Читать онлайн Необычная история, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Необычная история - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Необычная история - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Необычная история - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Необычная история

Читать онлайн

Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

В течение двух следующих дней виделись они очень редко. Профессор регулярно ездил в Тимоти, днем принимал частных пациентов.
Вечерами работал над книгой, а по утрам диктовал готовые записи миссис Грей. Трикси, отправив все открытки по адресам, болтала с Миес, выполняла мелкую работу по дому, пила кофе или чай с теми женами коллег Крийна, что звали ее в гости, и всячески избегала приглашений на обеды, позволяя приглашающим думать, что, только что поженившись, новобрачные пока еще предпочитают проводить все свободное время вдвоем.
Как-то они еще раз выбрались в город за покупками – надо было подыскать подарки для его семьи. Сумочку для мамы, духи для сестер, солодовое виски «шивас ригал» для отца… Но что же делать с целой оравой племянников и племянниц?
Трикси не растерялась. Устроившись в гостиной с чашкой кофе в руках, она поспешила успокоить Крийна:
– Давай подумаем; их семеро, да? Шесть мальчиков и одна девочка. Ей подойдет маленький серый кролик; я видела его, когда мы проходили по отделу игрушек, в славном костюмчике и с корзинкой для покупок… – Она не заметила его улыбки и продолжала: – А вот мальчикам – это много сложнее. Может, подойдет конструктор Лего? Я видела такой, из которого можно построить корабль. Это уже трое, так? Потом, мальчик Реки – он ведь достаточно вырос, чтобы играть радиоуправляемой машинкой?
– Все маленькие мальчики доросли до того, чтобы играть в машинки, – заметил профессор.
– Вот и хорошо; тогда остаются трое ребят Суске.
– Железная дорога – будут играть в нее все вместе. – Он поставил чашку на стол. – Если ты готова – пойдем поищем все это.
Через полчаса Трикси молча наблюдала, как профессор выписывает чек, за который, как ей казалось, ему дали целиком всю железнодорожную систему Объединенного Королевства, вместе со всякими там станциями, мостами, сигнальными будками и миллионами миниатюрных рельсов. Тут же, с помощью продавца, он попробовал все это собрать воедино.
Трикси, наблюдая за увлеченным лицом профессора, испытала такой прилив любви, что защемило сердце.
Они купили и остальные игрушки, потом отправились в Каларидж на ланч, и Трикси поглощала изысканную еду с восторгом ребенка, которому закатили настоящий пир. Крийн, к своему удивлению, вдруг понял, что и сам получает удовольствие от ее радости. Охваченная возбуждением Трикси в глубине души лелеяла надежду, что с этого прекрасного утра они будут больше времени проводить вместе…
Она ошибалась – следующие два дня она почти не видела Крийна и не увидела бы еще дольше, если бы в больнице не намечался бал. Он поинтересовался, не нужно ли ей новое платье для такого случая, оставил на столе пачку денег и позвонил днем, напомнив, чтобы она была готова выехать из дому в восемь часов.
– Сначала будет обед, – сказал он. – Несколько человек из Больничного комитета…
– А где это будет?
Нетерпеливым голосом он пояснил:
– В больнице. Танцы начинаются в половине девятого, все обычно собираются на пару часов позже. – Он отключился, вероятно задумавшись о системе желез внутренней секреции…
Трикси твердо решила быть хорошей женой – но тут вышла из себя. Бал Года, а она предупреждена едва ли за два дня! Правда, у нее было несколько платьев, но разве годились они для такого серьезного случая? Кроме того, ей так хотелось произвести надлежащее впечатление на старшую сестру Беннетт!
Денег, оставленных на столе, оказалось довольно много. Она поехала на Найтсбридж в надежде найти что-нибудь подходящее. Нашла не скоро, но вещь того заслуживала. Приглушенных тонов розы на бледно-зеленом фоне поверх шелковой юбки, отлично сочетающиеся с нежнейшими оттенками цветов; ко всему этому великолепию – розовые атласные туфельки и маленькая сумочка из золотой сеточки на запястье. Она добавила к наряду еще и тонкую как паутинка кашемировую шаль. Теперь единственное, что оставалось сделать, – это помыть волосы и наложить на лицо маску.
За завтраком Крийн оторвался от писем и спросил:
– У тебя все готово для вечера? Сегодня я еду в Бирмингем, но к началу восьмого вернусь.
