Читать онлайн Подарки фортуны, автора - Ниле Беля, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подарки фортуны - Ниле Беля бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.65 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подарки фортуны - Ниле Беля - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подарки фортуны - Ниле Беля - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ниле Беля

Подарки фортуны

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ

Профессор посмотрел сначала на свою крестную, которую вот-вот готов был хватить удар, а потом на Фрэнни, собранную, деловитую и, судя по всему, уволенную с работы.
– Я не помешал? – негромко спросил он.
– Нет… да, – сказала леди Трампер. – Эта девица имела дерзость заявить мне, что я плохо обращаюсь с прислугой. И посему я ее рассчитала.
– Не надо так торопиться, – сказал профессор. – Мы живем в свободной стране, где каждый вправе выражать свое мнение. – Он повернулся к Фрэнни: – Вы часто грубите старшим, мисс… мисс…
– Боуин, – подсказала Фрэнни, мимоходом подумав, что Профессор – очень большой, такому в маленьком доме не поместиться. – Нет, не часто. – Помолчав, она с улыбкой добавила: – И я вовсе не грубила, а только сказала, что Элси поранила руку не нарочно. – Она снова помолчала. – Ну, разумеется, мне пора научиться придерживать свой язык. Леди Трампер хотела предостеречь Элси.
Фрэнни бросила на леди беззлобный взгляд и принялась освобождать письменный стол.
– Я пойду.
Профессор пересек комнату и накрыл ее руки своими, большими, идеально ухоженными.
– Нет, нет. Уверен, что леди Трампер теперь поняла, что вами двигали лишь самые благие намерения. – Он обернулся и посмотрел на свою крестную: – Ведь так, дорогая?
– Мм, да. Я полагаю…
– А в остальном мисс… – он снова забыл, как ее зовут, – удовлетворительно выполняет свою работу?
– Да, – ответила леди Трампер, нервно сглотнув.
– В таком случае, я думаю, инцидент исчерпан. Элси, безусловно, поранилась нечаянно, и, к несчастью, в рану попала инфекция. Я надеюсь, вы проследите за тем, чтобы она ничего не делала до полного выздоровления.
Говорит как настоящий профессор, восхищенно подумала Фрэнни, и с легким акцентом.
– Я пересмотрю свое решение, – величественно произнесла леди Трампер, – но вынуждена настаивать, чтобы со стороны мисс Боуин больше не было подобных откровений. Мои нервы в ужасном состоянии.
Нервы? – изумилась Фрэнни. Едва ли они имеются у леди Трампер. Глядя на лицо девушки. профессор позволил себе слегка улыбнуться. Прежде чем она успела это обдумать, он снова заговорил:
– Уверен, что мисс Боуин в будущем постарается щадить твои нервы. – Он посмотрел на Фрэнни: – Я прав, мисс… э-э… Боуин?
– О да, я буду очень осторожна. – Фрэнни одарила их обоих улыбкой. – Работа у леди Трампер меня вполне устраивает, и впредь я обещаю не давать воли своему языку.
Обещание, произнесенное твердым тоном, успокоило работодательницу, а профессор весело сказал:
– Что ж, в таком случае, может быть, мисс Боуин вернется к своим занятиям, а мы немного поболтаем?
Фрэнни поняла намек, собрала пригласительные открытки и деликатно удалилась из комнаты. Ее просто выставили – ласково, но выставили, так же как выставили бы из комнаты ту же самую Элси.
А какое ты имеешь право быть недовольной? – спросила она себя. Не забывай, что ты здесь всего лишь прислуга. Хорошо еще, что это не навсегда. Когда Финн станет доктором с прекрасной практикой, можно будет зажить припеваючи на правах его уважаемой сестры. А когда он женится…
Мечты увлекали ее все дальше, она любила строить замки на песке.
Подписав еще с полдюжины открыток, Фрэнни остановилась, потому что ей внезапно пришла в голову мысль, что здорово было бы выйти замуж за кого-нибудь вроде этого профессора. У него есть все: привлекательная внешность, прекрасная профессия и великолепный автомобиль. Женат ли он? И почему живет в Англии, а говорит с акцентом? Любознательная от природы, Фрэнни решила все это выяснить. Хорошо бы расспросить его самого, но такая оказия вряд ли представится. Судя по всему, в этом доме его хорошо знают, так что несколько как бы случайно оброненных вопросов на кухне могут принести свои результаты…
Фрэнни уже закончила с открытками, когда ее позвал громкий голос хозяйки. Она открыла дверь и спросила:
– Да, леди Трампер?
