Читать онлайн Любовь не выбирают, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА ШЕСТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь не выбирают - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь не выбирают - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь не выбирают - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Любовь не выбирают

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ШЕСТАЯ



Рабочий день продолжался. Мистер Фитцгиббон вернулся из больницы Коулберта сразу же после ланча и принимал пациентов. Обычно миссис Кин назначала больным время так, чтобы в продолжение дневного приема в краткий перерыв попить чаю, но сегодня возможности устроить перерыв не представилось, и к пяти часам Флоренс почувствовала, что она устала. Храня привычное спокойствие на лице, она в душе сердилась: Флоренс раздражала мысль, что ей придется провести вечер одной. Миссис Твист пойдет в гости к друзьям, и Флоренс останется в компании Бастера. С дружелюбной улыбкой она проводила последнего пациента и решила, что тоже отправится куда-нибудь вечером. У нее были деньги — немного, но вполне достаточно, чтобы скромно пообедать в каком-нибудь славном ресторанчике. Она доедет на автобусе до Оксфорд-стрит и подыщет там что-нибудь подходящее. Она засуетилась, допила чай, после чего отнесла чашку хмурому доктору и, следуя строго заведенному порядку, спросила, не нуждается ли он еще в ее помощи.
Он резко поднял глаза:
— Нет, Флоренс, спасибо. Приятного вам вечера. Куда-нибудь идете?
— Да, пообедать, — с ослепительной улыбкой ответила она. — Доброй ночи, сэр.
Холодным тоном простившись с Флоренс, он еще долго не сводил глаз с закрывшейся за ней двери. Проклятье, эта девчонка не выходит у него из ума, а он даже не знает, как она к нему относится. Порой ему кажется, что он ей нравится, но другой раз в нее точно вселяется бес, и эта не по возрасту терпимая девушка вдруг превращается в женщину-злючку, которая за словом в карман не полезет. Пожалуй, он не прочь взять ее в жены, вздохнув, признался он себе, только склонить ее к этому — дело непростое. Мистер Фитцгиббон откинулся назад, размышляя над тем, с чего лучше начать. Он не подозревал, что на руку ему сыграет один случай.


Флоренс вошла в дом миссис Твист, накормила Бастера, достала из холодильника салат из солонины, предназначавшийся ей на ужин, потом поставила его обратно, после чего отправилась в комнату переодеться. Было уже около семи вечера, но она решила воспользоваться отсутствием хозяйки и принять ванну. Миссис Твист то и дело напоминала, что горячая вода стоит денег, поэтому девушка мылась под душем, когда домовладелица была дома. Итак, Флоренс напустила изрядное количество горячей воды и с наслаждением в нее погрузилась… Затем Флоренс не спеша оделась, гладко уложила волосы, скрепив их в пучок, и, удостоверившись, что ключ и достаточное количество денег у нее с собой, вышла на улицу. Когда Флоренс уходила с работы, мистер Фитцгиббон еще оставался и, наверное, до сих пор был еще там. Однако столкнуться с ним ей вовсе не хотелось. Вспомнив совет миссис Твист, как добраться до Кавендиш-сквер самым коротким путем, она направилась туда в обход консультации.
Флоренс шла по узкой улочке, вдоль которой стояли симпатичные домики, на одной стороне ее парковались машины. Девушка уже жалела, что так поздно вышла, потратив много времени на то, чтобы одеться, и просидев минут десять на лестнице с Бастером, который грустил от одиночества. Но светлый июньский вечер долог.
Она продолжала двигаться вперед, целиком погрузившись в свои размышления и не замечая, что аккуратные домики сменились старыми и запущенными. Не иначе, как мистер Фитцгиббон проводит вечер с Элеонор. Вряд ли та думала, что он от нее без ума, хотя, как догадывалась Флоренс, была слишком хитра и не показывала ему, что она думает. Мужчины, продолжала рассуждать девушка, конечно, очень умны и все такое, но в некоторых случаях бывают абсолютно слепы. Оторвавшись от своих мыслей, Флоренс огляделась вокруг и впервые увидела, что идет по грязной улице мимо невзрачных домов с облупившейся краской на дверях и грязными занавесками на окнах. Должно быть, она что-то напутала, а миссис Твист имела в виду совсем другую улицу, сказала себе Флоренс и как раз в этот момент заметила крупную магистраль с оживленным движением. Девушка бодро зашагала в том направлении, как вдруг почувствовала, что ее преследуют.
Флоренс не обернулась и не прибавила шагу, хотя именно этого ей хотелось больше всего. Здравый смысл говорил ей, что уже недалеко до конца улицы и что, если потребуется, она сможет крикнуть и позвать на помощь, а ее беспокойство лишь подстегнет того, кто идет за ней… Но он уже ближе… совсем рядом…
Она и опомниться не успела, как огромная, тяжелая рука вцепилась ей в плечо и с силой ее остановила.


