Читать онлайн Молчаливый профессор, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Молчаливый профессор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 3



     В тот же вечер после ужина Меган позвонила матери. На душе у нее было тоскливо, но она старалась говорить бодрым голосом.
     — Как жалко, моя милая, — сказала миссис Роднер. — Мы так хотели повидаться с тобой, ну и с Оскаром, конечно. Он что, действительно хочет приехать? Ведь, как бы занята ты ни была, вы могли бы встретиться после дежурства, поужинать где-нибудь или просто посидеть у тебя.
     — Но ему так хотелось провести этот уик-энд у вас, что, право же, не стоит из-за меня отменять поездку. — И добавила, чувствуя, однако, что говорит неправду: — У меня не будет времени встретиться с ним, а он в самом деле очень хочет съездить к вам.
     — Мы будем рады его принять, дорогая. А тебе когда удастся вырваться? Не предупреждай заранее, просто приезжай, когда сможешь.
     — После приема новых пациентов мне полагается два выходных. Я посмотрю, мама, как получится; может быть, на следующей неделе и приеду.
     Меган положила трубку и прикинула, как ей лучше организовать свои дежурства. Если Дженни возьмет выходные к концу приема, тогда ничто не помешает Меган быть свободной в ближайший уик-энд. Все это она подробно объяснила Мередиту, пока приготовляла незатейливый ужин ему и себе. Кот ответил ей добродушным мурлыканьем, вполне одобряя планы хозяйки.
     Попрощавшись с дочерью, миссис Роднер повернулась к мужу, который сидел рядом, с газетой в руках.
     — Джордж, — сказала она достаточно громко, чтобы он отложил газету, — Мег не сможет приехать, и Оскар собирается к нам один. У нее дополнительный прием больных или что-то в этом роде. Тебе не кажется, что он мог бы остаться с ней? Вечерами она свободна, и они могли бы пойти куда-нибудь вместе. — Миссис Роднер нахмурилась. — Ты слушаешь меня, Джордж? У тебя не складывается впечатления... Ты видел, как Мелани гуляла с Оскаром? Мне все это не очень-то нравится. Я бы хотела, чтобы Меган и Оскар поженились, пока...
     Миссис Роднер замолчала, и муж спокойно продолжил.
     — Пока они любят друг друга? Ты это хотела сказать, дорогая? Но ведь это было бы ошибкой. Я наблюдал за Мелани и Оскаром. Да, такое случается, и тут уж ничего не поделаешь. — Он снова взял свою газету. — Терпение, моя дорогая. Посмотрим, как будут развиваться события.
     Миссис Роднер взглянула на него укоризненно.
     — Вот мужчины... А ты подумал о Мег?
     — Но Мег двадцать восемь лет...
     — Я это знаю. И она может остаться в девицах, пока мы тут разберемся, что к чему. А ведь она такая хорошенькая и такая славная девушка.
     — В один прекрасный день она встретит человека, который будет достоин ее. Я же сказал, терпение и еще раз терпение.


     У Меган немного было времени сожалеть о своей несостоявшейся поездке. В отделении, переполненном после предыдущего приема, надо было ставить дополнительные койки, а не очень тяжелых больных отправлять на ночь в другие отделения.
     — В этот уик-энд, похоже, все поголовно попали в аварию, — сказала Дженни.
     Мужская хирургия была переполнена. Операции шли одна за другой. В воскресенье, спеша после обеда в свое отделение, Меган едва не налетела на профессора, неторопливо шедшего ей навстречу. Вытянув перед собой руку, он заметил:
     — Следует смотреть, куда вы идете, сестра.
     Эти его слова отнюдь не улучшили ее настроения.
     — Простите, сэр, сегодня мы совсем сбились с ног.
     — Разве вы не отдыхаете в этот уик-энд?
     — Пришлось перенести выходные.
     Она хотела обойти его.
     — Жаль, ведь у молодого Филдинга этот уикэнд свободный, не так ли?
     Она удивилась его осведомленности.
     — Да, он выходной.
     — Вы собирались провести эти дни с родными?
     — Да. — И что-то в его спокойном голосе заставило ее добавить: — Он, собственно, поехал. У Оскара редко выдаются свободные уик-энды. Да и мои родные его полюбили...
     — Конечно... не смею вас больше задерживать, сестра.
     Если принять во внимание, что она никак не могла обойти его, последнее замечание показалось Меган лишенным смысла.
     Наконец этот длинный день подошел к концу, и она вернулась домой, где ее ждал Мередит. Поужинав, она уже собиралась лечь спать, когда позвонил Оскар, переполненный самыми приятными впечатлениями.
