Читать онлайн Молчаливый профессор, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Молчаливый профессор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 5



     Не раз Меган убеждала себя, что вовсе не собирается ехать в пятницу с профессором, однако вдруг обнаружила, что стоит перед шкафом и выбирает, что бы такое надеть понаряднее, чтобы выглядеть как можно лучше. Пожалуй, она остановится на коротком сером жакете и плиссированной юбке. Этот наряд достаточно элегантен и идет ей. Она приготовила эти вещи на утро, легла спать, но через полчаса поднялась, убрала все обратно в шкаф и достала темно-коричневую вельветовую юбку, шелковую блузку цвета ржавчины и коричневый кардиган с воротником-шалькой: Ведь она предполагала погулять, покопаться в саду, так что глупо было наряжаться. И тут комок вдруг подступил к горлу: ей вообще не стоило наряжаться, разве был у нее кто-нибудь, ради кого это стоило делать? Она снова легла и скоро заснула. Однако ночью несколько раз просыпалась и наутро выглядела едва ли лучшим образом, хотя и приложила все усилия, чтобы это скрыть. Поэтому, когда она открыла постучавшему в дверь профессору, он тотчас заявил:
     — Вы снова плакали. Тем более стоит провести этот день в деревне.
     Он посадил начавшего было возражать Мередита в его корзинку, повел Меган к машине и помог ей сесть. Затем, поставив корзинку с котом на заднее сиденье, сел рядом с Меган.
     — Мы поедем кружным путем, хорошо? Когда вас ждут?
     — Если я еду на своей машине, я обычно приезжаю около одиннадцати.
     — Прекрасно. Мы поедем через Хай-Уайкомб, а затем свернем. У вас будет время рассказать мне, почему вы выглядите такой расстроенной.
     — Я не расстроена, профессор. Просто немного устала.
     — Если вас больше это устраивает, объясните, почему вы немного устали? — Он мельком взглянул на нее. — У вас слишком много работы?
     — Нет, конечно, — резко ответила она. — Я выполняю эту работу уже почти пять лет...
     — Вам нужно сменить обстановку, вырваться из привычного круговорота.
     — Таким образом вы тактично даете понять, что теперь, когда мы с Оскаром разорвали помолвку, мне было бы лучше покинуть Регентскую больницу. — Меган повысила голос.
     — Ничего подобного. Вы прекрасная палатная сестра, и я бы первый пожалел, если бы вы ушли.
     — Но вы сами мне только что предложили...
     — Уйти? Да. — Он говорил спокойно. Он почти всегда говорил спокойно. — Но решать вы должны сами. Как только вы встречаете Оскара — а, работая в больнице, вы не можете его не встречать, — вы нервничаете и плачете, и не потому, что вы его любите, а потому, что вас мучают воспоминания, а это, Меган, пустая трата времени.
     Сначала Меган возмутилась до глубины души. Она не хотела соглашаться с профессором, но, конечно же, он прав, хотя это и означает, что ей придется оставить работу в этой больнице, — работу, которую она любила, которую выбрала, как она считала, на всю жизнь, и начинать сначала, вдали от Лондона, где-то, где она может встретить Оскара разве что случайно. Она уже стала перебирать в уме места, куда могла бы поехать, когда профессор прервал ее размышления.
     — Забудьте об этом, — тихо сказал он. — Радуйтесь сегодняшнему дню. Я сейчас сверну, и мы поедем по красивой дороге. А что вы собираетесь делать дома?
     — Поработаю в огороде, погуляю с Мелани. Мама, конечно, угостит чем-нибудь вкусным.
     Они ехали по проселочной дороге, по обеим сторонам которой росли деревья, а дальше расстилались поля. Небо было голубым, но дул бодрящий ветерок, и на горизонте собирались облака.
     — Отличная погода для прогулки, — заметил профессор, — и вам совсем не повредит как следует закусить. Вы похудели за последние дни.
     Меган покраснела и пожалела в глубине души, что была с ним откровенна. Его тон был совершенно бесстрастен, так говорят врачи со своими пациентами. Она смотрела в окошко и не заметила его быстрый взгляд и легкую улыбку.
     В половине одиннадцатого они подъехали к дому ее родителей. Меган не предупредила мать, что приедет с профессором, поскольку до последней минуты была уверена, что не поедет с ним. Однако миссис Роднер ничем не показала своего удивления, увидев его «роллс-ройс», она вышла их встретить, обняла дочь и повернулась к профессору:
     — Я рада вновь увидеть вас. На этот раз вы обязательно останетесь выпить кофе. — Она повела гостей в дом. — Вы в самом деле никуда не торопитесь?
     Он улыбнулся.
     — Не тороплюсь, миссис Роднер.
