Читать онлайн Молчаливый профессор, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Молчаливый профессор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 6



     Мередит терпеливо слушал, как Меган объясняла ему, что некоторое время ему придется жить в другом месте.
     — Это ненадолго, — обещала она. — Когда я вернусь и найду другую работу, я сразу заберу тебя. Я буду без тебя скучать.
     Она прижала его к себе, Мередит громко запротестовал, но, когда Меган легла спать, он, как всегда, забрался к ней, свернулся клубочком и замурлыкал. С ним было очень уютно.
     Меган не знала, как сообщить профессору о своем решении. Она могла бы написать записку и оставить ее у вахтера, но это ей показалось невежливым. В то же время она была очень занята и никак не могла вырваться в лабораторию, чтобы поговорить с профессором, да и если он окажется занят, опасалась она, он будет с ней резок. Выход из положения был найден, когда мистер Брайт во время обхода больных попросил дополнительные результаты анализов, еще не занесенные в историю болезней пациентов.
     — Позвоните профессору ван Белфелду и узнайте, не готовы ли они.
     Его обычное «Ван Белфелд у телефона» прозвучало весьма холодно. Меган передала профессору просьбу мистера Брайта, и он пообещал тотчас прислать необходимые результаты исследований.
     — Скажите мистеру Брайту, что они недостаточны. Я поговорю с ним позднее.
     — Благодарю вас, сэр, — ответила Меган.
     А он спросил коротко:
     — Так вы собираетесь принять мое предложение поработать в детском доме?
     — Право же... — начала Меган, но тут же оборвала себя: — Я очень занята сейчас. Мистер Брайт ждет...
     — Но чтобы сказать «да» или «нет», нужна всего секунда, — мягко возразил он.
     Она резко бросила «да», но тут же пожалела; а с его стороны было некрасиво таким образом подгонять ее.
     — Я приду к вам сегодня вечером, — сказал он и повесил трубку.
     Она вернулась в отделение, где ее ждал мистер Брайт, вся красная, с горящими от негодования глазами. Мистер Брайт посмотрел на нее поверх очков.
     — Вас что, погладили против шерсти? А результаты готовы?
     — Их уже послали вам, сэр. И у меня все в порядке, благодарю вас.
     — Горячность идет вам, Меган, — заметил мистер Брайт, и Меган, чьи щеки стали остывать, снова покраснела под взглядами ординатора и старшего хирурга.
     «Вот они, мужчины...» — подумала Меган, становясь опять умелой и знающей старшей сестрой.
     Обход закончился, мистер Брайт удалился в сопровождении своих многочисленных ассистентов, а она пошла в свой кабинет. Обед для больных привезут минут через десять, и пока можно заняться расписанием дежурств на следующие две недели. Она взяла было ручку, но тут же положила ее. Сегодня вечером к ней придет этот ужасный человек, и надо будет предложить ему хотя бы чашку чая, а у нее даже печенья нет. На ужин она решила сделать салат — в холодильнике осталось немного ветчины, к тому же она не знала точно, когда профессор придет, а холодное блюдо можно приготовить за несколько минут. Она все еще не начала составлять расписание, когда пришла Дженни с сообщением, что обеды привезли и пора их разносить пациентам.
     Дженни освобождалась после обеда.
     — Ты куда-то собралась? — спросила ее Меган и, услышав утвердительный ответ, попросила купить немного печенья. — У меня совсем не осталось, а в магазине, когда я кончу работать, будет много народу. Любое, какое попадется, купи, пожалуйста... Лучше чайное или диетическое...
     — У тебя прием? — поинтересовалась Дженни.
     Меган примеряла шляпку перед зеркалом и не обернулась.
     — С таким-то печеньем... Но иногда забежит кто-нибудь на чашку чая, тогда такое печенье и будет кстати.
     Она пошла в палату раздавать обед, затем сама пообедала в столовой и так охотно приняла участие в обсуждении последней моды, что ее друзья единодушно заключили: Меган пришла в себя после разрыва с Оскаром.
     — Хотя, — заметил кто-то, когда Меган направилась к себе в отделение, — выглядит она так, будто чем-то взволнована.
