Читать онлайн Любовь не выбирают, автора - Нилс Бетти, Раздел - ГЛАВА ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любовь не выбирают - Нилс Бетти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.83 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любовь не выбирают - Нилс Бетти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любовь не выбирают - Нилс Бетти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нилс Бетти

Любовь не выбирают

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВТОРАЯ



Дни летели быстро. У мистера Фитцгиббона редко выпадала свободная минута, и, судя по всему, такой же режим работы ожидал и Флоренс. К концу недели она всесторонне ознакомилась со своими обязанностями, оказавшимися довольно разнообразными. Дважды по вечерам ей пришлось возвращаться в консультацию и помогать вести прием пациентов, которые не смогли или по какой-то причине не захотели явиться в дневное время. Однажды днем ее срочно вызвали в частную клинику готовить инструменты к биопсии, назначенной врачом одному из пациентов. Операционная там была такой же, как в больнице Коулберта, поэтому Флоренс сразу же почувствовала себя уверенно. На вопрос, здесь ли он проводит свои основные операции, мистер Фитцгиббон ответил:
— О Господи, конечно, нет! Только небольшие. Остальные в больнице Коулберта или в других крупных частных больницах.
К концу недели у врача с медсестрой установились нормальные рабочие отношения, однако сам мистер Фитцгиббон был для Флоренс такой же загадкой, как и в день их встречи. Мистер Фитцгиббон приходил и уходил, оставлял телефон на случай, если понадобится, но никогда не упоминал, куда направляется. Спроси ее, где он жил, и она не ответила бы. Он мог жить где угодно — хоть на Луне. Он также не проявлял особого интереса к ее персоне. В конце недели он, правда, осведомился, хорошо ли она устроилась у миссис Твист и устраивает ли ее работа. Вопрос этот смутил ее. Мистер Фитцгиббон сказал, что на уикэнд она свободна и при желании может поехать домой. Однако вечером в пятницу обстоятельства переменились. Последний пациент покинул консультацию только в шесть. Флоренс опоздала и на свой поезд, и на следующий, а тот, что шел за ним, прибывал в Шерборн слишком поздно. Флоренс не хотелось заставлять отца так поздно встречать ее на вокзале.
Перед уходом она пожелала мистеру Фитцгиббону спокойной ночи.
— Едете домой, мисс Нейпир? — поинтересовался он.
Да, она едет домой, но только завтра утром, довольно резко ответила она.
Ничего больше не сказав, он лишь окинул ее задумчивым взглядом. Флоренс была уже у двери, когда услышала вслед:
— Надеюсь, вы вернетесь в воскресенье вечером? В понедельник утром к девяти часам нам нужно быть во всеоружии. — Предполагалось, что его напутствие будет принято без возражений.
Как замечательно вновь оказаться дома! На кухне за чашкой кофе, пока мать чистила морковь, а миссис Бакетт вертелась поблизости, боясь пропустить что-нибудь важное, Флоренс рассказывала обо всем, что произошло за неделю.
— Работа у мистера Фитцгиббона тебе по душе? — спросила мать.
— О, конечно! У него ведь обширная практика, есть свое отделение в больнице Коулберта, и, похоже, его частенько приглашают на консилиумы.
— Он женат? — бесхитростно осведомилась миссис Нейпир.
— Понятия не имею, мама. Если честно, я совсем ничего не знаю о нем, да и вообще это не тот человек, чтобы наводить о нем справки.
— Конечно, нет. Но ведь могла же об этом обмолвиться его регистраторша. Или еще кто-нибудь…
— Все, кто его окружает, упоминают о нем, только когда речь идет о работе. Может, ничего не знают, а может, их попросили держать язык за зубами…
Уик-энд пролетел быстро. Флоренс вскопала огород, прогулялась с Хиггинсом, поучаствовала в хоре на воскресной службе, напекла гору кексов для чаепития, которое на неделе собиралось устраивать Общество матерей, и посетила подруг, на каких хватило времени, — не успела она оглянуться, как пришел воскресный вечер и, к ее сожалению, пора было возвращаться в Лондон. Она вновь оказалась в доме миссис Твист, где ее ждал приготовленный доброй хозяйкой ужин, и стала готовиться к предстоящей неделе. Хорошо, думала Флоренс, что работа ей не давала скучать и каждый день готовил что-то новое.
В понедельник ничего особенного не намечалось. Увидев утром мистера Фитцгиббона за рабочим столом, Флоренс пришла в некоторое замешательство. Он довольно любезно пожелал ей доброго утра, но по всему было видно, что врач клевал носом, то и дело отрываясь от записей.