     — Замечательно. Может быть, останетесь на ланч? До чая Меган сводит вас погулять. Не думаю, чтобы обратный путь в Лондон на такой машине занял много времени.
     Он посмотрел на Меган, молча стоявшую рядом.
     — Если мы выедем отсюда около восьми, мы будем у Регентской больницы как раз к тому часу, когда Меган ложится спать. Но я не предупредил о своем приезде, у вас могли быть какие-то дела. Я предполагал заехать за Меган вечером.
     — Оставьте, пожалуйста. Провести день в деревне пойдет вам только на пользу, конечно, если в Лондоне вас не ждет что-нибудь поинтереснее.
     Все это миссис Роднер сказала тоном, не терпящим возражений.
     — Вы очень добры, но что скажет Меган?
     Меган была хорошо воспитана и могла сказать лишь то, что сказал бы на ее месте каждый вежливый человек:
     — Уверена, тихий день в деревне будет профессору весьма полезен. — Она взглянула на него. — И будет очень мило с вашей стороны, если вечером вы отвезете меня обратно в Лондон.
     Миссис Роднер с улыбкой поспешила на кухню готовить кофе.
     — А где Мелани? — спросила Меган.
     Они сидели в гостиной. Слабый солнечный свет лился сквозь старинные французские окна.
     — Сегодня пятница, дорогая моя. Она занимается цветами в церкви, вернется, как только сможет. Я говорила тебе, что на следующей неделе они с Оскаром хотят навестить его родителей?
     Меган слегка побледнела, но голос ее звучал спокойно:
     — Надеюсь, она понравится миссис Филдинг. Мелани собирается ночевать в Лондоне перед этой поездкой?
     — Думаю, Оскар заедет за ней и они поедут прямо отсюда. — Миссис Роднер повернулась к профессору: — Вам нравится в Англии? Вы так прекрасно говорите по-английски, я даже забываю, что вы голландец. Вы часто бываете на родине?
     — Довольно часто. Мне нравится Англия, и я провожу здесь большую часть времени. Впрочем, отсюда легко добираться до Голландии.
     — Там вы тоже занимаетесь патологией?
     — В должности консультанта, как и в Регентской больнице.
     — Вы, наверное, очень заняты, и жизнь у вас такая напряженная. — Она взглянула на Меган. — У Меган — тоже, даже, пожалуй, чересчур. Ей нужны хоть какие-нибудь перемены.
     Меган чуть не захлебнулась кофе. В течение последних двух часов уже двое говорят ей о том, что она должна изменить свою жизнь. Если еще кто-нибудь ей это скажет, она, возможно, и согласится.
     Миссис Роднер встала.
     — Ну, дорогие мои, я пойду займусь ланчем. Нет, Мег, помогать мне не надо, лучше сходи в деревню, посмотри, есть ли еще у миссис Слокомб ее замечательные крекеры с сыром, а на обратном пути зайди за Мелани. — И уже в дверях добавила: — Пригласи с собой профессора, Мег. Ему, вероятно, будет интересно посмотреть деревню.
     — Может быть, вам лучше посидеть в саду? — спросила Меган.
     Стараясь быть как можно вежливей, профессор возразил, что целое утро провел, сидя в машине.
     — Пешая прогулка будет полезна нам обоим, — добавил он рассудительно, и за этой рассудительностью Меган почудилась скрытая радость.
     Деревня находилась в десяти минутах ходьбы по дороге, обсаженной деревьями; по обе стороны дороги тянулись поля, на которых паслись овцы с ягнятами.
     — Чудесно! — Профессор остановился, вдыхая воздух полной грудью. — У вас есть собака?
     — Есть, Янус. Он всегда с отцом. Мелани хочет щенка, но, если она выйдет замуж, она заберет его с собой. Мама также хотела бы завести еще собаку, но считает, что лучше подождать, пока Мелани уедет.
     — А какой породы ваша собака? — спросил он.
     — У нас был спаниель. Очень славный, его звали Флосси. Но теперь мы хотим собаку другой породы, чтобы она не напоминала нам о Флосси.
     — Конечно.
     Они дошли до деревни, пересекли лужайку и остановились возле магазина миссис Слокомб, который был и почтой, и своего рода информационным центром, куда стекались все сведения о событиях, происходящих в деревне.
     — Пожалуй, вам лучше подождать здесь. — Меган не хотела, чтобы их видели вместе, справедливо полагая, что местные сплетники тотчас возобновят пересуды о ее несостоявшемся браке с Оскаром.
     Профессор, однако, не обратил внимания на ее слова. В магазине толпился народ, и когда он открыл дверь, а старинный колокольчик возвестил об их появлении, несколько пар жадных глаз впились в них.
