Читать онлайн Любовь не выбирают, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь не выбирают - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь не выбирают - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь не выбирают - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Любовь не выбирают

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ



Не успела Флоренс подойти к двери, как ей навстречу вышла мать, а за ней следом — двое братьев. Сквозь них протиснулся Хиггинс и с веселым лаем прыгнул на девушку.
— Привет, мамочка… мальчики, — выдохнула Флоренс. — Это мистер Фитцгиббон.
Неторопливо следуя за ней, он вместе с Монти остановился, и хозяева направились к нему.
— Вы уже встречались, — продолжала Флоренс, обращаясь к матери. — А это мои братья: Том и Ники. А это Хиггинс…
Хиггинс уселся напротив Монти и, склонив свою старую голову, стал осторожно обнюхивать собачонку.
— О, прекрасно, они подружатся, — произнесла миссис Нейпир. — Заходите, кофе ждет. Как доехали?
Она повела гостя в дом, а мистер Фитцгиббон с изысканной вежливостью отвечал на вопросы и, когда речь зашла о кофе, заявил, что больше всего на свете любит пить кофе на кухне.
— Дело в том, что я готовлю ланч, и мы могли бы поговорить, пока я стряпаю. — Миссис Нейпир одарила его благожелательной улыбкой. — Садитесь здесь. — Она предложила ему виндзорское кресло у чисто выскобленного деревянного стола. — Мы частенько собираемся на кухне, особенно зимой. Это хороший старый дом, но у нас открытые камины и никакого другого отопления нет. Часами приходится подкидывать уголь, чтобы обогреть гостиную.
За разговором она налила кофе, а Флоренс подняла кувшин с горячим молоком.
— Черный или с молоком? — поинтересовалась девушка, с удовольствием прислушиваясь к неумолкавшей матушке, к ее привычной мягко льющейся речи. Очень жаль, подумала Флоренс, если ему это не по нраву.
Но он, судя по всему, не возражал; выпил кофе с сахаром и молоком, не отказавшись от хорошего куска пирога, после чего присоединился к оживленному разговору братьев, обсуждавших автомобили, впрочем, не забывал поддерживать разговор и с матерью Флоренс, а когда узнал, что викарий отправился на ферму Уайтхорс, которая находилась в миле от них, на другом конце деревни, предложил подбросить его домой. Идея гостя была принята мальчиками на ура, и миссис Нейпир сразу же согласилась.
— Собачку, если хотите, оставьте здесь. Она, видно, поладила с Хиггинсом…
Они все направились к машине, и, когда мистер Фитцгиббон открыл дверцу машины, обе собаки юркнули внутрь. Миссис Нейпир вместе с дочерью проводили взглядом мягко скользнувший по дороге «роллс-ройс», а когда он повернул и исчез за воротами, сказала:
— Надеюсь, он не против того, что с ним увязались мальчики и собаки. С виду он такой приятный человек и к тому же такой воспитанный. Я уверена, детка, что он очень добросовестен в своей работе.
— Я тоже так думаю, мама. Работа для него на первом месте, хотя человек он очень скрытный. Много не говорит — только дает мне указания, что делать…
— Но, родная, не все же время вы работаете? Вы ехали из Лондона два часа, неужели вы ни о чем не говорили?
Флоренс призадумалась, вспоминая начало их путешествия.
— Ну, о том о сем…
— Удивляюсь, что он до сих пор не женат, — заметила миссис Нейпир.
Они на кухне мыли кофейные чашки.
— Честно говоря, я думаю, что у него нет времени даже влюбиться, хотя подходящих для этого женщин хоть отбавляй.
— Подходящих?
— Ну, мамочка, ты же понимаешь, что я имею в виду. Женщин его круга, которые красиво одеты, всегда ухоженны, веселы, любят развлечения и которым не нужно работать…
Миссис Нейпир с особой тщательностью мыла кувшин.
— С чего ты взяла, что его привлекают такие женщины?
— Одна девушка, то есть дама, по имени Элеонор, как-то заходила к нему в консультацию, и он, похоже, был ей ужасно рад. Они говорили негромко, но голос у нее… голос из тех, что из соседнего двора услышишь.
— Я не слишком хорошо знаю мистера Фитцгиббона, но он не производит впечатление человека, которого прельстит такая женщина. Так ты думаешь, он останется на ланч?