– Вы закончили с открытками? Наклейте на них марки и идите сюда. Отвезете кое-какие документы моему поверенному. Я опасаюсь посылать их почтой. Вручите их лично главному партнеру, мистеру Августу Раскину, и возьмете с него расписку в получении. Туда поедете на такси. Обратно вернетесь на автобусе.
– Вашему поверенному, леди Трампер? Его офис здесь неподалеку?
– В Сити. Пожалуйста, не тратьте понапрасну время, мисс Боуин.
– Возможно, будет уже больше пяти часов, когда я выберусь из Сити. Нельзя ли мне сразу поехать домой, леди Трампер? Конечно, если я успею вернуться до пяти, то вернусь.
Леди Трамперу которая всюду перемещалась исключительно на машине и понятия не имела о том, сколько иногда приходится дожидаться автобуса, сурово ответила:
– Отлично. Надеюсь, я могу положиться на вашу честность.
Фрэнни, с трудом сдержав возмущение, промолчала из опасения потерять работу. Она наклеила марки на пригласительные открытки, потом облачилась в свой старенький плащ, потому что на улице снова шел дождь, добежала до почтового ящика и вернулась в дом за конвертом, который леди Трампер приготовила для нее.
– Баркер говорил мне, что таксисты стали брать ужасно дорого. Возьмите десять фунтов на такси и на автобус.
Скоро Фрэнни уже уселась в вызванное Баркером такси, вознамерившись получить от поездки все возможное удовольствие. Сколько же суеты возникает вокруг некоторых бумаг, которые спокойно можно отправить по почте заказным письмом. Но раз уж благодаря этим бумагам у нее появилось свободных часа два, она не станет возражать. Водитель оказался разговорчивым малым, и по пути в центр они очень весело поболтали. Вечерний час пик еще не начался, но тротуары в Сити были заполнены народом, а фонари ярко освещали огромные серые здания.
– Вот они где, денежки-то, – сказал таксист. – За этими серыми стенами заключаются миллионные сделки, могу поручиться. Трясутся над своими миллионами, хоть бы грош какой от них перепал больнице. Вот на этой улице есть больница Святого Жиля. Мне тут аппендицит вырезали – кошмар!
Фрэнни с искренним сочувствием посмотрела на него.
– Бедняга. Но теперь-то все нормально?
– Здоров как сто слонов. Вот он, ваш офис. Поедете назад туда же, откуда я вас вез?
– Нет, домой. Там я работаю, а живу недалеко от станции Ватерлоо.
Выйдя из машины, Фрэнни расплатилась с таксистом и дала ему на чай:
– Спасибо за очень милую поездку.
– Славно прокатились! Жаль, что вам так далеко возвращаться. Ватерлоо – паршивый район для хорошенькой девушки.
Офис поверенного леди Трампер помещался в громадном сером здании с внушительными парадными дверями и привратником.
– Поднимитесь на лифте, – посоветовал он. – Это на третьем этаже – «Раскин, Раскин и Раскин».
Наверное, братья, подумала Фрэнни, нерешительно ступая в лифт и нажимая на кнопку. Или дед, отец и внук? А может быть, кузены?..
Лифт мягко вознес ее наверх, и она поспешно выскочила из него. Лифты она не любила и поэтому решила, что вниз спустится пешком.
Офис оказался очень большим, все полы в нем были покрыты толстым ковром, вдоль стен стояли тяжелые стулья, а над ними висели портреты – наверное, на них изображались пращуры теперешних Раскинов. Фрэнни представилась строгого вида женщине, сидевшей за столом напротив дверей, и получила предложение сесть. Но не успела она опуститься на стул, как ее уже пригласили пройти. На двери, перед которой она оказалась, золотая надпись гласила: «МИСТЕР АВГУСТ РАСКИН». Заглянув внутрь, Фрэнни увидела самого мистера за большим столом. Наверное, это старший, дед, а то и прадед, решила она. Он вежливо поднялся, и Фрэнни заметила, что он слегка трясется. Но голос его, когда он заговорил, ничуть не дрожал:
– Мисс Боуин? У вас для меня конверт от леди Трампер? – Он сел и протянул руку за конвертом.
