Читать онлайн Счастливая ошибка, автора - Николз Линда, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Счастливая ошибка - Николз Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Счастливая ошибка - Николз Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Счастливая ошибка - Николз Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николз Линда

Счастливая ошибка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

1 мая, пятница
Частный детектив Карсон Фуллер тридцать лет отработал в полиции, был дважды неудачно женат, имел троих детей, простреленное легкое, носил пластмассовый наколенник после того, как в ноге застряла пуля, выпущенная преступником из пистолета 38-го калибра, и долгое время считал, что его жизнь могла бы сложиться более счастливо, но лишь до тех пор, пока не познакомился с Джиной Туччи. Вот тогда-то Карсон Фуллер в полной мере осознал, что его долгая жизнь, оказывается, была весьма удачливой. И черт его дернул связаться с этой ужасной женщиной, сделав ее своей клиенткой!
И сейчас Джина Туччи в облегающем коротком зеленом платье сидела перед Карсоном Фуллером, закинув ногу на ногу, размахивая перед его носом руками с длинными острыми ногтями цвета бургундского вина, и вдалбливала ему, что он должен приложить все усилия к тому, чтобы вывести психотерапевта Джейсона Голдинга на чистую воду.
– Этот тип соблазняет мою подругу! – уже в который раз горячо повторяла она. – Он пользуется ее доверчивостью, играет с ней как кошка с мышкой. Не теряйте времени даром, ищите изобличающие Голдинга улики, копайте под него.
Карсон терпеливо улыбнулся, кивнул и положил руки на стол, надеясь, что Туччи последует его примеру и перестанет размахивать руками.
– Кое-что я уже проверил, – откашлявшись, произнес Карсон.
– И что вы обнаружили? – быстро спросила Джина.
– К сожалению, пока ничего такого, что компрометировало бы этого доктора, – со вздохом ответил сыщик. – В ассоциации психотерапевтов не припомнят ни одной жалобы на Голдинга.
– Может быть, Голдинг их подкупил! – возмущенно отозвалась Джина.
– Вполне возможно, – поспешно согласился сыщик. Он не исключал варианты, что коллеги покрывают этого Голдинга, или же тот мог их подкупить. Такое случается сплошь и рядом. Хотя вряд ли… В ассоциации психотерапевтов ему честно сообщили, что на Голдинга поступали две жалобы, правда, таковыми их даже и назвать нельзя. Каких-то два очень мнительных пациента выразили сомнение в правильности проводимых Голдингом сеансов. Мол, его методы вызывают удивление. Но Карсона Фуллера убедили, что "все недоразумения были немедленно улажены". Рассказывать Джине об этих незначительных эпизодах Карсон не собирался: хватка у нее была бульдожья, и она непременно уцепилась бы за них, что, по мнению сыщика, было бы напрасной тратой времени.
– Ищите, мистер Фуллер, ищите на него компромат, – продолжала настаивать Джина, и сыщик пожалел, что связался с этой клиенткой. – Не может быть, чтобы за Голдингом не числилось никаких грехов.
– А почему бы вам не поговорить со своей подругой, которую соблазняет этот доктор? – мягко спросил Карсон. – Выведайте у нее, как проходят сеансы, чем они на них занимаются. И если этот Голдинг проводит сеансы… неподобающим образом, можно неожиданно нагрянуть к нему в кабинет и застукать их там.
– Ни в коем случае! – возразила Туччи и даже подпрыгнула на стуле. – Ни в коем случае, – уже спокойнее повторила она. – И не смейте даже приближаться к моей подруге!
– Как скажете, – пожав плечами, невозмутимо отозвался сыщик.
Он не собирался спорить с этой ужасной женщиной и доказывать ей что-либо. И еще: в глубине души Карсон искренне сочувствовал незнакомому доктору Голдингу, которого в свое время тоже угораздило связаться с настырной Туччи. Как, должно быть, Голдинг ругал себя за то, что взял в пациентки Джину!
– Что вы собираетесь предпринять далее? – требовательно спросила она.
– Ну… у нас большое поле для маневров, – задумчиво ответил сыщик, поднимаясь из-за стола в надежде, что Джина поймет его намек, тоже встанет со стула и скроется за дверью.
Но Джина намеков не понимала и продолжала сидеть на стуле, закинув ногу на ногу. Тогда Карсон вышел из-за стола и стал расхаживать по кабинету, медленно приближаясь к двери.
– Как вы собираетесь действовать? – строго осведомилась Джина.