     Сама же Меган решительно не желала волноваться. Из нее, как она считала, вытянули силой согласие на работу, к которой она вовсе не стремилась. Если она покинет Регентскую больницу, то только ради работы не худшей или даже лучшей, чем ее нынешняя. Она так и скажет профессору, когда он придет сегодня вечером. Она была слишком занята, чтобы придумывать подходящие случаю выражения, но, когда ее дежурство закончится и она отправится домой с печеньем к чаю, она найдет нужные слова, чтобы вежливо отказаться. Уже дома, убирая уголок Мередита, пока на плите кипел чайник, она вслух повторяла то, что скажет профессору. Она постарается оставаться спокойной, не забудет поблагодарить его за заботу о ней и интерес к ее судьбе, предложит ему кофе с печеньем. Обдумывая свои планы, она ставила на поднос чашки и блюдца, на плиту — кастрюльку с молоком, разложила печенье на тарелке. Ужин мог быть еще не скоро, и Меган съела пару печений, запив их чашкой чая.
     Затем помыла чашку, причесалась, нанесла макияж. Профессора все не было, и она решила, что успеет кое-что простирнуть. Если он вышел из больницы в обычное время, он вот-вот должен явиться, но, возможно, он сначала поехал домой, чтобы полакомиться деликатесами, приготовленными миссис Трамбл. Вспомнив о еде, Меган почувствовала голод и взяла еще одно печенье. Поэтому, когда раздался стук, она с полным ртом схватила полотенце, вытирая с рук мыльную пену, и устремилась к двери, чтобы впустить профессора как можно скорее, пока любопытные соседи не прильнут к своим окнам.
     Открыв дверь, она наконец проглотила злополучное печенье и, все еще вытирая руки, поздоровалась с профессором.
     — С машиной ничего не случится?
     Он немного отодвинулся, чтобы она увидела улицу: в машине сидело четверо мальчишек.
     — Машина в надежных руках, — ответил он. — Вы не ждали меня?
     Меган почувствовала неловкость.
     — Разумеется, ждала, но вы не сказали, когда придете, а у меня много дел. Во всяком случае, вы припозднились.
     Он промолчал, только взглянул на нее, а Меган подняла Мередита с кресла и сказала:
     — Присаживайтесь, пожалуйста. Не хотите ли кофе?
     — С удовольствием.
     Взяв у нее из рук кота, он посадил его к себе на колени.
     — Каким красавцем он стал!
     Вскипятив молоко, Меган всыпала растворимого кофе, размышляя, когда ей произнести приготовленную речь: сейчас или когда он будет пить кофе. Пожалуй, за кофе лучше. Она решила подождать, подала кофе и печенье.
     — А, чайное, — пробормотал профессор, мое любимое.
     Он сказал это как-то мимоходом, и Меган не поняла, так ли это на самом деле, но вскоре убедилась, что так, потому что он съел все печенье, что было на тарелке.
     Меган налила еще кофе и положила на тарелку остальное печенье, он съел почти все.
     — Может быть, вы хотите сандвичи? — встревожилась Меган.
     — У меня сегодня не было времени на ланч, — объяснил он.
     — А я не ужинала. Не возражаете, мы могли поужинать вместе, если только вы не собираетесь домой. Наверное, миссис Трамбл будет ждать вас? — Она встала с кресла. — У меня только холодная ветчина и салат, но я могу приготовить тосты с сыром.
     Ноздри его красивого носа дрогнули.
     — Ничего не может быть вкуснее. Разрешите, я займусь салатом и послежу за тостами.
     Меган пошла на кухню.
     — Вы умеете готовить?
     — Видите ли, моя мама придерживалась мнения, что мальчики тоже должны себя обслуживать. Так что первое яйцо я сварил в самом нежном возрасте, конечно, под ее наблюдением.
     Меган постаралась скрыть улыбку.
     — Если вы действительно хотите мне помочь, займитесь, пожалуйста, тостами.
     В тесной кухне им двоим не хватало места, к тому же Мередит непременно желал участвовать в приготовлении ужина, и его то и дело приходилось отправлять в комнату. Несмотря на высокий рост, движения профессора были очень сдержанны, натирал ли он сыр, поджаривал ли тосты на маленькой плите. Меган приготовила салат, поставила его на стол, подала профессору две тарелки и достала ветчину из холодильника. Ветчины было маловато, и Меган сначала испугалась, что ему не хватит, но тут же с облегчением вздохнула, вспомнив, что у нее оставался кекс, еще вполне сохранившийся, во всяком случае, он поможет утолить голод.
     Наконец они сели, сначала взялись за тосты — он запивал пивом, она тоником — и, съев все до последней крошки, принялись за ветчину и салат.
     — Вы прекрасно стряпаете, — заметила Меган. — Что еще вы умеете?
     — Заваривать чай — это особое искусство в Англии, варить яйца и жарить бекон.
     Меган совершенно забыла, зачем он пришел. Они пили кофе с кексом и разговаривали о чем придется.
     — Вы превосходная кулинарка, Меган.
     Он откинулся на спинку кресла, и Мередит тотчас же вспрыгнул к нему на колени.
