подумала, что мне следует пойти в дом…
– Не смей даже думать об этом! Твой дом там, где мы с Финном, тетя! Потерпи немного, скоро наши дела пойдут на лад.
– Дело не в терпении, – упрямо повторила тетя. – Я не собираюсь… – Ее прервал стук в дверь, и Фрэнни, обрадовавшись поводу прекратить разговор, побежала открывать.
На пороге стоял дядя Вильям, опираясь на костыли и на свою супругу, тетю Эдит. Это был низенького роста, полный, краснолицый человек, с густыми, постоянно насупленными бровями. Он резким голосом произнес:
– Ну же, девочка, не стой тут столбом, дай мне войти!
Дядю Вильяма не любил никто, за исключением его жены. Он был намного старше тети и матери Фрэнни – когда девочки родились, Вильям был уже донельзя избалованным подростком. Обожавшие его родители просто не желали обращать внимание на его дурной нрав, так что дурные задатки расцвели в нем самым пышным цветом. Сестренок это не очень смущало – они отважно противостояли ему и однажды так яростно на него набросились, что дело закончилось огромным синяком у него под глазом, разбитым носом и несколькими выбитыми зубами.
Девочек строго наказали, но узнавшие об этой истории друзья Вильяма подвергли его такому граду насмешек, что он поклялся никогда в жизни не прощать этого сестрам и рано или поздно расквитаться с ними.
Эта возможность представилась ему гораздо раньше, чем можно было ожидать: их родители умерли в одночасье и Вильям остался старшим в семье.
Тетя сбежала из дому первой, выйдя замуж против воли своего брата, но ей уже исполнился двадцать один год, так что Вильям ничего не мог поделать. А вскоре и мать Фрэнни повстречала своего будущего мужа. Ей было только девятнадцать, когда она вступила в брак, несмотря на яростное сопротивление Вильяма.
Фрэнни, с детства считавшая дядюшку кем-то вроде семейного людоеда, теперь узрела его воочию, стоящего перед ней в дверях.
– Какой сюрприз, дядя Вильям! – изумилась она и кивнула его жене, худенькой женщине в элегантном зимнем пальто, которому Фрэнни невольно позавидовала. – Здравствуйте, тетушка!
Она проводила их в гостиную, где миссис Блейк, сидевшая у камина, уже начала подремывать. Открыв глаза и увидев брата, она зажмурилась и снова открыла их. Фрэнни, понимая, что она вовсе не рада появлению незваного гостя, тронула ее за руку.
– Тетя, это дядя Вильям и тетя Эдит. Они еще не объявили о цели своего приезда.
Она предложила гостям сесть, стараясь не обращать внимания на то, с каким презрением Эдит оглядывает их убогую гостиную.
– Финн сейчас в медицинской школе, он скоро придет.
Дядя заговорил:
– Да, в мать не пошла, верно? Та была хорошенькой… Что ты с собой наделала? Краше в гроб кладут. Больна, что ли?
– Я отлично себя чувствую. Если вам интересно, как у нас дела, то могу рассказать, что тете сделали операцию на сердце и теперь она поправляется. – Фрэнни с неприязнью посмотрела на дядю Вильяма. – Что вас сюда привело, дядя, после того как вы столько лет нами и не думали интересоваться? Мы вполне могли все умереть или уехать за границу.
Тетя раздраженно добавила:
– Да, действительно. Из примерного братца вырос примерный дядюшка для своих племянников, ничего не скажешь. Ведь они же твоя родная кровь! – И, обернувшись к его жене, добавила: – И супругу выбрал себе под стать!
Тетя Эдит была изумлена – насколько она вообще могла изумляться. Сестра мужа никогда прежде не говорила с ней в таком тоне – впрочем, к старости люди иногда впадают в маразм… Она открыла было рот, чтобы ответить, но дядя Вильям опередил ее.
– Именно поэтому мы здесь, – он попытался немного смягчить свой голос. – Чтобы закрыть все счета.
Он замолчал, но ожидаемого выражения благодарности на лицах слушательниц не обнаружил и, подождав немного, продолжил:
– Мы с Эдит решили дать тебе крышу над головой. Насколько я вижу, Эмма, ты в этом нуждаешься. Это твой дом?
– Нет, Вильям. Фирма моего мужа предоставила мне его за небольшую плату. Спасибо, но у меня есть крыша над головой, и жить с вами я не собираюсь.
– Я просто застал тебя врасплох. Тебе нужно время, чтобы все обдумать. Там будет место и для Франчески, и для Финлея – конечно, когда он окончит учебу.
– А где мы будем жить? – спросила Фрэнни.