     Раздался хор приветствий. Профессор огляделся.
     — Вы к нам в отпуск? — спросила миссис Слокомб, перестав взвешивать сливы для жены садовника из замка.
     — Нет-нет, миссис Слокомб, просто у меня выходной.
     — И вы взяли с собой друга, милая?
     — Это мой коллега из больницы. Он любезно согласился подвезти меня.
     Миссис Слокомб покончила со сливами.
     — Очень мило, — одобрила она поступок «коллеги из больницы», женщины в магазине единодушно поддержали ее, глядя на профессора, который стоял улыбаясь, и могло показаться даже, что происходящее доставляет ему удовольствие.
     — Вы, вероятно, торопитесь, мисс Меган. У вас только один день. Я уверена, миссис Томсон не станет возражать, если я обслужу вас.
     — О, очень мило с вашей стороны. Мама просила узнать, есть ли у вас крекеры с сыром, которые она обычно покупает.
     Меган почувствовала, что краснеет, когда услышала беседу профессора с миссис Томсон — Меган знала, что эта дама никогда не кончит говорить. Сначала он ответил на ее замечание насчет того, какая чудесная стоит в этом году весна, а потом миссис Томсон спросила, откуда он родом, и, когда он спокойно ответил: «Из Голландии», она не без задней мысли продолжала выпытывать:
     — О, понимаю, вы приехали в Англию ненадолго.
     Он уверил ее, что большую часть года живет в Лондоне.
     — Кто бы мог подумать! — воскликнула миссис Томсон. — Значит, вы знакомы с нашей мисс Меган.
     — Действительно знаком.
     — Останетесь на ланч? — продолжала неугомонная леди. — Наверное, вы приехали на машине?
     — Разумеется. Деревня вдалеке от скоростных шоссе. Очаровательное место!
     Миссис Слокомб как могла долго искала крекеры и укладывала их в пакет; еще дольше она рассчитывалась с Меган, давая ей сдачу.
     Меган вежливо поблагодарила ее, пожелала всем хорошего дня и в сопровождении профессора покинула магазин. Дверь еще не успела закрыться, как она услышала гул голосов.
     — Я же просила вас подождать меня на улице, — раздраженно бросила она. — Это маленькая деревушка, и все знают все друг о друге, а если чего не знают, додумывают.
     — Но нам нечего скрывать, — мягко заметил профессор, забрал у Меган пакет с крекерами и, взяв ее под руку, повел к церкви.
     — Я не это имела в виду, — возразила Меган и, когда он добродушно засмеялся, сказала: — Пожалуйста, будьте серьезней...
     Он остановился посреди лужайки на виду у всех.
     — Милая Меган, не капризничайте и не портите прекрасный день. До сих пор каждая минута доставляла мне удовольствие.
     Она шла к церкви, не глядя на него и так высоко подняв голову, что в конце концов споткнулась о кучу веток. Произнеся свое «Ну, ну», профессор поддержал ее.
     — А вот и Мелани, — сказал он. — Как вы полагаете, она уже освободилась?
     Отвечать не было нужды. Легко ступая, Мелани подошла к ним, не глядя на окружающих. Среди них была и жена викария, которая повернулась в сторону пришедших, и лицо ее просветлело, когда она увидела Меган...
     — Дорогая моя, — начала она, прежде чем Меган успела поздороваться, и повела ее в боковой придел. — Я была потрясена, узнав эту новость. — Бросив сочувственный взгляд на вспыхнувшую Меган, она поспешно добавила: — Хотя, как сказал викарий, плох тот ветер, который не несет никому добра. Мы надеемся, что Мелани будет счастлива. — Она посмотрела на профессора. — Это друг твоей матери приехал? У вас гости?
     — Он просто подвез меня, — насколько могла безразлично ответила Меган. — Вы не возражаете, если мы заберем Мелани? У нас сегодня ланч будет пораньше. Всего доброго, миссис Брюстер.
     Меган изобразила на лице самую очаровательную улыбку и взяла сестру за руку, пока кто-нибудь вновь не затеял разговора.
     — Простите, но я только на один день, не могу больше здесь задерживаться.
     Церковь уже скрылась из виду, когда Меган взглянула на профессора. Тот улыбнулся.
     — Мне следовало представить вас, — извиняющимся тоном произнесла она. — Но если бы я это сделала, мы бы попали в несколько затруднительное положение... Понимаете?
     Профессор подал Мелани руку и, пожав плечами, сказал:
     — Вы могли представить меня как своего дядю или как старого друга вашего отца.
     — Но для этого вы недостаточно стары, — заметила Меган, — хотя, если еще придется...
