Читать онлайн Счастливая ошибка, автора - Николз Линда, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастливая ошибка - Николз Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастливая ошибка - Николз Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастливая ошибка - Николз Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николз Линда

Счастливая ошибка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

26 апреля, воскресенье
"Пока все складывается удачно, – удовлетворенно думая Джейк, захлопывая дверь трейлера и садясь в грузовичок. – Кажется, никаких грубых просчетов я не допустил".
Во время психотерапевтических сеансов с Мэгги Айви он был предельно внимательным, все время помнил, как надо себя вести, хотя и сознавал, что исполняемую им роль доктора Голдинга назвать звездной никак нельзя. Джейка трогала наивность и искренность Мэгги и очень удивляла ее доверчивость. Неужели она уверена, что перед ней настоящий психотерапевт? Впрочем, Мэгги никогда прежде не ходила на такие сеансы и все, что на них происходит, принимает за чистую монету. Джейк и сам, окажись на ее месте, не разобрался бы, кто перед ним: настоящий специалист или самозванец… В любом случае он не собирался долго изображать известного доктора. Джейк только поможет несчастной Мэгги обрести душевное равновесие и разобраться со своими жизненными проблемами, и на этом миссию можно считать завершенной. Он, так сказать, выступит в роли фундамента, на котором впоследствии будет возводиться дом, или в качестве подпорки под грозящую рухнуть стену.
Грузовичок тронулся с места и стал быстро удаляться от посыпанной гравием дороги, неподалеку от которой стоял трейлер Джейка – его временное пристанище. Посмотрев по сторонам, Джейк невольно заулыбался. Он всегда любовался этими живописными, почти идиллическими местами – двадцатью акрами земли, принадлежащими ему. Просторные луга с ярко-зелеными сочными травами, дубовая роща, сосновый бор, источающий свежий, острый запах хвои, благоухающие эвкалиптовые деревья, ясени и ивы, растущие по берегам маленьких, неглубоких, с каменистым дном, но стремительно текущих речек, журчание которых было слышно издалека.
Эти двадцать акров прекрасной земли раскинулись между Клоувер-Крик и Петалумой. Джейка привлекла не только живописная природа этих мест, но и практические соображения. Десять минут на машине до Петалумы, где находится его офис, и десять минут до дома, где живет его семья. Он мог бы, конечно, не покупать эту землю, а просто временно поставить на ней свой трейлер, но мысль, что кто-то может поселиться по соседству, затеять строительство, вырубить деревья, приводила его в уныние, и Джейк приобрел ее в собственность. Он жил здесь, в трейлере, уже семь лет и каждый год давал себе обещание начать строить дом. Но год проходил за годом, а Джейк так и оставался в трейлере. Почему? Он и сам не мог ответить на этот вопрос. Наверное, потому, что все его устраивало, радовало глаз, и Джейк не ощущал острой потребности в новом жилье. Впрочем, недавно он снова задумался о строительстве дома. Видимо, потребность все-таки назрела.
Джейк купил трейлер семь лет назад в результате сделки с одним из своих первых клиентов. "С перспективой на будущее" – так оценила его временное жилище мать. Трейлер, с виниловым коричневым и белым покрытием, был не новым и выглядел потрепанным. Сейчас такие не пользовались спросом, но Джейк все равно очень его полюбил. Убрал старый вытертый ковер, покрасил темные, обитые деревянными панелями стены в светлые тона, отремонтировал крышу и перестелил пол в ванной комнате. В общем, трейлер стал его родным домом, и Джейк сразу к нему привык. Небольшой, но вместительный, с продолговатой гостиной, маленькой кухней, спальней и ванной комнатой – в нем было все, что необходимо человеку для нормальной жизни. Даже более того, как считал Джейк. Он купил в гостиную телевизор, хотя смотрел его редко, приобрел стереосистему и по вечерам слушал старые отцовские пластинки с записями Билла Монро и Джонни Кеша, если было настроение. Но обычно, вернувшись с работы, Джейк разогревал готовый замороженный обед или жарил яичницу, немного читал и отправлялся спать.