— Сомневаюсь, — ответила Флоренс. — А вот и они.
В кухню вошел один отец, и Флоренс из окна увидела, что две юношеские головки склонились с двух сторон от седеющей мужской над раскрытым капотом «роллс-ройса».
Викарий ее поцеловал и по-отечески похлопал по плечу.
— Дорогая моя, до чего же приятный человек твой доктор…
— Он хирург, папа, и вовсе не мой…
— Конечно, конечно, милая, я просто шучу. Побеспокоился привезти меня сюда, и с ребятами такой терпеливый. — Викарий взглянул на жену. — Надеюсь, мы пригласим его на ланч?
— Конечно. Сегодня суббота — он, должно быть, располагает временем. Я его спрошу.
Гость вскоре зашел на кухню и приглашение отклонил.
— Я бы рад принять ваше приглашение, — уверял он миссис Нейпир, — но никак не могу. У меня днем встреча, и мне нужно вернуться в Лондон.
— Раз надо, значит, надо, — согласилась миссис Нейпир. — Наверное, у вас не хватает времени отдохнуть как хочется. Очень вам благодарны за то, что привезли Флоренс. На нее не похоже, чтобы она опоздала на поезд.
— А-а, дело в том, что она не опоздала на поезд, ей пришлось задержаться на работе в пятницу вечером, чтобы принять пациента. Вот почему я ее привез. Порой я принимаю больных в неурочное время.
Его слова разочаровали миссис Нейпир, которой уже рисовалось начало романа между дочерью и этим приятным мужчиной.
Они проводили гостя до двери, и миссис Нейпир с грустью произнесла:
— Жаль, что вы не можете остаться. Мне так бы хотелось услышать о вашей работе. У меня довольно смутное представление о том, чем занимается Флоренс…
Он уже садился в автомобиль.
— У нее трудная работа, миссис Нейпир, но она здравомыслящая и храбрая девушка, которая не впадает в панику оттого, что разорвалась одежда и что сама она перепачкалась с головы до ног. — Он с улыбкой посмотрел на недовольное лицо Флоренс. — Спросите — она вам расскажет.
Махнув им рукой, он почти бесшумно покатил со двора.
— Что он имел в виду? — поинтересовалась миссис Нейпир. — Пошли в дом, детка, все нам расскажешь. У вас произошел несчастный случай?
— Нет же, — рассердилась Флоренс, — и я вовсе не собиралась вам ничего об этом говорить. Кто его тянул за язык?
— Да, детка. Давай-ка садись и рассказывай все по порядку.
Ей пришлось повиноваться.
— Я правда ничего особенного не сделала, то есть на моем месте это сделал бы каждый. А вот мистер Фитцгиббон ампутировал человеку ногу и спас ему тем самым жизнь. Причем оперировал, стоя на четвереньках, что, должно быть, для него было очень неудобно, ведь он такой крупный. С места происшествия он сразу поехал в больницу Коулберта, где произвел последующую хирургию. А меня посадил в такси и отправил домой.
— Какой он внимательный!
— Да? Он рассчитывал, что в тот же день я вернусь к своим обязанностям в консультации. — Флоренс презрительно фыркнула. — Он не щадит ни себя, ни других.
— Но ведь он привез тебя домой в «роллс-ройсе», — напомнил Том. — Мне кажется, он мужчина что надо…
— И я так считаю, — подхватил Ники. — К тому же он столько знает о машинах.
— фу, — возмутилась Флоренс. — Кому только нужны эти машины! — Она пулей выскочила за дверь и ринулась к себе в комнату, где высунулась из окна и стала размышлять, хотя сама толком не знала о чем.
Но размышления ее занимали недолго. В саду под окном распускались всякие летние цветы. Розы вперемежку с дремой и льнянкой, желтофиоли, незабудки, анютины глазки, садовые лилии и лютики буйствовали на довольно запущенных клумбах сада викария. Флоренс, твердо решив навести в этой хаотической цветовой гамме маломальский порядок, спустилась вниз.
Уик-энд пролетел незаметно, и она с неохотой покидала наполовину прополотый сад, впрочем, ее труды не пропали даром, она уже меньше страдала от чувства неудовлетворенности. В поезде по дороге в Лондон она думала о том, что напряженная неделя вернет ее к нормальному восприятию жизни.