Она не была уверена, услышал ли он ее уверения в том, что она вполне готова, но, когда предположила, что, вернувшись, он захочет немного сэндвичей с кофе, он поднял голову:
– Спасибо, буду рад. И завари себе крепкий чай, Беатрис; чай притупляет действие алкоголя…
Она окинула его холодным взглядом.
– Ты хочешь сказать, что я могу позволить себе выпить больше, чем требуют приличия?
Он встал из-за стола.
– О Боже, нет, но шампанское на голодный желудок… – Он опустил руку на ее плечо. – Увидимся вечером. Мой номер телефона в кабинете.
Когда он вернулся, Трикси, уже одетая, работала в гостиной над гобеленом. Она услышала, как он входил в дом, но осталась, где была; поудобнее устроилась в кресле у камина, в теплом розовом свете лампы, стоящей на подлокотнике, платье нежно струится по ногам… Она чувствовала, что выглядит прекрасно, и надеялась, что Крийн это оценит.
С книгой в руке он вошел в комнату. Оживленно поприветствовал ее и быстро прошел к своему креслу. Ей показалось, будто он умышленно не взглянул в ее сторону.
Трикси проглотила обиду, выместила злость на гобелене и справилась о том, как он провел день.
– Ешь сэндвичи, они совсем свежие.
В голосе ее звучали едкие нотки, но ее вполне можно было за это простить.
Вскоре он вышел переодеться, а Трикси продолжала сидеть, пытаясь взять себя в руки. Он устал, говорила она себе, и, вероятно, все еще думает о пациенте; в конце концов, он вполне ясно дал понять, что работа намного для него важнее, чем что-либо другое; да и предстоящий вечер для него – не что иное, как пустая трата времени.
Когда он спустился вниз, она уже полностью успокоилась.
Предстоящий бал она ждала без всякого нетерпения, однако получился самый настоящий праздник. Ее посадили меж двумя старшими консультантами, которые величали ее маленькой леди и подливали ей вина, и, хотя это был официальный обед, благодаря Рождеству он превратился в очень веселый вечер. Крийн, сидя напротив Трикси рядом с внушительных размеров дамой, улыбался всякий раз, когда они встречались глазами, а у нее появилась прекрасная возможность понаблюдать за ним. Трикси с радостью отметила, что сейчас он не витает в облаках; и было очевидно, что и он, и его соседка вполне довольны друг другом. Когда он в следующий раз улыбнулся ей, она ответила прохладным взглядом.
Бал был уже в полном разгаре, и Крийн молча повел ее на танцплощадку.
– За обедом ты как-то неприязненно посмотрела на меня, – шепнул он ей на ухо. – Я что, что-то сделал или, наоборот, не сделал? Словом, я тебя расстроил?
– Ничего подобного, – ответила Трикси, уткнувшись носом в его накрахмаленную манишку. – Какой замечательный вечер. – Голос у нее был ледяной.
– Согласен, превосходный, и мне все по-прежнему со всех сторон твердят, что я сделал удачный выбор.
Трикси высказала «фи» его манишке, а он засмеялся и прижал ее ближе, чем того требовал танец.
Она танцевала целый вечер, а в промежутках болтала со старыми друзьями и пару раз даже столкнулась нос к носу со старшей сестрой Беннетт. Та с нескрываемым раздражением произнесла:
– Должно быть, теперь я должна звать вас госпожой…
– Не зовите, раз не хотите, – сказала Трикси. – Я ничуть не изменилась, как видите.
Раздались вступительные такты последнего вальса, и она, потеряв Крийна из виду, готова уже была пойти танцевать со своим соседом по столу, как вдруг словно из-под земли появился профессор и взял ее за руку.
– Прости меня, – смеясь, сказал он, – мне нужно было переброситься парой слов с Джонсоном. Тебе здесь нравится?
– Да, спасибо… – Она прикрыла глаза и представила, будто он любит ее и никогда больше не оставит одну; в конце концов, помечтать никогда не вредно…
До дому они добрались почти в два часа ночи. Войдя в холл, Трикси на мгновение остановилась, и Крийн спросил:
– Хочешь выпить?
Она тихо отказалась, бросила шаль на стул и побрела к лестнице. «Спокойной ночи» она произнесла почти шепотом.
Профессор догнал ее уже на первой ступеньке.
