Читать онлайн Молчаливый профессор, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молчаливый профессор - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Молчаливый профессор

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 1



     Коридор последнего этажа самой старой части больницы был темный, им пользовался только персонал отделения патологии, да еще посетители, сюда приходившие. Сейчас в том месте, где коридор этот делал крутой поворот, стояла девушка и с ужасом смотрела на разбитый стеклянный поднос у своих ног. Этот поднос с довольно неприятным содержимым она несла в лабораторию и внезапно столкнулась с другой медсестрой, теперь сосредоточенно взиравшей на страшное месиво на полу. Высокая, великолепно сложенная девушка с темными волосами, красиво собранными на затылке, с большими карими глазами, спокойно заметила:
     — Вы бежали, сестра Уэллс.
     Это не было обвинением, просто констатацией.
     — Насколько я понимаю, это пробы, взятые у миссис Доддс? Идите и скажите профессору ван Белфелду о том, что у вас случилось.
     Мисс Уэллс, младшая медсестра, испытывала благоговейный страх перед старшими по должности.
     — Я не осмелюсь, сестра, — прошептала она. — Я его боюсь. Когда на прошлой неделе я уронила хирургические щипцы, он так посмотрел на меня, ничего не сказал, просто посмотрел... Может быть, я лучше напишу ему объяснительную записку?
     Меган Роднер еле сдерживала улыбку.
     — Нет, сестра, я думаю, этого не стоит делать. — Она помолчала, глядя на удрученное лицо девушки, готовой вот-вот расплакаться. — Идите в отделение, попросите для себя какое-нибудь иное поручение и тем временем успокойтесь. Я увижу профессора и все ему объясню.
     За эти слова медсестра Меган Роднер была вознаграждена вздохом облегчения и слабой улыбкой сквозь так и не пролившиеся слезы.
     — О сестра, вы так добры... я буду стараться работать как можно усерднее...
     — Ладно, ладно. И не бегите!
     Оставшись одна, Меган постояла некоторое время, глядя на погибшие результаты анализов миссис Доддс, которая и так не отличалась особой приветливостью, а теперь и вовсе не будет склонна к сотрудничеству с медперсоналом. Профессор, конечно, спрячет свой гнев за внешним спокойствием, но в отличие от сестры Уэллс Меган не боялась его; он ей, пожалуй, даже нравился, насколько может нравиться человек, сохраняющий с окружающими лишь холодную вежливость.
     Она прошла в тесный темный коридор и открыла дверь в самом конце его. Лаборатория занимала несколько больших комнат; обмениваясь на ходу приветствиями, Меган направилась в последнюю и постучала в закрытую дверь.
     После шума, царившего в помещениях лаборатории, в комнате профессора ей показалось очень тихо. Он сидел за своим столом и что-то писал — высокого роста, широкоплечий мужчина со светлыми волосами, в которых серебряными нитями пробивалась седина. Не поднимая головы, он спросил:
     — Кто там?
     — Сестра Роднер из отделения Квинс. Пробы, взятые у миссис Доддс...
     — Ах да, пришлите их с Петерсом, я хочу сам их посмотреть, — прервал он ее и с некоторым опозданием добавил: — Благодарю вас, сестра.
     — У меня их нет, — сказала Меган. — Поднос, на котором они были, упал.
     Он поднял голову, и она встретила взгляд его холодных голубых глаз. Профессор был красив, однако его четко очерченные губы иногда сжимались, как сейчас, в тонкую полоску.
     — Где это случилось? — спросил он, не повышая голоса.
     — В коридоре...
     Он поднялся, и сразу стало ясно, насколько он выше ее.
     — Пойдемте, сестра, посмотрим.
     Она вышла следом за ним. В коридоре профессор склонился над тем, что еще недавно было пробами. Меган стояла рядом и прислушивалась к непонятным словам, которые он бормотал.
     «По-голландски», — догадалась она.
     — Это вы, сестра, уронили поднос? — осведомился он с легким акцентом.
     Меган смотрела ему в глаза не мигая.
     — Он упал, сэр.
     — Так просто... Кого вы защищаете, сестра?
     Она промолчала.
     — Может быть, вы боитесь сказать мне правду?
     — Бог ты мой, ну конечно же, нет, — весело проговорила Меган. — Я вас нисколько не боюсь.
     Он ничего на это не ответил, только посмотрел на нее.
     — Будьте так добры, сестра, повторите анализы и, когда все будет готово, пожалуйста, дайте мне знать. Я пришлю за ними санитара.
     Она улыбнулась.
     — Да, сэр. Я очень сожалею, что так получилось; рада, что вы не сильно расстроились.