     — Спасибо, но, когда вы голодны, любая пища покажется деликатесом.
     Она поставила локти на стол, положила подбородок на кисти рук и почувствовала себя очень уютно. Профессор оказался приятным гостем, не требовал особого внимания, говорил тихим размеренным голосом, который действовал на Меган умиротворяюще. Словом, ей было хорошо в его обществе... Внезапно она спохватилась:
     — Вы пришли поговорить со мной насчет детского дома. Я согласилась...
     — Но как только повесили трубку, у вас появились совсем другие мысли. Это вполне естественно.
     Все ее спокойствие и безмятежность тотчас улетучились, и она язвительно заметила:
     — Если вы знали это, зачем же затрудняли себя?
     — Потому что вы реагируете на мое предложение точно так, как я ожидал, и если вы будете совершенно честны перед собой, поймете, что вам в самом деле лучше на время уехать.
     Меган молчала, и профессор продолжал:
     — Вам полагается отпуск, и мне кажется, что все складывается как нельзя лучше для вас... У вас есть паспорт? Вы говорили Оскару о ваших планах? Я полагаю, сказать надо, чтобы увидеть его реакцию. Если он испытает облегчение, вы окончательно убедитесь, что решили правильно. — Он встал. — Мне нужно ехать в больницу. Вы собираетесь к своим на уик-энд? Тогда я отвезу вас и заеду за вами в воскресенье вечером. — Он вдруг улыбнулся. — Не волнуйтесь, дорогая, все устроится рано или поздно, хотим мы того или нет, такова жизнь. Спасибо за вкусный ужин. Мы непременно как-нибудь опять поужинаем.
     Она еще не ответила, по той простой причине, что он не давал ей рта открыть, а теперь решилась.
     — На уик-энд я поеду сама, но вам спасибо за то, что предложили подвезти меня.
     — Ждите меня в восемь тридцать утра и не забудьте поговорить с Оскаром, — уже в дверях сказал профессор.
     — Я... я еще не решила... — начала было Меган, но не успела закончить — он поцеловал ее и вышел.
     Она смотрела, как он разговаривает с мальчишками, дает им мелочь и, прежде чем уехать, как всегда, машет ей рукой на прощание.
     — Никогда не встречала человека, который бы так раздражал меня, — поделилась Меган с Мередитом. — Впрочем, целуется он очень приятно. — Она помолчала и добавила: — Но ему меня не обмануть...
     И все же, когда на следующий день, идя с обеда, Меган встретила Оскара, она рассказала ему о своих планах относительно детского дома.
     Оскар так горячо поддержал ее, что Меган даже пришла в замешательство.
     — Тебе необходимо встряхнуться, — с воодушевлением говорил он. — Вырваться из круга привычной жизни... — Он помолчал. — Ты знаешь, я очень привязан к тебе, Меган; мы разорвали помолвку, но твоя судьба меня по-прежнему интересует... я по-братски люблю тебя... Кто знает? Может быть, ты встретишь достойного человека, подружишься с ним, выйдешь замуж...
     Его слова возмутили Меган, он говорил с нею, как с пожилой женщиной, отчаявшейся найти себе мужа.
     Совершенно бесстрастным тоном она ответила:
     — Возможно, и выйду.
     В отделение же вернулась раздраженная. Казалось, все сговорились услать ее отсюда подальше. В субботу она узнает, что думают об этом ее родители. Вполне возможно, они скажут, что она уже достаточно взрослая, чтобы самой решать свои проблемы, и будут правы. Но если профессор думает, что по дороге ему удастся уговорить ее, он ошибается.
     Дежурство она закончила в плохом настроении, совсем рано легла спать, но, как это ни странно, хорошо спала всю ночь.
     Профессор не стал ее уговаривать. Он заехал за ней в субботу утром, водрузил Мередита на заднее сиденье, убедился, что Меган устроилась удобно, и тронул машину.
     Утро выдалось чудесное. Меган надела новый костюм из хлопчатобумажного трикотажа, жакет был золотисто-желтый, а длинная юбка — в золотистых и шоколадно-коричневых тонах с жемчужно-серой искрой. Но погода могла измениться, и Меган взяла с собой коричневый плащ. Когда она открыла дверь, профессор оглядел ее, но ничего не сказал. Меган заметила этот взгляд, и настроение ее сразу улучшилось.