В выходные он приглашал к себе сыновей Этельды и угощал их пиццей. Потом они смотрели по телевизору трансляцию каких-нибудь спортивных состязаний, с жаром обсуждая их. Иногда всей компанией ездили в город на праздники, устраиваемые Христианским молодежным союзом, ходили по магазинам или в кино. Джейку нравились сыновья Этельды, и он с удовольствием проводил с ними время. Они были хорошими ребятами, к тому же у них не так давно умер отец, и Джейк очень жалел их.
Вспомнив о сыновьях Этельды, Джейк покачал головой. Надо и дальше по мере сил и возможностей помогать им, чтобы они не чувствовали себя одинокими. Но нынешняя неделя выдалась такой хлопотной, что Джейку не удалось повидаться с парнями. Целыми днями он ездил на своем грузовичке в город и обратно: встречался с Мэгги Айви, делал какие-то дела, затем возвращался в Петалуму, на некоторое время появлялся в своем офисе, чтобы Этельда, не дай Бог, не забыла, что Джейк – все еще ее партнер по бизнесу. Опять мчался в город… А какое интенсивное движение на дорогах! Сколько везде людей! Джейк так устал, что, возвращаясь домой, каждый раз думал о том, как все-таки замечательно, что он не живет в городе с его вечным шумом, суматохой, толпами людей. Особенно удручали Джейка поездки в Сан-Франциско: после них даже небольшая Петалума казалась ему тесной. Нет, самое лучшее место для жизни – уединенный, тихий уголок, где стоит его трейлер!
Джейк остановил грузовичок неподалеку от маленькой быстрой речки, вышел и зашагал к берегу, мечтая несколько минут посидеть в тишине и полюбоваться природой. Здесь росло много папоротников и других растений, названий которых Джейк не знал. Возможно, это были обычные сорняки, но они тоже радовали взор своим сочным зеленым цветом. Джейк подошел к берегу, с удовольствием слушая журчание стремительно бегущей воды, и стал смотреть вниз. Речка была мелкой, вода чистой, и было хорошо видно, что дно устлано серыми и желтовато-коричневыми гладкими камнями, отполированными водой. Неподалеку находилась скамейка для пикника, и Джейк, взглянув на нее, усмехнулся и покачал головой.
Однажды он привез сюда Линдси. Наивный Джейк был уверен, что великолепная природа, которой он не уставал восхищаться, тронет душу Линдси, но ошибся. Ни журчание маленькой речки, ни шум вековых дубов, ни ярко-зеленые папоротники не произвели на Линдси впечатления. Они пробыли на берегу всего нескольких минут, после чего Линдси заскучала и предложила Джейку вернуться в машину.
Он взглянул на часы и вздохнул. Пора ехать… Возвращаясь к грузовичку по высокой траве с серебристыми капельками росы, Джейк с сожалением думал о том, что даже в выходной он не может посидеть на берегу речки столько, сколько ему хочется. Но если уж он договорился с матерью, что навестит ее и родных, то надо поторапливаться. Когда он позвонил и сообщил, что приедет в воскресенье, она очень обрадовалась, правда, попросила, чтобы Джейк не задерживался.
– Я собираюсь в церковь, – сказала она. – Если опоздаешь, я тебя ждать не буду.
Да, миссис Купер всегда приходила к воскресной службе вовремя и менять свои привычки не собиралась.
Городок Клоувер-Крик, штат Калифорния, обозначен на карте едва заметной точкой, а в большинстве атласов автомобильных дорог отыскать его и вовсе невозможно. Нет, конечно, если заглянуть в огромные магазины Сан-Франциско, такие как "Томас Брос" или "Рэнд Макналли", и купить там карты с очень крупным увеличением, то обнаружить на них Клоувер-Крик можно: крошечное пятнышко к северо-западу от Петалумы.