– Тебе очень к лицу это платье, и глаза блестят так ярко… Не думай, что я только сейчас это заметил. Сегодня вечером, сидя у огня в свете лампы, ты была прекрасна.
Он внезапно наклонился и поцеловал ее – сначала грубовато, потом мягче… Сердце ее громко заколотилось.
– О, – выдохнула Трикси, выскользнула из его рук и взбежала по лестнице, плохо понимая, что делает…
Он молча проводил ее глазами, слегка улыбнулся и пошел в свой кабинет, сопровождаемый верным Цезарем. Спать не хотелось совершенно.
За завтраком Трикси было немного не по себе; но он взглянул на нее так же, как и каждое утро, и небрежно поздоровался. Покраснев, она села напротив него, отхлебнула кофе и чуть не выронила чашку, когда он сказал:
– Ты выглядишь такой хорошенькой сегодня утром, Беатрис.
Кровь сильнее прилила к щекам.
– Ко мне это определение не относится, – заметила она.
– В моих глазах ты красавица. – Он бросил бумаги, которые просматривал, и предложил: – Может, отдохнем денек? Поедем к морю, перекусим в портовой гостинице…
Она в недоумении уставилась на него. Обычно сонные глаза его были широко распахнуты, а от их выражения она едва не задохнулась.
– О, Крийн… – начала было она, но была прервана появлением Глэдис. Та вошла в комнату с большой корзиной, полной красных роз, затейливо перевязанных лентами.
– Это только что принес посыльный, госпожа. Тут еще и записка.
Она поставила корзину перед Трикси и вышла, бросив взгляд на профессора.
– Вот это муж! – сказала она Миес. – Такие розы!
Трикси улыбнулась Крийну и развернула записку. «Еще не забыли меня? Красные розы помогут напомнить о моем существовании. Андре».
Она посмотрела на Крийна. Веки снова прикрыли его глаза, выражение лица – сама учтивость… Но по всему чувствовалось, что он разозлен.
– Это от Андре, – сообщила она.
– Что пишет? Она сказала.
– А тебе что, нужно о нем напоминать, Беатрис? – осведомился он.
– Ну конечно, нет. – Она сейчас думала не об Андре, а о славном старом доме и о Самсоне, о доброй, вечно суетящейся Уолке и приветливом Рэбо. – Как я могу забыть? – Она взглянула на записку на столе, не видя ее, вся погрузившись в мечты, где все смешалось воедино – Крийн, Шаакслот, поцелуи прошлой ночи…
Профессор резко встал.
– Выходной, пожалуй, стоит отложить. Я совсем забыл, что миссис Грей назначила для меня несколько важных встреч.
Она удивленно подняла голову.
– Может, через пару дней – ведь уже почти Рождество…
– Да. И в Голландию мы, кстати, можем вернуться сразу после святок. Ты не против?
– О, конечно, как ты захочешь. Ты будешь на Рождество дома? Я имею в виду, весь день?
– А разве я не говорил, что собираюсь в Тимоти взрезать индейку и обойти палаты?
– Говорил. Можно я тоже поеду?
– Безусловно. – Он направился к двери. – Постараюсь не задерживаться.
Его вежливость не обманула Трикси. Он был в бешенстве, и все из-за этих роз. Конечно, зря Андре докучает ей своим вниманием, но почему же Крийн так рассвирепел? Надо было что-то ему сказать… Если бы он любил ее – тогда понятно. О Боже, неужели это возможно? Неужели он влюбился в нее – благодаря какой-то чудесной случайности… И если это так, то что ей делать?
Сейчас – ничего, решила Трикси. Она ведь могла принять желаемое за действительное… Возможно, она выдумала и его гнев; в конце концов, никаких внешних признаков он не проявил.
Никаких признаков гнева не было и тогда, когда профессор появился в Тимоти. Он был так необъяснимо оживлен, что это заметили и сестры, и студенты, и обслуживающий персонал. Так необычно было видеть его без книги, зажатой под мышкой… Сестра-монахиня Снелл в разговоре со старшей сестрой Беннетт шепотом заметила:
– Должно быть, это потому, что он женился. Я, правда, не понимаю, что он в ней нашел, но, нельзя не признать, вчера вечером она выглядела сногсшибательно.