Мистер Фитцгиббон, двигаясь в сторону дома, стоял в хвосте цепочки машин у светофора. От нечего делать мистер Фитцгиббон озирался вокруг и в сотый раз про себя удивлялся, как случилось, что эти полуразвалившиеся лачуги оказались среди красивых центральных улиц. Вдруг какая-то невидимая рука как будто толкнула его в сильное плечо, и его взгляд упал на тротуар поблизости. Рыжая головка тотчас бросилась ему в глаза, и он сразу же понял, что у девушки возникли проблемы. Он в два счета выскочил из машины и, позабыв обо всем на свете, кинулся к Флоренс на помощь. Несмотря на свой огромный рост, он мчался быстро и был уже почти у цели, когда девушка изо всей силы пнула обидчика ногой, так что тот взвыл. Набросившись на незнакомца, мистер Фитцгиббон затряс его, словно терьер крысу.
— Послушай, ты, чтоб это было в последний раз, — разгоряченно произнес мистер Фитцгиббон, — иначе тебе не поздоровится.
Мистер Фитцгиббон выпустил хулигана, тот со всех ног бросился наутек и исчез из виду прежде, чем мистер Фитцгиббон успел обернуться к Флоренс.
— Что, черт побери, вы тут делаете? Разгуливаете по задворкам в поисках приключений? Вы же вроде не маленькая девочка…
Флоренс чуть не задохнулась от негодования. Сказать ей, что она уже не маленькая девочка! Да еще таким непозволительным тоном! Он отчитал ее точь-в-точь как ее родители, которые с самых ранних лет старательно наставляли дочь, как себя вести. Флоренс это покоробило. Она слегка побледнела и дрожащим скорее от возмущения, чем от страха голосом произнесла:
— Я взрослая…
— Поговорим об этом в машине, а то я перегородил всем дорогу.
Он взял ее за руку, и ей волей-неволей пришлось следовать за ним.
— Я не хочу… — начала было она, но он молча запихнул ее в машину, сел сам и тронулся с места.
— Это чудо, что движение небольшое и рядом не оказалось полиции, — мрачно заметил он. Хотя, конечно, это было не чудо. Это вмешалось провидение.
Обогнув Кавендиш-сквер, он направился по Риджент-стрит, свернул на боковую улицу, чтобы выбраться на Пиккадилли, и, выехав в конце Парк-лейн, оказался на мосту Найтсбридж.
Флоренс сидела молча, но внутри кипела от злости.
— Зачем вы привезли меня сюда? — спросила она.
Он не ответил. Машина повернула на тихую улочку, на которой стояли довольно внушительные дома, и через арку выехала на другую — поуже, с обеих сторон обсаженную деревьями. Дома здесь были меньше, но очень красивые, белые, с блестящими черными дверьми. У последнего из них он затормозил и вышел, приглашая выйти и ее.
— Нет, — ответила Флоренс. Но, перехватив его взгляд, все же вышла и остановилась как вкопанная. — Зачем вы привезли меня сюда? Где я нахожусь? Я благодарна вам за… за помощь, но… — она запнулась, ее щеки порозовели, голубые глаза вспыхнули. — Такая большая девочка, как я, умеет за себя дать отпор. — Она смутилась, подозревая, что допустила какую-то грамматическую ошибку.
Мистер Фитцгиббон довольно сдержанно улыбнулся и, мягко, но решительно взяв ее за руку, потащил к входной двери. Им открыл Криб, если и удивившийся, то не подавший виду. Криб поздоровался сначала с хозяином, а потом приветливо пожелал доброго вечера Флоренс.
— Криб, это мисс Нейпир, моя медсестра, с ней приключилась на улице неприятная история. Будь любезен, попроси миссис Криб проводить ее куда-нибудь, чтобы она могла привести себя в порядок.
Когда эконом зашаркал по узкому коридору и в конце его скрылся за зеленой дверью, мистер Фитцгиббон как бы невзначай заметил:
— Вам сейчас хорошо бы чего-нибудь выпить и поесть.
— Со мной все в порядке, — огрызнулась Флоренс, но продолжать не стала, так как к ним направлялась высокая худенькая женщина в строгом сером платье.
— Добрый вечер, сэр, — сказала она и с улыбкой, обращенной к Флоренс, добавила: — Добрый вечер, мисс. Пойдемте со мной.
Она повела безмолвную, но сердитую Флоренс вверх по небольшой изящной лестнице.
— Я слышала, с вами стряслась какая-то неприятность, мисс, — проговорила женщина, когда они поднялись. — Внизу есть туалет, но мне кажется, вам нужно немного покоя и тишины, и вы все забудете.