Клоувер-Крик, состоящий всего из четырех улиц, раскинулся в центре обширных земель северной Калифорнии – пастбищ, лугов и лесов, и семья Джейка, как и остальные несколько сотен горожан, жила за счет сельского хозяйства. Выращивали фрукты, держали кур, продавали масло, молоко, яйца, орехи, овощи и цветы – роскошные лилии и ирисы, но основной доход жителям приносило животноводство: они разводили коров. Какие только коровы не паслись на сочных лугах! Герефордские, хольстейнские, черно-белые, рыжевато-белые, мясных и молочных пород… Коровы были везде: на пастбищах, опушках лесов, даже на обочинах дорог, где они провожали спокойными немигающими взглядами изредка проезжающие мимо машины.
Грузовичок Джейка свернул с шоссе в сторону, и через несколько минут, оказавшись в Клоувер-Крик, он уже с улыбкой посматривал на пустынные улочки и закрытые магазины. Отсутствие на улицах горожан и торговли объяснялось не ранним часом, а более серьезной причиной. Пуританские законы, запрещавшие в воскресные дни торговлю и посещение увеселительных заведений и предписывавшие посещение церковной службы, в Калифорнии были давно отменены, но горожане, живущие по старинке, продолжали соблюдать их. По воскресеньям в Клоувер-Крик было закрыто все, кроме церквей, автозаправочной станции и ресторанчика "Роуз", где Сьюзен Эймс предлагала посетителям жареных цыплят с картофельным пюре под соусом и бисквиты.
– Да, старые законы отменили, но ведь и новые, обязывающие в воскресные дни держать все заведения открытыми, не ввели! – восклицал мэр города, католик Гарри Гарделло, когда единственный адвокат в Клоувер-Крик – его родственник, брат жены, Джим Финуччи, пытался убедить его пересмотреть взгляды на жизнь. Нет, мэр был неумолим, и его твердую позицию охотно разделяли горожане, хотя все они жили на доходы от торговли. В общем, по выходным дням улицы Клоувер-Крик были пустынны, а горожане утром отправлялись на службу в одну из четырех церквей – католическую, методистскую, баптистскую или пресвитерианскую, а вернувшись домой, с аппетитом поглощали жаркое, приготовленное заботливыми женами, и смотрели по телевизору спортивные состязания. Правда, некоторые граждане все-таки позволяли себе развлечения: они собирались компаниями, садились в машины и ехали в ресторанчик "Роуз" наслаждаться жареными цыплятами с картофельным пюре.
Центр города остался позади, начались обширные луга и пастбища, за которыми раскинулись земли, принадлежащие семье Джейка Купера. Хозяйство у них было большое: 210 акров лугов, пастбищ и лесов, свыше 100 коров мясных и молочных пород и 70 голов молодняка, куры, собаки, кошки, фруктовые сады и цветники… Джейк с улыбкой вспоминал, как в те благословенные времена, когда он, его братья и сестра были подростками, мать посылала их на обочины дорог продавать проезжавшим мимо туристам цветы, свежие овощи и яйца. Но туристы, к сожалению, редко заглядывали в эти края. Их маршруты пролегали через большие города, такие как Сан-Франциско и Лос-Анджелес, а о существовании Клоувер-Крик большинство из них и не подозревали. Клоувер-Крик мог бы стать любимым туристским маршрутом, если бы его можно было отыскать на карте. Джейк был абсолютно в этом убежден. Ведь места-то здесь живописные.
– Да, мы далеки от цивилизации, как курица-пеструшка от моря, – частенько говорил отец Джейка, когда они обсуждали эту проблему.
При мысли об отце лицо Джейка омрачилось, в глазах появилась печаль. Отец… Джон Купер умер десять лет назад от сердечного приступа, вечером, когда сидел в кресле на крыльце собственного дома, отдыхая после напряженного трудового дня. Джейк тяжело переживал потерю отца, часто вспоминал его и думал, что, возможно, такая смерть – мгновенная и легкая – дается лишь тому, кто упорно и много трудился.