     — Расстроился? Я вне себя от возмущения, — резко ответил он. — Всего доброго, сестра.
     Меган ушла, а он смотрел ей вслед. Она выглядела очень аккуратной и подтянутой в своем темно-синем форменном халате и муслиновой шапочке, обычной для медсестер Регентской больницы. Лишь когда она скрылась в конце коридора, он вернулся к себе в кабинет.
     Придя в отделение, Меган целых пятнадцать минут уговаривала миссис Доддс повторить анализы, убеждая ее, что это совершенно необходимо. Затем она отправилась в комнату медсестер — отдохнуть за чашкой чая и заняться расписанием дежурств. Вскоре к ней присоединилась старшая сестра Дженни Морган.
     — Сестра Уэллс наводит порядок в бельевой. Она плачет.
     — Достаточно ли у нас сестер, чтобы подержать ее там еще некоторое время и дать ей успокоиться? Я готовлю расписание дежурств. Тебе лучше взять первый номер, сестра Крейг будет следующей.
     Меган распределила дежурства на вторую половину дня, а Дженни налила еще по чашке чаю.
     — Он здорово разозлился? — поинтересовалась она.
     — Да, но был очень вежлив. Когда повторный анализ будет готов, он пришлет санитара.
     — Хорошо, что все так закончилось. У нас о профессоре никто ничего не знает. Может быть, несчастная любовь? — сочувственно заметила Дженни, которая сама без конца влюблялась и очень скоро разочаровывалась.
     Меган снова открыла журнал дежурств.
     — Я думаю, он женат и имеет кучу детей. Вероятно, хороший семьянин. — Голос ее звучал равнодушно.
     Дженни ушла. Меган некоторое время работала, но не долго. Сегодня ей предстоял необычный вечер: она должна была познакомиться с родителями Оскара. С Оскаром они обручились шесть месяцев назад, и сегодня она впервые увидит своих будущих родственников. Оскар был ординатором при Регентской больнице, считался энергичным, подающим надежды молодым врачом с хорошим будущим. Приметив Меган более года назад, он недавно сделал ей предложение. Меган пошел двадцать восьмой год, ей казалось, что Оскар очень привязан к ней, он ей тоже нравился, возможно даже, она была влюблена в него, вот и согласилась обручиться. Ей и раньше делали предложение, но прежде она отказывала, мечтая встретить человека, предназначенного ей судьбой, жизнь без которого была бы для нее просто немыслима. Впрочем, порой Меган понимала, что ждет слишком многого. Взаимная привязанность, общие интересы — достаточная основа для удачного брака, а значит, в один прекрасный день она станет миссис Оскар Филдинг. За время, что они были обручены, она старалась угадать, каков его идеал женщины и супруги, чтобы по возможности полно отвечать ему. Оскар намекнул, что она излишне экстравагантна; зачем ей, например, столько туалетов, если она почти все время в форменном платье? А туфли? Неужели так уж необходимо покупать дорогую итальянскую обувь? Взгляды Оскара были достаточно последовательны, и Меган старалась не разочаровать будущего мужа, однако в последнее время стала задаваться вопросом, а не обманет ли она его ожиданий. Он не позволял ей платить за себя, когда они ходили куда-нибудь, не предлагал копить деньги для будущей совместной жизни, понимая, что у нее кое-что отложено на черный день, хотя ей часто хотелось потратить эти деньги сейчас же. Она решила поговорить с ним, объяснить, что не бросает деньги на ветер: она покупает хорошую одежду, всегда модного классического фасона. Впрочем, теперь, желая сделать ему приятное, она давно ничего не покупала. Может быть, им удастся сегодня вечером поговорить...
     Начался прием в хирургическом отделении, и в пять часов она сдала дежурство Дженни.
     — Ты куда-то идешь? — спросила Дженни, убирая журнал с записями дежурных.
     — Да, с Оскаром. Он познакомит меня со своими родителями.
     — Счастливого тебе вечера, — пожелала верная Дженни, ее правая рука. — Завтра прием новых больных, тебе надо отдохнуть. Надеюсь, вы пойдете в какое-нибудь приятное место.
     Она говорила искренне. Ей нравилась сестра Роднер, но Оскара она считала напыщенным ничтожеством, нисколько не достойным очаровательного создания, готовящегося сейчас покинуть кабинет.
     Придя в свою комнату, Меган стала перебирать наряды в шкафу. Надо выбрать что-нибудь подходящее. Но что считать подходящим для знакомства с будущими свекром и свекровью? Она остановила свой выбор на крепдешиновом платье красивого небесно-голубого цвета с длинными рукавами и закрытым воротом. Поверх она наденет длинное, свободного покроя темно-синее пальто из тонкой шерсти, безукоризненно элегантное и стоившее уйму денег. Меган выбрала самые простые из своих итальянских туфель, взяла сумочку, перчатки и спустилась к выходу из больницы.