— Вы, очевидно, полночи провели здесь, — сухо произнесла Флоренс, глядя на его утомленное, небритое лицо, помятые брюки и свитер с высоким воротом. — Пойду приготовлю вам кофе.
Выскользнув из комнаты, она по возможности тихо закрыла за собой дверь, на кухне поставила греться чайник, положила в чашку растворимого кофе, щедро добавила сахару и молока, взяла коробку сдобного печенья, которую они с миссис Кин держали на одиннадцатичасовой чай, и понесла поднос в кабинет врача.
— Вот, — добродушно произнесла она, — кофе для вас. Первая пациентка будет только в половине десятого. Так что после кофе отправляйтесь домой и приведите себя в порядок. Ведь это будет очередной осмотр, да? Вы даже успеете немного вздремнуть.
Мистер Фитцгиббон покорно внял ее словам и выпил кофе, пытаясь вспомнить, когда в последний раз ему вот так велели пить кофе и идти домой. У него в памяти всплыли яркие воспоминания о далеком детстве, о том, как Нэнни стояла над ним, пока он пил горячее молоко.
Сам себе удивляясь, он последовал совету Флоренс, и, когда она вернулась в кабинет с пачкой бумаг, мистера Фитцгиббона там уже не было. Ровно в половине десятого он, в элегантном темно-сером костюме и темном дорогом галстуке, уже, однако, сидел на рабочем месте без каких-либо признаков бессонной ночи. Казалось, он помолодел лет на десять, отметила про себя Флоренс, украдкой за ним наблюдая. «Интересно, сколько ему лет?» — размышляла она.
У миссис Доумор-Пью несколько лет назад вырезали грыжу, и пациентка пришла на проверочный осмотр. На ее тощей, как скелет, фигуре болтался какой-то странный балахон, который было одинаково долго и снимать, и надевать.
Разговор шел на тему «пожалейте меня, бедняжку», как про себя подметила Флоренс. Наклеенные ресницы дамы то и дело взмывали вверх, когда та стреляла глазами в мистера Фитцгиббона, но он оставался равнодушным к ее знакам внимания. Сказав ей, что находит ее здоровой, врач посоветовал пациентке больше двигаться, хорошо питаться и найти себе интересное занятие.
— Но я боюсь съесть лишнюю ложку, — заявила пациентка. — Я же не молодая девушка из тех, что вас окружают. Это им нужно питаться три раза в день. — Она устремила взгляд на идеальную фигурку Флоренс. — Если хорошо сложен, тогда, конечно…
Флоренс ничем не выдала внутреннего всплеска эмоций, но, оставаясь внешне спокойной, избегала взгляда мистера Фитцгиббона.
— Все равно, — вежливо настаивал он, — вам следует разумно питаться. Юношеская стройность с возрастом превращается в худобу.
— Ну, об этом мне еще рано беспокоиться, — с деланной улыбкой сообщила она.
Учтиво улыбаясь, мистер Фитцгиббон на прощание пожал ей руку.
Когда Флоренс убирала в кабинете, мистер Фитцгиббон молча за ней наблюдал.
— Пригласите сэра Персивала Уоттса, — сказал он наконец и, взглянув на часы, добавил: — Минут десять вы свободны и можете выпить кофе. Я тоже выпью, но перед следующим пациентом. Кто там у нас? — он заглянул в пачку лежавших перед ним карточек. — Мистер Симпсон. Пришли результаты его анализов. Ему необходима операция.
Когда Флоренс вошла в кабинет, сэр Персивал уже собирался уходить, и девушка пригласила войти мистера Симпсона. Кивком мистер Фитцгиббон дал ей понять, чтобы она занялась своими делами в процедурном кабинете, пока он поговорит с пациентом. Сначала до нее доносился приглушенный звук их голосов, который вскоре смолк. Она обернулась и увидела, что мистер Фитцгиббон наблюдает за ней, прислонившись к двери.
— Если меня будут спрашивать — я в больнице Коулберта. Вернусь часа через два. Сегодня вечером можете уйти вовремя. В свободные вечера вам, наверное, хочется куда-нибудь пойти?
— Мне? Нет, мне некуда пойти, вернее, не с кем… Большинство моих друзей покинули больницу Коулберта или обзавелись семьями. Да и вообще после ужина у меня почти не остается времени.
— Я предупреждал вас, что рабочее расписание здесь неустойчиво. Завтра днем, если хотите, на несколько часов можете уйти с работы. У меня операция в больнице Коулберта, мне будет ассистировать штатная медсестра. Но прошу вас вернуться к шести вечера — у нас новый пациент.
С этими словами он удалился.
— Хоть бы раз сказал «спасибо», — пробормотала сама себе Флоренс.