     — Что же вы делали? — спросила Меган.
     — О, где мы только не побывали! Гуляли, потом ездили в Уинг осматривать сад, забыл точно, кому он принадлежит. Потом зашли поесть в местный трактир и вернулись к чаю домой. А как у тебя? Пришлось много работать?
     — Да, пожалуй. Я рада, что ты так прекрасно провел время.
     Ей хотелось спросить, ходили ли они всей семьей или только он и Мелани? Не потому, что ей неприятно, говорила она себе, просто было бы лучше, если бы он сам сказал. Но он не сказал. Он восторгался кулинарным искусством ее матери, предложил встретиться, когда они оба будут свободны, а затем пожелал ей доброй ночи. Он ни разу не упомянул Мелани, и это ее беспокоило. Она же видела, как хорошо они поладили друг с другом, и, конечно же, между ними не могло быть размолвки. А может быть, Мелани заболела? Эта мысль ее встревожила, и она решила позвонить матери.
     Голос миссис Роднер звучал ласково:
     — Дорогая моя, я тебе дважды звонила; тебя не было дома. Ты, должно быть, очень устала? Оскар уже вернулся?
     — Он только что звонил. Сказал, что чудесно провел время, и очень хвалил твое угощение. А Мелани не заболела?
     — Нет, слава Богу, здорова. А почему ты решила, что она больна?
     — Оскар ни словом не обмолвился о ней. Они что, поссорились? Я так радовалась, что он ей понравился, ты ведь знаешь, как она замыкается, если вдруг решит, что кто-то плохо к ней относится.
     — Не волнуйся, дорогая. Она отлично себя чувствует, и я думаю, она, как и все мы, замечательно провела этот уик-энд. Оскар, наверное, должен был о многом тебе рассказать, потому и забыл о Мелани.
     — Тогда все в порядке, напрасно я волновалась. Постараюсь взять выходной после среды и приеду к вам. У меня уже накопилось два свободных дня.
     — Это будет замечательно, Мег. Спокойной ночи, дорогая.
     — Спокойной ночи, мама.
     Меган положила трубку и скользнула в постель. Было довольно прохладно, Мередит забрался к ней и, свернувшись клубочком возле ее руки, замурлыкал от удовольствия.
     После воскресенья в отделении стало немного спокойнее. Кое-кого из больных выписали, и Меган смогла убрать поставленные посередине палаты дополнительные койки. Во вторник Дженни и несколько младших сестер из студенток взяли выходные. Их заменили замужние медсестры, обычно работавшие неполный рабочий день, но, когда Дженни была выходной, они брали дополнительные часы, и Меган охотно шла на это, зная, что по возвращении Дженни ее ждут два свободных дня.
     В пятницу вечером Меган сдала дежурство. В отделении все шло своим ходом: обычные назначения, обычная каждодневная работа — ничего такого, с чем Дженни не могла бы справиться. Оскар позвонил ей и предложил после ее дежурства встретиться на полчасика.
     — Я не могу уйти из больницы надолго, давай заскочим в «Пот энд Физер» и выпьем чего-нибудь.
     Освободиться Оскар сможет только в шесть, так что Меган пошла домой, приняла душ, переоделась в твидовую юбку и свитер. Покормив Мередита, она вернулась в больницу, чтобы там подождать Оскара: она не любила одна сидеть в кафе, а до встречи с ним еще оставалось немного времени.
     Ожидая Оскара, она бродила по холлу. Это было довольно мрачное помещение с высоким сводчатым потолком, мраморным полом и большими, писанными маслом портретами выдающихся медиков прошлого. Все знаменитости выглядели строгими и невероятно умными. Меган долго разглядывала портрет одного из главных врачей больницы: он стоял возле маленького стола, положив руку на увесистый том, и хмуро взирал на тех, кого явно считал недостойными своего внимания.
     — Но может быть, он был хорошим мужем и отцом, — не замечая, что говорит вслух, произнесла Меган.
     Ей было неуютно в огромном пустом помещении.
     — Вы в этом сомневаетесь, сестра Роднер?
     Профессор подошел неслышными шагами.
     — Добрый вечер, сэр. Да, пожалуй... Мне кажется, у него был скверный характер.
     — Неужели свое свободное время вы проводите, обозревая портреты? — поинтересовался профессор.
     — Ну конечно, нет. Я жду Оскара. Он выкроил полчаса, и мы хотим сходить куда-нибудь.
     — Завтра едете к родным?