     Он уже ждал ее, разговаривая с профессором ван Белфелдом, который первым заметил Меган, но не показал виду. Меган не принадлежала к числу чересчур стеснительных и робких девушек. Подойдя к мужчинам, она поздоровалась:
     — Добрый вечер, сэр. — А затем: — Добрый вечер, Оскар.
     Профессор отозвался сдержанно, а Оскар — с некоторой неловкостью.
     — О Меган, здравствуй. Ты, конечно, знакома с профессором?
     — Разумеется, — с улыбкой кивнула она.
     — Ну, не буду вас задерживать. Приятного вам вечера, — по-отечески тепло проговорил профессор.
     Оскар так и просиял, взглянув на него.
     — Я надеюсь, сэр, это будет и в самом деле приятный вечер. Меган сегодня впервые увидит моих родителей.
     — О, я уверен.
     Профессор бросил равнодушный взгляд на кольцо с бриллиантом на пальце Меган. Потом посмотрел, как они садятся в старую машину Оскара, и, только когда они отъехали, пошел в лабораторию.
     У родителей Оскара был собственный дом в Эссексе, однако они привыкли каждый год проводить несколько дней в Лондоне; останавливаясь в скромной гостинице, посещали концерты и театры, стараясь увидеть в столице как можно больше. Когда Меган обручилась с Оскаром, она получила вежливое поздравление от его матери. Сейчас она нервничала: а вдруг не понравится его родителям — и поделилась своими страхами с Оскаром, но тот рассмеялся:
     — Конечно же, вы понравитесь друг другу. Да и разве может быть иначе?
     Он действительно так думал. Но когда они приехали в гостиницу и присоединились к Филдингам в полупустом баре, Меган сразу поняла, что с первого же взгляда между ней и матерью Оскара возникла острая неприязнь. Внешне это никак не проявилось: они поцеловали воздух у щек друг друга, произнесли подобающие случаю слова, как они рады этой встрече, и наконец обменялись вежливыми замечаниями о том, какая отличная погода стоит в нынешнем марте. Знакомство с отцом Оскара дало Меган короткую передышку. Маленького роста, с тонкой полоской усиков и каким-то извиняющимся взглядом, он ей сразу понравился. Но у них не было возможности поговорить подольше, так как Оскар посадил всех за маленький столик, заказал напитки и начал нескончаемый разговор с отцом.
     Меган потягивала джин с тоником, который она не просила и который не любила, и вынуждена была поддерживать беседу с будущей свекровью. Миссис Филдинг забросала Меган вопросами о ее жизни, семье, спрашивала, какую школу она посещала и сколько ей лет... Затем миссис Филдинг выразила надежду, что она будет заботливой женой, хорошей хозяйкой, любящей свой дом.
     — Молодые девушки, думающие только о карьере, — строго заметила миссис Филдинг, — не имеют никакого права работать, если у них есть семья и дом, требующие их внимания.
     Меган незаметно изучала свою собеседницу. Мать Оскара — низкого роста, плотная женщина с острым носом и глазами-бусинками — была одета в платье из тех, что Меган называла «экономными». Ее облик завершала какая-то несуразная прическа. Оскар говорил, что его родители состоятельные люди, и Меган не имела оснований сомневаться в его словах. Может быть, они просто считают деньги... Скорее всего, так оно и было, потому что, когда приступили к обеду, миссис Филдинг дала всем понять, что меню будет общее.
     — Уверена, нам всем это понравится, — сказала она тоном, не терпящим возражений. — По бокалу вина будет достаточно.
     Меган удивляло, что Оскар, похоже, ни в чем не перечит матери, учтиво соглашаясь со всем, что она предлагает, и, когда миссис Филдинг заметила, что после свадьбы они смогут взять мебель, которая хранится в родительском доме на чердаке, Оскар горячо одобрил «эту замечательную мысль».
     — А что это за мебель? — спросила Меган.
     — О, столы, стулья, большущий буфет и несколько ковров, которые я получила в наследство от родителей. Кажется, есть несколько вещей, доставшихся нам еще от отца мистера Филдинга. Какие-то комоды, если мне не изменяет память, премиленькая этажерка...
     Меган решила промолчать. Как-нибудь потом она поговорит с Оскаром. Какой-то внутренний голос ей подсказывал, что, когда или если... они поженятся, она захочет, как любая молодая женщина, сама выбрать обстановку для своего дома. Да и где он будет, этот их дом? Почему-то они с Оскаром никогда не говорили об этом.