Экономка открыла дверь и провела Флоренс в спальню, окна которой выходили на расположенный за домом прелестный сад. В комнате Флоренс увидела мебель из клена, светлый ковер и оранжевые шелковые занавески. Такого же цвета были покрывало на небольшой кровати и абажуры. В тон им, но чуть бледнее, были обои на стенах.
— О, как здесь мило! — сразу же позабыв о своих неприятностях, воскликнула Флоренс.
— Это одна из комнат для гостей, мисс. Ванна здесь, за дверью. Если вы не прочь прилечь, то, пожалуйста, шезлонг. Очень удобный.
Одарив Флоренс приятной улыбкой, экономка вышла, предоставив девушке подробнее ознакомиться с обстановкой. Комната действительно была прекрасной, как, впрочем, и ванная, в которой лежали стопка полотенец, мыло и все, что может понадобиться гостье. Не иначе как комнату подготовили для какого-то посетителя, подумала девушка. Флоренс не решалась прикасаться к мылу и аккуратно уложенным на стеклянной полке пушистым полотенцам. Однако умыться ей было все же надо; руки того мужчины были грязными, и она еще ощущала на своем плече его черные потные пальцы, которые пыталась стряхнуть. Она взглянула на себя в зеркало. На платье остался грязный след, волосы растрепались…
Когда минут через десять она спустилась вниз, вид у нее был более опрятный, а волосы аккуратно причесаны. Платье на плече немного примялось, но с этим она ничего не могла поделать, зато почти отстирала грязное пятно.
В коридоре никого не было, и Флоренс какое-то время стояла в нерешительности. Но вскоре прямо перед ней отворилась дверь.
— Входите, входите, — поспешно пригласил ее мистер Фитцгиббон. — Вот удобное кресло у окна. Хотите что-нибудь выпить?
Она стояла в дверях.
— Нет, спасибо, сэр. Вы были очень добры, но я больше не могу злоупотреблять вашим временем. — Поскольку он молчал, она добавила: — Я вам так благодарна…
Он подошел к ней, взял за руку и усадил в предложенное ранее кресло.
— Херес. — Он протянул ей рюмку. — Ничто лучше не снимает нервное напряжение.
— У меня с нервами все в порядке, — начала Флоренс, с твердым намерением это доказать, что не имело смысла, поскольку она просто кипела от гнева.
— Вы чересчур упрямы, — добродушно заметил мистер Фитцгиббон. — Вдобавок поступаете глупо и, к сожалению, неверно.
Флоренс сделала глоток хереса и поперхнулась. Пока она приходила в себя, он сел напротив и взял в руки рюмку. Картина домашней идиллии!
— Мне хотелось бы знать, как вас угораздило оказаться в том отвратительном месте? И почему вы сказали, что собираетесь пойти пообедать, и не пошли? Или он вас подвел?
— Подвел?.. Кто?
— Вы что, собирались идти обедать одна в ресторан?
— А что тут смешного? Но я вовсе не собиралась обедать. Какие глупости! На мое-то жалованье обедать в ресторане? Я шла на Оксфорд-стрит перекусить где-нибудь в «Макдоналдсе». — И, чтобы окончательно все разъяснить, она добавила: — Миссис Твист отправилась в гости и оставила соленую говядину с помидорами.
Мистер Фитцгиббон едва сдерживал улыбку.
— Зачем обманывать? Мне не верится… — он наблюдал, как мило вспыхнуло ее лицо. — Вы боялись, что я могу подумать, будто вы вновь напрашиваетесь на приглашение…
— Какие ужасные вещи вы говорите! — взорвалась она.
— Но это правда, — мягко настаивал он.
— Даже будь это так, вы не должны говорить подобных слов, то есть думайте, что хотите, но вслух говорить не надо.
С вызывающим видом она опрокинула в себя остаток хереса. Он встал и наполнил ей рюмку.
— Теперь я хочу знать, зачем вы там разгуливали, нарываясь на неприятности. Если вы хотели попасть на Оксфорд-стрит, вы могли пойти по Уимпол до автобусной остановки.
На сей раз ей удалось не покраснеть, но вид у нее был такой виноватый, что мистер Фитцгиббон, наблюдая за ней из-под опущенных век, понял: сейчас она сочинит очередное оправдание.
— Видите ли, — сказала Флоренс, — об этой дороге говорила мне миссис Твист. Вечер чудесный… И улица поначалу показалась мне довольно приличной. Я решила немного пройтись.
