Читать онлайн Необычная история, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА ПЕРВАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Необычная история - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Необычная история - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Необычная история - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Необычная история

Читать онлайн

Аннотация

Предлагая вступить в брак простой медсестре Трикси, профессор ван дер Бринк-Шааксма не обещал ей любви, ему это было нужно для собственного удобства. Трикси сразу же поняла, на что обрекла себя, согласившись стать его женой. Возможно ли, что когда-нибудь он ответит на ее чувства?


Следующая страница

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Отвезя старую миссис Кроу из ванной обратно в больничную палату, Трикси Доветон позволила себе тихонько вздохнуть. Дверь палаты отворилась, и вошел профессор ван дер Бринк-Шааксма. Под мышкой у него была зажата пачка бумаг, в руке – книга, заложенная пальцем. Он должен был появиться только через двадцать минут, и сестра-монахиня Снелл уже спешила навстречу, собираясь увести его в свой офис и напоить кофе, а санитарки и младшие сестры суетились вокруг, готовя пациентов к осмотру. Всегда он такой, размышляла Трикси, укладывая тяжелую миссис Кроу в постель. Когда бы он ни пришел – рано, вовремя, опоздав на полчаса или вовсе ошибившись на сутки, извиняется вежливо, но сам не замечает этого, всецело поглощенный своей эндокринологией. Закутывая миссис Кроу в шерстяное одеяло, Трикси еще раз взглянула на профессора. Это был приятный мужчина, самый приятный из всех, кого она когда-либо встречала. «Встречала» тут не то слово – она лишь видела его иногда в палатах, а иногда и в коридоре – вечно уткнувшегося в какую-нибудь книгу либо окруженного толпой практикантов. Она была совершенно уверена: он и понятия не имел, что она существует на белом свете. Сейчас он, виновато улыбаясь, высился над сестрой-монахиней Снелл. Высокий, очень крупный мужчина, пепельные, с проседью на висках волосы, тяжелые веки, – он и не сознавал, как впечатляюще выглядит. Вот он поднял глаза, и Трикси быстро отвела взгляд, а когда снова посмотрела на него, увидела лишь широкую спину, исчезающую в дверном проеме.
– Славный малый, правда? – заметила миссис Кроу. – Никак его не раскусишь.
Она лучезарно улыбнулась. Трикси была дружелюбной девушкой, всегда находила время переброситься с пациентками добрым словечком и даже тайком от начальства завивала им волосы, когда надо было принарядиться для посетителей. Она бы и сейчас не преминула поговорить с миссис Кроу, если бы не старшая медсестра Беннетт. Носясь как ненормальная по палатам, она затормозила возле Трикси.
– Сестра Доветон, вы что, заснули? Пошевеливайтесь, ради Бога! Профессор ван дер Бринк-Шааксма уже пришел, а палата похожа на свинарник. А вы тут прохлаждаетесь! Пора бы стать порасторопнее, а то никогда не будете хорошей сестрой. Ох уж эта мне болтовня…
Она умчалась, бросив через плечо:
– Найдите сестру Сондерс, она в одной из процедурных. Пусть проследит, чтобы все лабораторные отчеты лежали на столе.
Трикси потрепала миссис Кроу по пухлому плечу и послушно засеменила к выходу. Она была невысокого роста; легкая полнота ее не портила, однако лицо ее было не то чтобы некрасивым, но едва ли хорошеньким. Нос слишком короток, рот слишком велик – правда, улыбалась она очаровательно. А вот глаза были просто красивы, большие и карие, со светло-каштановыми ресницами. Светло-каштановыми же были и волосы, которые она аккуратно подбирала под белую медицинскую шапочку. В свои двадцать три года она была уже сиротой и мужественно с этим мирилась. Добродушная, романтичная, с незапятнанной репутацией, она любила свою работу. Сложись ее жизнь иначе, она и не пошевельнулась бы в ответ на занудные придирки старшей медсестры Беннетт. Но ведь нужно же было как-то зарабатывать себе на жизнь…
Сестра Сондерс была не в духе. Накануне вечером она поссорилась со своим дружком и теперь не знала, когда он перестанет дуться и снова появится в ее поле зрения. Она нетерпеливо выслушала Трикси, швырнула поднос с инструментами, который держала до того в руках, и сказала:
– Ладно. Только убери от меня подальше вот это и смотри в оба, чтобы никто не стащил. Ну почему этот тип не может прийти тогда, когда его ждут?..