     В дороге они почти не говорили, лишь время от времени обменивались ничего не значащими замечаниями, и Меган, глядя на его большие красивые руки, лежавшие на руле машины, отдалась своим мыслям. Она не могла бы точно сказать, когда поняла, что он ей нравится. Он всегда был добр к ней и по счастливой случайности оказывался рядом именно тогда, когда был нужен. Конечно, характер у него был властный, но в отличие от ее знакомых мужчин он никогда не давал воли своему гневу и раздражению. Достаточно нетерпимый, в этом она не сомневалась, он умел владеть собой, держать себя в руках, поэтому, когда сердился, становился холодным и язвительным.
     Не поворачиваясь к ней, профессор спросил:
     — О чем вы думаете, Меган?
     — Так, ни о чем, — быстро ответила она, застигнутая врасплох.
     Как приятно было снова оказаться дома, и она с удивлением поняла, что ей очень хотелось бы, чтобы профессор остался на весь день. Но он пробыл всего полчаса, беседуя за чашкой кофе с ее родителями, и, сославшись на неотложные дела в Лондоне, сказал, что должен ехать.
     — В воскресенье около восьми я заеду за вами, — обратился он к Меган, уже собираясь в обратный путь, и вежливо отказался от приглашения миссис Роднер остаться на ужин.
     Обменявшись рукопожатием с ее родителями, он дружески кивнул Меган и уехал.
     — Какой милый, — заметила миссис Роднер, глядя ему вслед.
     Меган не была уверена, правильно ли в данном случае было употребить это слово. Только вечером она рассказала родителям о предложении работать в детском доме, они слушали ее не перебивая, и, когда она закончила, отец спросил:
     — Ты хочешь знать наше мнение или ты уже решила, как тебе поступить?
     — Я сказала профессору, что согласна, потом стала сомневаться, но он, кажется, думает, что я все же склонна поехать. Он считает, что это хорошая идея, — добавила она и продолжала как-то неуверенно: — Но если я и поеду, то ненадолго, а что я буду делать потом?
     — Что ж, дорогая, мне тоже кажется, что покинуть Регентскую больницу и в самом деле неплохая мысль. Во многих больницах ты можешь получить точно такую же должность, и, кроме того, ты всегда сможешь пожить у нас недельку-другую, пока не определишься.
     — А ты не хочешь поговорить об этом с Мелани? — ласково спросила миссис Роднер. — Она сейчас у Хауэллсов. Сьюзен Хауэллс будет подружкой у нее на свадьбе.
     — Пожалуй, не стоит, — тихо проговорила Меган. — Она расстроится. Лучше я ей скажу, когда все будет окончательно решено. — Меган вздохнула. — Я говорила с Оскаром. Он одобрил предложение профессора... — Она вопросительно посмотрела на отца. — Так ты думаешь, я должна ехать в Голландию?
     — Сначала скажи, почему ты сперва согласилась, а потом изменила свое решение?
     — Скорее всего, потому, что разозлилась, когда профессор принял мое согласие как само собой разумеющееся... Он был уверен, что я отвечу «да»...
     — Что ж, вполне естественная реакция, о которой ты, возможно, жалеешь. — Мистер Роднер улыбнулся.
     Меган кивнула, соглашаясь с отцом.
     — Завтра, когда он приедет, я скажу ему, что согласна...
     — И когда же ты едешь? — осведомилась мать. — Как у тебя с одеждой?
     Иногда разговор о туалетах успокаивает так же, как чашка чаю...
     — Детский дом находится в уединенном месте, на берегу моря, недалеко от города Кастрикум, так что ничего особенного мне не понадобится.
     — Наверное, ты будешь носить форму этого заведения? Ты говорила, что профессор в совете директоров, так он, вероятно, знает. Он часто бывает там? — так и сыпала вопросами бесхитростная миссис Роднер.
     — Не думаю, чтобы у него было для этого время. Можно быть в совете директоров детского дома и только изредка туда наведываться, не так ли? Он говорил, что у себя в Голландии работает где-то консультантом, но я не знаю, где. У него может быть и частная практика.
     — И все-таки поговорим о твоем гардеробе, — настаивала миссис Роднер, и остаток вечера они провели, обсуждая эту волнующую тему, отвергая ненужное и оставляя то, что могло пригодиться в Голландии.
     Профессор, как и обещал, приехал в воскресенье вечером. Миссис Роднер предложила ему кофе и, пользуясь отсутствием Меган, целых полчаса расспрашивала его о детском доме, где предстояло работать ее старшей дочери. Профессор терпеливо и подробно отвечал на все ее вопросы. А Меган пришлось поехать за Мелани, которая позвонила незадолго до того, как приехал профессор, и попросила сестру заехать за ней, потому что сломалась машина Хауэллсов. Меган на отцовской машине отправилась к Хауэллсам, рассчитывая скоро вернуться. Однако ей пришлось задержаться, минут десять она проговорила с Хауэллсами — своими старыми друзьями.