Та, которую они обсуждали, бродила по Бромптонской Аркаде в поисках подарка для Крийна. Она еще никогда не покупала ему подарков, надеясь, что скоро узнает, что именно ему нравится, – но так и не узнала. И теперь ей приходилось заходить в каждый магазин и осматривать все подряд прилавки. Выбор был велик: галстуки, шарфы, запонки, кожаные портфели… Она знала, что он из тех мужчин, что сами выбирают себе галстуки – да и все остальное тоже, и все же ей хотелось найти что-нибудь, чем он мог бы пользоваться каждый день. Наконец она купила маленький складной серебряный нож со штопором, вилкой, пилкой для ногтей и еще массой необходимых предметов. Такая вещь могла пригодиться всегда – но с тем же успехом он мог засунуть ее в дальний ящик стола и никогда больше о ней не вспомнить…
Дома она аккуратно завернула свой подарок, написала на открытке: «Крийну от Беатрис, счастливого Рождества!» – и положила все это вместе в ящик стола.
Остаток дня и весь следующий день Трикси готовилась к вечеринке. Пока Миес занималась едой, а Глэдис – приготовлениями в гостиной, Трикси наряжала елку и убирала дом остролистом, рождественскими розами и гиацинтами. Закончив, она плотно прикрыла дверь в гостиную и, когда Крийн вернулся домой, робко спросила, не хочет ли он немного посидеть в маленькой гостиной.
– Большая гостиная сейчас готовится к завтрашней вечеринке.
Крийн забыл о ее приглашении. В эту минуту она искренне посочувствовала женщинам, которые когда-либо хотели выйти за него замуж: о скольких свиданиях он, наверно, забывал… Конечно, такая забывчивость – качество не из лучших, но ведь зачем он на ней женился? Чтобы уйти от светской жизни! Эта вечеринка с маленьким Дедом Морозом на саночках в центре стола – единственное отступление от заведенных ими правил, если, конечно, не считать бала. Но раз уж от этого нельзя увильнуть, надо постараться, чтобы все прошло «на уровне».
Итак, начисто забыв о приглашении посетить маленькую гостиную, профессор перед ужином прошел в свой кабинет и вышел оттуда только тогда, когда с едой уже было покончено. Ему, мол, надо было срочно просмотреть деловые бумаги.
Трикси сидела с Гамби, выводя иглой причудливые узоры и думая о Крийне. Она уже собралась ложиться спать, когда он вдруг вошел и сел рядом. Трикси отложила работу в надежде, что он хочет поговорить, но он уставился на розы, которые она поставила в углу. Она перехватила его взгляд и робко сказала:
– Я принесла их сюда, чтобы они не мозолили глаза.
Ответом ей было глухое рычание, которое могло означать все что угодно.
– Но не могла же я их выкинуть…
Глупо так говорить, подумала она. Его «безусловно нет» прозвучало так холодно, что она в ярости воткнула иголку в свое рукоделье, кое-как закрепила нитку и пожелала ему спокойной ночи.
Он поднялся открыть перед ней дверь; как бы ни был он раздражен, хорошими манерами никогда не пренебрегал. Она сладким голосом поблагодарила его и начала подниматься по ступенькам, чувствуя на затылке его взгляд. Этот взгляд раздражал ее и смущал; сделав на негнущихся ногах несколько шагов, она споткнулась и вдруг растянулась посреди лестницы. Секунда – и Крийн был рядом. С легкостью поднял ее и поставил на ноги – учтиво и бесстрастно. Поднял так же, как поднял бы и ребенка, и незнакомую пожилую даму… К горлу Трикси подступили слезы, и, убежав в свою комнату, она хорошенько выплакалась.
На следующее утро Крийн ушел очень рано. Трикси узнала от Миес, что он в своей конторе и вернется часам к четырем.
Она даже обрадовалась:
– Значит, у нас целый день на подготовку! Я перекушу у себя в комнате. Нам еще что-нибудь нужно? Я могу сходить в магазин…
Все шло как надо; утром Трикси проверяла, все ли готово, а после ланча пошла к себе – надо было выбрать, что надеть вечером. Она остановилась на оливково-зеленом бархатном платье с длинными облегающими рукавами и кремовым воротником – к этому наряду отлично подходили туфли на высоком каблуке. Она спустилась вниз. Было почти четыре, но она не стала пить чай: решила сперва дождаться Крийна. В половине пятого она махнула рукой, попила чаю одна и пошла наверх одеваться.