Она не дала Трикси ответить и ушла в палату, громко хлопнув дверью.
Трикси аккуратно положила инструменты в стенной шкаф, подровняла края скальпелей и открыла дверь. Профессор, скорее всего, еще пил кофе, а значит, можно было пока простерилизовать инструменты. Но либо кофе был едва теплым, либо рот у профессора был из каленого железа, но он оказался уже в палате. Стоял в нескольких метрах от нее и беседовал с доктором Джонсоном; позади, за группой практикантов, в нерешительности застыла сестра-монахиня, а сзади маячило недовольное лицо старшей медсестры Беннетт. Трикси собралась было тихонько вернуться в операционную, сделала шаг назад, но, оступившись, шлепнулась на пол. Только она коснулась пола, как профессор, прервав беседу, наклонился, поставил ее на ноги, отряхнул, похлопал по плечу, ни разу толком не взглянув на нее при этом, и вернулся к разговору. Все случилось так быстро, что, если б не изумленный взгляд сестры да ухмылки практикантов, можно было бы подумать, что ничего и не произошло. Вернувшись в процедурную, Трикси думала о том, заметил ли вообще ее профессор: ведь точно так же он поднял бы ребенка, старуху или опрокинутый стул.
Она вымыла и вычистила все, что попалось ей на глаза, – это не входило в ее обязанности, но надо же было как-то задобрить старшую сестру Беннетт… Да и Снелл тоже.
Конечно же, вскоре сестра-монахиня вызвала Трикси и строго отчитала:
– Нельзя тревожить профессора ван дер Бринк-Шааксму подобными выходками. Ему есть чем заняться кроме того, чтоб подбирать с полу бестолковых девчонок. Как же можно быть такой неуклюжей!
– Я сама удивилась, – ответила Трикси спокойно, – ему вовсе не нужно было меня поднимать – я ведь не просила о помощи. – Она ласково улыбнулась начальнице, но та продолжала выходить из себя. – Простите, что расстроила вас, сестра. С моей стороны это было глупо, но ведь профессор, скорее всего, ничего и не заметил…
Снелл сердито сказала:
– Надеюсь. Идите перевяжите язву у миссис Ваттс и отвезите ее в физиотерапию. Когда вы сегодня заканчиваете?
– В пять, сестра, а завтра у меня выходной. День тянулся медленно. Из-за капризов миссис Ваттс Трикси опоздала к обеду. Когда она появилась в буфете, он был уже почти пуст – только несколько ее подруг все еще сидели за чаем. Она взяла вареную треску, картофельное пюре с пастернаком и присоединилась к ним.
– Ты задержалась, – резко заметила Мэри Фитцджон. Она чрезвычайно гордилась своей прямотой – такие люди всегда сообщают подругам, что у тех спущена петля на чулках или криво сидит шапочка. О себе же она была слишком высокого мнения.
Трикси полила рыбу томатным соусом.
– Миссис Ваттс плохо себя чувствовала. – Она поспешно принялась есть. – Нужно еще собрать сумку. Завтра я на весь день уезжаю.
– Едешь домой? – спросила полная девушка со славным лицом.
– Да. Завтра день рождения Маргарет.
– Будет вечеринка?
– Да, с коктейлем.
– А что ты наденешь? – хором спросили несколько голосов.
– Либо голубой креп, либо коричневый бархат. Скорее бархат – октябрь все-таки.
– Но хоть что-то новенькое ты туда наденешь? – спросила Мэри, не глядя на нее.
– Зачем? Я и знать-то там никого не буду. У Маргарет куча друзей, а я ни с кем из них не знакома. В мои планы не входит их очаровывать – это ведь ее вечеринка.
– Я подумала только… – начала Мэри, но слова ее потонули в дружном «Заткнись!». Трикси отщипнула яблочного пирога, глотнула чаю и унеслась. Через десять минут ей снова нужно было на дежурство. За это время она упаковала дорожную сумку, затем поправила шапочку и отправилась обратно в палаты.