     Когда они приехали домой, у Меган вырвалось с досадой:
     — Он уже здесь... — И она помчалась в гостиную; Мелани едва поспевала за ней.
     Встав, профессор приветливо поздоровался. Затем заговорил с Мелани. О детском доме никто не упоминал, и Меган вздохнула с облегчением: вероятно, мать не успела расспросить профессора; правда, миссис Роднер сообщила, что профессор дал ей два специальных средства от тли, видимо, об этом они и беседовали.
     В счастливом неведении Меган выпила кофе и вскоре сказала, что готова ехать в Лондон, если профессор не возражает. Она посадила Мередита в корзину, попрощалась с родными и стояла, ожидая, когда он им всем пожмет руки, а профессор еще успел чем-то насмешить Мелани и лишь тогда пошел к машине.
     Почти сразу, едва они отъехали, он заговорил, и говорил о чем угодно, переходя от одной темы к другой, но только не о ее поездке в Голландию и работе в детском доме. Когда они уже подъезжали, Меган сама без всякого вступления вдруг сказала:
     — Я поеду... поеду работать в ваш детский дом. Все считают, что это удачное решение.
     — А вы, Меган, вы как считаете?
     — Я тоже так считаю. Жаль, что я не сразу это поняла. Вы были так внимательны, а я доставила вам столько хлопот.
     — Я бы сделал то же самое для любого, — очень серьезно заверил он ее.
     Подъехав к дому, он, как всегда, отпер квартиру, включил свет, осмотрел дверь на кухню и окно, но не стал задерживаться и, уходя, сказал:
     — Позвольте, я повидаюсь со старшей сестрой больницы, прежде чем вы станете с ней говорить.
     И когда Меган с удивлением взглянула на него, добавил:
     — Вам не стоит объяснять ей причины своего решения уволиться. Она, конечно же, знает о вашем разрыве с Филдингом, и нет никакой необходимости напоминать ей о нем. — Он открыл дверь. — Я не хочу, чтобы вы снова пережили все это. Вам и так досталось... — Он положил руку ей на плечо. — Увидимся на следующей неделе.
     Когда профессор ушел, Меган почему-то расплакалась.
     Ей не понадобилось просить старшую сестру больницы о встрече. На следующий день Меган вызвали. В отделении все было спокойно, обе младшие медсестры, работавшие неполный день, находились на дежурстве. Меган поправила шапочку, манжеты, одернула темно-синюю форму (Регентская больница была одной из тех больниц, где еще сохранялась эта форма, которую многие считали устаревшей) и поспешила в кабинет. Беседа их оказалась на редкость короткой, старшая медсестра больницы, раздражительная и деспотичная особа старой закалки, встретила Меган приветливо и на удивление дружески пожелала ей удачи.
     — Нет ничего полезнее перемен. И тот, кто стремится расширить поле своей деятельности, достоин похвалы. А когда вернетесь, сестра, непременно зайдите ко мне, я вам дам рекомендации в несколько больниц, расположенных не в Лондоне. Вы здесь проработали достаточно, чтобы себя зарекомендовать, и можете быть уверены, что получите отличную характеристику от меня и от администрации больницы.
     Старшая сестра протянула руку, которую Меган с радостью пожала. Пока, кроме обычного приветствия, она не произнесла ни слова, теперь же искренне поблагодарила старшую сестру и, попрощавшись, вышла из кабинета. Уже через неделю она могла уехать. По всей видимости, профессор все уладил, хотя старшая сестра ни словом не обмолвилась об этом. Вернувшись в отделение, она нашла у себя на столе записку. Профессор ван Белфелд просил ее позвонить как можно скорее.
     Его быстрое «Ван Белфелд у телефона» звучало, как всегда, по-деловому сухо.
     — Это я, — сказала Меган, — вы просили меня позвонить.
     — Я буду у вас вечером, часов в семь. Не беспокойтесь об ужине, я кое-что привезу с собой. За ужином и поговорим.
     Едва она успела ответить: «Хорошо», как он повесил трубку.
     Дженни сменила ее в пять часов, но она не сразу пошла домой. Еще нужно было заполнить журнал дежурств, проверить список оперируемых назавтра, просмотреть амбулаторные карты пациентов. Только около шести Меган ушла из больницы, и поскольку профессор точного времени не назвал, она покормила Мередита, поставила на поднос чашки для кофе и накрыла стол. Затем занялась собой. Причесавшись и нанеся легкий макияж, она прикинула, стоит ли переодевать платье спортивного покроя красивого медового цвета, которое было на ней. И тотчас решила, что времени на это уже нет — профессор может прийти в любую минуту, и вообще вряд ли он замечает, что на ней надето.