– Вы – мистер Август Раскин? – спросила Фрэнни. – Я должна передать конверт только ему. Это приказ леди Трампер.
Он бросил на нее пронзительный взгляд.
– Это я и есть. Вы, конечно, имеете полное право проверить мои слова, мисс Боуин.
– Я вам верю, – сказала Фрэнни, отдавая ему конверт. – Мне дождаться ответа?
– Спасибо. Нет. – Он снова встал, и Фрэнни поспешно попрощалась с ним, опасаясь, что для человека его возраста любое лишнее движение обременительно. Строгая женщина за столом наклонила голову, прощаясь с посетительницей, но даже не подняла глаз, и Фрэнни поспешно побежала вниз по ступенькам.
Было уже около пяти часов, и тротуары заполнились спешащими домой людьми. Фрэнни плохо знала Сити, поэтому подошла к ближайшей автобусной остановке, где уже стояла длинная очередь. Список номеров автобусов был чуть ли не в километре, а подойти поближе она не решалась: вдруг люди подумают, что она хочет проскользнуть без очереди? Фрэнни пошла вперед, надеясь расспросить кого-нибудь, на каком автобусе ей лучше ехать, но вокруг не было видно ни одного полицейского. Она остановилась на краю тротуара на углу, решив перейти дорогу и ехать на метро.
По широкой улице тек нескончаемый поток машин, и Фрэнни терпеливо стояла, ожидая зеленого света и с тоской думая о чашке горячего чая. Финн, наверное, голодный, он постоянно голодный, а тетя, конечно, почти ничего сегодня не ела. Приготовлю им сырный пудинг, решила Фрэнни. Это сытно, вкусно и недорого…
Профессор ван дер Кетгенер, ехавший из больницы, сразу узнал приходящую помощницу своей крестной. Вот она, обыкновенная девушка в стареньком плаще, стоит и, кажется, собирается перебежать дорогу. И выглядит необыкновенно жизнерадостной. Поравнявшись с ней, он открыл пассажирскую дверцу.
– Быстро забирайтесь, – приказал он. – Здесь нельзя останавливаться.
Фрэнни так и сделала. Устроившись на сиденье, она пристегнулась ремнем безопасности и повернулась к профессору:
– Вы очень добры. Я уж думала, что навсегда тут останусь. Высадите меня, пожалуйста, на ближайшей остановке. Вы, наверное, тоже не знаете, какой автобус идет до Ватерлоо?
– Боюсь, что нет. А зачем вам Ватерлоо?
– Ну, я живу там, недалеко от станции.
Он проехал мимо остановки.
– А здесь вы как оказались?
– Леди Трампер попросила меня отвезти какието бумаги мистеру Августу Раскину, ее поверенному. Такой милый старик; ему следовало бы оставить работу много лет назад. А, вот еще остановка.
Профессор нетерпеливо сказал:
– Здесь тоже нельзя останавливаться. Я отвезу вас домой.
– Нет, не надо, большое спасибо. Вы, наверное, устали после тяжелого дня, и вряд ли вам улыбается ехать Бог знает куда. Я отлично доберусь на автобусе, честное слово. – Она говорила очень заботливым тоном. – Вот, смотрите, остановка, я тут сойду.
– Нет. Будьте добры, мисс Боуин, скажите, где вы живете.
– Фиш-стрит, дом двадцать девять. Это рядом с Ватерлоо-роуд. Свернете на Лоуер-марш, а потом надо проехать через мост Ватерлоо. – Она с улыбкой посмотрела на его суровый профиль. – И можете называть меня Фрэнни, если хотите.
– Скажите, мисс Боуин, вы со всеми так щедры на дружеское расположение?
– Что вы, нет, конечно, – весело отозвалась Фрэнни. – Например, с Баркером я бы себе ни за что не позволила такой дружеский тон.
– Значит, дворецких вы в друзья не принимаете? – резковато спросил профессор.