Она и в самом деле совсем не стремилась на эту вечеринку. Когда ей было десять лет, ее родители погибли от несчастного случая, и с тех пор она жила у тети Алисы и дяди Вильяма. И хотя тетя и дядя дали ей образование, кормили ее, одевали и вообще были к ней очень добры, все равно она видела, что делают они все это лишь из чувства долга и давно уже тяготятся ею. Повзрослев, она поняла, что жизнь свою они посвятили своей дочери Маргарет – хорошенькой, но не в меру избалованной девушке. Закончив школу, Трикси объявила, что хотела бы стать медсестрой, и очень удивилась, когда в семье это не одобрили. Маргарет ничем не желала заниматься, и тетя Алиса понимала, что скажут про нее люди, если она позволит Трикси пойти работать: родная дочь, мол, осталась дома развлекаться, а приемная должна сама зарабатывать себе на хлеб. Так Трикси провела в Хайгейте несколько лет, помогая тете по дому и почти не видя людей – тетя усердно давала всем понять, что Трикси девушка застенчивая и общество ей в тягость. И оставалась она там до тех пор, пока один из друзей Маргарет не обратил на нее внимания, а вскоре даже решил, что относится к ней очень серьезно… Тетя Алиса переполошилась. Едва сдерживая возмущение, она объявила Трикси, что лучше ей поступить на работу в одну из лондонских больниц – все равно ведь она, мол, старше Маргарет и, видимо, замуж так и не выйдет. Трикси так и сделала, да постаралась поспешить, чтоб никто не успел ее остановить. Когда она уехала из дома, ей еще не было двадцати одного, что, видимо, радовало тетю Алису: ведь теперь не нужно было праздновать ее совершеннолетие. Трикси подарили золотые часики, устроили в день ее отъезда ланч в узком кругу в «Рице» и пригласили почаще приезжать в Хайгейт.
– Твоя комната навсегда останется за тобой, Трикси, – сказала тетя. – Мы будем скучать по тебе, ты была нам второй дочерью.
Тем и закончилась ее жизнь в Хайгейте.
В больнице она не торопилась сбежать сразу по окончании дежурства, не смотрела постоянно на часы, и пациенты ценили это, – в общем, именно она в последнюю минуту наполняла водой графин, искала потерянные очки и сменяла прочитанный журнал на новый.
Сейчас она быстренько переоделась, схватила дорожную сумку и побежала к автобусу до Хайгейта. Автобус ехал медленно и долго, и когда она наконец прибыла в Хайгейт, было уже около семи часов. Дядя и тетя ужинали в восемь, а ее предупреждали, что там будут еще и гости. Она вспотела и устала с дороги, а тут еще тетя поприветствовала ее, едва скрывая раздражение:
– Послушай, Трикси, когда ты научишься приходить вовремя? В конце концов, мы празднуем день рождения Маргарет. Подбери завтра цветы к вечеринке, у тебя это так хорошо получается…
Трикси прошла в комнату на втором этаже, которая теперь предназначена для нее и всегда будет ее ждать, как подчеркнула тетя Алиса. Оделась в коричневый бархат, сделала легкий макияж, убрала волосы и проскользнула в гостиную как раз тогда, когда стали появляться первые гости.
Ужин давали для старых друзей, для крестных Маргарет и многочисленных ее дядей и теть, которым это празднование не доставляло никакого удовольствия, но которые бы смертельно обиделись, не окажись они в числе приглашенных.
Трикси сидела между двумя пожилыми джентльменами, братьями тети Алисы, и так мило беседовала с ними, что позже они восхищенно хвалили ее тете.
– Славная девушка, – сказал один из них, – не понимаю, почему она еще не замужем. Она была бы превосходной женой.
– Очень застенчива, нелюдима и с головой ушла в свою работу, – отрезала тетя Алиса. – Конечно же, милая Маргарет совсем не такая…


Весь следующий день Трикси работала не покладая рук: подбирала цветы, отвечала на телефонные звонки, помогала готовить и убирать в доме, а потом и расставлять на столе закуски…
Маргарет бродила туда-сюда, распаковывая подарки и разбрасывая повсюду оберточную бумагу, довольная всем и вся. Она поблагодарила Трикси за шелковый шарфик, который та ей преподнесла, спросила, как той работается, и, не дожидаясь ответа, удалилась. Хотя они были кузинами и выросли вместе, Маргарет усвоила снисходительный тон по отношению к Трикси: обычно она обращалась с ней как с бедной родственницей, а когда никого другого не было рядом, Трикси могла сойти и за компаньонку. И совершенно справедливо, думала Маргарет, что эта девушка теперь сама зарабатывает себе на хлеб. Иногда Маргарет брала ее с собой в кино или на ланч и после этого возвращалась домой с чувством выполненного долга.