     Позднее, когда они возвращались в Регентскую больницу, она спросила:
     — Что ты планируешь по окончании ординатуры?
     — Хочу получить должность старшего врача. Я бы с удовольствием остался, но вакансии может и не быть. Впрочем, в Лондоне много клинических больниц.
     — Ты хочешь остаться в Лондоне?
     — Возможно. Посмотрю, как все сложится.
     — А что будет со мной?
     — Ну, если бы я получил квартиру при больнице, это было бы превосходно. А если нет, то тебе лучше жить с моими родителями, а я буду приезжать на уик-энды и в свободные дни, это каких-нибудь два часа езды на машине.
     — И ты это серьезно?
     — Конечно, серьезно. Что же еще остается? Не тратить же деньги на квартиру или даже на комнату, когда ты можешь жить дома. — Он засмеялся и потрепал ее по колену. — Если бы я думал, что ты... но ты такая благоразумная девушка...
     Она посмотрела на него, на его красивое открытое лицо. Через несколько лет он будет преуспевающим врачом с солидной практикой. Он любит ее, хотя порой ей кажется, что свою работу он любит гораздо больше и что вряд ли с этим мужчиной она забудет обо всем на свете. А ведь иногда ей так хочется этого...
     Они доехали до Регентской больницы, он проводил ее до «Дома медсестер», где она жила, и они немного постояли, поговорив о том, как прошел вечер.
     — Загляни завтра, — сказала Меган.
     — Разве что совсем ненадолго. Когда у тебя следующий выходной? Я, видимо, смогу освободиться в воскресенье.
     — В воскресенье? Мы могли бы съездить ко мне, ты же еще не знаком с моей семьей. Я буду свободна через уик-энд.
     — Посмотрим, что у меня получится. — Он поцеловал ее. — Доброй ночи, Меган. На этой неделе мы, возможно, сходим куда-нибудь ненадолго.
     — Постараюсь освободиться.
     В своей комнате, уже в постели, она стала вспоминать прошедший вечер. Его не назовешь вполне удачным, но со временем она и мать Оскара, может, и понравятся друг другу. Ему бы лучше, думала она сквозь сон, влюбиться в робкую, застенчивую девушку, готовую довольствоваться вторым — после работы — местом в его жизни и, конечно же, во всем послушной его матери. И, уже засыпая, размышляла о том, сможет ли она превратиться в такую девушку.
     На следующее утро она полностью отвергла эту мысль. Старшей сестре ни в коем случае не пристало быть кроткой и застенчивой. Иначе как бы она сладила с заведующей прачечной, вечно отчитывающей ее за перерасход постельного белья? Как бы она справилась со злым и сварливым аптекарем, который сначала требует запросы на лекарства, а потом заявляет, что не получал их? Первая половина дня выдалась трудной, пришлось повоевать, и она с радостью отправилась обедать. Но едва успела приступить к пастушьей запеканке
l:href="#n_1" type="note">[1]
, как ее вызвали в отделение. Две дорожные катастрофы. Ева Чемберс, старшая сестра «Скорой помощи», ввела ее в курс дела.
     — Теперь вы знаете, что следует предпринять, — закончила она. — Надеюсь, у вас достаточно дежурных?
     У обеих пострадавших были черепно-мозговые травмы, и обе вели себя настолько беспокойно, что Меган пришлось к каждой приставить по младшей сестре. Мистер Брайт — один из хирургов-консультантов — рекомендовал тотчас же отправить пострадавших в операционную.
     — Проверьте их на перекрестную совместимость крови, сестра, — распорядилась Ева, — и сделайте анализ на СПИД. Если они будут уж очень беспокойны, попросите прислать кого-нибудь из патологии. Обе они довольно полные женщины, и после травмы у них наблюдается сильное возбуждение.
     Патологи отозвались тотчас. Профессор ван Белфелд догнал Меган, спешившую в отделение, где из-за ширмы доносились тревожные звуки. Он мягко заметил:
     — Конечно, посттравматическое возбуждение. Думаю, мне лучше самому их осмотреть.
     — Это было бы очень хорошо, — сказала Меган. — Они обе доставляют массу хлопот, мы подняли борта кроватей, но они карабкаются наверх...
     В сложившейся ситуации именно профессор был тем человеком, который мог им помочь. Он обладал достаточной силой, чтобы успокоить женщин, находящихся в бессознательном состоянии и крайне возбужденных. А потом уже Меган удерживала их руки и ноги, беспорядочно двигавшиеся в разные стороны. Она посмотрела вслед профессору и вдруг поняла, что хочет, чтобы он остался.