После дома викария комната в доме миссис Твист показалась Флоренс немой и мрачной. Девушка поставила в вазу цветы, которые привезла с собой, распаковала сумку и отнесла букет роз в кухню. Миссис Твист была так розами очарована, что на радостях открыла банку с супом в дополнение к ужину, состоявшему из солонины, салата и помидоров.
На следующее утро, когда Флоренс шла на работу, солнце уже ощутимо согревало землю. День обещал быть чудесным, и мысли девушки невольно устремились к родному саду, к розам, которые нуждались в ее заботе. Едва она оказалась в обществе миссис Кин, как к ней вернулось ее обычное спокойствие. Мистер Фитцгиббон находился в больнице, поэтому у нее была возможность тщательно вымыть процедурный кабинет, проверить инструменты, заполнить всем необходимым шкафы и ящики стола, а потом не торопясь выпить с миссис Кин чашку кофе.
— Ты добралась тогда домой? — осведомилась дама, пока они пили кофе.
— В субботу утром меня отвез мистер Фитцгиббон.
— Ну надо же! Очень хорошо! Уик-энд он провел у вас в гостях?
— О нет. Только выпил чашку кофе и сказал, что у него встреча…
— Наверняка с этой Элеонор. Она дважды звонила на автоответчик. Вряд ли он сможет пойти с ней куда-нибудь сегодня вечером. Он освободится в больнице Коулберта не раньше часа, а с двух начинается дневной прием, на сегодня записано пять человек.
Миссис Кин взяла еще одно печенье.
— Я бы сказала, он сегодня чересчур перегружен. Понедельник, начало недели… Ты останешься у нас? — вдруг спросила она. — Мне бы хотелось…
— О, неужели прошел месяц? Да, надеюсь, он мне не откажет. Работа интересная, правда же? И очень приятно на выходные ездить домой. Потом, деньги…
— Ну, я не думаю, что каждые выходные ты будешь ездить домой. Дело в том, что в среду назначен один прием. В центральном графстве. Возможно, ты поедешь вместе с ним, и не исключено, что останешься там на ночь. А в следующий раз это вполне может быть в выходные.
— Ну что ж…
— Вот и прекрасно. Ты не против, если я на полчасика отлучусь? Нужно что-нибудь купить на ужин. Думаю, сегодня прием закончится, когда магазины уже будут закрыты.
Оставшись одна, Флоренс еще раз проверила содержимое шкафов и стола, несколько раз прерываясь, чтобы ответить на телефонные звонки, после чего включила послушать автоответчик. Голос Элеонор звучал резковато: мистер Фитцгиббон, как оказалось, не отвез ее в театр и даже не удосужился объяснить почему. Второе уведомление было еще эмоциональней по тону. Хоть мистер Фитцгиббон меньше всего нуждался в сочувствии, ведь умел сам за себя постоять, Флоренс почему-то стало его жаль.
Вскоре вернулась миссис Кин. Они только разделались с ланчем, когда пришел мистер Фитцгиббон и сдержанно их поприветствовал. Он выглядел осунувшимся, и неудивительно, ведь ему пришлось оперировать с восьми утра. Однако, когда Флоренс проводила к нему первого пациента, врач будто преобразился: его усталость сменилась теплотой и вниманием к больному.
Дневной прием закончился около пяти, и Флоренс отнесла мистеру Фитцгиббону чашку чаю, приготовленного миссис Кин.
Когда она вошла в кабинет, он поднял глаза.
— Сейчас я возвращаюсь в больницу Коулберта. Завтра первый пациент назначен на девять утра, так? Займите его обычным разговором, если я задержусь, ладно? Я надеюсь успеть, но я не уверен…
Что-то пробормотав в ответ, она направилась к двери, но он ее окликнул:

— Между прочим, мне необходимо ехать в Личфилд в среду. Маленькая девочка с муковисцидозом

l:href="#n_2" type="note">[2]
. Какое-то время она у меня лечилась, но родители настояли на том, чтобы забрать ее домой… Она трудный ребенок, поэтому попрошу вас поехать со мной. Возможно, нам придется там остаться на ночь, так что возьмите с собой все необходимое. Отправляемся сразу после утреннего приема. Нужно успеть к половине третьего, чтобы встретиться с ее лечащим врачом.
— В униформе, сэр?
— О, непременно. И не забудьте про свою обычную строгость. Девчушка избалована родителями и няней, но на нее хорошо действует умеренная строгость.