Это прозвучало неубедительно, и она видела, что мистер Фитцгиббон тоже так думал. Она заметила, как опустились уголки его губ. Но тем не менее он произнес:
— О, неужели? Надеюсь, вы доставите мне удовольствие и со мной пообедаете. А потом я вас сразу же отвезу домой. — Она замялась, и он добавил: — А то на Оксфорд-стрит будет полно народу после кино.
Как ни странно, выдвинутой им наугад причины оказалось достаточно, чтобы Флоренс сдалась.
— О, правда? Я об этом не подумала. Когда я работала в больнице Коулберта, мы часто ходили в ближайший кинотеатр. А миссис Криб не будет против? То есть хватит ли у нее еды на двоих?
Он вежливо ее заверил, что миссис Криб всегда рассчитывает на непредвиденных гостей, после чего заговорил о разных пустяках, чтобы она не чувствовала себя неловко. Когда же прибежал из сада Монти и, подставив голову, чтобы его почесали, уставился на Флоренс своими трогательными глазами, девушка сразу почувствовала себя как дома.
— Красивая комната, — сказала она хозяину. — Наверное, приятно каждый вечер сюда возвращаться.
Это была чудесная комната, большая, удобная, обставленная частично мебелью в стиле английского ампира, а также огромными диванами и креслами. Диваны были настолько большие, что можно было уместиться на них с ногами или свернуться калачиком в уголке. Шторы на окнах были из парчовой ткани, багряного, решила Флоренс, цвета. Разбросанные по натертому до блеска полу шелковистые коврики были такого же цвета, в сочетании с синим и зеленым. На стенах, обитых деревянными панелями, висело множество картин. Вдоль одной стены стояла горка, в которой виднелась красивая серебряная и фарфоровая посуда. В конце комнаты находился камин в стиле английского неоклассицизма, как догадалась девушка. Какое блаженство, подумала про себя Флоренс, зимой греться у открытого огня! Она чуть вздохнула — не от зависти, а от удовольствия, потому что ей было хорошо. И неважно, что через час-другой все это кончится.
Криб пришел им сообщить, что обед готов, и они направились через коридор в комнату меньших размеров с малиновыми обоями. В ней стоял большой, прямоугольной формы, красного дерева обеденный стол, за которым без труда уместились бы восемь человек. Стол был украшен кружевными салфетками, серебром и хрусталем. А также вазой с розами.
— Цветы из вашего сада? — поинтересовалась Флоренс, а когда он кивнул, добавила: — Вот та желтая — должно быть, солнечная. Отец хочет на следующий год посадить такой сорт. У вас, наверное, вряд ли остается время заниматься садом.
Криб поставил перед ней тарелку с супом, и ноздри ее симпатичного носика чуть затрепетали от аппетитного запаха. Со стороны мистер Фитцгиббон незаметно наблюдал за этим носиком.
— Вы правы. И мне хотелось бы иметь больше времени… Хотя иногда я копаюсь в саду.
Флоренс приступила к супу. Салат и огурцы были, разумеется, не из консервных банок. Она уже не злилась на своевольное поведение мистера Фитцгиббона. Еще бы, ведь ей было как никогда хорошо, хотя она и не размышляла о том почему. Тарелки из-под супа унесли и подали холодного цыпленка с салатом и горкой белоснежного картофеля. Налив ей белого вина и передав соль с перцем, мистер Фитцгиббон завел непринужденный разговор, при этом он любовался самозабвенно поглощавшей обед девушкой и сравнивал ее с другими его знакомыми, которые обыкновенно шарахались от второго блюда и наотрез отказывались от картофеля. Потом он вдруг осекся и слегка нахмурился. Не слишком ли он далеко зашел, проявляя интерес к девушке и… даже представляя ее в роли своей жены?
Флоренс отметила в нем эту перемену, и на ее безоблачном лице появилась легкая тень. После неприятного происшествия — впрочем, ей повезло, что все так вышло, она это сознавала — и несмотря на то, что они расходились во взглядах на многое, последние полчаса Флоренс считала восхитительными.
Теперь же, увидев его угрожающий взгляд, она боялась, что станет называть его «сэром». От добавки картофеля и вина она отказалась. Она уже подумывала, как бы под благовидным предлогом отсюда убраться. И чем скорее, тем лучше.
Но оставался еще яблочный пирог со сливками, за которым предстояло поддерживать приличествующий случаю разговор. Однако разговор не клеился, и мистер Фитцгиббон с удивлением поглядел на собеседницу. Интересно, что это с ней? Все те же вежливые, хорошие манеры, но сидит, словно муху проглотила. Она охотно поддерживала беседу, но приятное ощущение, будто они старые добрые друзья, хотя друг друга почти и не знают, исчезло.
Пить кофе они вернулись в гостиную и, поговорив с полчаса, так сказать, из долга вежливости, Флоренс сообщила, что хочет ехать домой.