Стрелка часов приближалась к шести. Гости должны были собраться в семь…
Трикси позвонила в контору и застала там миссис Грей.
– Профессор уехал отсюда в четыре – сказал, что хочет навестить пациента в Тимоти. Отыскать его, миссис ван дер Бринк-Шааксма?
– Нет-нет, не надо. Время до вечеринки еще есть. Вы ведь придете, миссис Грей?
– Жду не дождусь вечера. Вот мой домашний телефон, – она продиктовала, – позвоните, если он не вернется, и я его найду. По всей вероятности, он в палатах.
Трикси поблагодарила ее, положила трубку и прошлась по дому, перекладывая вещи с места на место и взбивая и без того взбитые подушки… На кухне ее утешила Миес:
– Он очень быстро приводит себя в порядок, госпожа; дайте ему десять минут, и он будет выглядеть так, будто весь день отдыхал.
Она была совершенно права. Крийн явился домой за двадцать минут до появления первого гостя, но к началу приема выглядел так безукоризненно, будто целую неделю не ходил на работу.
Гости все приходили и приходили. Трикси, стараясь их занять, редко сталкивалась с мужем. А он проявил себя прекрасным хозяином: ни одного гостя не обошел своим вниманием – представлял друг другу незнакомых, развлекал робких и застенчивых.
Трикси и сама была хорошей хозяйкой – сказались годы, проведенные в доме у тети Алисы. Вечер удался на славу; закуски были изумительны, напитки лились рекой; Глэдис со своими помощниками очень хорошо справлялась с работой. Трикси, слушая рассказы гостей с неподдельным интересом – это-то и привлекало к ней сердца! – радовалась, что все идет так здорово.
Никто не торопился уходить; вечеринка затянулась, и за ужин они сели только в девять вечера.
Трикси заказала рисовую запеканку: не хотелось затруднять Миес.
– Поужинаем запеканкой, – сообщила она профессору. – Ее легко готовить, ведь Миес так вымоталась за день…
– Пахнет восхитительно, да и выглядит очень аппетитно. Почему-то на собственной вечеринке хозяину никогда ничего не достается. Я зверски хочу есть.
Она лучезарно улыбнулась.
– Я так рада! А ты? Вечеринка удалась? Ты доволен?
– Да, все было на редкость хорошо. И все благодаря тебе. Спасибо. – Он бросил на нее быстрый взгляд, и она заметила холодок в его глазах. Все еще раздражен. Ну да ладно – дня через три он все забудет. Надо написать Андре, чтобы не посылал больше цветов. Запеканку она доела уже без всякого аппетита.
Рождество приближалось. После обеда Крийн, пожелав Трикси спокойной ночи, удалился в кабинет, а она задумалась, что еще осталось сделать перед праздником. Надо упаковать подарки – халат для Миес и сумку для Глэдис, – подписать открытки, послать сестре-хозяйке цветы. Да, не забыть бы написать Андре.
Трикси уселась за письменный стол и сочинила короткую натянутую записку, в которой благодарила Андре за цветы и замечала, что не стоит больше беспокоить подарками замужнюю женщину. Она перечитала записку, вложила ее в конверт, надписала адрес и положила в холле вместе с остальной почтой. Он получит письмо раньше, чем они с Крийном вернутся в Голландию. Довольная собой, Трикси легла спать. Завтра надо пройтись по магазинам. И, может быть, они с Крийном снова станут друзьями. Она и думать забыла об оставленном в холле письме.
Через два часа на письмо наткнулся профессор, направлявшийся к себе в спальню. Подняв его, он долго изучал надпись на конверте, потом положил его обратно и отправился спать. Хорошо, что никто из домашних не попался ему по пути к спальне – такие молнии метали его глаза…
У себя в комнате он долго еще стоял перед открытым окном и шептал, уставившись в зимнюю ночь:
– Я был болваном, слепым болваном…
За завтраком он вел себя как обычно – болтал о погоде, о вчерашней вечеринке и о полученных рождественских открытках – и под конец сообщил, что вряд ли вернется до вечера.