– Еще раз поговорить в ассоциации психотерапевтов, побеседовать с бывшими одноклассниками Голдинга, посмотреть его школьный дневник, покопаться в налоговых ведомостях, заглянуть в аудиторские записи на предмет обнаружения сведений о наложении ареста на имущество и просроченных закладных, – ровным голосом перечислял Карсон, надеясь, что этот длинный список произведет на Джину должное впечатление и она наконец уйдет. Ну сколько можно торчать в его кабинете? Неужели она не понимает, что частный сыщик – тоже человек? Он устал, хочет отдохнуть и выпить кофе. Кстати, ей вообще не обязательно знать, как он собирается выводить доктора Голдинга на чистую воду. Клиентке ведь важен результат, а не подробности его работы.
Наконец Джина неохотно поднялась со стула, и обрадованный Карсон направился к двери. Но сделав несколько шагов, Джина, к его досаде, остановилась, и он впервые заметил, что она маленького роста. По-видимому, недостаток роста компенсировался у нее неуемной энергией и огромной внутренней силой.
– Мне нужно как можно быстрее получить результаты, – настойчиво проговорила она, подняв голову и сверкнув глазами. – Не затягивайте свое расследование.
– Результаты будут очень скоро! – заверил он.
– Надеюсь, – сухо отозвалась Джина и вышла из кабинета. Карсон остановился на пороге, проводил ее тоскливым взглядом и посмотрел, как она входит в лифт, словно хотел убедиться, что Джина уже не появится здесь по крайней мере сегодня. Вернувшись в кабинет, он закрыл дверь, сел в кресло и принялся разминать затекшие мускулы. Нет, эта Джина Туччи – просто чудовище! Какая-то машина. Терминатор. Или игрушечный заводной кролик, работающий на батарейках. Ходит и говорит, говорит и ходит без остановки…
А сколько энергии у этой Туччи! За вчерашний вечер и сегодняшнее утро она оставила ему на автоответчике шесть сообщений. Шесть! Карсон специально подсчитал. А ведь за это время они разговаривали по телефону и назначили встречу на сегодняшнее утро. Неужели не могла подождать? Для чего надо было терроризировать его телефонными звонками и подгонять? Как будто от этого он станет работать быстрее.
А вообще Джина Туччи изменилась, осознал Карсон, наливая в чашку горячий кофе. Причем в худшую сторону, хотя, казалось бы, куда уж хуже. Они познакомились, когда Джина обратилась к нему за помощью во время своего бракоразводного процесса. Она подозревала, что муж ей изменяет, и хотела извлечь из этого максимум выгоды. Карсон Фуллер взялся на работу и очень скоро отыскал компрометирующие мужа Джины факты. И даже сумел сделать несколько весьма красноречивых фотографий, доказывающих супружескую неверность мужа Туччи. Вручая Джине фотографии, Карсон был уверен, что она, взглянув на них, начнет плакать или по крайней мере опечалится. Он даже заранее жалел ее, понимая, как обидно одному из супругов своими глазами убедиться в измене другого. Но реакция Джины повергла Карсона Фуллера – человека, много повидавшего на своем веку и тридцать лет отработавшего в полиции, – в изумление. Джина Туччи схватила фотографии, просмотрела их, и в ее глазах мелькнуло злорадство, а на хорошеньком личике отразилось ликование. Джина торжествовала и почти смеялась, потому что неверность мужа была доказана и бракоразводный процесс обещал ей множество материальных выгод.