— Миссис Твист будет волноваться, — объяснила она, на что мистер Фитцгиббон, не говоря ни слова, поднял трубку и позвонил ее хозяйке, которая, как оказалось, волноваться и не собиралась.
— Да, конечно, — мягко сказал он, — завтра у нас тяжелый день, и вам надо хорошенько выспаться.
Вежливое напоминание, что она у него работает и поэтому обязана вовремя быть в консультации, отметила про себя Флоренс. По крайней мере так ей показалось.
У порога дома миссис Твист Флоренс еще раз поблагодарила мистера Фитцгиббона. Позже, готовясь ко сну, она погрузилась во впечатления вечера. Интересно, почему мистер Фитцгиббон повез ее к себе домой и угостил обедом, хотя в этом не было никакой необходимости? И почему вдруг отдалился и даже не выразил желания ее удержать, когда она собралась уходить? Похоже, что он побаивается дружбы с тобой и поэтому проявляет осторожность, Флоренс. Эта мысль приходила к Флоренс уже не в первый раз. Нет, этого мужчину невозможно понять, заключила она, взбивая довольно увесистую подушку.
На следующий день все шло своим чередом: он приехал на работу минута в минуту, напомнил ей, что их первый пациент глухой, восхитился прекрасным утром и ни словом не обмолвился о предыдущем вечере. Да и зачем? Причины не было говорить о вчерашнем. И все же его молчание ее почему-то задело.
Глухой пациент отнял много времени, и остальным из-за этого пришлось сидеть в очереди. Однако мистер Фитцгиббон продолжал прием не торопясь, будто у него в запасе был не один час, и в результате их перерыв на ланч сократился на десять минут. Флоренс и миссис Кин вдвоем ели сандвичи и пили чай. К счастью, мистер Фитцгиббон ушел, и они до дневного приема были свободны.
— Какой трудный день, — спокойно произнесла миссис Кин, складывая больничные карточки в аккуратную стопку на столе в кабинете. Флоренс в это время наводила чистоту в процедурном.
Мистер Фитцгиббон вернулся за пять минут до прихода первого пациента, и все пять минут проговорил по телефону с больницей Коулберта. Потом им так и не удалось устроить перерыв до конца приема — до пяти вечера.
Мистер Фитцгиббон что-то писал за столом и снял трубку зазвонившего телефона. Миссис Кин заварила чай. Флоренс уже несла чашку врачу в кабинет, когда входная дверь вдруг отворилась и вошла благоухающая изысканными ароматами Элеонор в умопомрачительном шелковом наряде, вызвавшем у Флоренс невольную зависть.
Минуя Флоренс, Элеонор молча взяла у девушки из рук чашку с блюдцем, без стука отворила дверь в кабинет и вошла.
— Кто это? — спросила миссис Кин, высунув нос из кухни.
— Мисс Пейтон, — тихо ответила Флоренс, стараясь подавить гнев. — Вошла, взяла его чашку и пошла к нему…
— Вот бы сейчас превратиться в муху, — сказала миссис Кин. — Милая, иди попей чаю. Может, нам приготовить и ей чашечку?
— Боюсь, что чай из пакетиков ей не по вкусу.
Они сидели и пили чай, а Флоренс с ее острым слухом пыталась понять, что происходило в соседней комнате, откуда доносился пронзительный голос Элеонор, порой перемежавшийся баритоном мистера Фитцгиббона. Смеха слышно не было, похоже, они о чем-то спорили. Элеонор говорила все настойчивее, а его ответы становились все короче.
Вскоре дверь распахнулась, и оба вихрем вылетели в приемную, а Флоренс тотчас бросилась к окну. Его машина стояла у входа, однако садиться в машину он не стал. Минуту спустя Флоренс увидела Элеонор на улице. Та шла не оборачиваясь.
Флоренс осторожно подалась назад и отступила на шаг от окна, ей не хотелось, чтобы мистер Фитцгиббон увидел, что она подглядывает за ним. Беспокоилась она совершенно напрасно. Естественно, он не сел в машину… Потому что стоял позади Флоренс, и настолько близко, что касался ее изящной спины лацканом своего пиджака.
— Шпионите? — мягко спросил он.
Не оборачиваясь, она отодвинулась от него.
— Конечно, нет, — возмущенно проговорила Флоренс, скрестив пальцы, потому что лгала. — Просто подумала, что вы ушли и забыли нас предупредить…
Для дочери священника она была порой чересчур изворотливой. Она повернулась к нему лицом.
— Нет, глупо оправдываться. Я выглянула в окно, чтобы посмотреть, как вы с мисс Пейтон уедете.
— Однако я остался. Теперь вы довольны?
Она храбро встретила его пронзительный холодный взгляд.