     — Как ты можешь, Меган? — перебила ее Мелани. — Профессор совсем молодой. — Она взглянула на него. — Не правда ли?
     — Ну, скажем, моложавый. Вы восхитительное создание, Мелани, даже не замечаете моих седин.
     Мелани засмеялась, и всю дорогу до дома профессор ласково подтрунивал над ней. Они шли через сад, когда Мелани сказала:
     — Мег, я собираюсь жить у родителей Оскара...
     — Да, дорогая, знаю. Мама говорила об этом. Я не понравилась миссис Филдинг, но уверена, что тебя она полюбит, а с отцом Оскара вы, уж конечно, найдете общий язык.
     Мелани остановилась и посмотрела на Меган.
     — Ты самая лучшая и самая красивая сестра на свете. Но ты выглядишь бледной и усталой. Хорошо бы сменить обстановку. Почему бы тебе не оставить больницу и не поискать другую работу?
     — Знаешь, Мелли, — вспылила Меган, — ты уже третья, кто мне советует сменить обстановку и убраться отсюда. Ведь ты это имеешь в виду?
     Мелани не ответила — к ним навстречу спешила миссис Роднер.
     — Купили крекеры? Прекрасно. Как вам понравилась наша деревня, профессор?
     — Очаровательная деревушка, и такие добрые люди в ней живут.
     Меган бросила на него недоумевающий взгляд, но не заметила на его красивом лице ничего, кроме тихой радости.
     — Они чересчур любопытны, — сказала Меган. — В церкви была миссис Брюстер... Когда мы встретимся в следующий раз, она наверняка начнет приставать ко мне с новыми вопросами, но я не стану ей отвечать.
     Слова сестры показались Мелани чересчур резкими.
     — А все из-за того, что вы такой высокий, — произнесла она, улыбаясь профессору.
     Меган с удивлением и радостью отметила, что сестра говорит с профессором без тени смущения. Может быть, он и скучноватый, но, без сомнения, знает, как вести себя, чтобы Мелани держалась с ним раскованно. А вот больничные санитарки и даже некоторые медсестры готовы на все, лишь бы избежать общения с ним.
     Они вошли в дом, и, пока вели общий разговор о прелестях деревенской жизни, Меган продолжала размышлять: профессор, разумеется, умен, она догадывалась, что и в работе он стремится к совершенству, даже в мелочах. Неловкость, неряшливость, некомпетентность выводят его из себя; в конце концов он умеет овладеть собой, но провинившийся все равно пугается. Она кивнула, как бы соглашаясь с тем, что наконец решила мучившую ее проблему, и тут поймала на себе взгляд профессора. Конечно, он не мог знать, о чем она сейчас думает, но Меган покраснела, а у него на губах заиграла слабая улыбка.
     Дождавшись мистера Роднера, все сели за ланч в скромной комнате, обставленной полированной мебелью. Воодушевленная нежданным гостем, миссис Роднер превзошла себя. За мясом, пудингом с почками и воздушным картофельным пюре последовали шпинат и молодая морковь прямо с грядки, а затем яблочный пирог и сливки.
     — С остатками Брамлея
l:href="#n_4" type="note">[4]
, — сообщила она, так и сияя, когда профессор похвалил таявший во рту пирог. — Рада, что вам нравится, но боюсь, я не первоклассный кондитер. У Меган получается гораздо вкуснее, чем у меня.
     Взгляды сидевших за столом устремились на Меган, а она, что-то пробормотав, встала, чтобы вымыть тарелки и принести сыр и крекеры. Профессор был явно доволен ланчем, он беседовал с отцом Меган; разговор их не касался серьезных проблем, но как будто заинтересовал обоих. Когда кончили пить кофе, мистер Роднер покинул общество с видимой неохотой.
     — Пора в офис. Я вас еще застану, если вернусь после пяти?
     — Мы уедем около восьми часов. Ваша супруга любезно пригласила меня поужинать.
     — Великолепно. У нас будет время посмотреть довольно любопытные фотографии. — Он потрепал Меган по плечу. — Вот что я тебе скажу, дорогая: ты такая бледная, так похудела... Дальше так не пойдет. Ты должна уйти из больницы, сменить обстановку... — Он встретился взглядом с женой и поспешил добавить: — Ну, я пошел. Желаю всем хорошо провести время.
     И к удивлению Меган, день прошел замечательно. Профессор выразил желание осмотреть окрестности, и, так как Янус оставался дома, они взяли его с собой в лес.
     — Он все еще скучает по Флосси, — сказала Меган, когда они уже в лесной чаще терпеливо ждали, пока Янус исследовал кроличью норку. — А лес этот называется Нибс-вуд.