Карсон покачал головой, вспоминая о той встрече с Джиной, и поморщился. Ну и женщина! Он сделал еще несколько глотков горячего ароматного кофе, сел в крутящееся кожаное кресло – единственный предмет роскоши в спартанской обстановке его кабинета, задумался и вдруг ощутил острый приступ жалости к себе. Скучное дело. Когда Карсон вынужден был браться за такие вот нудные дела, он всегда жалел, что уже не служит в полиции. Работа частного детектива – далеко не такая захватывающая и интересная, как показывают по телевизору. Это не погони и схватки с опасными преступниками, а долгая, иногда бессмысленная работа с документами, отслеживание фактов, сопоставления, размышления… И расследование, которое ему поручила Туччи, будет развиваться по такому же сценарию. Бесконечные походы по конторам, копание в старых записях, беседы с людьми…
Карсон допил кофе и попытался сосредоточиться на деле доктора Голдинга. Кое-какие действия он уже предпринял сразу, как только договорился с Джиной, что берется за расследование. Но никаких компрометирующих психотерапевта фактов ему пока отыскать не удалось, к сожалению. Этот доктор – словно угорь, которого трудно ухватить. Выскальзывает из рук и уплывает. А может быть, он чист как невинный младенец и за ним не числится никаких грехов? Но эту мысль Карсон Фуллер отмел сразу, как несостоятельную. Таких людей не бывает, Карсон был в этом абсолютно убежден, ведь не зря же он тридцать лет прослужил в полиции. Правильно сказал однажды проповедник по радио: человек рождается во грехе, и с каждым новым произнесенным словом грехов у него накапливается все больше. Так оно и есть. И этому доктору, если вдуматься, ничто человеческое не чуждо. Он психотерапевт, у него обширная клиентура…
Карсон не доверял психотерапевтам и с большим сомнением относился к их деятельности. Слыхал он их сладкоголосые речи! Таких докторов, как Голдинг, частенько показывали по телевизору, и Карсон всегда удивлялся, как люди могут беспечно вверять им свою судьбу. Взять того же Голдинга: полное восстановление душевного равновесия, коренное изменение жизни за двадцать один день. Смех, да и только! Нет, Карсон не причислял доктора к разряду откровенных мошенников: у него законная практика, и если люди нуждаются в его услугах, значит, он имеет право на существование. Не сажать же его в тюрьму за психотерапевтическую деятельность, какой бы сомнительной она ни казалась Карсону? Если следовать этой логике, то тогда надо вообще пересажать весь город!
Карсон взял папку с документами, раскрыл ее и задумался. Итак, что ему уже удалось выяснить? Ни к уголовной, ни к административной ответственности Джейсон Голдинг никогда не привлекался. Даже если допустить мысль, что он все-таки обыкновенный мошенник, то пока ни одной жалобы на него не поступало. Финансовое положение… Вот тут есть над чем поразмыслить. Состояние у Голдинга приличное, платежей много, но не всегда они поступают точно в срок. Но за это не отправляют в тюрьму. Теперь клиенты… Вчера Карсон под видом потенциального клиента позвонил в офис доктора, но там никто не отозвался, и Карсон оставил на автоответчике сообщение с просьбой связаться с ним. И до сих пор ни ответа ни привета. Молчание доктора Голдинга немного настораживало сыщика, казалось подозрительным. Странно, неужели психотерапевт не нуждается в деньгах и новых клиентах? Судя по тому, что он задерживает текущие платежи, лишние деньги ему не помешают. Тогда почему он до сих пор не позвонил будущему клиенту?
Фуллер нахмурился. Не исключено, что подозрения Джины Туччи относительно пристрастия Голдинга к женскому полу имеют под собой основания. Может, этот доктор берет в клиенты исключительно особ женского пола? С этим вопросом следует тщательно разобраться. Но даже если выяснится, что подозрения Туччи безосновательны, Карсон будет копать под него и дальше.
Ведь как сказала Джина? Ей важно прижать к ногтю Джейсона Голдинга, и совершенно не имеет значения, на чем именно подловит его Карсон. Не может быть, чтобы за доктором не водилось никаких грешков.
Карсон Фуллер вздохнул, поднялся из-за стола, снял с вешалки плащ, надел и вышел, заперев дверь кабинета. Он направлялся в архив – покопаться в старых бумагах и записях – и очень рассчитывал, что обнаружит там какие-нибудь факты, компрометирующие Джейсона Голдинга. Карсон надеялся как можно быстрее расследовать порученное ему нудное дело и навсегда забыть о Джине Туччи и ее дурацком психотерапевте.
* * *
Джейк сел на траву, прислонившись спиной к стволу дуба, развернул бумаги с чертежами, которые собирался посмотреть, но мысли его были так далеки от работы, что сосредоточиться было трудно. Сегодня Линдси Хант опять оставила ему сообщение на автоответчике… Впрочем, почему только сегодня? В последнее время Линдси просто забрасывала его своими сообщениями, оставляя их везде, где Джейк мог появиться. Он понимал, что Линдси все равно его разыщет, и один раз все-таки заставил себя набрать ее номер, но, к его радости, ее мобильный телефон в тот момент был отключен. Больше попыток созвониться с ней Джейк не предпринимал. Да и зачем? Если Линдси так настойчиво добивается разговора, значит, рано или поздно она найдет Джейка.