— Хорошо, сэр, — ответила Флоренс и вышла из комнаты. Перемена мест на пару дней довольно заманчива, но, похоже, прямые обязанности медсестры ей выполнять не придется. Миссис Кин пила на кухне чай, и, налив себе чашку, девушка присоединилась к регистраторше.
— Я еду в Личфилд, — сообщила Флоренс, — и, возможно, с ночевкой, как вы и предполагали.
— О, Фибе Виллерз! Сестра Брайс терпеть не могла к ней ездить. Ребенок на редкость трудный, а родители наотрез отказались продолжить лечение в больнице. У них свой дом где-то в Хэмпстеде, поэтому мистер Фитцгиббон положил девочку в больницу Коулберта, и там у нее действительно наступило улучшение. Но родители переехали в Личфилд и забрали ее с собой. Мистер Фитцгиббон мог бы отказаться от пациентки, но это не в его правилах. Он ни за что так не поступит, если в его силах хоть отчасти вернуть ребенку здоровье.
— Значит, он постоянно туда ездит ее наблюдать?
— Да, раз в три месяца. Она его частная пациентка, но, не будь она таковой, он все равно бы ездил. Он не привык легко сдаваться.
Следующий день прошел довольно гладко. Когда мистер Фитцгиббон собрался после дневного приема уходить, Флоренс спросила:
— Завтра у меня будет время зайти домой к миссис Твист за сумкой с вещами?
— Думаю, нет. Я хочу выехать при первом удобном случае. По дороге мы где-нибудь остановимся подкрепиться. Там вы сможете привести себя в порядок — ну, лицо, прическа…
Флоренс что-то невнятно пробормотала в ответ. Мужчине нужна жена, чтобы он разбирался в том, как женщина приводит себя в порядок. Интересно, с Элеонор он так же властен, и если да, то что она ему отвечает? Ну конечно, с Элеонор такой проблемы не может возникнуть — у Элеонор столько свободного времени, она в любой момент готова к появлению в обществе. Но сейчас, поспешно напомнила себе Флоренс, совсем другой случай, и никто наверняка не заметит, что у нее не так лежат волосы или блестит нос.
Тем не менее она вымыла вечером голову, привела в порядок и без того ухоженные руки и положила в сумку сменную униформу. Ей случалось в больнице иметь дело с трудными детьми, и она знала, что они могут швыряться всем, что попадет под руку…


Без десяти двенадцать следующего дня «роллс-ройс» мистера Фитцгиббона тронулся в путь. Флоренс молча сидела рядом с врачом, вспоминая о мелочах, которые не успела сделать, перебирая в памяти содержимое своей сумки — все ли взяла с собой, — и стараясь не думать о ланче. У нее был легкий завтрак, а в консультации не удалось даже выпить кофе. Она все же надеялась, что в животе у нее не заурчит от голода. Будь на месте ее спутника кто-нибудь другой, Флоренс не задумываясь сказала бы, что голодна, но одного взгляда на строгий профиль мистера Фитцгиббона было достаточно, чтобы понять, что этот вопрос его не занимал. А думал он только о том, как выехать из Лондона.
Не слишком хорошо ориентируясь в этой части города, она почувствовала растерянность, проезжая по незнакомым переулкам и необозначенным улицам, и уже было заподозрила, что он сбился с дороги, но наконец они оказались на северном шоссе M1, и его нога в дорогом ботинке нажала на газ.
— Вы умница, — произнес он. — Всегда знаете, когда надо помолчать.
Сделав это необычное замечание, он снова замолк, а ей оставалось только гадать, расценивать ли его слова как комплимент или просто как выражение облегчения. В любом случае она сочла лучшим не нарушать молчания.
Через несколько миль, миновав окрестности Лутона, он притормозил у заправочной станции Тоддингтона.
— У нас двадцать минут, и ни минуты больше. Выходите.
Она вышла и последовала за ним в кафетерий.
— Кофе и сандвичи? — спросил он, усадив ее за стол. — Что-нибудь еще?
— Сыр и чай, а не кофе. — И вдогонку добавила: — Пожалуйста.
Народу в кафе было немного, и он вскоре вернулся с подносом. Он принес сандвичи для них двоих, кофе для него и чайничек с чаем для нее. Этим он ее подкупил.