После смерти отца управлять огромным хозяйством стал старший брат Джо, и Джейк был рад этому обстоятельству, поскольку никогда не испытывал желания работать на земле. Он хотел учиться и поступил в один из колледжей Университета штата Орегон, находившийся в городе Корваллис, выбрав своей специальностью историю и литературу. Корваллис оказался немногим больше, чем Клоувер-Крик, изучать историю Джейку понравилось, а вот литература не вызвала у него особого восторга. Он проучился в колледже два года и после окончания четко уяснил, что педагогическая работа не для него. В результате, к немалому удивлению своих родственников и знакомых, Джейк стал работать в фирме Эрва Джексона, заключающей подряды на строительные работы.
Возможно, поступок Купера выглядел странно, но лишь для непосвященных. Во время каникул он постоянно подрабатывал у Эрва и тогда еще понял, что физический труд ему ближе, чем изучение и преподавание истории. Да, работа в фирме Джейку очень нравилась и доставляла настоящее удовольствие. Пилить, строгать, работать молотком, чинить мебель, устанавливать оконные рамы, часами находиться на свежем воздухе… Его не смущала ни холодная ветреная погода, ни дождь. Он любил вдыхать аромат древесной смолы и свежей деревянной стружки. А как приятно было любоваться только что выстроенным домом, зная, что в него вложена немалая доля и твоего труда! Казалось, еще неделю назад на этом месте ничего не было, а теперь возвышается нарядный аккуратный дом, в котором поселятся люди.
Эрв очень скоро заметил и оценил способности и трудолюбие Джейка и предложил ему стать партнером. Радости Джейка не было предела! Основную работу выполняли они с Эрвом, а Этельда вела документацию и иногда занималась проектированием и дизайном. Но однажды Эрв, побывав на приеме у врача, узнал, что болен раком легких. В течение года он упорно лечился, надеясь одолеть недуг, но медицина оказалась бессильна, и Эрв умер. Джейк и Этельда остались одни, очень тяжело переживали смерть Эрва и плохо представляли, что будет дальше с их фирмой. Но теперь они с Джейком работали вдвоем, причем дела их шли весьма успешно.
Джейк остановился неподалеку от родительского дома и обернулся посмотреть на расположенное поблизости жилище его брата Джо с женой Кэрол и детьми. Этот дом проектировала Этельда, а возводили его Джейк с Эрвом, и он был точной копией того, в котором сейчас жила его мать. Дом миссис Купер – очень прочный и добротный – был построен в 1902 году, и проект оказался настолько удачным, что даже землетрясение 1906 года не смогло разрушить его в отличие от множества домов по соседству.
На лужайке в старом плетеном кресле сидела мать, и Джейк, увидев ее, заулыбался и заторопился к ней. Миссис Купер была в своем любимом голубом платье, седые волосы завиты и тщательно уложены, на коленях – Библия. Да, мать всегда выглядела несколько старомодно: не красила седые волосы, которые когда-то были светло-пшеничного цвета, не пользовалась косметикой, признавая лишь губную помаду фирмы "Эйвон". Продажей косметических средств этой фирмы занималась их ближайшая соседка Арделл Хокинз, и мать заказывала губную помаду только у нее. Соседка добродушно посмеивалась над ней, предлагала крем для выведения веснушек, но мать всегда отказывалась.
– Чем Бог наградил, тому и надо радоваться, – с неизменной улыбкой отвечала она.
Джейк окинул взглядом мать и нашел, что выглядит она еще неплохо. Фигура, правда, немного расплылась, но лицо симпатичное и моложавое.
Заметив сына, миссис Купер выразительно посмотрела на часы, и Джейк ускорил шаг. Подошел к матери, поцеловал в щеку, а она потрепала его по коротким волосам.
– Я уже собиралась уходить, – вместо приветствия заявила миссис Купер. – Ты опаздываешь, Джейк.
– Извини. – Он снова поцеловал ее в щеку.
– Ладно, пошли.