Фрэнни не прореагировала на эту резкость.
– Я, кроме Баркера, дворецких не знаю Только…
– Только – что? – Они как раз переезжали мост Ватерлоо. Не дождавшись ответа, профессор переспросил: – Что?
– Ничего, – ответила Фрэнни. – Сейчас – следующий поворот направо, и потом третья улица, тоже направо.
Даже вечерние сумерки не скрывали убожества Фиш-стрит, мрачной и унылой в тусклом свете уличных фонарей.
– Справа или слева? – спросил профессор.
– Слева, примерно в середине улицы… вот.
Он плавно затормозил, вышел из машины и открыл Фрэнни дверцу. Девушка тоже вышла и остановилась, глядя ему в лицо.
– Большое спасибо, что подвезли, – сказала она. – Из-за меня заехать в такую глушь, только этого вам не хватало! – Фрэнни лучезарно улыбнулась – Всего хорошего, профессор. Поезжайте домой и хорошенько поужинайте: это снимает усталость
Профессор осторожно кашлянул.
– Надеюсь, леди Трампер не приходится выслушивать ваши рекомендации? – осведомился он.
– Не приходится. В этом нет необходимости. Простите, если наскучила вам своей болтовней, я просто подумала… подумала, что вы похожи на человека, с которым приятно поболтать. – Фрэнни пересекла узкий тротуар и вынула ключ. – Доброй ночи, профессор.
Дверь медленно закрылась за ней.
Профессор развернулся и поехал снова через мост Ватерлоо, вдоль Уайтхолла, через Трафальгарскую площадь и дальше на север Лондона, пока не оказался на Уимпол-стрит. Там у него была квартира, там же он давал консультации, когда приезжал в Лондон, а он проводил здесь довольно много времени. Заехав во двор, профессор заглушил двигатель и пошел к себе.
Коридор был нешироким, с приемной и кабинетом, где он принимал пациентов, по одну сторону. Элегантная лестница вела наверх, в апартаменты на втором этаже, куда он и направился, перешагивая через две ступеньки. Дверь квартиры ему отворил небольшого роста кругленький человек, с веселым лицом и редкими волосами.
Он жизнерадостно поздоровался с профессором.
– Немножко подзадержались, сэр? Но ужин вас ждет, как вы знаете, в любое время. После ужина вам надо ехать на прием – вы просили напомнить.
Профессор сбросил пальто и быстрыми шагами направился через холл к двери в кабинет, держа в руке кейс и пачку писем.
– Спасибо, Крисп. Ужин подашь через десять минут.
Его кабинет, великолепная комната со стеллажами вдоль стен, небольшим камином, где горел огонь, и столом, заваленным бумагами, на котором стояли компьютер и телефон, был единственным местом, где ему хотелось провести остаток вечера, отвечая на письма, составляя статьи для научных журналов, читая, просматривая истории болезни своих пациентов. Если бы не эта девушка, которую пришлось отвозить домой, он уже успел бы разобраться с материалами для лекции, которая должна была состояться на следующей неделе. На мгновение он задумался: что заставило его остановиться и подвезти ее? Она была явно не в восторге от его любезности…
Профессор быстро поужинал, переоделся и снова вышел, на этот раз чтобы ехать на вечеринку к одному своему коллеге. Большинство гостей были ему знакомы. Приятные люди, любители светской жизни – мужчины разных профессий, женщины, элегантно одетые, веселые и умеющие поддержать беседу. Профессор, ни с кем близко не знакомый, был этим даже доволен. Он вежливо беседовал с мужчинами и мило – с женщинами, учтивость служила ему своего рода броней, которую никто из них пробить не мог.
Он уехал пораньше, собираясь еще заглянуть в больницу Святого Жиля, к немалому разочарованию некоторых дам, надеявшихся завоевать его расположение.
По пути в Сити он задумался о своем вкусе. На вечере было много интересных женщин, но почему-то вся их элегантная красота меркла в сравнении со скромной Фрэнни в ее старом плаще и с тусклыми волосами. Возможно, ему просто жаль ее? Профессор улыбнулся про себя: Фрэнни не нуждалась ни в чьей жалости и наверняка почла бы ее за оскорбление.