Надев коричневый бархат, Трикси взглянула на себя в зеркало старинного гардероба.
Она себе не понравилась. Платье хорошо сшито, прекрасно подчеркивает фигуру, однако нет в ней ничего, что привлекало бы с первого взгляда. Как ей хотелось бы иметь такие, как у Маргарет, пышные золотистые кудри… Трикси же всегда собирала свои каштановые длинные прямые волосы в пучок, и красота их не была заметна. Она в последний раз припудрилась и спустилась вниз.
У Маргарет была куча друзей, и большая гостиная вскоре оказалась заполнена. Трикси, отхлебнув коктейль, пошла поприветствовать своих старых знакомых – молодую пару, которую она знала еще со школьной скамьи. Большинство же гостей, шумных и нахальных, она видела первый раз в жизни.
Вскоре она лицом к лицу столкнулась с Маргарет, и та схватила ее за руку.
– Эй, ну разве не забавно? Маме только что позвонил полковник Воспер, мы приглашали его вчера, но он не смог, а сейчас сказал, что забежит на полчасика, только поздравить. Привезет с собой скучного профессора – они собираются на какой-то там обед! Похоже на него, правда?
– Если они собираются на обед, – сказала Трикси сухо, – они недолго здесь задержатся, да? Тетя Алиса только что пошла отворить дверь. Это должен быть полковник, тебе надо его встретить.
– Я знаю. – Маргарет помолчала и оглядела Трикси с ног до головы. – У тебя, конечно, ужасно милое платье, но коричневый цвет тебе не идет, ты похожа на церковную мышь. – И добавила, уже мягче: – Зато тебе идет голубой и зеленый, тебе надо бы сшить красивое платье.
И она уплыла, такая красивая в жакете с золотыми блестками и широкой шелковой юбке. Трикси наблюдала, как она проходит через шумную комнату, – но не с завистью, потому что она вообще не была завистлива, а лишь с любопытством. Как бы, интересно, она сама смотрелась в жакете с блестками?..
Вошел полковник, мужчина в летах, но по-прежнему привлекательный и стройный. Его спутник – безукоризненно красивый профессор ван дер Бринк-Шааксма – вежливо заговорил с тетей Алисой, а затем и с Маргарет…
Трикси задохнулась от изумления и спряталась за группу гостей, откуда и наблюдала, как он вместе с Маргарет пересекает комнату. Кузина пускала в ход все свои чары, держала его под руку и заглядывала в лицо с нескрываемым восхищением. Совсем не его стихия, подумала Трикси. Он затмил всех мужчин в комнате, но совершенно не замечал этого; даже когда он улыбался Маргарет, слушая ее болтовню, Трикси казалось, что в эту минуту он обдумывает проблемы эндокринологии, – об этом говорил его отсутствующий взгляд.
Она отошла в сторону, собираясь держаться от него подальше, но тут тетя, к несчастью, слишком громко позвала ее по имени.
– Трикси, – окликнула тетя Алиса, – иди сюда, дорогая, полковник хочет видеть тебя.
Все бы ничего, но ведь надо было покинуть свой укромный уголок и подойти к полковнику… И, конечно же, Маргарет и профессор остановились поговорить с кем-то как раз в тот самый момент, когда она проходила мимо них. Невозможно было избежать его взгляда, но она и виду не подала, что его узнала, – и он, к ее великому облегчению, тоже.
Да и с чего бы ему узнавать ее? Он никогда как следует не смотрел на нее в палатах, тем более там она была по-другому одета… Она присела рядом с полковником и принялась развлекать его разговором. Он вещал что-то о политике, нынешней молодежи и современных методах ведения войны. Трикси же всегда была прекрасным собеседником… Вскоре он собрался уходить.
– Приятно было поговорить, дорогая; мне бы хотелось остаться подольше, но нам нужно попасть еще кое-куда. – Он огляделся. – Где Крийн? О, он с Маргарет. Она столь очаровательна, что даже оторванного от мира профессора можно простить за то, что он поддался ее чарам.
Он похлопал Трикси по плечу.
– Мы еще побеседуем, – сказал он ей и откланялся.
Девушка проскользнула в другой конец комнаты, боясь лицом к лицу столкнуться с профессором, а вскоре и остальные гости начали расходиться. Небольшая группа друзей Маргарет пригласила ее пообедать, и Трикси кинулась отыскивать плащи и шарфы.