— Это меня не касается, сэр. Прошу прощения, я… я слишком любопытна.
— Вы совершенно непредсказуемы, Флоренс.
Он прошел в свой кабинет и тихо закрыл за собой дверь, заставив Флоренс опасаться того, что за месяц вперед она получит уведомление… В его словах она уже находила намек… Он разочаровался в ней и жалеет, что взял к себе медсестрой. Вдруг Элеонор внушила ему, что она для этой работы не подходит, и Флоренс тотчас это подтвердила?
Девушка пошла в кабинет, убедилась, что он готов к следующему приему посетителей, помыла чашки, блюдца и все остальное. За это время миссис Кин закончила раскладывать карточки. Через десять минут появился мистер Фитцгиббон и, по обыкновению пожелав им доброй ночи, ушел. Они тоже могли идти.
После ужина Флоренс сидела в садике, расположенном за домом миссис Твист. Гулять на улице ей не хотелось, а поскольку миссис Твист на весь вечер ушла к соседям и не возражала, чтобы девушка посидела в саду, Флоренс решила провести несколько часов на свежем воздухе, прихватив с собой вязанье — свитер, который она готовила отцу в подарок к дню рождения. Стоял теплый вечер. У миссис Твист был миленький садик, с коротко подстриженной лужайкой посередине. Вдоль заборов, отгораживавших участок от соседей, рядами росли цветы. Флоренс не привыкла видеть такой ухоженный сад. Не привыкла видеть и соседей поблизости, поэтому немного смутилась, когда заметила соседских детей, висевших на заборе, и по другую сторону — словоохотливого старика. Однако она ответила на все вопросы детей, а когда тех отправили спать, разговорилась с пожилым соседом, который, прислонившись к забору, покуривал трубку. Любопытно, подумала Флоренс, какой табак он курит? Пахло сухими листьями чая и жженой бумагой. Старик сильно кашлял. И все же он был приятный человек, почти час развлекавший ее своими воспоминаниями о молодости. Флоренс внимательно его слушала, пока он не ушел ужинать.
Сгущались сумерки, и Флоренс, отложив вязанье, предалась размышлениям о том, что более всего ее тревожило, о том, что в конце месяца она может потерять работу. Флоренс казалось это вполне возможным. Оглядываясь назад, она пришла к мысли, что у них с мистером Фитцгиббоном не простые взаимоотношения. Она сама была виновата. Прежде всего, нельзя было с ним вместе обедать, тогда она не увидела бы его в другом свете — не приоткрыла бы маски беспристрастной вежливости и строгости, которую он обычно носил. Она пошла в свою комнату ложиться спать и, сидя на кровати, прислонившись к подушкам, с бумагой и ручкой в руках, принялась обдумывать, как распределить зарплату. Даже если он попросит ее уйти, ей предстоит какое-то время поработать, пока ей подыщут замену, к тому же он должен предупредить об увольнении за месяц. Значит, она вполне может рассчитывать еще на шестинедельное жалованье. Какое счастье, что она купила стиральную машину…
На следующее утро она пришла на работу в подавленном настроении. Ей самой было это несколько странно, и когда она попробовала разобраться в причинах, то решила: огорчало ее то, что она уже не могла купить всех вещей, которые запланировала. Полагаясь на твердый заработок, она составила довольно длинный список, теперь же ей придется ограничиться лишь его несколькими пунктами.
Швейцар, увидев Флоренс, пожелал ей доброго утра и сообщил, что миссис Кин еще не приехала. Девушка вошла в приемную, переоделась в униформу, надела шапочку и пошла ставить чайник. Первый пациент будет только через час, знала Флоренс, а все уже было готово к приему. Флоренс была в кухоньке, когда услышала, что кто-то пришел.
— Чайник греется, — крикнула она. — Вы задержались из-за автобуса?
Обернувшись, Флоренс увидела мистера Фитцгиббона, в тонком свитере и фланелевых брюках, который стоял, прислонившись к двери.
— Доброе утро, Флоренс.
У врача был очень измученный вид. Флоренс, поглядев на него, поняла, почему ей было так грустно: если она уйдет, то больше его никогда не увидит, а это разобьет ей сердце. И как ее угораздило в него влюбиться? Ведь он не давал ей ни малейшего повода! К тому же у него была очаровательная Элеонор, всегда готовая броситься в его объятия.
Флоренс мягко его спросила:
— Может, вы присядете, а я принесу вам чаю, сэр? Простите, у вас, наверное, была тяжелая ночь.
Он вышел, а она, суетясь с подносом в руках, думала о том, что однажды это уже было, но тогда она испытывала совсем другие чувства. «На сей раз, Флоренс, без глупостей», — сказала она себе и, взяв чай с печеньем, понесла их в кабинет, где врач сидел и писал.