Трикси отвечала, открыто глядя в его глаза. Смотрит на него, как невинный ребенок, злобно подумал он. Да она и есть ребенок – он понимал это еще до свадьбы. Конечно, она уравновешенная девушка, к тому же не лишенная организаторских талантов – но тем не менее она молода, намного моложе его. И, будучи столь юной и неопытной, она не могла не ответить на внимание молодого человека. Крийна вдруг охватило страстное желание немедленно бежать к торговцу цветами и закупить всю его лавочку. Только ведь она подумает, что он хочет перещеголять Андре…
Крийн попрощался, пожелал хорошо провести день и отправился в Тимоти. И весь день коллеги перешептывались за его спиной: он никогда еще до такой степени не уходил в себя.
– Наверно, это все из-за книги, – заметила сестра-монахиня Снелл, как только он вышел из палаты. – Профессор такой умный, что ни о чем, кроме нее, не может думать.
Но она была не права. Совершенно не права! Он думал о Беатрис, только она занимала сейчас его мысли.
А Трикси суетилась по дому, переставляла цветы, развешивала рождественские открытки по стенам гостиной, вставляла в подсвечники новые свечи, а когда все было готово, поехала в магазин и накупила всяких мелочей.
Утро почти прошло. Она зашла в церковь и, беззвучно молясь, присела напротив рождественской елки и яслей Младенца. Выходя, она доверху набила деньгами коробку для сбора пожертвований.
Вернувшись домой, она едва поковырялась в поданном ланче, чем весьма расстроила добродушную Миес, и села за гобелен. Но ненадолго, потому что вскоре в гости неожиданно заглянули ее подруги из Тимоти.
– Не ждала? – спросила веселая толстушка Джилл. – У нас выходной, вот мы и решили зайти. На балу было трудно поболтать как следует, а мы все прямо сгораем от любопытства, как ты тут. Надо сказать, ты очень изменилась, – добавила она, окинув подругу восхищенным взглядом.
– Ну уж нет! – воскликнула Трикси. Как я рада всех вас видеть девочки! Сейчас закипит чайник, а пока пойдемте, покажу вам дом.
Они выпили чаю с булочками, пирогом и шоколадными пирожными, разговаривая о ее прелестном доме. Джилл без всякой зависти заметила:
– Наверно, быть замужем за профессором – небесное блаженство! Полжизни отдала бы за то, чтобы в меня влюбился кто-нибудь вроде него! Вы с ним так чудесно танцуете!..
Трикси торопливо вставила:
– Замечательный был бал, правда? И все так мило выглядели… Мне очень понравилось твое платье, Джилл…
– Я взяла его напрокат. – (Девушки захихикали).
– Когда ты возвращаешься в Голландию, Трикси? – спросил кто-то, пытаясь сменить тему.
После чая они шумно удалились. Прощаясь, Джилл спросила:
– Ты поедешь с профессором в Вену, правда? Он же не захочет оставить тебя одну?
Вечером Трикси рассказала мужу о том, что заходили ее подруги, а после добавила:
– Джилл сказала, что ты собираешься в Вену; когда это будет?
– Где-то в конце января – там будет международная конференция.
– А я – ну, ты возьмешь меня с собой?
Он мягко проговорил:
– Учитывая обстоятельства, я думаю, тебе приятней будет остаться с моей семьей в Шаакслоте.
– Какие обстоятельства?
– Дорогая Беатрис, может, мы не будем в это углубляться?
К сожалению, в этот момент вошла Глэдис и сообщила, что обед готов. За едой Трикси уже не могла вернуться к начатому разговору.
После кофе профессор направился в свой кабинет.
– Ты еще не закончил свою книгу? – сердито спросила Трикси, заставив его обернуться.
Он ответил так небрежно, что она рассердилась еще больше.
– Скоро закончу. А потом решим, что дальше.
– Что ты имеешь в виду? – начала она, но его и след простыл.
– Вернусь к чаю, – сказал он ей на следующий день за завтраком. – На Рождество я собираюсь в Тимоти, но на святки весь день буду дома.
Испорченное настроение девушки мгновенно сменилось радостным возбуждением.
– Как здорово! И что мы будем делать? Он сгреб свои письма, собираясь уходить.
– Может, поедем к морю и пообедаем в портовой гостинице? А на вечер я заказал столик в «Рице». Как ты на это смотришь?
Ее маленькое личико засияло.
– О, Крийн, это замечательно! Ты вернешься к чаю?
– Да. Хочешь пойти на Всенощную?
– Да, очень. – Она улыбнулась во весь рот. – Какое прекрасное у нас будет Рождество!