Тетя и Финн сидели в гостиной: одна вязала, другой уткнулся носом в книги. Оба подняли головы, когда вошла Фрэнни.
– Кажется, я слышала шум машины, – сказала тетя.
– Да. «Родлс-ройса». Тот доктор – он оказался профессором – увидел меня, когда я выходила из офиса в Сити, и предложил подвезти.
– А что ты там делала, дорогая?
Фрэнни объяснила.
– Но, честно говоря, поездка оказалась не из приятных. Наверное, у него был тяжелый день. Думаю, он просто решил, что обязан подвезти меня, раз уж увидел. Очень вежливый человек, несмотря на угрюмость.
– А что за «ролле» у него был? – поинтересовался Финн.
– Ну, «роллс-ройс». Разве они не все одинаковые?
– Нет, что ты. А как зовут этого профессора?
– Ван дер Кетгенер – он иностранец. Может быть, поэтому он такой раздражительный…
Финн бросил на нее уничтожающий взгляд.
– Тебя только что подвез домой один из лучших кардиохирургов Европы. На него постоянно ссылаются у нас на лекциях, он много ездит, оперирует и читает лекции в разных странах, но больше всего времени проводит здесь. Он почетный консультант в нескольких больницах. Живет в Голландии. Ты счастливица.
Финн вернулся к своим книгам, а тетя ласково сказала:
– Это очень мило, не так ли, дорогая? Такой умный человек – и потратил время на то, чтобы отвезти тебя домой.
– Пфф, – фыркнула Фрэнни. – При такой машине, как у него, трата времени невелика. Едва ли ему приходилось когда-либо торчать в очереди на автобус или самому себе готовить завтрак.
– Он тебе не нравится, дорогая?
Фрэнни уже думала об этом.
– Я ему сочувствую. Он всегда такой… такой отрешенный от мира. Может быть, дома, с женой и детьми, он совсем другой. Интересно, они ездят с ним или живут в Голландии?
Она посмотрела на часы.
– Боже мой, неужели уже так поздно? Сейчас приготовлю ужин. Макароны с сыром. – Она на минуту задержалась у двери. – Я хотела сделать сырный пудинг, но макароны быстрее. Возмещу это завтра – куплю рыбы и пожарю картошки.
Финн что-то обрадованно пробурчал, но тетя только вздохнула, припомнив прежние времена, когда все было иначе. Не то чтобы она была недовольна этим тесным домиком в непрезентабельном районе Лондона, своей пенсией и обществом Фрэнни и Финна. Когда они потеряли родителей и стали жить с ней, она уже овдовела. Если бы не ее болезнь, то Фрэнни не пришлось бы оставлять больницу. У них уже были блестящие планы на будущее, а теперь они оказались на мели. Их сбережений было очень мало, и о том, чтобы Фрэнни доучилась, и речи быть не могло. Ей надо было найти такую работу, чтобы успевать присматривать за домом, готовить и ходить по магазинам.
Дом, который все они тихо ненавидели, был предоставлен им за очень скромную плату после смерти мужа миссис Блейк фирмой, где он работал. Не видя другого выхода, она согласилась. Ее муж, ученый, имел достаточно высокооплачиваемую должность, и они безбедно жили в небольшом, но очень хорошеньком коттедже в Ислингтоне. Вот только муж был так увлечен своей работой, что даже не подумал о сбережениях на черный день. Миссис Блейк никогда не винила его за это: он был прекрасным человеком – и все-таки втайне радовалась, что у них нет детей.
Отложив в сторону вязанье, миссис Блейк прошла на кухню, чтобы накрыть стол к ужину. Она себя неважно чувствовала, но, не желая тревожить племянников, у которых и без нее забот хватало, весело попросила Фрэнни:
– Расскажи об этом профессоре – кажется, он интересный человек.


Следующий день – день получки – был первым лучом света за всю неделю. В обязанности Фрэнни входило каждую неделю ездить в банк, получать деньги на жалованье для всей прислуги и раскладывать их в маленькие конверты. Отдавать деньги лично Баркеру ей почему-то не хотелось, поэтому она оставила его конверт на столе в кабинете. Этот старомодный способ оплаты – в конверте – все же нравился ей больше, чем оплата чеком. Чувствуя себя богачкой, Фрэнни по пути домой зашла в магазин и купила рыбы и картошки.