Если не считать нескольких фраз, касающихся работы, то за весь день лично ей он не сказал ни слова, лишь перед уходом проводил кратким «спокойной ночи». Он, наверное, устал, решила Флоренс, наблюдая за тем, как мистер Фитцгиббон переходит дорогу, направляясь к машине. А дома жена, должно быть, приготовила ему вкусный обед. Флоренс взглянула на часы. Правда, для обеда еще рановато, очевидно, его ждет прекрасное вечернее чаепитие. Такому крупному мужчине, однако, нужно много хорошей и калорийной пищи. Флоренс уже подбирала для него в уме меню: суп, порция жаркого с гарниром из печеного картофеля и свежими овощами, а на десерт фруктовый пирог. Например, с ревенем. В выходные у них дома в Гассидж-Толларде было принято готовить пирог с ревенем, щедро политый сметаной. Частная практика в консультации, операции в больнице должны давать мистеру Фитцгиббону приличный доход, и работу по дому вместо жены, видимо, выполняет прислуга. А за детьми следить наверняка приставлена няня, продолжала фантазировать Флоренс. У него, скорее всего, два мальчика и девочка… От фантазий Флоренс оторвал голос миссис Кин:
— Ты идешь домой? Сегодня был легкий день, правда? А вот назавтра назначен вечерний прием…
Флоренс начала переодеваться.
— Я знаю. Мистер Фитцгиббон отпустил меня на дневное время, но просил вернуться к шести вечера.
— А он не сказал тебе, кто придет? Нет? Значит, забыл. Великая театральная знаменитость. Но, естественно, записана она под именем мужа. — Миссис Кин проверяла, закрыты ли окна и двери. — Довольно крутая дамочка. — Несмотря на то, что миссис Кин давно работала у мистера Фитцгиббона, она частенько прибегала к хлестким выражениям и даже перевирала медицинские термины, чем грешила в молодости.
Флоренс, облачаясь в юбку со свитером, рисовала в своем воображении образ красивой, однако не первой молодости актрисы, которая очень много курила, отчего у нее появился опасный кашель…
На следующий день после утреннего приема Флоренс, все убрав, собралась уходить.
— Не забудьте, ровно в шесть, — напомнил ей мистер Фитцгиббон.
Флоренс весело кивнула. Впереди у нее было целых шесть свободных часов, впрочем, расписанных по минутам. На ланч у миссис Твист Флоренс не рассчитывала. Она поест где-нибудь в другом месте. Она обежит магазины на Бромптон-роуд, заскочет в «Харродз», немного прогуляется в парке, выпьет чашечку чаю и как раз вовремя вернется в консультацию.
Выполнив намеченную программу и значительно взбодрившись, Флоренс появилась на рабочем месте на десять минут раньше положенного времени. Но врач все равно был уже на своем посту.
Со свойственной ему холодной учтивостью поприветствовав ее, он произнес:
— Вам придется не отходить от пациентки, мисс Нейпир. — И он вновь взялся за авторучку.
Миссис Кин в консультации не было, и, когда раздался звонок в дверь, ожидавшая пациентку в приемной Флоренс открыла сама. Хоть она и не была заядлой театралкой и почти не смотрела телевизор, тем не менее вошедшую даму узнала сразу. Та была не первой молодости, но все еще выглядела великолепно: искусный макияж, изысканный туалет и тонкий неотразимый аромат духов. Проходя в приемную мимо Флоренс, дама легким кивком ее поприветствовала.
— Надеюсь, мне не придется ждать, — объявила она. — Уведомьте мистера Фитцгиббона, что я пришла.
Флоренс опустила свой точеный носик.
— Мистер Фитцгиббон уже ждет вас. Если вы минуту посидите, я доложу ему, что вы здесь.
Флоренс постучала в кабинет и, войдя, закрыла за собой дверь.
— Пациентка пришла, сэр.
— Прекрасно, пригласите ее войти и останьтесь сами.
Следующие полчаса были трудными. Никого не обрадует известие, что у него рак легких, однако, за редким исключением, люди встречают такое известие мужественно, по крайней мере внешне. Тщательно осмотрев пациентку, мистер Фитцгиббон сообщил ей диагноз в самой мягкой форме, после чего на врача обрушился шквал обвинений, поток слез и артистических угроз покончить с собой.
Держа наготове чашку чаю и бумажные салфетки, Флоренс ежилась от жалобных воплей актрисы, оплакивающей свое потерянное здоровье, рухнувшую карьеру и испорченную внешность.