     — Сюда вы, разумеется, ходили с Оскаром, — сказал вдруг профессор голосом таким тихим, что Меган даже не узнала его.
     Воспоминание об этом должно было расстроить Меган, но хотя она и почувствовала некоторую грусть, ответила профессору вполне искренне, и без особого волнения:
     — Ходили. Славное место, правда?
     Они долго гуляли и вернулись домой как раз к чаю с булочками с джемом и кремом; был подан и вкусный пирог с мадерой.
     Когда они поднялись из-за стола, миссис Роднер объявила:
     — Ужин ровно в семь тридцать и будет легким, ведь вы едете сразу после ужина.
     — Похоже, свой ужин я должен заработать, — объявил профессор. — Нет ли у вас для меня какого-нибудь дела? Может, вскопать что-нибудь? Если ужин у вас похож на ланч, придется нагуливать аппетит.
     Миссис Роднер засмеялась.
     — Вы не шутите? В самом деле? Тогда возьмите в сарае лопату. Меган покажет вам участок, отведенный под спаржу. Его нужно вскопать второй раз, но работа эта нелегкая. Вы не передумали?
     — После того как сидишь, не вставая, за столом и корпишь над микроскопом, лучше быть ничего не может. — Профессор снял пиджак и засучил рукава. — Пойдемте, Меган.
     Меган подала ему лопату.
     — Вы испачкаете брюки.
     — Ничего, у меня есть другие. Пойдемте и поболтаем, пока я буду работать.
     — А я в это время прополю морковь.
     Она надела садовые перчатки и принялась полоть, не забывая уголком глаз поглядывать на профессора. Он копал легко, не торопясь; чувствовалось, что работа доставляет ему удовольствие. У него еще хватало дыхания вести легкую, бездумную беседу, так подходящую к окружающей их обстановке. Его спокойный голос и стук лопаты, вгрызающейся в землю с равномерностью маятника, ее собственная работа — все это навевало на Меган тихую радость, какой она не испытывала с тех пор, как порвала с Оскаром. Вскоре пришел отец и присоединился к ним, усевшись рядом на старую тачку. Он раскурил свою трубку и был явно доволен тем, что трудную работу делает за него кто-то другой.
     Участок был наполовину вскопан, когда их позвали ужинать. Помогая Меган ставить на место садовый инвентарь, профессор вздохнул:
     — Поработал на славу. — И, взглянув на порозовевшие щеки Меган, добавил: — Нам обоим это было необходимо.
     Меган пошла помыться и привести себя в порядок, потом Мелани проводила ее в спальню.
     — Твой профессор такой милый, — заметила она, сидя на кровати и наблюдая, как Меган расчесывает растрепавшиеся волосы.
     — И вовсе он не мой, сестренка, и, когда мы вернемся в Регентскую больницу, он, вполне возможно, не заметит меня, если нам доведется встретиться. Кроме того, ты ведь знаешь, он женат.
     — Очень странно, но он совсем не похож на женатого мужчину. — Мелани встала с кровати, подошла к Меган и через ее плечо глянула в зеркало. — Я очень хочу понравиться родителям Оскара...
     — И понравишься, Мелани, я в этом уверена. Ведь Оскар по-настоящему любит тебя, они это поймут и тоже тебя полюбят.
     — Думаешь, миссис Филдинг потому и невзлюбила тебя?
     Меган пудрила нос.
     — Пожалуй, да.
     — А ты не чувствуешь себя несчастной, Меган?
     — Нет, дорогая, клянусь тебе, нет.
     Она улыбнулась, глядя на озабоченное лицо Мелани, отражавшееся в зеркале.
     — Это хорошо. Нас с Оскаром это бы очень огорчило. И все же мне кажется, тебе лучше поменять работу. Посмотришь мир, встретишь новых людей...
     Меган засмеялась.
     — Ну, Мелли, ты рассуждаешь совсем как мама. Впрочем, может быть, я так и сделаю, посмотрим...
     Они спустились в гостиную, где уже сидели родители и профессор. Все пили херес. Взглянув на профессора, Меган поняла, что в ее доме он чувствует себя уютно.
     Они уехали сразу после ужина. Творожное суфле и картофель в мундире, которые подала миссис Роднер, после работы в огороде были съедены с завидным аппетитом. Никогда еще Меган не покидала родительский дом так неохотно. Похоже, и Мередит чувствовал то же, во всяком случае, так можно было заключить по тому, как он недовольно урчал, когда его водворяли в корзинку. В машине Меган и профессор разговаривали мало, да и не было в том никакой нужды. Она сидела, разомлев от свежего воздуха и вкусной еды, полусонная, и профессор не тревожил ее. Движение было небольшое, профессор поехал по автостраде, замедлив ход, когда они достигли окрестностей Лондона. Раз-другой Меган пыталась завязать разговор, но профессор отвечал односложно, и она снова погружалась в полудрему. Так они и доехали. Улица казалась Меган мрачной и какой-то скучной, а квартира и того хуже. Профессор открыл дверь, включил свет, она последовала за ним и остановилась в маленькой комнате, пока он ходил за Мередитом.