     — Да, а откуда вы знаете?
     Удивленно взглянув на него, она увидела, что он улыбается.
     — Мистер Брайт сказал. Я завтра еду в Оксфорд. Если половина девятого не слишком рано для вас, я за вами заеду.
     — Слишком рано? Заедете? — как эхо, повторила Меган, раскрыв от изумления свой красивый рот.
     — Разве я не ясно выразился? — В голосе профессора послышались нотки раздражения. — Мне с вами по пути, и я подвезу вас.
     — Очень мило с вашей стороны, но я собиралась ехать...
     Казалось, он не слышал ее.
     — Я спросил вас, не будет ли слишком рано, если я заеду за вами в половине девятого?
     Она понимала, что профессор не примет ее отказа, да и сама мысль прокатиться с комфортом на его «роллс-ройсе» была весьма соблазнительной. Меган заметила осторожно:
     — Я собиралась взять с собой Мередита.
     — Я так и предполагал, — с явным нетерпением продолжал профессор. — Итак?
     — Спасибо. Если вам по пути, я согласна. В восемь тридцать буду готова.
     — Хорошо. Желаю вам приятно провести вечер, сестра Роднер.
     Он удалился так же неслышно, как пришел, а через несколько минут появился Оскар.
     После коротких приветствий Меган начала было:
     — Оскар...
     — Ты хочешь послушать об уик-энде? — перебил он. — Пойдем в кафе, там поговорим.
     Он повел ее в «Пот энд Физер» и усадил в переполненном баре.
     — Что ты будешь пить?
     — Большой тоник со льдом и лимоном.
     — Чуточку джина?
     Она покачала головой и, пока он шел к стойке, смотрела ему вслед. Нельзя было не заметить произошедшей в нем перемены. Обычно после рабочего дня он казался каким-то вялым, а сейчас он выглядел... — она не знала, как это назвать. Взволнованным? Счастливым? Может быть, он скучал без нее и сейчас рад, что они увиделись? При этой мысли она улыбнулась и, когда он вернулся к столику, сказала:
     — А теперь расскажи об уик-энде.
     Он принялся подробно рассказывать. Меган слушала, и ее не покидало чувство, будто он чего-то недоговаривает, о чем-то боится сказать. К тому же ни одного вопроса она задать не успела: едва они покончили с питьем, он поднялся и сказал, что ему пора возвращаться в больницу.
     — Я обещал вернуться через полчаса и должен сдержать свое слово.
     Она тоже поднялась.
     — Давай поедем к нашим, как только у тебя выдастся свободный уик-энд, — предложила Меган.
     — Не знаю, как получится! Вряд ли в скором времени мне удастся вырваться. Но, если у меня и будет свободный день, я должен навестить родителей.
     — Конечно. Ну что ж, придется подождать. А я поеду завтра.
     Они дошли до больницы.
     — Я собираюсь ехать... — начала Меган.
     — Почему бы и нет? — перебил он ее. — Ну, я побежал.
     Вокруг никого не было, и он едва коснулся губами ее щеки.
     — Передай всем привет от меня.
     «Когда я вернусь, обязательно поговорю с ним», — решила Меган.
     Придя домой, она приготовила ужин себе и Мередиту, сложила вещи в дорогу, рядом поставила корзинку Мередита.
     — Поедешь в «роллс-ройсе», — сказала она коту, — и должен хорошо вести себя.
     Мередит в ответ зевнул.
     Стоял апрель, и утром было уже светло. Меган встала рано, позавтракала, надела новый, недавно купленный костюм — маленький серый жакет и длинную в складках юбку тоже в серых тонах — и взяла с собой еще одну юбку, голубовато-зеленую из хлопка. Все эти туалеты стоили очень дорого, но она знала, что они ей идут.
     — Ты ведь понимаешь, — обратилась она к Мередиту, — за окном весна, и если я не буду носить их сейчас, то никакого смысла покупать их не было вообще.
     И про себя добавила: ведь и профессор не увидит меня во всем этом. А впрочем, разве это так уж важно для нее?
     Профессор явился ровно в восемь тридцать, мельком взглянув на нее, поздоровался. Не теряя времени, поставил корзинку с Мередитом на заднее сиденье, положил сумку Меган в багажник, сел рядом с Меган, и «роллс-ройс» тронулся. Меган показалось, будто он уже сожалеет о том, что предложил подвезти ее, и от этой мысли она почувствовала себя крайне неловко. Пока они выезжали из города, все внимание профессора было сосредоточено на машине. Минут десять ехали молча. Наконец она отважилась:
     — Какое милое утро сегодня.