     — У нас это уже входит в обычай, — объяснила она Мередиту, который сидел в кресле и усердно водил лапой по усам, — наверное, придется готовить ужин из продуктов, которые он принесет.
     Прервав свое занятие, Мередит задумчиво посмотрел на нее, потом снова стал мыться и не услышал, как вскоре постучали в дверь.
     Вошел профессор, поздоровался и поставил на стол пластиковый пакет.
     — Не закрывайте, пожалуйста, дверь, — попросил он, — сейчас принесу остальное.
     Вернувшись с картонной коробкой, он поставил ее рядом с пакетом, закрыл дверь и отнес коробку на кухню.
     — Чтобы соседи не видели, я спрятал бутылки в пакет. Их можно поставить в холодильник?
     Он выпрямился, сразу заняв собой едва ли не всю крохотную кухню, и снял крышку с коробки.
     — Все холодное, — объявил он. — Я попросил миссис Трамбл дать мне с собой только то, что можно сейчас же подавать на стол.
     Меган остановилась в дверях, так как в кухне двоим не хватало места.
     — Как мило, — протянула она, и было не совсем понятно, кого она имеет в виду: профессора ли, который заказал ужин, или же его экономку, которая все это приготовила. — Позвольте, я распакую.
     Он поставил вино в холодильник и уселся с котом на коленях, пока она занималась коробкой.
     — О небо, да это ж рог изобилия.
     — Согласен. Я предупредил миссис Трамбл, что мы, очевидно, будем голодны.
     Она извлекла из коробки суп вишисуаз
l:href="#n_5" type="note">[5]
, дрожжевой пирог со свининой, заливное из цыплят, яйца, сваренные вкрутую, подливу из яблок, чеснока и орехов. Каждое блюдо в своей упаковке, а яблочный пирог с горшочком сливок был завернут в белое полотенце. Не забыла миссис Трамбл положить и несколько булочек с хрустящей корочкой и к ним маленький горшочек с маслом. Все эти яства Меган разложила на тарелки и блюда.
     — Когда будем ужинать? — спросила Меган, глотая слюнки.
     — Как только все это окажется на столе. Может быть, сначала выпьем?
     Он прошел на кухню и взял бутылку из холодильника.
     — Возможно, оно еще недостаточно холодное, хотя миссис Трамбл и охлаждала его.
     — Шампанское! — воскликнула Меган. — Но это только для дня рождения.
     — Для торжественных событий тоже, — улыбнулся он. — Принесите бокалы, дорогая.
     У Меган не было бокалов для шампанского, а только для вина, купленные в «Вулвортсе»
l:href="#n_6" type="note">[6]
.
     — Торжественных событий?
     — Да, торжественных! А разве новая работа в новой стране не повод выпить шампанского?
     Он открыл бутылку, налил бокалы и протянул ей один. Меган отхлебнула немного.
     — Я плохо разбираюсь в винах, но это, кажется, очень хорошее.
     Он сдержанно согласился. «Боллинджер» 1985 года было замечательным шампанским, но он не собирался говорить ей об этом, вполне достаточно, что вино ей понравилось. Он вновь наполнил бокалы и поставил их на стол. Меган пошла за супом.
     И лишь когда они приступили к заливному, он спросил:
     — Ну, что, старшая сестра больницы предложила вам свою помощь?
     — Да, она была сама любезность, сказала, что, учитывая обстоятельства, я могу уехать уже через неделю. А что вы ей такого наговорили?
     — Я спросил, не может ли она отпустить вас как можно быстрее, потому что вам было бы удобнее поехать в Голландию вместе со мной. Только и всего.
     Он налил еще немного шампанского.
     — А теперь давайте обсудим детали.
     Они закончили ужин, и Меган сварила кофе. Насколько она могла понять, ей оставалось только сложить вещи, взять паспорт и попрощаться.
     — Все оказалось так просто, — проговорила она, — я думала, расстаться с Регентской больницей будет куда сложнее...
     Профессор согласился, но не сказал Меган, сколько времени он потратил, обдумывая все досконально, связывая концы разных нитей, чтобы достичь этой легкости и простоты.
     Вскоре он приготовился уходить, но сначала собрал пустые упаковки, вытер кофейные чашки, которые вымыла Меган, и только тогда, пожелав ей спокойной ночи, отправился домой. Комната сразу опустела, и Меган объяснила коту, что профессор занимает места гораздо больше человека нормального роста, потому что очень высокий.