     — Хотите чашку чая или, может быть, кофе? — предложила она, выпуская кота из корзинки. — Спасибо вам большое, что отвезли меня и привезли обратно. День получился чудесный.
     Он посмотрел на нее, потом наклонился и произнес слова, которые ее удивили:
     — Вы все еще не оправились? Желаю вам как следует выспаться, Меган. — И уже в дверях оглянулся. — Мне тоже было хорошо сегодня. Спокойной ночи.
     Следующие несколько дней они не виделись. Затем мистер Брайт вызвал профессора на консультацию, и он пришел в отделение, как всегда молчаливый, в расстегнутом белом халате, карманы которого были набиты бумагами. Он выглядел настолько чужим, что, встретив его холодный взгляд и вежливо ответив на безразличное «доброе утро, сестра», Меган поняла тот благоговейный трепет, смешанный со страхом, который санитарки и медсестры испытывают перед профессором. Трудно было представить, что совсем недавно человек этот стоял в магазине миссис Слокомб и терпеливо отвечал на вопросы болтливой миссис Томсон.
     Зато она то и дело встречала Оскара. Оправившись от неловкости, которую он испытывал после разрыва между ними, Оскар старался видеть Меган как можно чаще, чтобы поговорить с ней о Мелани. Он уже смотрел на Меган как на свою будущую свояченицу, которой интересно слушать о его планах на будущее и о том, что Мелани — само совершенство. Меган ему не возражала. Она любила Мелани и радовалась ее счастью, но находила несколько утомительным выслушивать долгие рассказы о планах, вроде тех, что они с Оскаром некогда строили. И не потому, что по-прежнему хотела выйти за него замуж. Теперь Меган знала, что чувство к Оскару, которое она называла любовью, было лишь сильной привязанностью. Она и сейчас испытывала к нему привязанность, ведь Оскар, по натуре добрый и спокойный, нравился всем, да и для Мелани он прекрасная пара. Меган всерьез начала подумывать, что сменить место работы не такая уж плохая мысль. Надо разом порвать с прошлым и начать все сначала, объясняла она Мередиту после очередной встречи с Оскаром, выслушав его рассказ о том, как чудесно они провели день у его родителей и какой потрясающий успех имела Мелани...
     — В отличие от меня, — заметила Меган, снова обращаясь к Мередиту, своему единственному собеседнику. — Вообще, надо признать, я ни у кого не имела успеха...
     Мередит же, занятый своим ужином, не обращал никакого внимания на ее слова, однако насторожился, когда в дверь постучали. Меган в это время была на кухне и размышляла, что бы себе приготовить. Она подошла к двери, поскольку в окно смотреть не имело смысла — из окна можно было увидеть только ноги. Стук в дверь повторился, громкий и настойчивый.
     Наверное, кто-то из больницы, решила Меган, хотя оттуда, скорее, позвонили бы. Значит, кто-нибудь из друзей забрел поужинать.
     Но, открыв дверь, она увидела крупную фигуру профессора, заслонившую весь дверной проем.
     — О... — пробормотала Меган и тут же спохватилась: — Добрый вечер, профессор.
     — Я хотел бы поговорить с вами, — он огляделся, — но не здесь. Может быть, сходим куда-нибудь поужинать.
     — О чем же вы хотели поговорить?
     — Скажу, если вы пойдете.
     В его спокойном голосе Меган почувствовала нотки нетерпения и все же сказала:
     — Я как раз собиралась приготовить себе ужин.
     Он прошел в крохотную нишу, которую она называла кухней, и вопросительно взглянул на Меган — нигде не было видно никаких признаков того, что здесь готовили.
     — Продукты еще в шкафу, — раздраженно пояснила Меган. — И вообще не понимаю, почему я должна вам это объяснять.
     Он мягко проговорил, не обращая внимания на ее слова и раздраженный тон:
     — Можно не переодеваться, просто возьмите жакет. Мы поедем недалеко.
     — Я не... — начала было Меган, но, встретив его взгляд, осеклась. — Раз вы настаиваете... Что-то случилось в больнице? Я пришлю вам все анализы, какие потребуются...
     — Если бы это касалось работы, я бы обратился к вам в больнице.
     Он спокойно ждал. Меган надела жакет, велела Мередиту не очень шалить в ее отсутствие и, взглянув на профессора, сказала:
     — Я готова.