На разговоры не было времени, но он подкупил ее еще больше, когда сказал:
— Это не лучшее место для нас с вами, Флоренс, но нам надо торопиться. Вы должны позволить мне в качестве компенсации пригласить вас как-нибудь поужинать.
Прежде чем откусить очередной кусок, она ответила:
— Все в порядке, сэр. Сандвичи замечательные, а чай просто божественен.
Она выпила вторую чашку и, когда он спросил, готова ли она, поднялась с места.
— Встретимся у машины, я очень скоро. — Она убежала, не заметив на его губах улыбки, вызванной ее простодушием. Ему невольно вспомнилась Элеонор. При подобных обстоятельствах она бы стала распространяться о том, что ей нужно припудрить нос, и после этого исчезла бы на десять минут. Хотя прежде всего Элеонор ни за что не позволила бы себе оказаться в таких обстоятельствах.
Он уже был в машине, когда Флоренс, выйдя из дамской комнаты, быстрым шагом направилась к нему.
Он поспешно открыл и тут же закрыл за ней дверцу машины, после чего сел за руль. Поскольку было время ланча, дорога оказалась незагруженной, и «роллс-ройс» мчался со скоростью семьдесят миль в час. Флоренс размечталась о том, как на следующий день она получит жалованье, и, строя приятные планы, удивилась, когда увидела впереди указатель в Личфилд. Мистер Фитцгиббон свернул с дороги.
— Двенадцать миль по объездной дороге, — пояснил он и взглянул на часы. — Примерно через пять минут вы встретитесь с Фибе. — Он окинул девушку оценивающим взглядом. — У вас очень опрятный и аккуратный вид.
— Надеюсь, что так, — отрезала она. — В противном случае мне бы не удалось у вас надолго задержаться.
— Верно. Кстати говоря, вы намерены продолжить у меня работать?
— Ну да, если я вас вполне устраиваю, сэр.
— Насколько я успел заметить, нет никаких оснований считать, что у нас с вами не сложатся прекрасные взаимоотношения.
Такого рода замечания вполне были способны лишить девушку дара речи.
Виллерзы жили в нескольких милях от города. Когда машина въехала через двойные ворота и покатила по гладкой, как шелк, подъездной дороге через сад, Флоренс с восхищением разглядывала за окном пейзаж, словно нарисованный на картине. Не сравнить с заросшим сорными травами полудиким садом викария… Дом был под стать саду — белоснежные стены, сверкающие чистотой окна, с зеркальным покрытием двери. Все это напоминало декорации на сцене. Мистер Фитцгиббон, казалось, не видевший ничего вокруг, выйдя из машины, открыл девушке дверцу, и они направились к внушительному подъезду.
Горничная, в форменной одежде и даже в шапочке на голове, проводила их в прихожую. Здесь Флоренс, все еще не избавившись от ощущения, что находится на сцене, стала молча ждать дальнейшего развития действия.
— Мистер Фитцгиббон и сестра Нейпир. Нас ожидают, — представился мистер Фитцгиббон, и их пригласили пройти в зал с высоким потолком и двустворчатыми окнами, открытыми в сад… Комната была обставлена современными стульями, мягкими кушетками и стеклянными столиками. Выросшей в окружении начищенного до блеска дуба и красного дерева Флоренс стало несколько не по себе.
Навстречу им вышли мужчина и женщина, которые как нельзя лучше вписывались в обстановку. Одежда, макияж и прическа женщины — все отвечало современному интерьеру.
Первой заговорила миссис Виллерз:
— Рада вас видеть, мистер Фитцгиббон. Доктор Гиббз вскоре к нам присоединится. — Ее взгляд упал на Флоренс. — Новая медсестра? А что случилось с прежней?
— Сестра Брайс уволилась по причине замужества. Позвольте представить вам сестру Нейпир, миссис Виллерз.
Не гладя на Флоренс, миссис Виллерз кивнула в ее сторону.
— Пожалуйста, присядьте и что-нибудь выпейте… Сестра может пройти в дамскую комнату.
— Я бы предпочел, чтобы она поговорила с Фибе до осмотра, — вежливо, но крайне холодно произнес мистер Фитцгиббон.
— О, если это необходимо… Девочка с няней. Я распоряжусь, чтобы сестру проводили наверх.
— Думаю, мне тоже лучше подняться. Надеюсь, меня известят, когда приедет доктор Гиббз?