Воспользовавшись наконец паузой в ее словоизлияниях, мистер Фитцгиббон ласково произнес:
— Дорогая моя, ваш зритель ничего не заподозрит, если вы сами не захотите об этом рассказать. При вашей известности, полагаю, вы без ущерба для себя можете не появляться на сцене пару месяцев. И ваш внешний вид ничуть не пострадает: ваша… э-э-э… неувядаемая красота целиком в вашей власти. Волнение и беспокойство вредят гораздо больше любой операции.
Новый приступ рыданий, грозящих перейти в истерику, Флоренс взяла на себя. Подождав, пока девушка успокоит пациентку, врач добавил:
— Предлагаю вам как можно быстрее выбрать больницу, и в течение ближайших трех недель я вас прооперирую.
— Вы уверены, что сможете мне вернуть здоровье?
— Если это в моих силах, то да.
— Я не стану калекой?
Его взгляд при всем хладнокровии выражал удивление.
— Я не калечу своих пациентов. Мне часто приходится делать такие операции, и они дают, как правило, хорошие результаты.
— Мне нужен особо тщательный уход, я очень чувствительный человек.
— Любая частная больница Лондона вам это гарантирует. Сообщите мне, когда примете решение, я сделаю необходимые приготовления.
Мистер Фитцгиббон встал, вежливо попрощался с дамой, и Флоренс проводила ее к выходу.
Когда девушка вернулась в кабинет, он все еще сидел за столом. Бросив на нее взгляд, он произнес:
— Теперь вы поняли, почему у нас трудная работа? В больнице Коулберта раз десять в неделю мне приходится сталкиваться с подобными случаями, но никто не позволяет себе таких выходок.
— Видите ли, — Флоренс решила быть беспристрастной, — она известная личность.
— Каждая мать по-своему известная личность в семье, и многие из них оказываются перед лицом опасности. А что же тогда говорить о матерях-одиночках или немолодых женщинах, на попечении которых престарелые родители?
Флоренс невольно присела напротив него за столом.
— Никогда не думала, что вы так…
— Что — так?
— Думаете о людях. Нет, конечно, врачи, и особенно хирурги, должны думать о людях, но вы… — она запнулась, подбирая нужное слово, однако веселая усмешка мистера Фитцгиббона вогнала ее в краску.
— Какое счастье, мисс Нейпир, — добродушно заметил он, — что мое жизненное благополучие не зависит от вашего лестного обо мне мнения!
Флоренс вскочила со стула.
— Простите, не знаю, почему у меня это вырвалось, — сказала она, после чего быстро нашлась и добавила: — Я всегда говорю не подумав. Отец не зря меня учил…
— О, не стоит из-за этого переживать. Уверен, вы никогда не говорите ничего такого, что могло бы оскорбить человека в лучших чувствах.
Флоренс уже открыла рот, чтобы надерзить, но подумала и спросила, подавив эмоции:
— Ожидаете еще кого-нибудь, сэр, или мне можно начинать уборку?
Он оставил ее вопрос без внимания.
— Вы намерены покинуть нас в конце месяца? — небрежно осведомился он.
— Покинуть? Вас? Нет… — у нее перехватило дыхание. — А вам бы хотелось?.. Я, наверное, раздражаю вас? Не всегда люди ладят друг с другом, — философски заметила она. — Знаете ведь, бывает взаимная антипатия.
Лицо его оставалось серьезным, но глаза искрились смехом.
— Не имею ни малейшего желания с вами расставаться, мисс Нейпир. Вы меня очень устраиваете. Вы проворная, чуткая и, похоже, нравитесь пациентам. К тому же безропотно принимаете все неудобства, связанные с режимом нашей работы. Мы должны друг с другом поладить. — С этими словами он встал. — Заканчивайте свои дела, а потом мы с вами где-нибудь пообедаем.
Флоренс в удивлении вскинула на него глаза.
— Вы — со мной? Но меня ждет в духовке ужин миссис Твист…
Врач протянул руку к телефону.
— Значит, я попрошу его вытащить, иначе он станет несъедобным. — Махнув своей крупной рукой, врач добавил: — Минут через пятнадцать я закончу записи и буду вас ждать.
Повода ему возразить у нее не нашлось, и Флоренс, скрывшись в процедурном кабинете, принялась за дело. Пятнадцать минут — это не так уж много, подумала она, а нужно было простерилизовать почти все инструменты, что, правда, вполне могло подождать до завтрашнего утра. Флоренс трудилась с привычной быстротой, и вскоре, вновь чистый, кабинет засверкал. В приемной тоже кое-что требовалось поправить: по дороге к выходу последняя пациентка, дав волю чувствам, раскидала все подушки. Аккуратно уложив подушки на место, Флоренс шмыгнула в гардеробную, где молниеносно привела в порядок прическу и лицо, выскользнула из униформы, надела платье-джерси, подходящий к нему жакет, обула туфельки на низких каблуках, прихватила сумочку и поспешила в кабинет врача.