     Она хотела спросить профессора, увидятся ли они в Голландии, но у него была привычка пропускать мимо ушей вопросы, на которые не хотелось отвечать. Он был слишком хорошо воспитан, чтобы резко ответить, но по сути это было то же самое.
     Меган легла спать, думая о том, что их отношения с профессором становятся все более дружескими, и призналась себе, что не хотела бы терять эту дружбу.
     На следующий день ее дежурство начиналось в десять часов, и у нее было время позвонить матери.
     — Ну вот все и устроилось, — сказала миссис Роднер, и в ее голосе послышалось облегчение.
     Меган это удивило, но она тут же поняла, что если уедет на время, то упростит ситуацию для Оскара и Мелани, которые, возможно, еще чувствовали свою вину перед ней.
     — Вероятно, профессор рад, что едет домой, — продолжала миссис Роднер. — Как бы он ни был поглощен здесь работой, он, конечно, скучает без своей семьи.
     Меган согласилась с матерью, и, поболтав еще несколько минут, они попрощались. До сих пор профессор был для нее тем, кто обязательно оказывался рядом, когда был ей особенно нужен, и оставался при этом неизменно бескорыстным и дружески расположенным, теперь же мать почувствовала, что положение меняется, и напомнила дочери об этом. Меган понимала, что профессор интересует ее и что ей хочется узнать о нем побольше, что встречи с ним ей очень приятны. Однако она решила, что в Голландии станет избегать его, поблагодарит за помощь и доброту, но встречаться с ним не будет, хотя эта мысль и огорчала ее.
     Когда после обеда пили чай, Меган сообщила Дженни, что уходит из больницы. Было время посещений; послеоперационных больных уже осмотрели, они находились в одноместных палатах под постоянным наблюдением младшей медсестры. Другая дежурная сестра присматривала за остальными пациентами. Меган шла по отделению медленно, чтобы все, кто хотел побеседовать с ней или о чем-то спросить, могли сделать это. Такая система была очень удобной, так как родственникам пациентов не приходилось ожидать, пока она освободится, они тут же могли обратиться к ней со своими вопросами.
     Оставив Дженни размышлять над услышанным, Меган отправилась проведать послеоперационных больных. Все три женщины спали. Она проверила у них пульс, убедилась, что капельницы работают нормально, осмотрела повязки и снова пошла по отделению, останавливаясь, когда ее о чем-нибудь спрашивали. Минут через двадцать она вернулась в кабинет, где Дженни заваривала свежий чай, и села к столу.
     — А кто займет твое место? — спросила Дженни.
     — Я рекомендовала тебя. Ты здесь работаешь два года и сможешь вести отделение не хуже меня. Миссис Джеффс, работающая неполный день, спрашивала, нельзя ли ей перейти на полный. Ее сын посещает школу-интернат, а мужа уволили по сокращению штатов. Ведь она тебе нравится, не так ли? Уверена, вы сработаетесь. Сегодня я буду говорить об этом, но сначала решила поговорить с тобой, узнать, согласна ли ты.
     Дженни была согласна, однако спросила:
     — Ты в самом деле должна уехать? Наша больница находится в жутком районе. Зато здесь близко магазины, театры. Ты не будешь скучать?
     — Конечно, буду — по друзьям, по отделению, я же здесь довольно долго проработала, но меня ожидает что-то новое, возможно, интересное.
     — Как ты думаешь, почему профессор ван Белфелд выбрал именно тебя? Ведь наверняка в Голландии он знает многих медсестер, он... — Она остановилась и покраснела. — О, прости... Кажется, понимаю.
     — Я уезжаю не потому, что не хочу, чтобы Оскар и Мелани поженились, а потому, что, если я уеду, им будет легче. — Она говорила совершенно спокойно. — Кроме того, я действительно хочу сменить обстановку. — Меган посмотрела на часы. — Посетителям пора уходить. Пожалуйста, дай звонок. А я еще раз обойду отделение.
     День за днем проходили в делах и заботах, и все это время Меган не видела профессора. Все хлопоты, связанные с новой работой, он просил предоставить ему, она так и сделала. На выходной ездила к родным на своей маленькой машине и провела день, укладывая вещи, которые собиралась взять в Голландию. Весна уже кончалась, и хотя лето было совсем близко, она положила в чемодан шерстяные свитера, длинную юбку из джерси и несколько блузок.
     — Говорят, в Голландии часто идут дожди, предупредила ее миссис Роднер, и Меган взяла с собой плащ и пару туфель на толстой подошве.
     Мелани помогала ей собираться, вернее, сидела на кровати и разговаривала с сестрой, пока Меган аккуратно складывала платья.