Он не ответил на ее восклицание, лишь молча коснулся ее плеча и вышел из комнаты. В предыдущий вечер они оба немного погорячились, но теперь уже все позади, решила Трикси.
Они попили чаю у камина, потом вместе поужинали, после чего он принялся просматривать бумаги, а она вышивала и краем глаза посматривала в телевизор. Прямо как пожилые супруги, умиленно подумала Трикси и, сама того не заметив, вздохнула, что не укрылось от чуткого профессорского уха.
Они пошли в ту самую церковь, где не так давно венчались; Трикси не знала, куда он ее отвезет, однако, очутившись там, нисколько не удивилась. Он остановил машину в тихом переулке, и они органично влились в поток людей, входящих в церковь.
Вернувшись домой, они пожелали друг другу спокойной ночи. Уже перевалило за полночь, и поэтому он поздравил ее с Рождеством, наклонился и поцеловал в щеку.
– И я поздравляю тебя, Крийн, – прошептала она и, даже не взглянув на него, взбежала по лестнице. О, как она желала вернуться, остаться с ним, но…
Когда наутро Трикси спустилась к завтраку, возле своей тарелки она увидела несколько свертков с подарками. Не распечатывая их, она протянула ему свой подарок и стала с беспокойством следить, как он разрывает обертку.
– О, да тут такая нужная вещь! – воскликнул Крийн, и ее сердце радостно забилось.
– Я так рада, мне было ужасно трудно найти тебе подарок… – Только сейчас ее сияющие глаза переметнулись на лежащие перед ней подарки. – Интересно, от кого это все?
– Открой и посмотри.
Миес подарила ей пару вязаных перчаток, а в пакете Глэдис были тончайшие носовые платки. Свекровь передала для нее круглую золотую брошку с бирюзой. Последний же подарок прятался в длинной узкой коробочке из темно-красного бархата. Это было золотое ожерелье, инкрустированное золотыми же листьями с сапфировыми цветами. Посередине сверкала крупная жемчужина.
– О, Боже мой, – выдохнула Трикси. – Это от тебя, Крийн? Оно так прекрасно… – Она осторожно дотронулась до ожерелья. – Я никогда не предполагала… Оно… оно… – Трикси едва сдерживала подступившие рыдания.
– Оно очень подойдет тебе, Беатрис, – закончил за нее Крийн. – Я рад, что подарок тебе понравился.
Она улыбнулась дрожащими губами:
– Я надену это в «Риц».
Днем они собрались в больницу – Крийну нужно было взрезать рождественского гуся и обойти с поздравлениями палаты. Пока он разговаривал с пациентами и обменивался вежливыми приветствиями с медсестрами, Трикси болтала со своими подружками. В одной из палат он взял ее за руку прямо при сестре-монахине Снелл, и Трикси охватила мстительная радость. Она была в том же платье, в каком выходила замуж, и Снелл, скосив глаза, с презрением оглядывала каждую складку на юбке.
А как приятно было снова очутиться дома! Они почаевничали, а потом и пообедали – рождественский обед был восхитителен. Какой замечательный день, подумала Трикси вечером, забравшись под одеяло. Полежав немного, она снова вылезла из постели, чтобы еще раз взглянуть на ожерелье. Какая красота! Ее до краев переполняло счастье. А вот если бы оно было подарено еще и с любовью, размечталась Трикси…
Ну и пусть профессор не любит ее, зато отношения у них прекрасные. Святки удались на славу. Они добрались до Восточного побережья, прогулялись по тем самым местам, куда как-то уже наведывались, и съели ланч в портовой гостинице, а вечером отлично поужинали и потанцевали в «Рице». Трикси так и таяла от счастья.
И лишь позже, вспоминая события прошедшего дня, она вдруг подумала, что они никогда не говорят о своем браке. Если Крийн отвлекался на время от своей медицины, он вел так называемую «светскую беседу», и так день за днем… Точно так он мог вести себя и со случайной знакомой, и с дальней родственницей, и даже с пациенткой.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Необычная история - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Необычная история - Нилс Бетти



приятная, милая, добрая история...слава Богу нет здесь крутого парня, глупой, доверчивой героини, а есть любовь и уважение...
Необычная история - Нилс Беттифлора
29.04.2013, 20.28






Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
загрузка...
Женский портал, женских каталог, все для женщин! Rambler's Top100