О чем она намерена с ним поговорить? Об этом Джейку думать не хотелось. Все его мысли были заняты Мэгги Айви, и всякий раз, когда он о ней вспоминал, в его груди разливалось приятное тепло. Вот и сейчас Джейк с трудом заставлял себя смотреть в чертежи, думая о Мэгги, снова и снова восстанавливая в памяти детали вчерашней поездки на ферму, их прогулку и пикник на берегу маленькой речки. Вспоминая встречи с Мэгги, Джейк ощущал необыкновенный душевный подъем, и вместе с тем его удручала мысль, что очень скоро все это закончится. Время неумолимо движется вперед, в следующий четверг состоится последний сеанс так называемой психотерапии, и им с Мэгги придется расстаться… Да, расстаться, хотя думать об этом было невыносимо. Но иного выхода Джейк не видел.
Когда Джейк только начинал встречаться с Мэгги, он утешал себя мыслью, что будет играть роль психотерапевта до тех пор, пока не восстановится душевное равновесие Мэгги и не разрешатся ее проблемы. А едва он увидит, что с Мэгги все в порядке, он сразу же исчезнет из ее жизни…
До того, как она обнаружит обман. Джейк сознавал, что у него не хватило бы духу признаться наивной и доверчивой Мэгги в том, что он не доктор Джейсон Голдинг, а Джейк Купер и в психотерапии понимает не больше той мухи, которая сейчас жужжит над его головой.
Но так было вначале… И Джейку, к его удивлению, удалось помочь Мэгги справиться с жизненными невзгодами и почувствовать себя нормальной женщиной. Результаты его трудов были налицо: Мэгги постоянно пребывала в хорошем настроении, много шутила и смеялась. И уж конечно, не плакала. Вот, например, вчерашний день. Как весело они его провели! Сначала в компании Джо и Кэрол, потом отправились на прогулку, устроили пикник, и все время у Мэгги было замечательное настроение. И даже вечером, когда они возвращались из Клоувер-Крик в Окленд, Мэгги, несмотря на усталость, выглядела оживленной. Тим сидел между ними, держа на руках котенка, и дремал, а Мэгги постоянно улыбалась, делясь с Джейком впечатлениями от поездки. И так хорошо им было в обществе друг друга! Они не ощущали ни неловкости, ни напряжения, и казалось, что Джейк и Мэгги знакомы целую вечность.
Нет, Джейк не мог даже представить, что с ним случится, если он потеряет Мэгги – женщину, которую искал всю жизнь. Симпатичную, обаятельную, добрую, чем-то напоминающую его мать в молодости. А ведь Джейк всегда мечтал иметь хорошую дружную семью! Как, например, у Джо и Кэрол, Шелли и Тоби. И представлял в роли своей жены именно такую славную женщину, как Мэгги. И уж конечно, не Линдси Хант – с ее непомерными требованиями и запросами, заумными разговорами.
Джейк опять вспомнил доверчивый взгляд голубых глаз Мэгги, ее милую, немного смущенную улыбку и вздохнул. Ну как с ней расстаться? И к каким драматическим последствиям может привести его откровенность? Мэгги опять замкнется к себе и вновь окажется в том враждебном мире, в котором существовала до знакомства с Джейком.
По мере приближения последнего психотерапевтического сеанса мысль о том, что он навсегда потеряет Мэгги, приводила Джейка в уныние, и, чтобы отвлечься, он много времени уделял строительству своего дома. А дом рос прямо на глазах. Правда, вчера Джейк устроил для своей команды выходной, поскольку сам весь день провел на ферме. Но сегодня все снова собрались, и сейчас Джейк прислушивался к дружному перестуку молотков. Строители уже возвели стены, заканчивали второй этаж, где Джейк планировал сделать спальню. А завтра придет со своими приятелями Уолдо, они начнут проводить дымоход, крыть крышу и красить стены.
Никогда еще Джейк не возводил дома за столь короткий срок! По его расчетам, строительство дома должно завершиться как раз к следующему четвергу – дню, когда Джейк в последний раз выступит в роли психотерапевта, а потом… распрощается с Мэгги Айви навсегда. И произойдет это уже на следующей неделе.