– Пойдешь с нами? – спросила одна из девушек.
У нее не было времени ответить. Маргарет тотчас же подняла голову и быстро сказала:
– О, Трикси ненавидит ходить в рестораны, и вообще, с раннего утра ей надо на дежурство в больницу.
Ни слова из этого не было правдой, но Трикси ничего не сказала. Маргарет не хотела сделать ей больно, она просто была избалованной и безмозглой, и к тому же с детства она видела в Трикси лишь бедную родственницу.
Трикси мирилась с этим, она была благодарна за то, что у нее есть дом и некое подобие семьи. И тем не менее какое счастье, что ей наконец-то пришлось начать самостоятельную жизнь! Если она и была задета, она никак этого не показала. Она проводила компанию к их машинам и вернулась в дом обедать. Садясь за стол, она чистосердечно согласилась с тетей в том, что Маргарет очень красива.
– Если б только ее пристроить… – вздохнула тетя Алиса. – Какой потрясающий мужчина приходил с полковником – этот профессор… Интересно, чем он занимается…
Трикси могла бы ответить на этот вопрос, однако предпочла промолчать.
На следующее утро она уехала, даже не повидавшись с Маргарет. Ее дежурство в больнице начиналось в десять утра, поэтому завтракала она вдвоем с дядей.
– Я передам тете и Маргарет от тебя привет, – сказал он ей. – Им обеим надо хорошенько отдохнуть после всех хлопот из-за этой вечеринки. – В его голосе слышался укор. – Жаль, что ты не можешь остаться еще на пару дней, им может понадобиться помощь.
Трикси сказала, что да, очень жаль, и удержалась, не напомнила ему, что сама она до часу ночи помогала служанке привести в порядок комнаты. Она поблагодарила дядю за вечеринку, еще раз передала привет тете Алисе и Маргарет и уехала обратно в Ист-Энд. Квартал Тимоти был сплошь из серого камня, со стрелами деловых улиц и рядами убогих домишек. Старая безобразная больница теперь стала ее домом, и, вернувшись в свою комнату в медсестринском отсеке, она осматривала ее чуть ли не с гордостью домовладельца. За месяцы, которые она здесь прожила, она купила диванные подушечки, настольную лампу, милое покрывальце на кровать и даже пару репродукций. Надевая белый халат, она с восхищением их рассматривала; потом отправилась на общую кухню выпить чашечку кофе. Несколько ее подруг были уже там. Вместе с кружками они переместились в ее комнату и забросали ее вопросами о вечеринке.
– Был там кто-нибудь необыкновенный?
– Я почти никого там не знала. – Трикси решила ничего не говорить про профессора; в конце концов, какой он необыкновенный, правда, выглядел великолепно… – Для крестных и родственников устроили обед, – объяснила она, – а для друзей Маргарет была вечеринка.
– А как они все там были одеты? – спросил кто-то.
Остаток времени они провели, обсуждая моды, а после разбежались по палатам.
Десять часов утра – не самое лучшее время для дежурства: нужно осматривать пациентов, некоторых отвозить на операции или на рентген, ну а те, кто остается в постелях, чего только не требуют – горячего питья, холодного питья, перевернуть подушку, сменить простыню, принести грелку, сделать укол, покормить… Трикси радостно бегала туда-обратно: старшая сестра Беннетт была выходная, а ее заместительница оказалась замечательной женщиной, веселой с детьми, терпеливой с тяжелыми пациентами и доброй, хоть и строгой, с медсестрами. В тот вечер Трикси закончила дежурство, довольная прошедшим днем. Заснула она моментально, как только голова коснулась подушки. Следующий день тоже прошел без старшей сестры Беннетт, и это радовало. Трикси, освободившись в пять часов, пошла с подругами в кино, а потом, на кухне, они все вместе ели рыбу с чипсами, купленными по дороге домой. Может, жизнь складывалась и не самым удачным образом, но зато в ней была дружба и беззаботность, да и приятные неожиданности иногда случались… Она хорошо выспалась и, придя следующим утром на дежурство, сразу же наткнулась на старшую сестру Беннетт, пребывавшую в дурном расположении духа. К тому же у сестры Снелл был выходной.