— Вы должны поступать, как считаете необходимым. — Усмехнувшись, миссис Виллерз пожала плечами. И, взглянув на своего безмолвного мужа, произнесла: — Арчи, дорогой, будь любезен, нажми на звонок.
В сопровождении горничной они поднялись наверх, через дверь вошли в коридор, который вел в детскую, окнами выходившую на задний дворик. В комнате, обставленной довольно подержанной мебелью, было уютно и чересчур жарко. И неудивительно, подумала Флоренс, ведь все окна были закрыты, а в камине под старину зачем-то горел огонь.
Фибе сидела за столом, перед ней лежала книжка-раскраска и стояла коробка с красками. Напротив девочки сидела пожилая женщина — одутловатое лицо, маленькие как бусинки глазки. Когда они вошли, она встала, поздоровалась с мистером Фитцгиббоном и молча уставилась на Флоренс.
Обаяние мистера Фитцгиббона немедленно возымело действие, и женщина, расслабившись, почтительно кивнула Флоренс, а потом велела Фибе, как подобает юной леди, сказать «здравствуйте».
— Привет, — произнесла Фибе и вновь занялась рисованием. Она была бы симпатичной девочкой, если бы не болезненный вид, делавший ее похожей на голодающую бродяжку — слишком крупные глаза на исхудалом, без кровинки лице.
— Ну, как дела? Как наши процедуры? — не тратя времени попусту, начал мистер Фитцгиббон.
— Видите ли, сэр, этим мы не занимаемся. Это совсем не по душе бедняжке Фибе. Она обожает сидеть в этой теплой комнате со своей старой нянюшкой. Да, лапушка?
Фибе ничего не ответила, но через минуту взглянула на Флоренс и спросила:
— Кто она?
— Я пришел на тебя посмотреть, а сестра Нейпир здесь, чтобы мне помочь. Доктор Гиббз поднимется прямо сюда.
— Я не хочу, — заявила Фибе.
Флоренс выдвинула кресло и села радом с девочкой.
— Почему же? — дружелюбно поинтересовалась она. — Скажи.
— Просто потому…
— Мы так долго к тебе ехали, — продолжала Флоренс, — а мистер Фитцгиббон очень занятой человек. Ну, раз ты не хочешь, нам ничего не остается, как сесть в машину и отправиться обратно в Лондон. — С этими словами она взяла кисточку и раскрасила в ярко-красный цвет слона.
— Слоны не бывают красными, — фыркнула Фибе.
— Не бывают. Но иногда хочется делать все наоборот, правда же? Красными розы бывают… Кстати, ты каждый день ходишь в сад их нюхать?
— Я очень больна.
— Поэтому мистер Фитцгиббон и приехал к тебе. Он осмотрит тебя и, возможно, скажет, что ты уже не так больна и можешь ходить в сад.
Закончив со слоном, Флоренс стала раскрашивать фиолетовыми полосами зебру.
— Знаешь, — предупредила девочка, — у меня слишком натянутые нервы.
— Мне всегда было интересно разобраться, что же это на самом деле значит. Может, то, что тебя подвесили к потолку, как думаешь?
Девочка засмеялась:
— А ты мне нравишься. Ты не то что другая сестра. Я ее укусила.
— А сегодня тебе никого кусать не придется, потому что тебе стало лучше.
Мистер Фитцгиббон, который до этого говорил с няней девочки, обернувшись, спросил у Флоренс:
— Вы же боитесь, Флоренс, что вас укусят?
— Боюсь, сэр? Ни капельки. Я ни за что не упущу случая укусить в ответ.
Он расхохотался, а няня нахмурилась. К счастью, в это мгновение открылась дверь и в комнату вошел мистер Гиббз. Пожилой мужчина с добрым лицом тепло поприветствовал мистера Фитцгиббона.
— Это сестра Нейпир. Заняла место сестры Брайс. Поскольку мы собрались, давайте осмотрим девочку, а ситуацию в целом обсудим после. Мы остаемся на ночь. Утром сестра Нейпир займется девочкой и сообщит мне о результатах. Я так понимаю, что процедуры не проводились.
— Да, я хотел вам об этом сказать. — Доктор Гиббз пожал Флоренс руку. — С позволения няни мы пройдем в комнату девочки…
Фибе была совсем не легкой пациенткой, и на ее осмотр потребовалось времени вдвое больше обычного, причем Флоренс пришлось мобилизовать все свое терпение и изобретательность, чтобы ребенок вел себя по возможности тихо. Мужчины вышли из комнаты, а Флоренс, успокаивая девочку, помогла ей одеться и отвела за руку к няне.