     Он пропустил ее вперед, запер дверь и, посадив Меган в машину, вежливо помахал рукой всем головам, высунувшимся из соседних окон.
     Выехав на Майл-энд-роуд через Сити и Кингс-роуд, по мосту Патни, они направились в Ричмонд.
     — Почему вы привезли меня сюда? — спросила Меган.
     По дороге они мало разговаривали. Профессор был вежлив и предупредителен, но погружен в собственные мысли; Меган тоже было о чем подумать.
     — Я здесь живу.
     Свернув с шумных улиц, он поехал по спокойной дороге вдоль больших домов, выходивших к реке. У крайнего дома он остановился, вышел из машины и открыл перед Меган дверцу. Все это он проделал молча, и она спросила:
     — Почему вы не предупредили, что везете меня к себе? Разве это тайна?
     — Подозреваю, что, если бы я сказал вам об этом, вы бы вряд ли поехали со мной.
     — Вы совершенно правы.
      Он улыбнулся.
     — Вот видите. — И, взяв ее за руку, пригласил: — Пойдемте. Я ужасно голоден, вы, наверное, тоже.
     Он ввел ее в небольшой холл, где тотчас открылась дверь, и на пороге встал небольшого роста полный мужчина с копной седых волос и маленькими мигающими глазками. На нем был опрятный черный пиджак и полосатые брюки. Поздоровавшись с профессором, он поклонился Меган.
     — Это Трамбл, — представил его профессор. — Он и его жена присматривают за мной. Я пригласил мисс Роднер к нам на обед. Предупредите миссис Трамбл и, пожалуйста, возьмите жакет у мисс Роднер.
     Меган с упреком взглянула на профессора. Всегда неприятно узнавать о чем бы то ни было в последний момент, но еще неприятнее оказаться в гостях в старой ситцевой блузке и шерстяной юбке, в которой обычно сидишь дома по вечерам. Меган выглядела бы привлекательно и в бумажном мешке, но, если бы кто-нибудь сказал ей об этом, она вряд ли утешилась бы.
     Профессор под руку провел ее через холл в комнату с большими окнами, обращенными к реке. Вдоль стены стояли красивые полированные шкафы с застекленными дверцами, в углу великолепные напольные часы, а перед длинной софой, покрытой бархатом лилового цвета, — стол розового дерева; еще один столик, изящный, красного дерева, стоял между окнами, сейчас закрытыми парчовыми гардинами, тоже лиловыми. Кроме него в комнате было несколько маленьких столиков на трех ножках, каждый с лампой и удобными креслами вокруг.
     Меган внимательно оглядела комнату.
     — Вы здесь живете? — Она покраснела: вопрос прозвучал глупо. — Я имею в виду — один. — Получилось еще хуже.
     Профессор усадил ее в кресло и подошел к камину. Он пошевелил своей длинной ногой поленья, потом наклонился и погладил полосатую кошку, сидевшую у огня.
     — Да, я живу здесь один, если не считать моих славных Трамблов. Давным-давно я получил этот дом в наследство и, когда я в Англии, живу в нем. Согласен, он слишком велик для одного человека, но это легкопоправимо.
     — О, конечно, когда ваша жена и дети будут здесь...
     Меган понимала, что это почему-то беспокоит ее.
     — Да, когда, как вы сказали, моя жена и дети будут здесь...
     Он сел в кресло рядом с ней, и она сухо напомнила:
     — Вы хотели поговорить со мной о чем-то.
     — Хотел. Вам нужно уехать отсюда, Меган. Вы это понимаете? Думаю, что могу вам помочь. В Голландии я вхожу в совет директоров одного детского дома. Там живут сорок мальчиков и девочек от трех месяцев до двенадцати лет.
     Она уже хотела сказать что-то, но он поднял свою большую, красивую руку.
     — Подождите. Позвольте мне закончить. Штат сотрудников этого детского дома полностью укомплектован, но одна девушка собирается через две недели в Канаду навестить свою семью. Ее не будет месяца полтора, на это время ее нужно заменить. Вам, с вашей квалификацией, это вполне по силам, а тем временем вы подумаете, как устроиться дальше.
     — Но я ни слова не знаю по-голландски.
     — С младенцами можно говорить на любом языке, с детишками, начинающими ходить, тоже. Что же касается персонала, то все знают английский достаточно, чтобы общаться с вами. Зарплата там ниже, чем вы получаете в Регентской больнице, но этот детский дом расположен в довольно уединенном месте, к северу от Амстердама, на побережье. В маленькой деревушке неподалеку от Кастрикума тратить деньги особенно не придется. Старшие дети ходят в деревенскую школу, а вы будете работать с малышами. Рабочий день нормированный, один выходной в неделю. Я уже говорил, работать придется месяца полтора или около того. — Он поднялся с кресла. — Подумайте, а я принесу чего-нибудь выпить. Не возражаете против хереса?