Конечно же, все сразу пошло наперекосяк – как всегда, когда рядом была старшая сестра Беннетт. Под суровым взглядом придирчивой начальницы Трикси все роняла, рассыпала и разливала. В результате, опоздав на обед, она в ужасном настроении поспешила в буфет. И тут нос к носу столкнулась с профессором, который вышагивал по коридору с пачкой бумаг под мышкой, погруженный, как всегда, в свои мысли. Когда она проходила мимо, он вдруг стремительно оглядел ее с головы до ног и внезапно остановился со словами:
– Трикси, вы – девушка в коричневом платье. – Он повернулся к ней. – Я так и думал, что где-то вас уже видел. Вы тогда свалились… – Его сонные глаза всматривались в нее. – Вы подруга той Маргарет, на чьей вечеринке я был? Это печально.
Не дожидаясь, пока она откроет рот и произнесет хоть слово, он кивнул, ласково ей улыбнулся и пошел дальше.
– Ну… – сказала Трикси. – Ну… – Могла бы ведь остроумно ответить, но все мысли внезапно исчезли. Он просто подумал вслух, не придавая значения словам; очевидно, он сравнил ее с Маргарет и нашел несостоятельной.
Она ворвалась в столовую в отвратительном настроении, выбрала вареное мясо с морковкой, размазала по тарелке сладкий крем с черносливом, выпила две чашки очень крепкого чая и вернулась в палату, где привела в замешательство старшую сестру Беннетт. Только та собралась пробрать ее за то, что в операционной она оставила таз не на той полке, как вдруг такая тихая и воспитанная Трикси резко прервала ее ворчание.
– Из вас выйдет ужасная жена, – сказала Трикси. – Вообще-то я сомневаюсь, что вы когда-нибудь выйдете замуж, раз вы вечно пилите людей.
Она удалилась застилать постель для нового пациента, оставив онемевшую старшую сестру в полном изумлении.
Через два дня она услышала, как сестра-монахиня Снелл говорила старшей сестре Беннетт, что профессор ван дер Бринк-Шааксма уехал в Голландию.
– Думаю, читать лекции. Жаль, что он до такой степени погружен в свою работу – ведь очень интересный мужчина. Я слышала, что когда-то давно у него был несчастливый роман…
К сожалению, они ушли, и Трикси пропустила окончание истории. Да нет, ее не интересует этот мужчина, говорила она себе, застилая постели. Ей просто жаль его, витающего в своих эндокринологических облаках, никогда не появляющегося без листов бумаги или толстой книги под мышкой. Ему нужна жена, которая дала бы ему повод думать о чем-нибудь еще. Он мог бы, думала она, увлечься Маргарет – в конце концов, не такой уж он старый, где-то между тридцатью и сорока. Маргарет вполне бы ему подошла. Он прекрасно выглядит, видимо, неприхотливый, у него хорошие манеры… Ей стало интересно, где он живет. Она знала, что он постоянно находится в Тимоти, но ведь не так уж далеко от Англии до Голландии, он мог бы жить там так же запросто, как и в Лондоне. Тут ей пришлось отвлечься от этих мыслей, потому что новому пациенту вдруг стало плохо, и она побежала за лекарствами.
Октябрь подходил к концу, с каждым днем все холодало, и выходить после дежурства на улицу не хотелось; приятное тепло в комнате сестер, включенный телевизор и горящий газ были пределом желаний всех дежурных.
Трикси отдежурила свое и свернулась калачиком в одном из ветхих кресел напротив телевизора, держа на коленях книгу по медицине, в которую она так и не удосужилась взглянуть. Книга захлопнулась, и она закрыла глаза. Они с Джилл договорились задавать друг другу вопросы по циркулярной системе, но Джилл уже задремала; рот приоткрыт, шапочка, которую она так и не сняла, перекосилась, обнажив одно ухо. Через час будет ужин, потом – чай, болтовня, и спать можно лечь пораньше…
– У нас тут просто замечательно… – пробормотала Трикси и провалилась в сон.
Но уже через минуту ее разбудил голос Мэри Фитцджон.
– Вот ты где! Кто-то зовет тебя к телефону. – Она пренебрежительно хмыкнула. – Честно говоря, что за удовольствие вот так проводить вечер? Не удивляюсь, что Джилл толстеет, валяясь в кресле… – Она в упор посмотрела на Трикси. – Может, все-таки подойдешь к телефону?
Она вышла. Трикси поднялась со своего кресла, виновато взглянула на Джилл, прошла в холл и подняла трубку.