Мистер Фитцгиббон, засунув руки в карманы, смотрел в окно. Услышав, что она вошла, он обратился к ней через плечо:
— Вам нравится жить в Лондоне?
— Я бы не сказала, что я здесь живу. Я здесь работаю, а в свободное время езжу домой. Когда я работала в больнице Коулберта, после дежурств я много гуляла по городу, но тем не менее в Лондоне я никогда не чувствовала себя как дома.
— Предпочитаете деревню?
— Да. Хотя жить где-нибудь в окрестностях Лондона или, скажем, здесь, — она указала на улицу за окном, — пожалуй, тоже было бы неплохо.
Он открыл ей дверь, они вышли, и он запер дверь на ключ.
— Вы живете в Лондоне? — поинтересовалась Флоренс.
— Преимущественно да. — В его тоне слышался холодок, и она не решилась расспрашивать дальше. Проследовав за ним, она молча села в машину.
Прежде она никогда не ездила в «роллс-ройсе» и была поражена его размерами. Точь-в-точь такой же внушительный, как хозяин, про себя отметила она.
— Автомобиль вам под стать, — проговорила Флоренс вслух.
— Почему же? — удивился он, а «роллс-ройс» плавно катил по тихим улицам.
— Ну, во-первых, из-за величины. — Она запнулась. — И, конечно же, из-за благородного вида.
Мистер Фитцгиббон слегка улыбнулся.
— Смею надеяться, что я несколько вырос в ваших глазах.
Она не сумела найти подходящего ответа и поэтому перевела разговор на другую тему:
— А куда мы едем?
— В Вуберн-Коммон. Отсюда полчаса езды. Слышали про «Чекерс-инн»? Я заказал там столик.
— О, это за городом?
— Да. Боюсь, это единственное, что я могу вам предложить, учитывая вашу привязанность к сельским местам.
— Ни к чему было так обо мне беспокоиться. Неподалеку от Уимпол-стрит полно маленьких кафе, ну, не совсем рядом, но на близлежащих улочках.
— Я буду иметь в виду… Мне почему-то вспомнилась миссис Твист. Она всегда просит перед тем, как к ней войти, удостовериться, не выскочил ли кот.
— А-а, Бастер. Она к нему очень привязана. Чудесный кот, но наш Чарли Браун все равно лучше. Вы любите кошек?
— Да, у нас тоже есть кошка. Она прекрасно уживается в компании с нашей собакой.
— А у нас есть ньюфаундленд Хиггинс. Он уже старый. — Флоренс молча уставилась на дорогу. В голове у Флоренс звучали его слова «у нас тоже…».
Мистер Фитцгиббон терпеливо ждал следующего вопроса, заранее зная, каким он будет.
— Вы женаты? — наконец осведомилась Флоренс.
— Нет. А почему вы спрашиваете?
— Ну, если бы вы были женаты, вам следовало бы взять с собой жену… Наверное, я кажусь вам дурочкой?
— Нет, что вы, но неужели я похож на человека, который приглашает с собой девушку, когда дома его ждет жена?
Флоренс скосила глаза на невозмутимый профиль мистера Фитцгиббона.
— Нет.
— Ваше «нет» — а ведь у вас еще не сложилось обо мне определенного мнения — звучит для меня как наивысшая похвала.
После нескольких минут молчания она тихо проговорила:
— Простите, мистер Фитцгиббон, если я действую вам на нервы.
— Напротив, в противовес вашему обо мне мнению меня не так-то легко вывести из себя. Ну вот мы и на месте. Надеюсь, вы проголодались?
Они остановились у великолепной гостиницы «Чекерс». Выйдя из машины, Флоренс направилась ко входу, но по дороге задержалась, чтобы насладиться глотком свежего сельского воздуха. Конечно, это не Дорсет, но и с Уимпол-стрит не сравнить, подумала она. Ресторанчик выглядел также замечательно; их столик стоял у окна. Приветливый официант, обратившийся к мистеру Фитцгиббону по имени, предложил им утку под острым розовым соусом и портвейн, уверяя, что утка непременно им понравится.
Мистер Фитцгиббон спросил у Флоренс, не начать ли им с паштета из омаров с огурцами, и она, решив, что это будет вкусно, согласилась.
Флоренс мало разбиралась в винах, поэтому поверила мистеру Фитцгиббону, что предложенное ей понравится. Вино действительно оказалось отменным, особенно в сравнении со столовым вином, которое бывало по выходным на столе викария. Ее совершенно непосредственный восторг от души позабавил мистера Фитцгиббона.