– С нами в Дорсете, конечно. Могу сказать, не хвастаясь, что у нас прекрасный дом – правда, Эдит? К тому же приличное общественное положение, хорошие соседи, свежий воздух, вкусная еда. – Упиваясь собственными словами, он добавил: – За тобой, Эмма, будет должный уход и забота, а Франческа, я уверен, найдет себе круг общения по своему вкусу.
Фрэнни ответила:
– Надеюсь, вы говорите из самых лучших побуждений, дядя, но ваше предложение запоздало. Мы вполне счастливы вместе. Финн учится, тетя быстро идет на поправку, а у меня здесь отличная работа.
Она бросила взгляд на тетю, которая согласно кивнула.
– Я принесу чай. Вы не откажетесь выпить чашечку перед уходом?
Это было не очень вежливо, но ведь и дядя Вильям едва ли помнил о вежливости, когда отказал им в помощи, в которой они так нуждались.
Дядя Вильям пил чай, время от времени сокрушенно покачивая головой, а тетя Эдит задавала Фрэнни наводящие вопросы, на которые приходилось отвечать, греша против правды. Когда наконец чай был допит, Фрэнни приготовилась к тому, что дядя Вильям повторит свою атаку, но он только сказал:
– Попомните мои слова, вы еще оцените мою доброту. Но я не отказываюсь от сделанного предложения и готов принять вас в свой дом, когда вы пожелаете.
С такой высокопарной речью он взял под руку тетю Эдит и вышел из дома к ожидающему его автомобилю – старомодному «даймлеру» с шофером. Проводив его взглядом, Фрэнни вернулась к тете в гостиную.
– Что это на него нашло? – недоуменно спросила тетя. – Да еще после стольких лет. Как ты думаешь, Фрэнни, может быть, нам следовало принять его предложение? Ты могла бы не работать, и у тебя появились бы друзья и красивые вещи…
Фрэнни собирала на поднос чашки.
– Я счастлива и так, тетя. Ты ведь тоже не хочешь ехать, не правда ли?
– Нет, дорогая; Только если меня потащат туда силой.
Четыре дня спустя, возвращаясь утром домой, Фрэнни поскользнулась на льду и вывихнула лодыжку. Проходивший мимо молочник остановился и помог ей добраться до дому. Он же вызвал врача, который вправил вывих и велел не наступать на эту ногу. Написав ей направление в больницу, он попросил ее приехать туда немного позже. В больнице ей осмотрели ногу, заверили, что ничего страшного нет, и отвезли домой. Добрый служащий, отвозивший ее, сказал, что ей придется еще раз приехать к доктору через несколько дней, а пока стараться не наступать на больную ногу.
Для подвижной Фрэнни необходимость почти не двигаться казалась настоящим кошмаром. Финн, когда был дома, помогал чем мог, и тетя, несмотря на возражения Фрэнни, делала почти всю работу по дому. Но, невзирая на указания доктора, Фрэнни несколько раз нарушала его предписания, отчего нога, несмотря на болеутоляющее, сильно ныла. К ее огромному облегчению, доктор, осмотрев ногу через несколько дней, разрешил ей ходить. Фрэнни поковыляла домой, чувствуя себя хуже некуда.
Дома ее ждало еще одно расстройство – ответ от миссис Кемп, в котором сообщалось, что хотя она и сожалеет о несчастье, постигшем Фрэнни, но больше не может держать ее место свободным – временная сиделка, заменявшая Фрэнни, согласилась остаться. Значит, недельный заработок пропал.
– Что ж, – громко и нарочито весело сказала Фрэнни, – теперь уже и вправду хуже некуда, так что дела могут пойти только лучше.
Но кажется, она ошиблась. Услышав стук в дверь, она поковыляла к ней, чтобы открыть, и увидела на пороге дящю Вильяма.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Подарки фортуны - Ниле Беля

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Подарки фортуны - Ниле Беля



Ах, как нудно...
Подарки фортуны - Ниле БеляKotyana
12.08.2012, 19.04





klas
Подарки фортуны - Ниле Беляmarat
9.03.2013, 12.45





Скучновато и нудновато
Подарки фортуны - Ниле БеляАнна
25.07.2013, 21.51





Вообще ни о чем. Не дочитала - домучила. Сплошное перечисление, одни глаголы и прилагательные: сделала то, сделала сё, платье было такое, туфли сякие, обед из пяти блюд...rnКонцовка обрубленная, столько тянуть и закончить за два абзаца - огорчает.rn2 из 10
Подарки фортуны - Ниле БеляАнастасия
31.08.2013, 2.34





Хорошо. Читать на сон грядущий....
Подарки фортуны - Ниле БеляОльга
6.09.2013, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100