И тут же чуть ее не уронила, услышав неторопливый голос профессора ван дер Бринк-Шааксмы:
– Трикси? Я хочу с вами поужинать. Буду ждать у входа через полчаса.
Она перевела дыхание.
– Думаю, вы ошиблись. – Она говорила, как обычно, рассудительно. Наверняка профессор, как всегда поглощенный работой, вдруг вспомнил, что пригласил кого-то поужинать, но не мог припомнить, кого именно. – Я Трикси.
– Ну, конечно, вы Трикси, – сказал он раздраженно. – Получаса вам хватит?
– Больше чем достаточно, но это так странно… Вы же совсем не знаете меня…
– Поэтому и прошу вас со мной пообедать. Это был логичный ответ; кроме того, ужин в буфете был слишком неаппетитным – сегодня четверг, а значит, ее ждет окорок, салат и вареная картошка.
– Я буду у входа через полчаса, – сказала Трикси и в ту же секунду пожалела об этом.
Пока она собиралась, облачаясь в голубое креповое платье, делала макияж и убирала волосы, укладывая их в пучок, она размышляла о странном приглашении профессора.
Она была почти готова, когда ее осенило: он хочет узнать что-нибудь про Маргарет! И как это она сразу не догадалась? Он явно был очарован ею на вечеринке, вероятно, встречался с ней и после и теперь хочет поговорить о ней, а разве можно найти лучшего собеседника – все же член семьи! Она надела пальто из темно-синей шерсти, не новое, конечно, но элегантное, засунула усталые ноги в лучшие свои туфли, ссыпала разные необходимые мелочи в сумочку и пошла к выходу.
Посреди холла она остановилась, сильно желая повернуться и убежать, но было уже слишком поздно: профессор стоял у двери, прислонившись к стене, и писал что-то в блокноте, но, подняв глаза и увидев Трикси, пошел ей навстречу.
Он ослепительно улыбался, и она улыбнулась в ответ.
– Вас ведь крестили не Трикси?
– Нет, Беатрис. Но тете больше нравилось имя Трикси.
Он кивнул:
– Да, в это несложно поверить. – Он придержал для нее дверь и потом провел через двор к машине, темно-синему «бентли», усадил на сиденье и устроился за рулем.
В это время в Тимоти не так трудно вести машину. Час пик прошел, и теперь окрестные жители ужинали перед своими телевизорами – если бы они и собрались в кино или в местную пивную, то непременно пошли бы пешком.
«Бентли» плавно скользил на запад и скоро влился в поток элегантного вечернего транспорта, а минут через десять остановился у «Коннаут-отеля».
Профессора здесь, казалось, знали; Трикси, чувствуя, что ее голубое платье не подходит к шикарной обстановке, проследовала за официантом к освещенному свечами столику, взяла предложенный коктейль и стала ждать, чтобы профессор объяснил истинную причину приглашения.
Однако ожидания ее были напрасны. Он завел непринужденный разговор ни о чем, прерываясь только для того, чтоб посоветовать ей попробовать мусс из омара или бараньи фрикадельки в таррагоне, а так как она была голодна, а угощение потрясающе, она удержалась от расспросов. И только когда разделалась с профитролями и принялась за кофе, спросила:
– Почему вы пригласили меня пообедать, профессор? Должна же быть причина.
Он не ответил, и она продолжала:
– Смею предположить, что вы хотите поговорить о Маргарет.
– Маргарет? Ах да, это ваша кузина. Вы что, думаете, она меня интересует?
Трикси всегда отличалась сдержанностью, но тут ее повело от коктейля и двух бокалов вина.
– Я думала… мне показалось, что вы заинтересовались ею… что вы захотели поговорить о ней.
– Милая девушка, нет никаких сомнений, но я хотел поговорить о вас. Позвольте сказать, что имя Трикси вам совсем не подходит; я буду звать вас Беатрис.
– Конечно, если вам так нравится. Мама и папа всегда звали меня Беатрис, а вот тетя Алиса называла Трикси.
Казалось, он не слушает. В эту минуту, подумала Трикси, он готовится записать что-то в блокнот – вероятно, забыл, где находится.