Они отправились в пресвитерианскую церковь, где уже собралось все их многочисленное семейство: брат Джо с женой Кэрол и детьми, сестра Шелли с мужем Тоби и детьми. Отсутствовал лишь самый младший брат Джейка Дэнни: он остался дома. Джейк и Дэнни доставляли немало огорчений матери. Джейк никак не может найти себе хорошую жену, а у Дэнни постоянно проблемы с работой.
– Вот когда Джейк наконец женится, а Дэнни возьмется за ум, я вздохну спокойно, – часто говорила миссис Купер. – Буду по вечерам играть в бинго или стегать одеяла.
В церкви было душно, и Джо сразу крепко уснул, как делал это всегда во время воскресных служб. Джейк откинулся на скамью, покосился на старшего брата и едва заметно усмехнулся. Нет, он не осуждал Джо. Сегодня мысли Джейка тоже были далеки от церковной службы. Он вспоминал Окленд и представлял, чем сейчас занимаются Мэгги и Тим. Интересно знать, они отправились в церковь или остались дома? Мэгги, наверное, печет оладьи или читает сыну книжки, как это делал Джейк, когда был у них дома. Тогда Мэгги занялась приготовлением обеда, а он вызвался помочь ей, но она сказала, что лучшей помощью будет, если Джейк поиграет с Тимом.
– Почитайте мне книжки, – попросил мальчик. Джейк согласился, и Тим принес целую стопку книг.
Джейк усадил его к себе на колени, и Тим, прижавшись к нему, стал внимательно слушать. Они прочитали не две и не три книги, а гораздо больше, причем некоторые – по настоятельной просьбе Тима – по нескольку раз. "Любопытный Джордж", "Хайрам в красной рубашке", "Лунный свет". А "Сирену в ночи" – любимую книжку Тима – Джейку пришлось читать аж три раза.
Джейк вспоминал симпатичное лицо Тима с пухлыми щеками, круглыми зеленовато-голубыми, как у Мэгги, глазами и улыбался.
Служба закончилась. Джейк встрепенулся, пробормотал "аминь" и склонил голову, как полагалось.
Прихожане, прощаясь, стали расходиться, и Джейк с матерью, выйдя из церкви, направились к грузовичку, чтобы ехать домой на традиционный воскресный обед.
– Что-то ты сегодня очень задумчивый, – заметила миссис Купер, когда они подъезжали к дому.
– Со мной это иногда случается, – уклончиво ответил Джейк.
Мать молча кивнула и не стала задавать больше вопросов. Джейк всегда очень ценил ее тактичность. Она никогда не вмешивалась в жизнь своих взрослых детей, а если и делала это, то деликатно, почти незаметно. Даже когда Джейк пригласил Линдси, мать не стала читать ему нотаций и высказывать мнение о его новой знакомой. Она держалась с Линдси приветливо и ровно, как, впрочем, и со всеми остальными, кого Джейк привозил в дом. Жаль, что Шелли не унаследовала от матери такого такта.
– Что ты в ней нашел? – спросила сестра, после того как Линдси уехала.
Тогда Джейк лишь пожал плечами и отвернулся, давая понять, что не желает обсуждать свою новую подругу, но сейчас подумал, что Шелли правильно сделала, задав этот вопрос. Действительно, что его привлекло в Линдси? Видимо, симпатичное лицо и стройная фигура. Но смог бы он связать с Линдси свою судьбу и жить с ней так же счастливо, как жили его родители на протяжении нескольких десятилетий? Работать на земле, содержать огромное хозяйство, требующее постоянного и напряженного труда? А как счастливы были в этом доме дети; Джейк, его братья и сестра!