     И тотчас спохватилась, вспомнив, что профессор не любит слово «милый», считает его лишенным всякого смысла.
     Меган очень удивилась, когда он ответил вполне дружелюбно:
     — Утро действительно замечательное. Как долго вы собираетесь пробыть у родных? И еще: можно я буду называть вас Меган?
     — У меня весь уик-энд свободный. Пожалуйста, если хотите, зовите меня Меган.
     — Спасибо. Я возвращаюсь в больницу в воскресенье вечером. Сразу после шести заеду за вами.
     — Очень мило с вашей стороны, но ведь у вас, вероятно, своих дел хватает...
     — Речь идет всего о нескольких милях. Ваша семья ожидает вас сегодня утром? Думаю, мы приедем раньше, чем вы приехали бы на своей машине.
     — Еще бы! Разве можно сравнить ваш «роллс» с моей маленькой машиной, — сухо проговорила Меган. — Он очень комфортабельный. И очень большой. — Искоса взглянув на профессора, Меган добавила: — Такой вам и подобает.
     — Разумеется, — усмехнулся он.
     Сейчас Меган могла узнать хоть что-нибудь о профессоре и решила не упускать такую возможность.
     — В Голландию вы ездите на этой машине?
     Меган не смотрела на профессора и потому не увидела его улыбки.
     — О да, она мне и там нужна.
     — Для вашей семьи? — осмелилась продолжить Меган, хотя и опасалась, что он не станет отвечать.
     — Да.
     Что-то в его голосе остановило ее; больше вопросов она не задавала. Впрочем, это было и не нужно, она сидела рядом с профессором и воображала себе его жену — высокую красивую женщину, всегда элегантно одетую. У них, конечно, есть дети, трое или четверо... Жаль, что Меган не знает, где он живет... Голос профессора остановил полет ее фантазии:
     — Вы все время молчите.
     Меган покраснела, словно он прочел ее мысли, и, не зная, что сказать, она после безуспешных попыток что-нибудь придумать наконец заметила довольно сухо:
     — Вряд ли вам показались бы интересными или занятными темы моих разговоров, вы бы, скорее всего, сочли их пустой болтовней.
     — Рад, что вы так хорошо понимаете меня.
     Он свернул с шоссе, даже не взглянув на дорожные указатели, и Меган решила, что профессор, очевидно, изучил дорогу по карте, ведь ни разу он не спросил, как ехать. Так, не останавливаясь, они добрались до узкой дороги, ведущей к деревне.
     — Вы бывали здесь раньше? — спросила Меган.
     — Нет. А почему вы так думаете?
     — Вы хорошо знаете дорогу. А ведь она довольно путаная после поворота с шоссе.
     — У меня карта.
     На этом их разговор оборвался, снова наступило молчание.
     Проехав через деревню, он мягко остановил свой «роллс-ройс» у дома Меган. Она не успела ничего сказать, как из дома вышла миссис Роднер и направилась к ним.
     — Замечательно, дорогая, что ты приехала так рано.
     Она взглянула на профессора и улыбнулась.
     — Познакомься, мама, это профессор ван Белфелд. Он был так любезен, что подвез меня по пути в Оксфорд.
     Миссис Роднер протянула профессору руку.
     — Очень мило с вашей стороны. Заходите, пожалуйста; может быть, выпьете кофе?
     Профессор улыбнулся.
     — Благодарю вас, миссис Роднер, но мне нужно спешить в Оксфорд. — И, взглянув на Меган, напомнил: — Итак, до воскресенья. В шесть часов я заеду за вами.
     Вынеся из машины ее сумку и корзинку с Мередитом, профессор уехал.
     Какое-то время они смотрели вслед удаляющемуся «роллс-ройсу», потом миссис Роднер взяла дочь за руку.
     — Какой он славный. Такой высокий и, судя по всему, не слишком многословный.
     — Славный... — эхом повторила Меган. — Бог свидетель, мама, медсестры разбегаются, едва завидят, что он идет...
     — Он нелюбезен с ними?
     — Нет-нет, ни в коем случае! Просто боятся его. Видишь ли, он, даже когда рассержен, слов не тратит впустую. Просто не выносит небрежности и забывчивости.
     Они вошли в дом. Меган несла корзинку с Мередитом, который обиженно поглядывал в маленькое окошко.
     — А ты не боишься его? — спросила миссис Роднер.
     — Я? О нет, мама. Я даже как-то была груба с ним... но он всегда оказывается прав...