Флоренс объяснила, что ей велено поднять ребенка рано утром на процедуры, и няня с негодованием обрушилась на нее.
— Простите, — сказала Флоренс, — но меня просил об этом мистер Фитцгиббон. Я уверена, что вы хотели бы успешно лечить девочку.
Простившись на время с Фибе, которая все еще капризничала, Флоренс спустилась вниз. Бедная маленькая Фибе была очень больна, впрочем, не безнадежно. У нее был еще шанс выздороветь в случае правильного ухода и лечения в больнице. Но стоит им скрыться за дверью, размышляла Флоренс, и няня опять станет во всем потакать ребенку. Назначенное мистером Фитцгиббоном лечение, конечно же, ничего не даст…
Флоренс не знала, куда пойти и чем заняться, и вокруг никого не было. Врачи, вероятно, обсуждали свои заключения или пили чай с Виллерзами. Пожалуй, от чашки чаю она бы тоже не отказалась. Так никого и не встретив, девушка, пройдя через коридор, вышла в сад побродить по безукоризненно ухоженным дорожкам.
Стоя у окна гостиной, мистер Фитцгиббон слушал бесконечный монолог миссис Виллерз, которая сначала уверяла врача, что все его рекомендации тщательнейшим образом выполнялись, потом стала распространяться о собственных болезнях, но глазами мистер Фитцгиббон следил за прогуливающейся на солнышке Флоренс. Под аккуратной шапочкой переливалась копна медно-рыжих волос, и он подумал, что даже в строгой форме девушка хорошо смотрится в саду среди роз.
Наконец миссис Виллерз раздраженно произнесла:
— Пожалуй, нам лучше перейти к чаю. Садитесь, мистер Фитцгиббон, и вы, мистер Гиббз. Полагаю, сестра тоже не откажется от чаю?
— Уверен, сестра Нейпир с удовольствием согласится. Я вижу, она гуляет по саду.
— Арчи, пойди и приведи ее, ладно?
Разговор за чаем был натянутым, имя девочки не упоминалось. Только когда чашки со стола убрали, мистер Фитцгиббон самым вежливым образом заметил:
— Если можно, мы с сестрой Нейпир выйдем в сад: я хочу дать ей указания на завтрашнее утро, а после мы могли бы поговорить о Фибе.
Когда они достаточно удалились от дома, он спросил:
— Что скажете?
— Что скажу, сэр? Если вы о Фибе, то я считаю, что им должно быть ужасно стыдно за такое пренебрежение лечением. Если бы оно тщательно выполнялось и девочку можно было вернуть в больницу… Неужели вы не можете их заставить? — в запальчивости спросила она.
— Дорогая моя, если только не жить здесь и не вести наблюдение за ребенком, я не вижу возможности что-либо изменить. Я предложил родителям нанять сиделку для ухода за Фибе. Миссис Виллерз заявила мне, что няня будет против и наотрез откажется это обсуждать. Доктор Гиббз сделал, что мог. Нельзя настаивать на лечении вопреки воле пациента или его родителей, как в данном случае.
— Няня пришла в ярость, узнав, что я собираюсь потревожить Фибе завтра утром.
— Я это предвидел. Хотите, чтобы я пошел вместе с вами?
— В шесть часов утра? — Она повернулась, чтобы взглянуть ему в глаза. — Нет, не стоит.
— Я планирую уехать около девяти утра. В половине девятого прибудет мистер Гиббз. Вы уложитесь к этому времени?
— Да, сэр.
— Неужели нельзя, — мягко начал мистер Фитцгиббон, — сейчас, когда мы одни, постараться не называть меня на каждом шагу «сэром»?
— Можно, только это совсем ни к чему, — отозвалась она.
— Так я чувствую себя стариком.
— Вздор, никакой вы не старик… Я должна буду обедать вместе с вами или мне принесут что-нибудь на подносе?
Он остановился. Его взгляд выражал холодное удивление:
— Неужели, вы считаете, что я такое позволю? Странно, что вам вообще пришла такая мысль в голову.
— Вы — да… Но вот миссис Виллерз, она…
— Не будем тратить время на эти разговоры. — Они повернули к дому. — Завтра в два часа дня у меня операция. Штатная медсестра выходная, поэтому прошу вас ассистировать вместо нее.