Он с теплой улыбкой вспоминал, как всей семьей они отправлялись в кино в Санта-Роза, чудесно проводили летние каникулы в Виннебаджо, ездили на экскурсию в Лос-Анджелес, навещали родственников в Вашингтоне и Порт-Анджелесе… Джейк попытался представить, как они с Линдси едут в грузовичке в Диснейленд или на воскресный обед в родительский дом, на заднем сиденье весело щебечут их маленькие дети, но не смог…
Они с матерью поднялись на крыльцо, и Джейк, услышав скрип ступеней, покачал головой. Надо бы заняться ремонтом: обновить крыльцо и покрасить облупившийся фасад дома. Как только закончится трехнедельный "восстановительный психотерапевтический курс" с Мэгги Айви, он сразу же займется домом. При мысли, что одна неделя этого курса уже истекла и осталось всего две, лицо Джейка омрачилось. Что будет дальше? Мэгги исчезнет из его жизни навсегда?
Джейк вошел в гостиную, машинально поправил вышитую матерью салфетку, лежащую на подлокотнике кресла, и сел. Джо, удобно расположившись на диване, уже с интересом наблюдал за бейсбольным матчем, который показывали по телевизору.
– Какой счет? – спросил Джейк.
– Три – один в пользу "Гигантов".
С кухни долетал восхитительный запах сладкого пирога, который всегда к воскресному обеду пекла мать, и доносилось оживленное женское щебетание. Джейк закрыл глаза, и перед его мысленным взором снова появилась картина, которую он недавно представлял: он едет в своем грузовичке в Диснейленд, с заднего сиденья звучат веселые детские голоса, а рядом с ним… сидит улыбающаяся Мэгги Айви.
– Для чего ты все это затеял?! – воскликнула Шелли.
– Так получилось, – вздохнув, ответил Джейк. – Если бы я…
Миссис Купер отвернулась от раковины, в которой она мыла посуду, удивленно взглянула на него и, покачав головой, сказала:
– Джейк, на тебя это не похоже. Я, конечно, верю, ты хотел как лучше, но надо же понимать: рано или поздно обман раскроется.
Джейк, который до этой минуты пребывал в благодушном настроении, нахмурился и помрачнел. Зря он рассказал родным о Мэгги Айви и о том, что уже целую неделю выступает в роли психотерапевта! Впрочем, Джейк так и знал, что они воспримут его откровения плохо, особенно Шелли. Но и не рассказать им о Мэгги он не мог, поскольку мечтал в следующее воскресенье привезти ее с Тимом в родительский дом и познакомить с семьей.
– Возможно, она ничего и не узнает, – неуверенно пробормотал Джейк. – Три недели пролетят быстро, курс закончится, и… Мэгги уйдет. Да поймите же вы, я не прошу вас врать! – уже горячо продолжал он. – Я прошу вас не говорить с ней ни о чем таком, что может меня выдать. Вот и все!
– Джейк, мы все понимаем, – вытирая руки полотенцем, тихо сказала мать. – Мы-то тебя не выдадим, но… ведь в доме полно вещей, которые моментально тебя разоблачат.
– Каких вещей?
– Да всяких. Фотографий, например.
Джейк провел мысленную ревизию дома: призы за победы в спортивных состязаниях, диплом об окончании колледжа, множество фотографий, на которых он запечатлен вместе с родственниками… Собственно, угрозу представляет только диплом, висящий на стене в гостиной.
– А что фотографии? – спросил Джейк. – Ну, увидит Мэгги меня рядом с тобой, братьями или Шелли. Она ведь понимает, что я возник не из головы Зевса и не прилетел из космоса. Естественно, у меня есть семья. Нет, фотографии меня не разоблачат.
На лице миссис Купер появилось озадаченное выражение, а Шелли нахмурилась.
– А вот диплом об окончании колледжа со стены надо снять, – продолжал Джейк. – И ничего обо мне не рассказывать.
– А если она будет спрашивать? – ехидно поинтересовалась сестра.
– Все вопросы адресуйте мне. Мол, Джейк сам вам обо всем расскажет.
– Хорошо, – неуверенно отозвалась мать, качая головой. – Мы сделаем все от нас зависящее, чтобы твой обман не раскрылся. – И, помолчав, добавила: – Ты ведь знаешь, мы всегда рады твоим знакомым.
Джо прислонился спиной к холодильнику и, усмехнувшись, заметил:
– Смотри, братец, как бы ты не прокололся на какой-нибудь ерунде! Обычно так и бывает.