     — Вот так сразу я не могу решить. — Меган взяла бокал. — Не знаю, стоит ли мне ехать, все это так неожиданно, вы застали меня врасплох.
     — На это я и рассчитывал. Трудное сегодня было дежурство?
     — Да. И что, по-вашему, мне делать, когда пройдут эти полтора месяца?
     — Я всегда склоняюсь к тому, что мост следует переходить, когда ты к нему подойдешь. А вот и Трамбл, он пришел сообщить, что обед подан.
     Через холл профессор повел Меган в комнату поменьше, также с окнами на реку. В комнате стоял круглый стол красного дерева, за которым могли поместиться человек восемь, а вокруг стола — также красного дерева стулья, громадный сервант занимал почти всю стену. На остальных, обтянутых бледно-зеленым шелком, висело множество картин в золоченых рамах. Занавеси на окнах были темно-зеленого бархата, подбитые темно-красным и перевязанные красным же шнуром, в тон ковру, застилавшему пол. Столовая понравилась Меган, она любовалась и скатертью из белого дамаста, и сверкающим хрусталем, и серебряными приборами.
     Миссис Трамбл оказалась превосходной кулинаркой. Она подала суп из кресс-салата, жареную камбалу и пудинг с винным соусом. Меган была голодна и воздала должное каждому блюду. Разговор у них шел обо всем понемногу, но неожиданного предложения профессора не касался. Все же он скучный какой-то, думала Меган, наливая себе кофе в гостиной. Пожалуй, она еще подумает над его предложением. Впрочем, скорее всего, откажется...
     Профессор прервал ее размышления:
     — Вы уже использовали свой отпуск?
     — Нет. У меня получилось около трех недель. В феврале, когда заболела Дженни, а работы было очень много, я отработала лишнюю неделю. Могу прибавить ее к тем двум, что мне полагаются.
     — Значит, в конце недели вы можете выехать.
     — А кто сказал, что я собираюсь ехать? — парировала Меган.
     — Я. И вы сами знаете, что вам совершенно необходимо это сделать, но вы боитесь решиться, боитесь оставить привычное, попробовать себя в чем-то новом.
     Он улыбался, и Меган вдруг захотелось прижаться к нему, излить у него на груди все свои горести, но, когда она вновь заговорила, в голосе ее звучали нотки сомнения.
     — Вы действительно считаете, что мне стоит поработать в Голландии?
     — Иначе я не предложил бы вам этого. Но вы, конечно, должны все обдумать сами.
     — Чтобы принять окончательное решение, мне нужно узнать об этой работе побольше, — сказала Меган.
     — Конечно. Налейте еще кофе себе и мне, и я все расскажу вам.
     Он досконально знал работу детского дома и ответил на все ее вопросы. Пожалуй, стоит поехать, подумала Меган, к тому же уже четверо советовали ей оставить Регентскую больницу...
     — А как быть с Мередитом? — внезапно вспомнила она.
     — Может быть, ваши родители возьмут его на время? Если нет, его можно оставить здесь. Тибби, кошка миссис Трамбл, милая пожилая дама, будет только рада компании, а когда вы вернетесь, заберете его.
     — У вас всегда и на все готов ответ, — кокетливо заметила Меган.
     — Стараюсь помочь вам. Через десять дней я поеду в Голландию, если хотите, можете поехать со мной. Давайте больше на эту тему не говорить, а утром вы мне сообщите свое решение.
     Он откинулся на спинку кресла с видом человека, который рассчитывает приятно провести остаток вечера, и спросил:
     — Когда собираются пожениться Мелани и Оскар?
     Вскоре он отвез Меган домой, но у нее не задержался. Выслушав благодарность за ужин, он вдруг наклонился и поцеловал ее. Возможно, именно этот поцелуй и разрешил сомнения Меган: она поедет в Голландию и будет там работать.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Молчаливый профессор - Нилс Бетти



прочла два романа автора, которые оказались братьями близнецами. абсолютно один и тот же сюжет. но тем не менее оба мне понравились. очень мило и душевно. рекомендую. без эротики
Молчаливый профессор - Нилс Беттиинга
27.11.2011, 18.32





Роман мне понравился.Это 20 век. ВСЕ ЧИННО-БЛАГОРОДНО!rnНо в этом тоже есть своя прелесть.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиЛюдмила
17.04.2013, 15.43





Задумка интересная, а исполнение нереально скучное. У автора дар усыплять людей.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиВиктория
27.11.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100