     — Как это ни досадно, мужчины всегда правы. Пойдем выпьем по чашечке кофе. Отец отправился в Тейм, но к ланчу вернется. Я рада, что ты останешься у нас до вечера воскресенья. Как ты думаешь, твой профессор согласится вы пить с нами кофе, когда заедет за тобой?
     — Может быть, но не думаю. У нас с ним отношения совсем не дружеские. — Меган говорила правду. — Просто мы иногда видимся.
     Не считать же проявлением дружбы случайный ужин в ее маленькой квартирке. Кому это может прийти в голову? — размышляла она.
     — Он такой высокий, — снова заметила миссис Роднер, наливая кофе.
     Меган выпустила Мередита на волю.
     — Высокий. А где Мелани?
     — Сегодня ее очередь помогать в церкви, занимается там цветами. Скоро должна вернуться.
     Они сидели в кухне, пока Мередит осваивался на новом месте.
     — Оскару очень понравилось у вас, — сказала Меган.
     — Он такой общительный, такой легкий. Жаль, что ты не могла приехать с ним. — Миссис Роднер всмотрелась в красивое лицо дочери. — Ты что-то бледная, дорогая моя. Пришлось много работать?
     — Зато теперь у меня целых два выходных. В конце июня я, может быть, возьму двухнедельный отпуск. Вы с отцом собираетесь куда-нибудь ехать? Мелани говорила что-то о поездке в Бретань; мы могли бы поехать вместе.
     — Разве ты не собираешься провести отпуск с Оскаром? И разве не стоило бы еще раз навестить его родителей?
     — Он сказал мне, что у него в ближайшее время отпуска не предвидится. Только иногда уик-энды будут свободные.
     Меган отрезала себе кусок пирога, который мать поставила на стол.
     — Не думаю, чтобы миссис Филдинг пригласила меня, разве что другого выхода у нее не будет. Мы не понравились друг другу. Пожалуй, будет лучше, если мы станем держаться на расстоянии и встречаться только по необходимости.
     Миссис Роднер с сомнением покачала головой.
     — Я не уверена, дорогая... — но тут же замолчала, так как в кухню вошла Мелани. Она обняла Меган и села подле нее.
     — В церкви кто-то сказал, что ты приехала в «роллс-ройсе». Это правда?
     — Да, один профессор из отделения патологии ехал в Оксфорд и подвез меня.
     — И какой он? Молодой? Красивый?
     — Не думаю, чтобы он тебе понравился.
     Меган представила, как замкнется ее стеснительная сестрица при первой встрече с профессором.
     — Он не молод. Не знаю даже, сколько ему... наверное, около сорока, он красивый, но малообщительный.
     — У него голубые глаза и легкий акцент, он голландец. И еще он один из самых высоких мужчин, каких я когда-нибудь видела, — заметила миссис Роднер.
     Обе девушки рассмеялись.
     — Я и не подозревала, мама, что ты такая наблюдательная, — сказала Меган.
     — По вашему описанию он выглядит очень интересным. Как жаль, что Оскар не смог с тобой приехать.
     — Не смог, Мелли. Когда получится, он обязательно выкроит уик-энд или хотя бы один день. Это зависит от положения дел в больнице. — Она улыбнулась сестре. — Вы хорошо провели время?
     — Чудесно. Я водила его в эти сады, знаешь, возле Уинга, там расцвели желтые нарциссы. Потом мы завтракали в трактире.
     От этих счастливых воспоминаний хорошенькое личико Мелани так и зарделось.
     — Вы хорошо ладите с Оскаром, не так ли, дорогая?
     — О да. А ты ничего не имеешь против, Мег?
     — Против? Ну конечно же, нет. Я была бы против, если бы вы с первого же взгляда не понравились друг другу. И потом, Оскару так редко удается отвлечься от своей работы.
     — Но теперь, когда у тебя есть квартира, он может приходить, когда выдастся свободная минутка, — безмятежно проговорила миссис Роднер.
     Но чувствовала она себя отнюдь не безмятежно. Она смотрела на своих дочерей, которые еще не поняли, что с ними происходит, и не знала, как поступить. Впрочем, они сами должны понять случившееся... хотя и очень привязаны друг к другу, а значит, обе будут страдать.
     — Пожалуй, неплохо бы испечь пирог. — Миссис Роднер встала из-за стола. — Нарвите мне немного ревеня. Он растет в конце огорода. Может быть, и Мередит захочет прогуляться с вами.
     Девушки, к счастью не догадываясь о мыслях матери, отправились в огород, в ногах у них путался Мередит. Они нарвали ревеня и уселись на старую тачку, чтобы погрызть редиску, только что вырванную из грядки.