Она кивнула своим мыслям, когда вдруг он сказал:
– Я пишу книгу. Она занимает огромную часть моей жизни. На самом деле я хотел бы посвятить ей больше времени, но сейчас это невозможно – у меня пациенты, лекции и консультации, от этого я не могу отказаться. А вот моя светская жизнь – другое дело. Я хочу исчезнуть из нее на то время, пока буду писать книгу. Но трудно отказываться от приглашений на обеды, в театры и так далее. Насколько легче было бы, если б у меня была жена, которая взяла бы эту сторону жизни на себя, выполняла, как бы это сказать, роль буфера между мной и всеми этими развлечениями. Я, конечно, понимаю, что время от времени мне нужно что-то такое делать: принимать у себя друзей, например… Но со всем остальным жена управлялась бы так искусно, что я смог бы спокойно дописать книгу.
Трикси подлила кофе и ему, и себе.
– Она очень важна для вас, эта книга?
– Для меня – да. Надеюсь, для медицины тоже.
– А сколько вы уже написали?
– Несколько первых глав… Это очень серьезное исследование.
– Почему вы рассказываете мне это, профессор?
На мгновение он поднял тяжелые веки, и она увидела, какие голубые у него глаза.
– Я недостаточно ясно выразился? Я считаю, что вы будете самой подходящей для меня женой, Беатрис.
Дрожащей рукой она поставила на стол чашку с кофе.
– Почему?
– Вам до сих пор не понятно? Вы спокойная, у вас приятный голос, пациенты любят вас, вы популярны в больнице. Вы не хихикаете по пустякам и не хохочете истерически, вы скромно одеваетесь, и, что немаловажно, у вас нет семьи, и вы, как я понял, побывав у вашей тетушки, относитесь к разряду бедных родственниц.
Она сухо проговорила:
– Вы описали меня очень дотошно, профессор, не сказали только ничего о моем внешнем виде – я не высокая и не стройная; напротив, я пухленькая и далеко не красавица.
Он удивленно поднял глаза.
– Я этого не замечал и вообще не думаю, что это имеет значение.
– Не думаете? – резко сказала она. – Скажите, профессор, неужели у вас нет кузин или сестер, которые могут выполнять роль буфера между вами и светом?
– Сестер? У меня их четыре, все замужем и живут в Голландии, а насчет кузин – да, тоже есть несколько, половину из них я и по именам-то не знаю. Нет-нет, только жена может мне помочь. – Он откинулся в кресле, чувствуя себя вполне комфортно. – Поймите, я до вас и пальцем не дотронусь, обещаю; все, о чем я прошу, – это вести мое хозяйство так, чтобы мне не приходилось вмешиваться.
– Вы по-прежнему будете работать в Тимоти?
– Очень скоро я вернусь в Голландию – у меня там пациенты в нескольких больницах, но сюда буду приезжать регулярно, и к больным, и, когда необходимо, на консультации.
– Я не говорю на голландском, – возразила Трикси, у которой был практический взгляд на жизнь.
– Выучитесь! В любом случае английский широко распространен.
Она сердито заметила:
– Вы говорите так, будто я уже согласилась на ваше предложение, но я… не согласна.
– Я и не ожидал, что вы тут же согласитесь. Для этого вы слишком рассудительная девушка. Поразмышляйте на досуге.
Он пристально смотрел на нее, на какое-то время даже вышел из своего обычного забытья.
– Да, хорошо… но я не думаю… Это все так… так необычно… – Она на секунду закрыла глаза и тут же открыла их снова. Он по-прежнему сидел напротив, это был не сон. – Если вы не возражаете, мне бы хотелось вернуться обратно в Тимоти.
Он отвез ее назад, непринужденно болтая о том о сем, и не сказал больше ни слова о своем безумном предложении. Она позволила ему помочь ей выйти из машины, запинаясь, поблагодарила за ужин – и вернулась в дом медсестер. Надо же – ни слова не сказал о том, когда они встретятся снова, думала она, стаскивая с себя одежду и укладываясь в постель. Вероятно, когда они увидятся вновь, он забудет об этом эпизоде. Она начала прокручивать вечер в воображении и заснула на середине, говоря себе, что что-нибудь все равно должно произойти.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Необычная история - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Необычная история - Нилс Бетти



приятная, милая, добрая история...слава Богу нет здесь крутого парня, глупой, доверчивой героини, а есть любовь и уважение...
Необычная история - Нилс Беттифлора
29.04.2013, 20.28





Наиглупейший роман из всех мною прочитанных.Ни о чем.3 балла
Необычная история - Нилс БеттиНа-та-лья
3.07.2015, 14.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100