Джейк убрал чертежи, закрыл глаза и задумался. Как оттянуть неизбежное расставание с Мэгги? Может быть, предложить ей пройти повторный восстановительный курс? А как объяснить, для чего это нужно? Предположим, она согласится. Но это означает, что Джейку и дальше придется играть ставшую ему уже ненавистной роль доктора Голдинга и продолжать обманывать Мэгги. О Господи, как Джейк устал притворяться и изображать другого человека! Иногда у него возникало ощущение, что если бы вдруг Мэгги прямо спросила его, кто он такой на самом деле, он без колебаний признался бы ей во всем. Но признаться в том, что он постоянно обманывал ее, значит, потерять ее навсегда. Разве Мэгги простит подобную ложь? Впрочем, он все равно потеряет ее независимо от того, скажет ей правду или нет…
Джейк поднялся и зашагал к своему грузовичку, чтобы взять инструменты и присоединиться к команде строителей.
– Эй, пошевеливайтесь! – добродушно улыбнулся он, подходя к дому и пробираясь на второй, уже почти отстроенный этаж. – Мне хочется поскорее переехать сюда!
В ответ раздались бодрые мужские голоса и зазвучали шутки. Джейк достал молоток и начал вбивать гвозди в стену. Один, второй, третий… ни на минуту не переставая думать о том, что произойдет в следующий четверг и как он признается Мэгги в том, что три недели обманывал ее, играя роль психотерапевта Голдинга.
"Я не могу потерять Мэгги, – мысленно твердил Джейк. – Не могу и не должен".
Но какие аргументы привести в свою защиту, какие убедительные слова подыскать, чтобы Мэгги простила его, он не представлял. Спустя некоторое время Джейк попрощался со строителями, спустился вниз и торопливо зашагал к своему трейлеру. Ему надо было принять душ и переодеться. Сегодня вечером Мэгги пригласила его на обед…
Мэгги еле дождалась окончания рабочего дня, забрала Тима из детского сада, прибежала домой, быстро переоделась и занялась приготовлениями к праздничному обеду. Собственно, почти все она сделала накануне, и теперь ей оставалось лишь разогреть тушенное со специями мясо в глиняном горшочке и приготовить шоколадную глазурь для сладкого пирога. Мэгги сняла крышку, помешала мясо и попробовала на вкус. Блюдо получилось восхитительным: острым, ароматным, с запахами красного стручкового перца и тушеного лука. Плотно закрыв крышку и убавив огонь, Мэгги занялась шоколадной глазурью.
Когда к приему гостей все было готово, раздался звонок в дверь. Мэгги побежала открывать и, увидев на пороге нарядного, чисто выбритого Джейка, распространявшего вокруг себя тонкий аромат туалетной воды, неожиданно смутилась.
– Я пришел раньше времени? – улыбаясь, спросил он.
– В самый раз, – ответила она.
В этот момент в коридор выбежал Тим в джинсах и куртке с капюшоном и, бросившись к Джейку в объятия, закричал:
– Я – Супермен!
Джейк обнял его, а потом подхватил на руки и стал подбрасывать вверх.
– Значит, ты Супермен? – сказал Джейк, опуская его и ставя на ноги. – А где же мальчик Тим? Я так хотел с ним увидеться. – И, подмигнув Мэгги, спросил: – Вы, случайно, не знаете, куда делся Тим?
Все трое весело засмеялись и направились в гостиную.
Два стола решили сдвинуть и поставить на заднем дворе, на котором мистер Джейкобсон очень кстати вчера подстриг траву.
– Какой красивый садик! – с улыбкой сказала ему Мэгги. – И цветы вы выращиваете замечательные.
Мистер Джейкобсон, к ее удивлению, покраснел, довольный похвалой, и опустил голову. Цветы, за которыми ухаживали миссис Уивер и мистер Джейкобсон, действительно были необыкновенно красивыми. Соседи принесли стулья, все расселись по местам и приступили к праздничному обеду. Мэгги поставила на стол мясо и торт в шоколадной глазури, миссис Уивер – салат из капусты, кукурузный хлеб и свежие бисквиты, молодая пара Рон и Карла Рамирес – несколько бутылок вина и охлажденные безалкогольные напитки. Их сосед из квартиры 10 не смог прийти, потому что работал, но передал Рону Рамиресу ключ от своей квартиры, чтобы в его дверь тоже врезали новый замок. Мистер Джейкобсон поразил всех своими кулинарными способностями: он приготовил необыкновенно вкусные тушеные баклажаны с сыром пармезан и принес две бутылки вина.
– Между прочим, это вино очень вкусное и дорогое, – шепнул Джейк на ухо Мэгги, и она улыбнулась.
Гости ели, пили, разговаривали и смеялись до восьми часов вечера, а потом дружно собрали пустые тарелки и унесли столы и стулья. А Джейк, как и обещал, принялся чинить замки, устанавливать на дверях щеколды и "глазки". Больше всех радовался мистер Джейкобсон: помимо прочего, Джейк починил и водопроводный кран в его кухне.