     — На ферме Кобба есть лошади, — сказала Мелани. — И еще у них на дальнем поле растут грибы, мистер Кобб разрешил мне их собирать.
     — В это время года их немного, но мы можем завтра пойти посмотреть. А сегодня сходим в церковь?
     — О да. Знаешь, я водила туда Оскара. — Мелани засмеялась. — Он сказал, что не был в церкви целую вечность, но пошел, чтобы сделать мне приятное.
     Меган взяла еще одну редиску.
     — Ну что ж, тем лучше. Давай отнесем ревень маме, а то к ланчу мы рискуем остаться без пирога.
     Все два дня Меган была занята по горло. Погода стояла теплая, и она с удовольствием копалась в огороде, а миссис Роднер кормила ее всякими вкусными вещами. У Меган было время подумать, и здесь, вдали от больницы, все ей казалось проще и понятнее. Неясные предчувствия куда-то отступили и виделись чем-то несущественным и ненужным. Перемены, которые она заметила в Оскаре, теперь она сочла плодом своей фантазии. Меган убеждала себя, что просто устала и придумала то, чего не было на самом деле.
     — Все это чепуха, — бодро убеждала она и Мередита, не позволяя себе думать о том, что Оскар так и не позвонил ей сюда. А что тут такого и почему, собственно, он должен был звонить? Но ведь прежде, когда она уезжала к своим, он обязательно звонил...
     Памятуя о пунктуальности профессора, к шести часам Меган уже собралась. Мередит в своей корзинке тоже приготовился к отъезду. Вся семья сидела в гостиной, о чем-то беседуя напоследок, когда раздался шум подъехавшей машины.
     — Я встречу его, — сказала миссис Роднер и вышла из комнаты.
     Вскоре она появилась в сопровождении профессора. И, глядя на него, Меган подумала, что, не зная его, можно предположить в нем человека очень мягкого, умеющего говорить людям только приятное. Он дружески поздоровался с мистером Роднером, приветливо кивнул Меган и пожал руку Мелани.
     И еще улыбнулся Мелани так ласково, что девушка тоже улыбнулась ему в ответ.
     — Меган мне рассказывала о вас, — приветливо начал он. — Вы, наверное, рады, что она приехала навестить свою семью, хотя бы и ненадолго. Погода как раз такая чудесная.
     Меган очень удивилась, когда ее застенчивая сестренка ответила без всякого смущения:
     — Я бы хотела, чтобы Меган всегда была с нами. Рано утром мы с ней ходили собирать грибы.
     — Это лучшее время дня. Остается надеяться, что, когда Меган приедет в следующий раз, погода будет такая же хорошая.
     Впрочем, профессор не собирался засиживаться. Поговорив минут пять с родителями Меган, он спросил, готова ли она, и, взяв корзинку с котом, вышел. Меган последовала за ним.
     Профессор обратился к ней всего два раза, но, открывая дверцу машины, задумчиво посмотрел на нее. Меган же этого взгляда не заметила и с раздражением подумала, что могла бы и не надевать своего нового наряда. С таким же успехом могла бы натянуть какой-нибудь балахон — он все равно не обращает на нее внимания. И тут же почувствовала себя виноватой в том, что ей — помолвленной с другим — это явно не безразлично. Она покраснела, а ее спутник, садясь рядом с ней в машину, бросил еще один задумчивый взгляд на ее красивое лицо, затем повернул ключ зажигания и помахал рукой стоявшим у ворот. Меган тоже помахала своим родным. Она уезжала со смешанным чувством: жаль было расставаться с родителями и сестрой, однако предстоящая дорога с профессором в его машине казалась ей весьма приятной, а тут еще вдруг захотелось почему-то поскорее увидеть Оскара.
     Мелани вернулась в дом, мистер и миссис Роднер остались в саду.
     — Он любит ее. — Голос миссис Роднер дрогнул.
     Муж взял ее за руку.
     — В самом деле? Он сказал тебе это? — В его голосе звучала насмешка.
     — Ну разумеется, нет. Он никому об этом не скажет, и, уж конечно, не скажет Мег, пока окончательно не убедится в своих чувствах.
     — А как же ты узнала о его любви?
     — Он даже не взглянул на нее, когда вошел, только кивнул в ее сторону, но ты заметил, как он смотрел на нее, когда она садилась в машину?
     — Нет, не заметил, но, если ты права, а это, скорее всего, так и есть, что же будет с Оскаром?