— Но разных вин, наверное, столько, — добавила она, — что для тех, кто в этом знает толк, всегда есть из Чего выбрать.
С серьезным видом он согласился с ней и только заметил, что предложенное ей марочное вино относится, по его мнению, к лучшим.
Успешно разделавшись с паштетом и уткой, которые ей очень понравились, Флоренс приступила к глазированному фруктовому торту и сливкам и уже разливала по чашкам кофе, поддерживая разговор, приличествующий хорошо воспитанной дочери викария, а мистер Фитцгиббон, который находился в приподнятом, на удивление, настроении, ни в чем ей не перечил. Первой на часы взглянула Флоренс и воскликнула:
— Какой ужас! Посмотрите, который час! — С виноватым видом она добавила: — Надеюсь, у вас не было никаких планов на вечер. Уже почти десять. — И в том же тоне продолжила: — Было так приятно пообщаться…
— После работы каждому человеку следует отдыхать, — мягко заметил мистер Фитцгиббон.
Когда они подъехали к дому миссис Твист, часы на ближайшей церкви пробили одиннадцать. Флоренс отстегнула ремень безопасности, рассыпаясь в благодарностях, а мистер Фитцгиббон, не обращая на них никакого внимания, помог ей выйти из машины, после чего взял у нее ключ, отпер дверь и отступил, пропуская ее. В этот момент перед его могучей фигурой она ощутила себя совсем беззащитной.
— Мне кажется, нет необходимости называть вас мисс Нейпир, — ласково произнес он. — Я бы хотел звать вас просто Флоренс.
— Конечно, пожалуйста. — Она широко улыбнулась ему. Дружественный тон так ее тронул, что она чуть было не рискнула узнать его имя. Однако его холодный взгляд вовремя ее остановил, она в замешательстве закашляла, еще раз поблагодарила его за вечер и взяла у него ключ от входной двери.
Он открыл и подержал для нее дверь.
— Не забудьте о Бастере, — напомнил он, аккуратно закрывая дверь за Флоренс.
Она замерла на месте, прислонясь спиной к двери и прислушиваясь к урчанию удалявшейся машины. Бастер, которому не удалось вырваться на ночную прогулку, подождал, пока девушка поднимется по лестнице, после чего проследовал за ней и вспрыгнул на кровать. Хотя это строго-настрого запрещалось коту, Флоренс никогда его не прогоняла.
Если Флоренс рассчитывала, что после проведенного вместе вечера отношения у них станут более непринужденными, ей пришлось испытать разочарование. Разве что обращаться он к ней стал по имени, но для него, казалось, она по-прежнему была «мисс Нейпир». Она сама не знала, чего ждала, однако ее не покидало ощущение разрушенных надежд. Все это глупости, решила она для себя и всякий раз старалась не упустить случая и назвать его «сэром», что мистера Фитцгиббона в глубине души только забавляло.
Близился очередной уик-энд; непредвиденных задержек не случилось, и Флоренс успела на вечерний поезд. Отец остановил машину у полуоткрытых дверей дома, который в вечерних сумерках в самый разгар мая выглядел чрезвычайно приветливо. Флоренс вошла и прошмыгнула из широкого коридора в кухню, где стряпала ее мать.
— Макароны с сыром! — радостно воскликнула Флоренс. — Привет, мамочка! — Девушка обняла мать, потом на шаг отступила и обвела ее взглядом. — Ты не слишком устаешь? Мисс Пейн тебе помогает?
— Да, даже очень помогает. И я чувствую себя прекрасно. А как у тебя дела?
— Устроилась я замечательно, работа довольно интересная, и миссис Твист ко мне очень добра.
— А мистер Фитцгиббон?
— О, он очень занятой человек, мама. Помимо работы в разных больницах у него огромная практика, он ездит…
— Тебе он нравится, детка? — прямо спросила мать.
— Он очень внимателен к своим служащим, — прощебетала Флоренс. — Сходить за папой? Он пошел в гараж.
— Пожалуйста, милая. — Миссис Нейпир проводила Флоренс взглядом, размышляя о том, почему дочь пропустила ее вопрос мимо ушей.
Выходные, как всегда, пролетели быстро, но, сев в поезд в Шерборне, Флоренс поймала себя на мысли, что с нетерпением ждет предстоящей рабочей недели. Высунувшись из окна вагона, чтобы проститься с отцом, она так ему и сказала:
— Мне очень интересно работать у мистера Фитцгиббона, папочка, я встречаюсь со столькими людьми.
Викарий не замедлил передать эти слова своей жене.
— Это просто замечательно, — заметила миссис Нейпир. Может, через неделю, подумала она, дочь больше расскажет о мистере Фитцгиббоне. Материнское чутье подсказывало миссис Нейпир, что здесь что-то не так, недаром дочь едва обмолвилась о враче.