— Разве можно так! — воскликнула она. — Оставьте в покое дела, вам нужно хорошенько позавтракать и немного поспать.
Он отложил ручку.
— Вы говорите прямо как жена. К сожалению, это не может ждать, но, когда я закончу, я пойду домой, позавтракаю и переоденусь. Вас это устраивает?
— Я не то имела в виду, сэр. Я не хотела вам указывать, просто вы выглядите таким усталым. — Она налила в чашку чаю и поставила рядом с ним. — О, пришла миссис Кин.
Флоренс вышла, а он остался сидеть, вперившись взглядом в свои бумаги. В ее присутствии он всегда ощущал свой возраст. Он пил чай и думал, что она такая молодая и красивая. И не сомневался, что найдется немало мужчин, которые смогут ее оценить.
Через час он уже вновь сидел за своим столом. Глядя на мистера Фитцгиббона, можно было подумать, что ночью он хорошо выспался, поутру не спеша позавтракал, а теперь, казалось, его ничего не интересовало, кроме пациентов. Провожая в кабинет первую назначенную, Флоренс имела возможность рассмотреть мистера Фитцгиббона. Как всегда, безукоризненно одетый, он встал из-за своего стола и пожал руку пациентке — громкоголосой молодой женщине, довольно агрессивной, но Флоренс догадывалась, что она просто нервничала. Не обращая внимания на ее агрессивное поведение, мистер Фитцгиббон, как обычно любезный, ее осмотрел и сообщил, что ей придется сделать бронхоскопию, после чего очень мягко добавил, что не исключена операция и он готов прооперировать пациентку. Женщина разрыдалась, впала в истерику, и врачу пришлось подождать, пока Флоренс ее утешала. Чашка чаю, десяток бумажных салфеток и ласковое слово медсестры произвели свое действие: больная уже была согласна выслушать мистера Фитцгиббона. Провожая пациентку к миссис Кин, Флоренс отметила, что, несмотря на вспыльчивость, пациентка была очень неплохой женщиной.
Следующий пациент оказался внешне ее полной противоположностью: худощавый, интеллигентный человек средних лет, который спокойно выслушал свой приговор, без колебаний решил лечь в больницу и перед уходом пожал руку врачу, благодаря за то, что иначе, как дурными вестями, не назовешь.
Последние двое назначенных были дети с бронхитом. Мистер Фитцгиббон осматривал их, разговаривая очень ласково, все время смешил и шутки ради даже позволил послушать себя своим стетоскопом. Прямо как добрый дядюшка, подумала Флоренс, украдкой бросившая на него любящий взгляд, когда седеющая голова врача склонилась над маленьким мальчиком.
Днем врач проводил занятие со стажерами, поэтому до четырех часов приема не было. После ланча Флоренс и миссис Кин приступили к своим непосредственным обязанностям, а около четырех дня мистер Фитцгиббон вернулся.
— Чай есть? — поинтересовался он у дверей своего кабинета и перед тем, как закрыть дверь, добавил: — Первая посетительница — очень ранимая дама, Флоренс, так что подготовьте чай и сочувствие. Они хорошо помогают при дурных вестях.
Через десять минут в кабинет вошла маленькая пожилая женщина, которую, казалось, могло сдуть ветром. Впрочем, у нее были открытые ярко-голубые глаза и безмятежное выражение лица. Флоренс усадила ее возле стола в кабинете, а сама растворилась в углу, ожидая, пока потребуется ее помощь. Вскоре Флоренс поняла, что врач и пациентка давно знакомы. После того как они поговорили о том о сем, мистер Фитцгиббон сказал:
— Флоренс, мисс Макфинн работала операционной сестрой в больнице Коулберта, когда я был совсем молодым врачом-стажером. Я ужасно ее боялся.
— Теперь мне следует бояться вас, вернее, того, что вы мне сообщите. — Пациентка взглянула на Флоренс и улыбнулась. — Дорогая, а вы боитесь его?
— Я? О Господи, конечно, нет, мисс Мак-финн. Я уверена, и вам нечего бояться, впрочем, я знаю, что вы не боитесь.
— Видите ли, не очень-то приятно услышать дурные новости. Александр, вам, наверное, надо меня осмотреть?
— Да. Пройдите, пожалуйста, с Флоренс.
Значит, его зовут Александр, размышляла Флоренс, занимаясь пуговицами, петлями и крючками. Что ж, хорошее имя, и ему подходит. Пока девушка приветливо беседовала с пациенткой, стараясь всячески ее успокоить, мысли Флоренс были целиком поглощены мистером Фитцгиббоном. У нее было такое чувство, как будто она наконец о нем что-то узнала.
К операции мисс Макфинн отнеслась философски.