Они с удовольствием поужинали, и тетя легла спать пораньше.
– Не волнуйся за меня, – успокоила она Фрэнни. – Я просто немного устала.
Фрэнни убрала на кухне, приготовила все для завтрака, а после того, как Финн ушел в свою комнату, навела порядок и в гостиной. Была уже почти полночь, когда она наконец легла в кровать и немедленно уснула.
Часа через два что-то ее внезапно разбудило – какой-то слабый звук из тетиной комнаты. Вскочив с постели, она поспешила туда.
Лицо тети посерело от боли и покрылось испариной. Фрэнни очень осторожно подложила ей под голову подушку, вытерла ее лицо краем одеяла и тихо сказала:
– Лежи не двигаясь. Финн сейчас вызовет «скорую»; все будет хорошо – ты только держись. Я сию же минуту вернусь.
Финн, мгновенно проснувшийся, метался по комнате, натягивая одежду.
– Беги к телефонной будке в конце улицы, – торопила его Фрэнни. – Скажи, что это очень опасно. Скорее!
Она побежала в свою комнату, схватила вещи и, уже одетая, вернулась к тете, не решаясь ни на минуту оставить ее одну и молясь только о том, чтобы «скорая» не задерживалась.
«Скорая» не задержалась. Врачи, не теряя времени даром, положили тетю на носилки и погрузили в машину, а Фрэнни, оставив брата присматривать за домом, села с ними.
Они не прекращали что-то делать над тетей, пока машина «скорой» мчалась по тихим улицам спящего города.
– Куда мы едем? – спросила Фрэнни.
– В больнице Святого Фомы мест нет, в больнице Чаринг-Кросс – тоже. Есть одно место в больнице Святого Жиля.
Казалось, прошла целая вечность, пока они доехали до больницы. Там их встретил расторопный персонал. К удивлению Фрэнни, в приемном покое больше никого не было. Фрэнни негромко приказали сидеть спокойно и ждать, а тетю положили на отгороженную кушетку в дальней части помещения. Все бегали мимо, а Фрэнни старалась угадать, что происходит там, за белыми занавесками, но не двигалась с места, стиснув руки на коленях, глядя прямо перед собой и стараясь ни о чем не думать.
Прошло еще какое-то время, пока к Фрэнни не обратилась медсестра и не сказала, что тетю подключили к нужным аппаратам.
– Старшая сестра сейчас подойдет и все вам расскажет. Хотите чашечку чая?
Фрэнни отрицательно покачала головой:
– Нет, спасибо. Ничего, если я останусь?
– Конечно, оставайтесь. А, вот и старшая сестра.
Старшая сестра оказалась молодой и веселой женщиной.
– Вашей тете уже лучше, но, пока не сделаны еще кое-какие анализы, я не могу сказать вам большего. Вы, наверное, и сами знаете, что ее положение опасно. Счастье, что главный консультант по кардиохирургии здесь, осматривает последнего пациента. Он сейчас должен спуститься. Если ктото и может помочь вашей тете, то только он.
Она ушла. Господи, прошу тебя, сделай так, чтобы тетя выжила, взмолилась Фрэнни, забывшая обо всем на свете – ничто не имело значения, пока жизнь тети в опасности.
Ночная работа, в отчаянии решила Фрэнни, она должна найти работу, любую работу, которая позволит ей быть весь день свободной. Она не нуждается в длительном сне; в магазин она может заходить по пути, готовить, убирать в доме, а потом до вечера спать…
Кто-то подошел к ней, прервав хаотический ход мыслей. Подняв голову, она увидела профессора ван дер Кетгенера, высокого, спокойного и вселявшего надежду на лучшее. Фрэнни выпрямилась и усталым голосом сказала:
– Здравствуйте, профессор.
Он задумчиво смотрел на нее. Эта девушка положительно не оставляет его в покое. И как обычно, одета неряшливо. Хотя в подобных обстоятельствах это вполне понятно; а ее спутанные волосы, спадавшие на спину, красноречиво сввдетельствовали о той спешке, в которой ей пришлось одеваться. Но в ее глазах светилась надежда.