     — Оскар с первого взгляда влюбился в Мелани. Мег еще не знает этого, но чувствует, что что-то изменилось. Уверяю тебя...
     — Потому я и говорю тебе, дорогая, терпение и еще раз терпение...
     — Понимаю, только я не хочу, чтобы Мег страдала. Мне кажется, она на самом деле не любит Оскара, но все равно будет чувствовать себя отвергнутой.
     — Мелани тоже расстроится.
     Обняв жену, мистер Роднер повел ее к дому.
     — Давай выпьем кофе и постараемся забыть об этом. В конце концов, это только наши с тобой догадки.
     Уже в дверях миссис Роднер, остановившись, спросила мужа:
     — А тебе он понравился?
     — Понравился.
     — То-то, — подвела итог миссис Роднер.
     По дороге в Лондон профессор говорил очень мало. Меган ломала себе голову, никак не находя подходящей темы для разговора и все глубже погружаясь в молчание. В конце концов, она была даже благодарна профессору за то, что он, похоже, вообще не нуждался ни в каких разговорах. Лишь перед самой дверью ее квартиры он сказал:
     — Вы уже устроились? Ни в чем не нуждаетесь? Разрешите мне посмотреть?
     — Спасибо. Право же, не стоит...
     Он помог ей выйти из машины, поднес сумку и корзинку с котом, затем взял у нее ключ, открыл дверь и включил свет.
     В маленькой комнате было темно и холодно. Он зажег газ, закрыл дверь и выпустил кота из корзинки. Потом пошел проверить заднюю дверь и окно на кухне.
     — Может быть, хотите кофе или чаю? — спросила Меган, уверенная, что он откажется.
     — Стакан чаю было бы замечательно.
     Он сам поставил чайник на газовую плиту.
     Тем временем Меган сняла жакет, вынула из сумки пирог, испеченный миссис Роднер, поставила чашки и блюдца на поднос и согрела чайник для заварки.
     Теперь комната стала более приветливой. Сквозь абажуры сочился приятный свет, и убогая мебель смотрелась как-то иначе, газовая плита, какой бы старомодной она ни выглядела, давала приятное тепло.
     — Садитесь, пожалуйста, — пригласила Меган, расставляя приборы. — Мама всегда снабжает меня чем-нибудь вкусным. Хотите пирога?
     Они пили чай с пирогом. Мередит сидел в ногах у Меган.
     Наконец профессор собрался уходить. Весь вечер они говорили о разных пустяках, зато теперь профессор сказал:
     — Ваша сестра очень хорошенькая, но такая стеснительная.
     — Да, вы правы. Однако стесняется она не всех. Вы ей понравились.
     — Чего нельзя сказать о медсестрах Регентской больницы. В отличие от них Мелани не боится меня, — улыбнулся профессор.
     — О, не обращайте внимания. Это глупые выдумки. Просто ваша лаборатория от них далеко, и, когда вы, такой высокий, заходите к ним в отделение, они начинают нервничать...
     — Потому что я высокий?
     — Отчасти. Думаю, они нервничают еще и потому, что вы всегда молчите, даже когда недовольны чем-либо.
     — Нужно будет изменить свое поведение.
     Он взялся за ручку двери.
     — Не благодарите меня за то, что я подвез вас. Это я должен вас благодарить. Мне очень приятно ваше общество.
     Внезапно он наклонился и поцеловал ее в губы. Она стояла ошеломленная.
     — Спокойной ночи, Меган.
     Она продолжала стоять, глядя на дверь, закрывшуюся за ним, и прислушиваясь к звукам почти бесшумно отъезжающей машины.
     — Ну и ну! — выдохнула наконец Меган. — Ну и ну! — повторила она, поднимая с пола Мередита и усаживаясь с ним на диван. Ей был приятен поцелуй профессора, этого нельзя было отрицать, но ведь она никак не спровоцировала такое его поведение, а значит, у нее нет оснований считать себя виноватой. И все-таки чувство вины не покидало ее. Меган подошла к телефону и набрала номер Оскара в больнице.
     Он ответил сразу.
     — Ты уже вернулась? Как провела уик-энд? Дома все здоровы?
     — Все было замечательно. А ты много работал? На этой неделе мы сможем встретиться хоть на пару часов?
     — У меня выходной в среду, я съезжу к родителям. Но как-нибудь вечером постараюсь выкроить часок-другой. Я загружен до предела.
     — Больше не стану тебя задерживать. Когда выдастся свободное время, предупреди меня, я тоже попробую освободиться. Спокойной ночи, дорогой!