— Конечно, Александр, раз вы так считаете… Хотя стоит ли делать операцию в моем возрасте?
— Конечно, стоит. И никаких сомнений быть не может. Готов спорить на сотню фунтов, что вы еще попляшете на своем девяностолетии. Ну что, спорим?
Мисс Макфинн призадумалась.
— Нет, боюсь, я проиграю. Лучше пошлете мне большой букет цветов. — И, глядя ему в глаза, добавила: — При любом исходе.
— Я отдам их вам лично в руки. — Он встал и, улыбнувшись, взял ее ладонь. — Вас поместят в частное отделение как моего особого пациента. И никаких возражений. Я все сделаю сам…
— Хорошо. — Пациентка посмотрела на Флоренс, стоявшую поблизости. — Как было бы замечательно, если бы это милое создание тоже было со мной рядом…
— Я обязательно об этом позабочусь.
Следующему пациенту пришлось минут десять подождать. Наконец, проводив его в кабинет, Флоренс пошла убрать в процедурном. Оставался последний посетитель, который после операции явился на очередной осмотр.
Когда он ушел, было шесть часов, и Флоренс с миссис Кин приступили к последней уборке помещения. Флоренс, направлявшуюся в кабинет, остановил мистер Фитцгиббон.
— Буду очень вам признателен, если вы сможете присутствовать, когда я буду оперировать мисс Макфинн. Я выберу день, когда штатная сестра выходная, и вы сможете ее заменить. — И, не дождавшись от Флоренс ответа, он добавил: — Вы понравились мисс Макфинн. Я считаю, нужно сделать для нее все, что в наших силах. Даже если речь идет о каких-то ее капризах…
— Хорошо, сэр, — ответила Флоренс и двинулась в процедурный кабинет, но врач вновь ее остановил.
— Наберите номер мисс Пейтон, пожалуйста.
Он писал и даже не поднял глаз.
В трубке раздался резкий голос:
— Да?
— Мисс Пейтон, с вами будет говорить мистер Фитцгиббон, — тоном еще резче произнесла Флоренс.
— Так дайте ему трубку, а не отнимайте у меня время.
Флоренс с разъяренным видом передала трубку врачу. И с укором произнесла:
— Пожалуйста, больше меня об этом не просите, сэр. — Она выскочила за дверь.
Мистер Фитцгиббон безучастно взял трубку и, не слушая, что говорят на другом конце провода, усмехнулся. Он думал о своем.
Дождавшись, когда Элеонор прервется, чтобы перевести дыхание, он вежливо проговорил:
— Боюсь, я не смогу пойти с тобой в театр, Элеонор. Я звоню с работы и пробуду здесь еще какое-то время. А потом мне нужно в больницу.
Терпеливо выслушав ее раздраженный ответ, он сказал:
— Тебе не составит труда подыскать мне замену. — И добавил: — Я вешаю трубку, Элеонор, иначе мне придется работать всю ночь.
Врач оставался за рабочим столом, когда Флоренс и миссис Кин, уходя, с ним прощались. На улице они разошлись. Флоренс, терзаемая беспокойными мыслями, направилась к дому миссис Твист. Опять она распустила язык, и мистер Фитцгиббон вполне мог сделать ей выговор, а то и вовсе уволить, попади она ему под горячую руку! Угораздило же ее так ему ответить, вздыхала Флоренс, отворяя ворота дома миссис Твист. Ни с врачами — консультантами в больнице, ни с пациентами она ни за что себе такое не позволила бы. Вернувшись домой, девушка первым делом села за стол, где ее ждали сосиски с картофельным пюре и чай. А после ужина, внимая совету миссис Твист, которая нашла девушку осунувшейся, вышла в садик подышать воздухом. Она взяла с собой вязанье и Бастера.
— Я пропала, — бормотала она, обращаясь к Бастеру. — Теперь мне надо решать: или терзаться и видеться с ним каждый день, или, что разумней всего, уйти и больше его не видеть. Лучше уйти. Я скажу, что маме нездоровится. Нет, это не подойдет, он может предложить устроить ее на повторное лечение. Или еще что-нибудь… Просто скажу, что она хочет, чтобы я жила дома…
Бастер, удобно расположившись на ее вязанье, заснул. Флоренс тоже закрыла глаза и, наилучшим способом решив свои проблемы, последовала его примеру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь не выбирают - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Любовь не выбирают - Нилс Бетти



Чудесный роман, читается очень легко, советую.
Любовь не выбирают - Нилс БеттиГалина
11.07.2011, 21.26





классная книга чудесный роман красивые отношения читайте и наслаждайтесь и верьте в любовь
Любовь не выбирают - Нилс Беттинаталия
12.07.2011, 14.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100