Между тем мысли Флоренс были целиком заняты мистером Фитцгиббоном — возможно, потому, что она до сих пор не могла для себя решить, нравится он ей или нет, несмотря на то, что он угостил ее таким великолепным обедом. Солнечным майским утром девушка шла на работу, и даже Лондон, по крайней мере район Уимпол-стрит, пробуждал в ней радостное чувство. Миссис Кин в консультации еще не было. Флоренс прибрала процедурный кабинет, открыла окна, подготовила все для утреннего кофе, наполнила чайник, думая, что они с миссис Кин выкроят минутку, чтобы попить чаю, и отправилась взглянуть в регистрационный журнал.
Первый пациент был назначен на девять утра. Первичное обследование, а значит, отметила про себя Флоренс, прием продлится довольно долго. Два других придут на проверочный осмотр. Флоренс вскоре узнает их истории. Следующая запись, сделанная рукой миссис Кин, Флоренс насторожила: в журнале был указан только адрес — знаменитый дом, открытый для посетителей. И Флоренс, как только регистраторша пришла на работу, не удержалась от расспросов.
— О да, дорогая, — заглянув ей через плечо, сказала миссис Кин, — пациентам не обязательно приходить сюда, иногда мистер Фитцгиббон посещает их на дому. Сразу после этого он едет в больницу Коулберта. Давай поглядим, похоже, сегодня он проведет там целый день; по понедельникам он частенько возвращается туда еще и вечером, чтобы проверить состояние больных после операции. Итак, днем у нас только леди Хэмптон, причем не раньше половины четвертого. — С этими словами миссис Кин повесила на вешалку жакет и поправила старомодную прическу. — Еще есть время выпить чаю.
Первая пациентка появилась минута в минуту, но, к несчастью, мистера Фитцгиббона пока не было на месте. Миссис Кин обменивалась с пациенткой дежурными фразами о здоровье и о погоде, когда раздался телефонный звонок. Флоренс вошла во врачебный кабинет и сняла трубку.
— Пришла миссис Пик? — Это был один из тех дней, когда на мелкие учтивости мистеру Фитцгиббону не хватало времени.
— Да, сэр.
— Я буду через десять минут. Займите ее, ладно? — И, прежде чем Флоренс успела ответить «да, сэр», в трубке раздались гудки.
Миссис Пик была худощавой, суетливой дамой, за ее прекрасными манерами проглядывал страх. Провожая ее в кабинет, Флоренс ей объяснила, что мистер Фитцгиббон просит взвешивать первичных пациентов перед приемом, измерять им давление и так далее. Тем же ласковым тоном девушка продолжала говорить о том о сем, делая записи в медицинской карточке. Прошло уже больше десяти минут, но, к счастью, когда медсестра заканчивала свой монолог, над входом во врачебный кабинет загорелась красная лампочка.
— А теперь, миссис Пик, пройдемте сюда. Думаю, что все необходимое я уже сделала.
Когда они вошли в кабинет, у мистера Фитцгиббона был такой вид, будто он сидел там по меньшей мере полчаса. Его «доброе утро, миссис Пик» прозвучало в нужном тоне — вежливо и уверенно. Взяв у Флоренс записи, врач, со свойственной ему учтивостью, сказал:
— Благодарю вас, сестра. Будьте любезны, подождите немного.
Уже позже, провожая миссис Пик, Флоренс не могла не признать, что мистер Фитцгиббон открылся ей с совершенно другой стороны, о которой она не подозревала. Слово за слово он выведывал у дамы симптомы болезни, делая это непринужденно, с сочувствием, чем сумел расположить к себе пациентку. Закончив с вопросами, он коротко изложил, что следует предпринять.
— Все довольно просто, — заверил он ее. — Я изучил снимки, которые прислал ваш врач, и считаю, что смогу удалить небольшой участок ваших легких, так что очень скоро вы будете совершенно здоровы. — Потом мистер Фитцгиббон заговорил о больницах и о том, на какое число удобнее всего назначить операцию, после чего сам проводил даму до двери и с доброжелательной улыбкой пожал ей руку.
Широко улыбаясь, миссис Пик направилась к выходу. У дверей она сжала руку Флоренс со словами:
— До чего же замечательный человек ваш доктор, и главное, знаете что, — я ему целиком доверяю.
Перед следующим пациентом оставалось немного времени, чтобы всем выпить кофе. Флоренс, очень расположенная к мистеру Фитцгиббону, однако, вскоре поняла, что рассчитывала на его внимание совершенно напрасно.