— И вы только теперь сообщаете мне об этом! — воскликнула пораженная Флоренс. — Нет, вы действительно…
— Что?.. — мягко вставил мистер Фитцгиббон.
— Нет, ничего. Что за операция?
— Лобэктомия. Справитесь?
— Сделаю все, что в моих силах, сэр, — ровным голосом произнесла она, но ее голубые глаза вспыхнули, а щеки залились краской.
— Вы так обворожительно красивы, когда сердитесь, — заявил мистер Фитцгиббон и, открыв дверь в гостиную, пропустил девушку вперед.
Комната Флоренс находилась поблизости от детской. Вполне приятная комната, подумала девушка, учитывая, что интерьер напоминал скорее гостиничный номер. Дверь рядом вела в ванную, и девушка перед обедом провела целый час, лежа в ванне и размышляя о мистере Фитцгиббоне. На память приходило разное: то обрывки разговоров, то его умение превращаться из приятного собеседника в строгого врача-консультанта, она вспоминала, как ловко он управлял машиной, как сумел выйти из практически безнадежной ситуации, спасая мужчину в грузовике. «Нет, довольно, пора кончать им восхищаться», — решила Флоренс, увидев в зеркале, как сильно она покраснела.
Позже, уже в постели, она принялась перебирать впечатления вечера. Обед прошел очень официально. Увидев миссис Виллерз в черном шифоне с блестками, Флоренс особенно неловко почувствовала себя в униформе, несмотря на то что на ней был запасной комплект из сумки. Разговор плохо удавался. Миссис Виллерз тараторила о своей хрупкой конституции, муж ее почти не старался поддерживать беседу, а мистер Фитцгиббон с его изысканными манерами умело вставлял нужное слово в нужное время. Что до самой Флоренс, то она лишь отвечала, когда ее спрашивали, и делала вид, что слушает словоохотливую миссис Виллерз, на самом же деле она думала о своем. Флоренс вспоминала о том и о сем, и с мыслью о мистере Фитцгиббоне наконец заснула.
Они отправились в обратный путь в девять утра, и Флоренс с облегчением вздохнула, когда мистер Фитцгиббон выехал из владений Виллерзов. Раннее утро для нее было сущим наказанием. Фибе вела себя несносно, а няня лишь усугубляла положение. Флоренс подмывало сказать ей, что, балуя ребенка, наносишь ему только вред, но Флоренс решила не повторять то, что мистер Фитцгиббон наверняка уже говорил. Флоренс завтракала в одиночестве, врачи в это время беседовали с Виллерзами. Сидя в машине, девушка украдкой взглянула на строгий профиль ее спутника и решила помолчать до тех пор, пока с ней не заговорят.
Они проехали почти половину пути до магистрали, прежде чем он завел разговор с Флоренс.
— Мы сделали для этого ребенка все, что могли. Доктор Гиббз будет настаивать на том, чтобы вернуть девочку в больницу, но боюсь, когда они согласятся, будет слишком поздно ей чем-то помочь.
— Бедное дитя, — проговорила Флоренс.
— Вы прекрасно выполнили свои обязанности, и мне очень жаль, что с вами обошлись не лучшим образом.
— Это не имеет значения.
Он мельком взглянул на нее.
— Вы добрая душа и никогда не ропщете. Мы остановимся в Милтон-Кейнз и выпьем кофе.
Вскоре они выехали на шоссе и большую часть оставшегося пути молчали. Флоренс была этому рада: она в уме готовилась к операции.
В Милтон-Кейнзе они остановились у почты и не спеша перекусили кофе с булочками, ведя отрывочный разговор. Хотя остаток пути они проехали фактически в молчании, Флоренс чувствовала себя уютно в обществе мистера Фитцгиббона. Возможно, у них налаживаются дружеские отношения… Как ни странно, Флоренс на это очень надеялась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь не выбирают - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Любовь не выбирают - Нилс Бетти



Чудесный роман, читается очень легко, советую.
Любовь не выбирают - Нилс БеттиГалина
11.07.2011, 21.26





классная книга чудесный роман красивые отношения читайте и наслаждайтесь и верьте в любовь
Любовь не выбирают - Нилс Беттинаталия
12.07.2011, 14.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100