     Из операционной женщин увезли в реанимацию, и все вновь пошло своим чередом. И все же день оказался трудным, и Меган была рада, когда наконец ее дежурство закончилось. Ужин, чашка чая, горячая ванна и постель — вот о чем она думала, пока шла по длинным коридорам, лестницам и пока пересекала вестибюль, направляясь в столовую, находившуюся в цокольном этаже... И именно в вестибюле она вдруг увидела профессора, который шел к выходу. Наверное, домой, подумала Меган и почему-то спросила себя: а где он живет? Почему возвращается так поздно? И зачем работает по двенадцати часов в день?
     Он обернулся, увидел ее и сказал:
     — Тяжелый был день, сестра. Спокойной ночи.
     Меган тоже пожелала ему спокойной ночи и, когда он вышел, посмотрела, как он пересек больничный двор, сел в машину — серый «роллс-ройс» — и уехал. И опять Меган поймала себя на мысли, что хотела бы поехать с ним, увидеть его дом...
     Прием новых больных, как, впрочем, и всегда, доставлял много хлопот. Регентская больница, построенная в викторианском стиле, находилась недалеко от реки, окруженная маленькими домами, в том числе и заброшенными, старыми фабричными постройками.
     — Здесь вечно что-нибудь случается, — устало заметила Ева Чемберс в конце особенно тяжелого дня. — Если никто не покалечится на фабрике, кого-нибудь непременно собьет машина или же юнцы в драках покалечат друг друга. Уик-энды всегда особенно трудные.
     Меган с унылым видом осматривала свое пополнение и благодарила небеса, что среда не за горами.
     Она видела Оскара только раз или два, и то недолго: они забегали перекусить в грязноватое маленькое кафе через дорогу от больницы. Меган старалась побыть на воздухе каждую свободную минуту, какой бы усталой она себя ни чувствовала. Погода стояла чудесная, и даже небольшая прогулка освежала. Было необыкновенно тепло для конца марта, повсюду пробивались зеленые побеги, в редких палисадниках перед домами радовали глаз кусты бирючины
l:href="#n_2" type="note">[2]
. Меган с радостью думала о том, как на следующей неделе они с Оскаром навестят родителей, а еще через неделю она переедет в свою маленькую квартирку. Медсестра из хирургического отделения вышла замуж, и ей больше не нужна была квартира в цокольном этаже, где она прожила несколько лет. Меган решила не упускать возможности. Оскар, правда, не одобрял эту затею, но она горячо доказывала, что у них появится место, где они всегда смогут уединиться, поужинать и проводить вместе свободные от дежурств вечера. Ведь это будет так замечательно!
     Отделение вновь зажило своей повседневной жизнью — операции, выписка выздоровевших, перевязки, лечение, раздача пищи, организация дежурств таким образом, чтобы никого из сестер не обидеть, бесконечные сражения с прачечной. После четырех лет работы Меган отлично справлялась со своими обязанностями.
     До воскресенья Оскар был занят, и хотя Меган было жаль, что в родительском доме они проведут на день меньше, зато появилась возможность заняться последними приготовлениями к переезду на новую квартиру. Она уже познакомилась с хозяином, пожилым усатым мужчиной, который сам жил на первом этаже, а квартиру на верхнем сдавал строгого вида женщине, чьи степенные манеры и умение вести себя как подобает настоящей леди, на его взгляд, придавали особый тон его дому. Это его явно заботило, так как дом находился в довольно убогом квартале.
     Пусть и убогом, зато в двух шагах от больницы, к тому же Меган нуждалась в собственном пристанище, хотя бы и в полуподвальном этаже. В субботу, пока хирургическая сестра паковала вещи, они договорились, что Меган возьмет себе большую часть мебели, находившейся в квартире, и приютит бездомного кота, которого медсестра подкармливала. Кот выглядел вполне дружелюбно, и Меган даже обрадовалась, что ей не будет одиноко вечерами. Она вернулась в больницу засветло, решив сегодня же переехать, и с радостью отметила, что дорога у нее заняла не более пяти минут. Погруженная в приятные мысли о новых занавесках, о том, как она перекрасит унылого цвета входную дверь, Меган шла по внутреннему двору больницы и не заметила профессора ван Белфелда, выезжавшего оттуда.
     На следующее утро они с Оскаром отправились в путь очень рано. Дом Меган в Бакингемшире находился в маленькой деревне к северу от небольшого городка Тейма. Ее отец был старшим партнером в адвокатской фирме и проводил большую часть своего времени в разъездах по конторам Тейма и Элсбери. Здесь Меган родилась, здесь родились ее младшие сестра и брат, и, хотя она теперь жила в Лондоне, она по-прежнему оставалась деревенской девушкой. У нее была маленькая машина, и все свободные уик-энды и праздники она старалась проводить в кругу семьи. В глубине души Меган надеялась, что Оскар найдет себе частную практику в сельской местности, поэтому его решение остаться в Лондоне ее расстроило. Сидя рядом с Оскаром в машине, уносившей их все дальше от Лондона, она думала, что, может быть, этот день, который они проведут у нее дома, изменит его планы.