– Где вы всему этому научились? – удивилась Мэгги, с интересом наблюдая за тем, как Джейк ловко сверлит дрелью отверстия в двери.
– Так я же вырос на ферме! – отозвался он. – Я с детства умею обращаться с молотком, пилой и другими инструментами.
– Если вам когда-нибудь надоест психотерапия, вы всегда можете стать плотником или столяром, – улыбнулась Мэгги. – У вас это получается превосходно.
Джейк закончил работу лишь к полуночи, собрал инструменты и, увидев, что Мэгги вышла из комнаты Тима, спросил:
– Ну, как он? Спит?
– Да, в том же положении, как вы его оставили, – ответила Мэгги.
Некоторое время назад Джейк отнес усталого задень мальчика в спальню, снял с него джинсы, очки и уложил в кровать.
– Я тоже заглядывал к нему. Спит как убитый. Я не стал его беспокоить.
Мэгги села на диван, и Джейк занял место рядом с ней.
– У вас замечательный сын, Мэгги, – проговорил он.
– Да, Тим – хороший мальчик, – улыбнувшись, ответила она. – Представляете, теперь он постоянно носит не только куртку Супермена, но и джинсы!
– Почему?
– Хочет быть похожим на вас.
Джейк вздохнул и молча обвел взглядом гостиную.
– Как у вас тут все изменилось за неделю, – наконец сказал он, рассматривая висящие на стене картины. – Гостиная просто преобразилась, стала очень симпатичной и нарядной.
– Вам правда нравится? – встрепенулась Мэгги.
– Да, – искренне ответил Джейк. – Особенно ваши рисунки.
– Мне кажется, будто я заново родилась! – неожиданно призналась Мэгги, глядя в лицо Джейку, и добавила: – Если бы знали, как я вам благодарна!
Джейк наклонился к ней и нежно поцеловал в губы. Странно, но его поцелуй не смутил Мэгги: она не только не отстранилась, наоборот, ответила на его поцелуй. Тогда Джейк обнял ее, а Мэгги положила голову ему на плечо. У нее было такое чувство, будто она давно хотела, чтобы Джейк ее поцеловал, особенно после того, как они сидели, прислонившись к валуну, на опушке леса и их плечи соприкасались. Мэгги ощущала теплое, сильное плечо Джейка, и ей было так хорошо сидеть рядом с ним и слушать, как гулко бьется его сердце.
– Мэгги… – после долгого молчания начал Джейк, – я хочу вам кое-что сказать.
Она немного отстранилась, подняла голову и заглянула ему в лицо. Взгляд Джейка был серьезным, и у Мэгги вдруг сжалось сердце.
– Что? – тихо спросила она.
Снова повисла долгая пауза, а затем Джейк, заметив тревогу в глазах Мэгги, покачал головой и промолвил:
– Да так… ничего.
– И все-таки?
– Нет, ничего… Мне пора идти.
Он порывисто поднялся с дивана, направился к двери, и Мэгги последовала за ним. Несколько минут они молча стояли в коридоре, потом Джейк наклонился, поцеловал ее в щеку и ушел. Прильнув к новому "глазку", Мэгги смотрела, как он спускается по лестнице, и прислушивалась к звуку его удаляющихся шагов. Хлопнула входная дверь, и наступила тишина.
Мэгги тяжело вздохнула, а потом прошла в гостиную, села на диван и задумалась. О чем хотел с ней поговорить Джейк? Ответ был очевиден: он хотел сказать, что их полный восстановительный психотерапевтический курс подходит к концу и… расставание неизбежно. Но почему в таком случае он поцеловал ее в губы? Его поцелуй не выглядел прощальным. Когда люди собираются расставаться, они ведут себя по-другому.
Мэгги покачала головой и решила, что пора отправляться спать. Можно хоть до утра сидеть на диване, гадая над тем, что же хотел сказать ей Джейк, но даже если после окончания последнего сеанса в следующий четверг их дружба прекратится, нельзя ни в коем случае предаваться унынию.
"Как бы ни сложились дальнейшие отношения с Джейком, воспринимай все как естественный ход событий, – мысленно твердила Мэгги. – Жизнь продолжается, несмотря ни на что…"




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Счастливая ошибка - Николз Линда


Комментарии к роману "Счастливая ошибка - Николз Линда" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100