     Она положила трубку. Когда же им удастся провести вечер вместе? Может, они сходят куда-нибудь поужинать? Или она сама приготовит ужин? Меган разостлала постель, приготовила все на утро и легла, выключив свет. Глядя в темноту, она ощущала какое-то неясное беспокойство, но причины его никак не могла понять.
     — Вряд ли это что-нибудь серьезное. Тогда я бы знала, в чем дело, — говорила она Мередиту, пристроившемуся рядом с ней.
     Должно быть, она была права, потому что скоро заснула.
     Утром в отделении было спокойно. Три назначения на операцию, но трое же и выписывались, и кстати, так как на среду был назначен прием новых больных. Она прочитала отчет о ночных дежурствах, просмотрела с Дженни температурные листы, сделала утренний обход и отправилась в кабинет, чтобы записать необходимые данные. Она освободила себе первую половину дня: так как больные, назначенные на операцию, останутся в операционной до часу, она в это время сможет сходить домой.
     На вопросы друзей, как она провела уик-энд, Меган отвечала: замечательно, но ни словом не обмолвилась, что ее подвез профессор. Даже друзья любят посудачить, и она представила себе, как эта новость облетит больницу, дойдет до ушей Оскара, а он так близко все принимает к сердцу...
     Меган убрала квартиру и пошла за покупками. В магазинах в конце улицы она купила все, что было нужно, дома вскипятила чайник, накормила Мередита и приготовила все для ужина.
     В отделении по-прежнему дела шли своим ходом, дежурных сестер вполне хватало. Она написала отчет, навестила послеоперационных больных, успокоила их родственников, обошла отделение и, перед тем как закончить дежурство, отдала распоряжения ночным сестрам. По дороге домой Меган думала, что сегодня все получалось очень мило, и спросила себя: а какой день выдался у профессора? Впрочем, она знала, что слово «милый» он не любит.


     Прием прошел спокойно, и это радовало Меган, потому что Дженни выйдет на работу только завтра. Вернувшись с дежурства, она приготовила себе ужин, покормила Мередита, кое-что постирала и села почитать, но едва открыла книгу, как зазвонил телефон.
     — Это я, — услышала она голос Мелани. — Угадай, Мег, кто к нам сегодня приезжал? Никогда не угадаешь! Оскар! Он сказал, что думал поехать к своим родителям, но в последнюю минуту решил побыть денек на свежем воздухе в деревне и приехал к нам. Мы чудесно провели время.
     Меган сама удивилась, услышав свой ответ:
     — Как это мило, Мелли. Вы с ним гуляли?
     — Да. Далеко ходили. Всего час назад он уехал. Он говорил тебе, что едет к нам?
     — Нет, дорогая. Я дежурила в больнице с восьми утра, так что он не мог меня предупредить. По-моему, он не очень-то стремился к своим. Наверное, он позвонит, когда вернется.
     — Он сказал, что как-нибудь захватит меня с собой и я посмотрю твою квартиру. Можно я приеду к тебе, Мег? На один день, когда ты будешь свободна? Мне ужасно хочется увидеть, как ты устроилась.
     — Конечно, приезжай. Мы подумаем, когда будет лучше. Ты хочешь переночевать здесь?
     — Оскар сказал, что отвезет меня обратно.
     Меган промолчала, и тогда Мелани спросила:
     — Ты у телефона, Мег? Ты, наверное, устала. Спокойной ночи, дорогая.
     Меган положила трубку.
     — Как глупо было с моей стороны не замечать, что они очень подходят друг другу, — обратилась она к Мередиту.
     По ее щеке покатилась слеза, и она раздраженно вытерла ее ладонью.
     — Возможно, он и любит меня, но вряд ли это настоящая любовь. Какая же я дурочка...
     Слезы одна за другой катились по ее лицу. Больше она их не вытирала, а, взяв на руки Мередита, горько плакала.





загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Молчаливый профессор - Нилс Бетти



прочла два романа автора, которые оказались братьями близнецами. абсолютно один и тот же сюжет. но тем не менее оба мне понравились. очень мило и душевно. рекомендую. без эротики
Молчаливый профессор - Нилс Беттиинга
27.11.2011, 18.32





Роман мне понравился.Это 20 век. ВСЕ ЧИННО-БЛАГОРОДНО!rnНо в этом тоже есть своя прелесть.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиЛюдмила
17.04.2013, 15.43





Задумка интересная, а исполнение нереально скучное. У автора дар усыплять людей.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиВиктория
27.11.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100