Его жена Кэрол молча кивнула и налила еще чашку кофе. В разговор она не вступала, упорно избегая взгляда Джейка. Обсуждение животрепещущей темы, казалось, иссякло, но дотошная Шелли на этом не успокоилась.
– Джейк, хочу задать тебе еще один вопрос…
– Задавай, – мрачно буркнул он.
– А что ты собираешься делать, когда три недели закончатся? Вы с этой женщиной разойдетесь как в море корабли? – Шелли всегда любила образные сравнения. – Что же получается? – продолжала она, пристально глядя в лицо брата. – Три недели ты будешь опекать ее, помогать справляться с жизненными неурядицами, окружишь вниманием и заботой, а во время последнего сеанса заявишь: "Извини, дорогая, но все это время я тебе лгал, изображая доктора. Но ты не обижайся, я делал это для твоей же пользы"? Или просто попрощаешься со своей Мэгги, предоставив ей возможность самой выяснить, что в течение трех недель ее водили за нос?
– Но откуда она узнает… – пробормотал Джейк.
– Запишется снова на курс, познакомится с настоящим психотерапевтом и все узнает!
– Я сам скажу ей…
– И ты надеешься, что после этого Мэгги простит тебя и вы останетесь друзьями?
Этот допрос с пристрастием, учиненный сестрой, уже порядком надоел Джейку, и он очень сожалел, что ее муж Тоби не участвовал в общей беседе, сославшись на необходимость закончить кое-какую работу. Шелли в присутствии мужа ведет себя скромнее и не атакует родственников бестактными вопросами и едкими замечаниями. Но сегодня Джейк вынужден был с горечью признать, что Шелли пыталась заставить его взглянуть правде в глаза. Порой он малодушно утешал себя, что, мол, все наладится и ситуация с Мэгги Айви разрешится сама собой. Ну не смешно ли?
После разговора с родственниками у Джейка испортилось настроение. Ему хотелось возражать Шелли, противоречить, доказывая свою правоту…
– Так что же ты собираешься делать, Джейк? – настойчиво допытывалась сестра.
Миссис Купер сняла фартук, повесила его на крючок и выразительно посмотрела на нее. Из всех членов семьи ей одной, не считая Тоби, удавалось призвать Шелли к порядку. Затем мать села за стол и, покосившись на продолжавшего ухмыляться Джо, строго произнесла, обращаясь к Джейку:
– Джейкоб!
Всем было известно: когда миссис Купер называет своих детей полными именами, это не сулит ничего хорошего. Джо перестал ухмыляться и постарался придать своему лицу любезное выражение.
– Джейкоб, я хочу кое-что сказать, – начала мать.
– Я тебя слушаю, – мрачно отозвался Джейк.
– Ты всех опутал паутиной лжи… – с чувством произнесла миссис Купер.
Джейк ждал, что она продолжит фразу, напоминавшую строчку из поэмы, но мать молчала, укоризненно глядя на него. Джо снова усмехнулся, а его жена Кэрол, сделав несколько глотков кофе, пожала плечами. Шелли казалась раздраженной, и Джейк, сухо попрощавшись со всеми, ушел.
Настроение у него было отвратительное, он снова и снова перебирал в памяти события последней недели, вспоминал доверчивую Мэгги и сегодняшний разговор с родственниками. Полночи Джейк промучился без сна, а около четырех утра, когда забрезжил рассвет и черный цвет неба сменился на светло-серый, встал, сел в грузовичок и поехал в свой офис. Там Джейк сварил крепкий кофе, достал из стола чертежи и, склонившись над ними, просидел до семи утра, пока в офисе не появилась Этельда, которая очень удивилась, застав своего компаньона на работе в столь ранний час. Все это время в голове Джейка настойчиво звучал голос матери: "Ты всех опутал паутиной лжи…"




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастливая ошибка - Николз Линда


Комментарии к роману "Счастливая ошибка - Николз Линда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100