— Благодарю вас, — сказал он, не поднимая глаз. — Когда появится мистер Крэнуэлл, проводите его ко мне. А пока вы свободны.
Прием третьего пациента также прошел без Флоренс. Осторожно заглянув в процедурный кабинет и убедившись, что он свободен, девушка начала прибирать. Если мистер Фитцгиббон сегодня настроен высокомерно, то уж лучше б он отправлялся домой вслед за последним пациентом, думала Флоренс. Она проводила и последнего — пожилого мужчину — до двери, когда мистер Фитцгиббон громко позвал ее из своего кабинета. Девушка покорно направилась к врачу.
— Вы мне понадобитесь. У вас пять минут, чтобы привести себя в порядок. Жду вас в машине.
Она влетела в гардеробную, припудрила лицо, поправила шапочку и проверила, нет ли пятен на ее униформе. Неужели она что-то натворила? Или забыла сделать? Может, кто-то из пациентов остался ею недоволен? А может, у него появился соперник и он не смог провести вечер с возлюбленной? Возможно, они поссорились… Флоренс продолжала бы строить догадки, если бы в гардеробную не заглянула миссис Кин.
— Он в машине…
Флоренс подошла к машине, он изнутри открыл девушке дверцу. Избегая его взгляда, Флоренс села, а когда машина тронулась с места, молча уставилась на дорогу.
Со спокойным видом миновав транспортную развязку, он обратился к Флоренс:
— Могу себе представить, что вы думаете, Флоренс.
Ага, значит, она все-таки опять стала Флоренс.
— В таком случае мне не придется спрашивать, куда мы едем, сэр.
Губы мистера Фитцгиббона слегка тронула улыбка.
— Конечно, нет. Сейчас вы сами поймете. Узнаете это место?
— Когда-то я ходила сюда с братьями.
— Здесь же проживает и хранитель музея, а его жена — моя пациентка. Она недавно выписалась из больницы. Ей семьдесят два года. Во время еды она случайно проглотила кусочек стекла и повредила себе пищевод. Я ее оперировал, и сейчас она поправляется. Я навещаю ее в последний раз, потом она будет регулярно приходить на осмотры в консультацию.
— Благодарю за разъяснение, — деловым тоном отозвалась Флоренс. — Что-нибудь еще мне следует знать?
— Нет, разве только то, что старушка довольно нервная, поэтому я взял вас с собой.
Вряд ли ее общество доставит даме удовольствие, объявила на это Флоренс, и больше они не проронили ни слова до самого места назначения.
Вот о чем стоит рассказать братьям в письме, думала Флоренс, следуя за мистером Фитцгиббоном через боковую дверь по элегантной лестнице в частные апартаменты. Дверь им открыл пожилой сгорбленный мужчина и, отступив в сторону, пригласил их войти. Флоренс, оглядевшись, остановила взгляд на пациентке.
Приятная маленькая дама сидела на стуле, возле которого уже занял место муж. Флоренс проводила ее в спальню, где мистер Фитцгиббон ее осмотрел и остался вполне доволен результатами. Когда девушка привела даму обратно в гостиную, мистер Фитцгиббон, стоя у окна, разговаривал с хозяином, восторгаясь открывающимся из окна видом.
— Не хотите ли немного прогуляться? — предложил хранитель музея. Флоренс очень рассчитывала, что мистер Фитцгиббон согласится. Этот достопочтенный пожилой мужчина мог поведать много интересного о доме-музее.
Однако мистер Фитцгиббон вежливо отказался.
— Мне нужно вернуться в больницу Коулберта, а сестре необходимо срочно быть в консультации.
Попрощавшись с хозяевами, они направились к машине.
— Я уже опоздал, — сказал мистер Фитцгиббон, открывая ей дверцу машины. — Я подвезу вас к консультации. Кажется, в половине пятого у нас назначена леди Хэмптон?
Флоренс села на пассажирское сиденье, мистер Фитцгиббон занял свое место за рулем, и машина тронулась.
— Может, вы лучше довезете меня до автобусной остановки? — участливо осведомилась Флоренс.
— Благодарю за беспокойство обо мне, Флоренс, но на машине мы быстрее попадем в консультацию.
Хоть чаще всего мистер Фитцгиббон оказывался прав, на этот раз судьба распорядилась иначе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Любовь не выбирают - Нилс Бетти

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Любовь не выбирают - Нилс Бетти



Чудесный роман, читается очень легко, советую.
Любовь не выбирают - Нилс БеттиГалина
11.07.2011, 21.26





классная книга чудесный роман красивые отношения читайте и наслаждайтесь и верьте в любовь
Любовь не выбирают - Нилс Беттинаталия
12.07.2011, 14.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100