Он сел рядом с ней.
– Ваша тетя опасно больна. У нее нарушение работы сердечного клапана – я сейчас объясню, что это такое. Помочь ей может только операция на сердце. Перед этим необходимо будет провести обследование, которое подтвердит уже сделанные анализы. Ее положат в мое отделение, и после обследования я сам сделаю операцию. Операция очень серьезная, но ваша тетя – женщина сильная, не так ли? Если все пройдет успешно, не вижу причин, по которым она не могла бы вернуться к нормальной жизни.
Он пристально посмотрел на нее.
– Вы понимаете, что я вам говорю?
– Да, спасибо. Могу я ее увидеть, прежде чем поеду домой?
– Конечно, можете. Идемте.
Она последовала за профессором, и он, подойдя к ширме, придержал для Фрэнни занавеску. Тетя пришла в сознание. Она казалась очень маленькой и слабой, но мужественно улыбнулась Фрэнни.
– Сколько из-за меня беспокойства, – еле слышно прошептала она. – Прости, дорогая.
– Тебя очень скоро перевезут на удобную кровать, тетя, и ты отдохнешь и начнешь поправляться. Так сказал профессор ван дер Кетгенер. Сейчас я собираюсь домой, но завтра снова приеду, наверное, ближе к вечеру, и привезу тебе все, что может понадобиться.
Она поцеловала тетю на прощание и вышла изза ширмы, где ожидал ее профессор, разговаривавший со старшей медсестрой. Уже подоспели медбратья с носилками, сиделка и молодой врач.
Старшая медсестра повернулась к Фрэнни и приветливо сказала:
– Может быть, вы все-таки выпьете чаю? Вам далеко ехать? – Она посмотрела на часы. – Почти четыре. По-моему, ночной автобус будет… Или, может быть, у вас есть кому позвонить, чтобы за вами приехали?
– Все в порядке, спасибо, сестра. Можно мне прийти сюда завтра после обеда?
– Конечно. Обратитесь в регистратуру, и вам скажут, в какой палате ваша тетя. Вы оставили свой телефон?
– У нас нет телефона. Я позвоню часов в восемь.
Фрэнни слабо улыбнулась обоим и развернулась, чтобы идти, но была остановлена твердой рукой профессора.
– Мне с вами по пути. Я отвезу вас.
Он продолжал держать ее, пока прощался со старшей медсестрой и беседовал с молодым врачом, который подошел, чтобы спросить его о чем-то.
Выйдя из больничного здания, Фрэнни неуверенно промямлила:
– Но вам совсем не по пути. К тому же вы не спали почти всю ночь, разве не так? Вы, должно быть, устали. Я возьму такси…
Он, не отпуская ее руки, потащил Фрэнни через двор к своей машине.
– Не говорите чепухи. У вас разве есть с собой деньги?
– Нет.
– Тогда перестаньте создавать проблемы там, где их нет. Немедленно садитесь в машину!
Фрэнни забралась внутрь, и профессор захлопнул за ней дверцу, сел за руль, и они поехали по тихим улицам спящего города. Было еще очень темно и, не считая молочных фургонов и случайных машин, совершенно пусто. Через несколько часов улицы заполнятся до отказа самым разным транспортом.
Профессор вел машину молча, но тишина не угнетала Фрэнни, а наоборот – действовала успокаивающе. Она безумно устала, но перед ней выросло несметное множество проблем, которые нельзя было откладывать. Она попыталась было здраво поразмыслить над ними, но безуспешно.
Внезапно ее путающиеся размышления были прерваны словами профессора:
– Дома выпейте чего-нибудь горячего и ложитесь спать, хотя бы на час-два. Вот увидите, после этого вам станет намного лучше. И не тревожьтесь о будущем. Всему свое время. У вас есть кто-нибудь дома?
– Мой брат, – ответила она и, подумав, добавила: – Он совсем недавно начал учиться на врача.
– Отлично. – (Они уже переезжали мост Ватерлоо, значит, через несколько минут она будет дома.) – Не возражаете, если я зайду?
Фрэнни не могла представить, зачем ему это понадобилось, но была слишком измучена, чтобы строить какие-то предположения, поэтому только вежливо ответила:
– Могу предложить вам остаться на чашку чая.