     От Регентской больницы до Литтл-Свонли было немногим более шестидесяти миль. Выбравшись из лондонских предместий, Оскар выехал на шоссе А 41 и, достигнув Элсбери, повернул на Тейм, а там уже по узкой дороге направился к Литтл-Свонли.
     — Мы бы быстрее добрались по шоссе М40, — сказал Оскар, притормаживая, чтобы пропустить повозку фермера.
     — Знаю, — ответила Меган, — но эта дорога гораздо красивее, мне не нравятся большие шоссе, но, если хочешь, мы можем возвращаться в Лондон по М40.
     Она почувствовала некоторое разочарование оттого, что Оскара так мало трогают красоты пейзажа. После тусклых, серых улиц, прилегавших к больнице, они оказались среди зеленеющих полей, радовали глаз первоцветы у обочины дороги, нежная листва на деревьях. В этом году весна была ранняя.
     Еще более узкая дорога вела вниз к деревне. Завидев купол церкви, фронтон здания муниципалитета и красные кирпичные крыши маленьких домиков вокруг рыночной площади, Меган ощутила приятное волнение.
     — Едем через деревню, — сказала она, — наш дом первый налево, с белыми воротами...
     Ворота эти редко запирались. Оскар проехал еще немного и остановился. Просторный, постройки XVII века дом с выкрашенными белой краской стенами и деревянными ставнями был окружен деревьями, а перед домом расстилалась лужайка с клумбами бледно-желтых нарциссов. Меган повернула к Оскару сияющее от радости лицо.
     — Вот мы и дома, — растроганно проговорила она. — Пойдем скорее, мама нас, наверное, заждалась.
     Мать Меган, улыбаясь, стояла в дверях, еще красивая, почти такая же высокая, как дочь, статная женщина.
     — Наконец-то ты приехала, дорогая. И как хорошо, что привезла к нам Оскара.
     Она поцеловала Меган и подала руку Оскару.
     — Мы так много слышали о вас, что кажется, будто уже давно знаем, — сказала она. — Проходите, пожалуйста. Я вас познакомлю с мужем.
     В просторный холл с воскресными газетами в руках вышел мистер Роднер. В очках, с копной седых волос он выглядел намного старше своей жены. Лицо у него было приятное, интеллигентное.
     Меган обняла его, а затем представила Оскара.
     — Наконец нам удалось вырваться к вам вместе. А где Мелани и Колин?
     — В церкви. Наверное, через полчаса вернутся. А пока давайте выпьем по чашке кофе и поболтаем.
     Вскоре пришли младшая сестра Меган Мелани и брат Колин. Мелани была совсем не похожа на мать и сестру — небольшого роста, стройная, с золотистыми волосами и голубыми глазами. Оскар не мог отвести от нее глаз, а Меган смотрела на них, довольная, что они сразу подружились, что случалось очень редко. Ведь Мелани от природы была стеснительная, тихая и всегда оставалась в тени, не замеченная рядом с величественной красавицей сестрой. Меган оставила их за оживленным разговором и отправилась в огород посмотреть на кроликов Колина и послушать его рассказы о школьных делах, а затем помогла матери приготовить ланч.
     Меган с радостью отметила, что Оскар вполне освоился, чувствует себя как дома, родителям он понравился. Она подумала, что после ланча они могли бы пойти прогуляться и поговорить о будущем, но он был так поглощен беседой, что она оставила его в компании отца, Колина и Мелани и отправилась на кухню поболтать с матерью, пока они мыли посуду и готовили сладкое к чаю.
     — Мне нравится твой молодой человек, дорогая, — сказала миссис Роднер, перетирая стаканы. — По-моему, он рассудительный и спокойный, будет тебе хорошим мужем.
     — Да, — мгновение Меган колебалась, — только я не думаю, что мы с ним скоро поженимся. Это будет совсем не скоро. Он хочет устроиться в Лондоне, а мне бы хотелось, чтобы он нашел практику в сельской местности. Я люблю свою работу, мама, но мне не нравится Лондон — во всяком случае, та его часть, где находится наша больница.
     — Может быть, стоит попытаться его переубедить, — посоветовала миссис Роднер. — Он хочет специализироваться в какой-то одной области?
     — Напротив, он стремится освоить как можно больше профессий, это ему позволит получить со временем хорошую должность в больнице.