     — Ты приедешь к Рождеству, Мег?
     — Думаю, да. И вероятно, к этому времени у меня уже будет новое место. — Меган внимательно рассматривала платье из вуали в зеленовато-желтых тонах. — Как ты считаешь, в Голландии мне представится случай его надеть?
     — А почему нет? У тебя появятся знакомые, ты будешь с ними ходить развлекаться. Обо всем напиши, ладно? Оскар говорит, что ты все еще расстроена, но ведь там ты встретишь новых друзей... Как ты думаешь, вы с профессором будете часто видеться?
     — Возможно, мы вообще не увидимся. Я не знаю, где он там живет, и кроме того, у него семья — жена, дети.
     Мелани нахмурила брови.
     — А мне по-прежнему кажется, что он не похож на женатого.
     Хотя Меган тоже нахмурилась, у нее сердце екнуло, когда она услышала слова сестры. Ничего ей не ответив, она стала прикидывать, куда лучше пристроить Мередита, пока ее не будет.
     — Я привезу его перед самым отъездом, тогда мы и попрощаемся. Мы отплываем во второй половине дня.
     Быстро пролетели последние дни в Регентской больнице. Друзья устроили Меган прощальный вечер в «Доме медсестер», и она возвратилась домой со множеством подарков, а в самый последний день от медсестер отделения Меган получила еще маленький дорожный будильник. Она обошла все палаты, попрощалась с пациентами и затем обнялась с Дженни, на глазах которой блеснули слезы.
     — Мне будет не хватать тебя, Меган. Я надеюсь, что справлюсь с работой, и еще я очень хочу, чтобы ты была счастлива. Когда вернешься, заходи к нам, договорились?
     — Дорогая Дженни, я не сомневаюсь, что ты будешь отлично работать, и, конечно, мы увидимся, когда я вернусь. Я тебе напишу...
     Она уже уходила, когда раздался телефонный звонок и ее попросили зайти в лабораторию. Она тотчас же пошла наверх, обуреваемая мрачными мыслями, что в последнюю минуту, взвесив все обстоятельства, профессор, очевидно, изменил свое решение или же детский дом отказался от ее услуг. Эти мысли без труда можно было прочесть на ее красивом лице.
     Профессор что-то писал за своим столом и при виде Меган встал.
     — Простите, что заставил вас подняться сюда, но мне необходимо закончить кое-какие отчеты, а времени совершенно не хватает. Я отвезу вас с Мередитом завтра. Будьте готовы к восьми часам. Полагаете, его лучше оставить у ваших родных?
     — Да, но, право же, нет необходимости... — начала Меган.
     — Умоляю, пощадите мое время, Меган. — В его голосе прозвучали нотки раздражения. — Сделайте все, как я прошу. Может быть, миссис Роднер будет столь любезна и приготовит нам кофе и сандвичи. Тогда нам не понадобится останавливаться в пути.
     — Хорошо, сэр. Я буду ждать вас утром. Уверена, что мама с удовольствием приготовит нам что-нибудь в дорогу. — Она открыла дверь. — Всего доброго, сэр.
     Он обернулся.
     — Всего доброго, Меган.
     А почему, собственно, он должен вести себя иначе? — рассуждала Меган по дороге домой. Он протянул ей руку помощи, устроил на новую работу и считает свою миссию законченной. Меган поужинала, позвонила матери и предупредила ее, что приедет утром вместе с профессором. Она открыла банку сардин для Мередита — ведь это был их прощальный ужин. Она станет скучать без него, но в доме родителей ему, конечно, будет хорошо, а когда она вернется в Англию и устроится на новую работу — заберет его к себе.
     Меган уже уложила свои вещи, поговорила с хозяином квартиры и расплатилась с ним, завтра утром она оставит ключи соседям. Поставив будильник на шесть часов, она легла. Мередит, как обычно, подобрался поближе к ней, возможно думая, что она его не замечает. Убаюканная его ласковым мурлыканьем, она скоро заснула.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Молчаливый профессор - Нилс Бетти



прочла два романа автора, которые оказались братьями близнецами. абсолютно один и тот же сюжет. но тем не менее оба мне понравились. очень мило и душевно. рекомендую. без эротики
Молчаливый профессор - Нилс Беттиинга
27.11.2011, 18.32





Роман мне понравился.Это 20 век. ВСЕ ЧИННО-БЛАГОРОДНО!rnНо в этом тоже есть своя прелесть.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиЛюдмила
17.04.2013, 15.43





Задумка интересная, а исполнение нереально скучное. У автора дар усыплять людей.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиВиктория
27.11.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100