Он остановил машину рядом с ее домом, вышел и открыл ей дверцу. Финн ожидал их, стоя на пороге.
Профессор кивком поздоровался с ним.
– Не возражаете, если я зайду на пару минут?
– Нет-нет, конечно, нет, сэр. Фрэнни, с тетей все нормально?
Фрэнни посмотрела на профессора:
– Расскажите ему все сами. Я поставлю чайник.
Немного позже они сидели втроем за кухонным столом и пили крепкий чай с бисквитами. Профессор к этому времени приобрел навеки преданного ему друга в лице Финна, потому что вел себя с ним как с равным и подробно рассказал ему, в чем будет заключаться лечение тети. Он говорил уверенно и оптимистично, ничего не обещая, но вселяя надежду, и Фрэнни, слушая его негромкий голос с едва заметным акцентом, чувствовала себя спокойнее. Наконец он прервал свой рассказ.
– Думаю, вам пора в кровать. Я сейчас уеду.
Он поднялся из-за стола, пожелал спокойной ночи и поблагодарил за чай.
– Вы были очень добры, что подвезли меня домой, – сказала Фрэнни, чьи глаза на усталом и бледном лице казались еще больше. – Вам тоже давно пора в кровать. И, пожалуйста, осторожнее за рулем.
Он пообещал ей, что будет очень осторожен.
Поставив будильник на восемь часов, Фрэнни рухнула в постель. Несмотря на субботний день, она должна была прибыть к леди Трампер в десять утра. Сейчас, когда им необходимо каждое пенни, главное – не потерять работу…
Прежде чем заснуть, она припомнила слова профессора: «Всему свое время». Пожалуй, он прав.
В восемь часов она встала. Финн уже был на кухне, занятый приготовлением тостов. Когда она вошла, он радостно ей улыбнулся:
– Тетя в порядке. Мне сказали, что она отдыхает.
– Ты ходил к автомату?
– Нет. Профессор ван дер Кеттенер – просто потрясающий человек, правда? Он оставил мне свой мобильный телефон и сказал, чтобы я держал его у себя, пока все не уладится. – Финн вынул телефон из кармана. – Видишь? Теперь мы можем звонить в больницу когда угодно.
Фрэнни захлестнула теплая волна благодарности за заботу, в которой они так нуждались. Но она тут же одернула себя: этой заботой злоупотреблять нельзя; как только тетя поправится, они смогут обойтись своими силами.
Она выглядела почти как обычно, когда вошла в гостиную леди Трампер. Распечатывая ее почту, Фрэнни искренне радовалась, что сегодня суббота. После обеда она сможет поехать в больницу, а вечером они с Финном сядут и обсудят, что делать дальше.
Леди Трампер недовольным тоном поинтересовалась, почему Фрэнни так медленно работает.
– Вы выглядите так, словно всю ночь не спали. Надеюсь, вы не из любительниц ночных гуляний?
Фрэнни сочла за лучшее промолчать. Ее голова раскалывалась от боли, а на сердце было очень неспокойно. Не помешало бы сейчас всласть выплакаться, лучше всего – на груди какого-нибудь доброжелателя. Ей сразу припомнился профессор, но он вряд ли согласится на эту роль.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Подарки фортуны - Ниле Беля

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Подарки фортуны - Ниле Беля



Ах, как нудно...
Подарки фортуны - Ниле БеляKotyana
12.08.2012, 19.04





klas
Подарки фортуны - Ниле Беляmarat
9.03.2013, 12.45





Скучновато и нудновато
Подарки фортуны - Ниле БеляАнна
25.07.2013, 21.51





Вообще ни о чем. Не дочитала - домучила. Сплошное перечисление, одни глаголы и прилагательные: сделала то, сделала сё, платье было такое, туфли сякие, обед из пяти блюд...rnКонцовка обрубленная, столько тянуть и закончить за два абзаца - огорчает.rn2 из 10
Подарки фортуны - Ниле БеляАнастасия
31.08.2013, 2.34





Хорошо. Читать на сон грядущий....
Подарки фортуны - Ниле БеляОльга
6.09.2013, 9.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100