     — Тебе понравились его родители, дорогая?
     Меган положила в ящик нож, который вытирала.
     — Его отец очень славный, хотя и совсем не похож на нашего папу. Я старалась полюбить мать Оскара, но мне кажется, я сама не пришлась ей по вкусу. Она сказала, что терпеть не может девушек, стремящихся делать карьеру.
     — Ты собираешься работать после замужества?
     — Нет, Оскару бы это не понравилось. Он считает, что было бы лучше, если бы он получил место старшего врача в какой-нибудь крупной лондонской больнице, а я бы жила с его родителями.
     — Но это же не годится! — с жаром возразила миссис Роднер. — Чем ты будешь заниматься целыми днями? И это ведь не будет твой собственный дом... К тому же ты достаточно проработала старшей сестрой у себя в отделении, тебе будет трудно оставаться на вторых ролях у матери Оскара, тем более что она тебе не очень-то нравится.
     — Что же мне делать, мама? — спросила Меган. — Пожалуй, это очень серьезно.
     — Надо подождать, а там посмотрим. Это нелегко, я понимаю, но ничего другого не остается.
     После ужина Оскар собрался уезжать и терпеливо ждал, пока Меган обнималась и целовалась со всем своим семейством, ласкала старого Лабрадора Януса, гладила кошку Кенди и ее пестрых котят и рвала нарциссы, чтобы украсить свое новое жилье. «Его трудно вывести из себя», — с удовлетворением подумала Меган, садясь наконец в машину.
     — Ну как? — поинтересовалась она, когда они отъехали. — Понравились тебе мои?
     — Очень. Твой братишка — славный толковый парень. Он, наверное, прекрасно учится?
     — Да, он на хорошем счету. Папа хочет, чтобы он продолжил его дело.
     — А сестра совершенно очаровательная девушка, она как ангелочек и совсем не похожа на тебя.
     Меган засмеялась.
     — Может, это смешно звучит, но ты понимаешь, что я имел в виду. Она где-нибудь работает?
     — Нет, помогает матери по дому, прекрасно шьет, неплохо рисует, вообще она много чего умеет, например вкусно готовит.
     — Эти булочки к чаю мне очень понравились, — едва ли не с нежностью произнес Оскар. — Представляю ее на кухне...
     Последнее замечание Оскара удивило Меган, и все же восстанавливать справедливость она не стала, хотя булочки, которые ему так понравились, пекла именно она, пока он беседовал с Мелани в гостиной.
     Вполне естественно, размышляла она, ему трудно представить старшую медсестру за приготовлением вкусных булочек. Оскар, конечно же, считает, что старшая медсестра печь булочки не может.
     В холле больницы они расстались.
     — Я провел замечательный день, — на прощанье сказал Оскар. Чувствовалось, что он весьма взволнован. — Мне давно не было так хорошо.
     Эти слова немного смутили Меган, и все же она ответила:
     — Вот и чудесно. Мы обязательно должны еще раз съездить к нашим. И не забудь, пожалуйста, что я переезжаю на этой неделе; если будешь свободен в четверг вечером, приходи ужинать ко мне на новую квартиру.
     Поблизости никого не было, и он поцеловал ее в щеку.
     — Договорились. А что будет на ужин? Тосты с консервированными бобами и растворимый кофе?
     Она улыбнулась:
     — Вполне возможно. На всякий случай захвати бутылку пива. Спокойной ночи, Оскар.
     Прежде чем лечь, она составила меню ужина, который должен был рассеять все подозрения насчет тостов с бобами.
     Хирургическая сестра съехала в понедельник, и уже во вторник вечером Меган побывала в квартире, повидалась с хозяином и уборщицей, теперь оставалось привести все в порядок. Меган сложила в чемодан одежду, упаковала книги в пластиковый пакет и уже выходила из больницы, когда почувствовала, что кто-то берет у нее чемодан.
     — Позвольте, я помогу вам, — сказал профессор ван Белфелд. — Моя машина у подъезда...
     Меган остановилась.
     — Машина? — удивленно спросила она. — Но я только собралась...
     — В вашу новую квартиру, конечно, — прервал он ее. — Я подвезу вас.
     — Это очень мило с вашей стороны... — начала Меган, — но, право же, не стоит.
     Вместо ответа он взял у нее пакет с книгами и поспешил к машине. Сидеть рядом с ним в его «роллс-ройсе» было очень приятно, но наслаждаться обществом профессора пришлось недолго, так как вся поездка не заняла и минуты.
     Машина остановилась перед старым, обшарпанным домом. Профессор взял у Меган ключ, открыл дверь квартиры, зажег там свет и лишь тогда вернулся за чемоданом и книгами. Пустая квартира выглядела необжитой, но чистой, и, если бросить на диван несколько подушек, повесить фотографии, поставить цветы и настольную лампу, в ней станет по-домашнему уютно. Меган стояла в крохотном коридорчике и благодарила профессора, когда мимо них прошмыгнул кот.
     — Ваш? — спросил профессор.
     — Да. Моя предшественница кормила этого кота. Наверное, он голодный, надо купить ему молока.
     Тем временем ватага мальчишек окружила машину. Профессор выбрал мальчика постарше и жестом подозвал его.
     — Сбегай в магазин, что в конце улицы. Думаю, он еще открыт. Купишь две банки консервов для кошки и молоко, любое, какое будет. — Он дал мальчику деньги. — Если быстро управишься, получишь пятьдесят пенсов.
     — Ну что вы, — снова нерешительно запротестовала Меган, — право, не нужно...
     — Животное хочет есть, — спокойно возразил профессор, положив конец спору. — Вы здесь останетесь на ночь?
     — Нет, я перееду завтра. В четверг у меня выходной, и я собираюсь устроить роскошный ужин. Придет Оскар. — Смутившись, она тут же поправилась: — Доктор Филдинг.
     — Я его знаю, — сухо бросил профессор.
     Меган показалось, что он нервничает, и она обрадовалась, когда с кошачьими консервами и молоком вернулся запыхавшийся от быстрого бега мальчик.
     — Отдай все это леди, — велел профессор и, достав из кармана деньги, протянул их мальчику. — Купи себе и твоим приятелям чипсы.
     — Вот здорово...
     Довольный, мальчишка схватил деньги и умчался со всей своей ватагой.
     Меган еще раз поблагодарила профессора за помощь, пожелала ему спокойной ночи и стояла, глядя ему вслед, пока его машина не скрылась из виду. Тогда она вернулась в свою новую квартиру накормить кота и распаковать чемодан.
     Наевшись, кот уселся и смотрел на нее. Он был очень худой, неухоженный, но со временем, думала Меган, если его немного подкормить, он станет красавцем.
     — У тебя нет имени, — сказала она. — Но ты больше не уличный, а у домашнего кота должно быть имя. Интересно, откуда ты пришел и как давно бродишь по Мередит-стрит?
     Меган погладила его по голове.
     — А вот и имя! Будешь Мередит.
     Кухонная дверь выходила в тесный дворик, где жильцы держали свои мусорные ящики, сквозь асфальт то тут, то там отважно пробивались чахлые травинки. Меган вышла во дворик и тут же вернулась; заперев дверь, она приоткрыла крохотное оконце, чтобы кот мог приходить и уходить, когда ему вздумается. Меган положила ему еду и пожелала спокойной ночи. Может, и не стоило оставлять окошко открытым, но выгонять поздним вечером кота она не хотела, да и кирпичная стена, окружавшая двор, была довольно высокой.
     На следующий день было много работы, снова шел прием больных. Меган чувствовала себя виноватой в том, что брала выходной в такое напряженное время, но в этот уик-энд, утешала она себя, будет отдыхать Дженни, так что, вполне вероятно, на этот раз достанется ей, Меган. К вечеру она устала, но впереди был свободный день, она выйдет на работу только утром в пятницу. Взяв оставшиеся вещи, она отправилась в свое новое жилье. Там ее встретил Мередит. Меган привела в порядок диван, который ночью превращался в кровать. Она приготовила ужин, накормила кота и села прикинуть, какие продукты понадобятся ей для завтрашнего ужина. Покончив с этим, она разобрала на ночь диван, приняла душ в крохотном, похожем на шкаф помещении между кухней и задним двором. Затем легла спать и заснула в отличном настроении. Мередит уютно пристроился у нее в ногах.
     Когда он прыгнул на постель, Меган на минуту открыла глаза.
     — Надо будет хорошенько помыть и расчесать тебя, — пробормотала она и снова заснула.






Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молчаливый профессор - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Молчаливый профессор - Нилс Бетти



прочла два романа автора, которые оказались братьями близнецами. абсолютно один и тот же сюжет. но тем не менее оба мне понравились. очень мило и душевно. рекомендую. без эротики
Молчаливый профессор - Нилс Беттиинга
27.11.2011, 18.32





Роман мне понравился.Это 20 век. ВСЕ ЧИННО-БЛАГОРОДНО!rnНо в этом тоже есть своя прелесть.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиЛюдмила
17.04.2013, 15.43





Задумка интересная, а исполнение нереально скучное. У автора дар усыплять людей.
Молчаливый профессор - Нилс БеттиВиктория
27.11.2015, 13.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100