Читать онлайн Шелк, автора - Николсон Кэтрин, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк - Николсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк - Николсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк - Николсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николсон Кэтрин

Шелк

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 25

Одиннадцать часов спустя Жанна вошла в № 3. С неба сыпалась снежная крупа. В прихожей пахло сыростью. При такой погоде даже собственный дом казался неуютным.
Продрогшая до костей, Жанна тихонько поднялась наверх и улеглась в постель не раздеваясь. Голова кружилась, словно она все еще летела над Атлантикой, подвешенная между небом и землей в самолете, который выписывает в воздухе вензеля и петли. Прощание. Ее удел – утраты, расставания, разлука…
Шли часы. Жанна лежала неподвижно, то погружаясь в сон, то просыпаясь – с мокрыми от слез щеками и солоноватым привкусом на губах. Дион. Ее сердце не хотело верить, что они больше никогда не увидятся, и цеплялось за свои надежды, как плачущий ребенок за материнские юбки. Когда же он приедет? Уже пора. Он должен быть здесь. Он нужен мне. Пусть он приедет! Сию минуту, немедленно!
Вынырнув из забытья, она почувствовала голод, встала с кровати и отправилась на кухню, чтобы погрызть печенье и выпить стакан воды. Воду, холодную, как лед, было больно глотать. Вернувшись в спальню, Жанна снова погрузилась в дремоту. Ей снилось, будто она летит высоко в небе над темной землей, а сверху парит белый цветок парашюта. Ремни вонзаются в тело. Но что такое боль по сравнению с ощущением легкости и свободы? И вдруг она начинает падать. Вниз, вниз – туда, где черная земля разверзлась, чтобы поглотить ее. Шелковая пелена закрывает лицо, душит…
Проснувшись, Жанна обнаружила, что с головой забралась под простыню. Комнату заливал какой-то мертвенный, белесый свет. Она с трудом выпрямила затекшее тело и, завернувшись в одеяло, подошла к окну.
На улице творилось нечто странное, казалось, наступал конец света. И это в точности соответствовало ее настроению. Жанна с ужасом смотрела на землю, одетую белым саваном снега, и темно-серое, похожее на асфальт небо. Снег поглотил звуки, краски, самую жизнь. Поблекший, осиротевший мир…
А может, она уже умерла и попала на небеса? Там, наверное, тоже все белым-бело. Мысли текли вяло, но память постепенно пробуждалась, неся с собой боль. Картины Диона…
Снег! Жанну вдруг охватила тревога. Повсюду сугробы, замело даже подвальные окна в доме напротив. Снег, очевидно, падал всю ночь, пока она спала.
И в этот момент спазм в желудке едва не лишил ее способности дышать. Неужели от голода? Но есть совершенно не хотелось.
Через несколько минут началось кое-что похуже. Положив руку на живот, она почувствовала, как тезясется и растягивается. Это походило на первые толчки, предвещающие землетрясение.
Потом все замерло. Жанна испуганно ждала продолжения. Сердце бешено билось, дыхание со свистом вырывалось из груди. Но спазмы закончились, осталось только неприятное ощущение какого-то напряжения внутри. И тем не менее лучше позвонить в больницу, подумала она. На всякий случай.
Жанна стала спускаться – медленно, еле передвигая ноги, словно несла поднос с драгоценным хрусталем. Но на середине лестницы новый спазм скрутил ее с ошеломляющей внезапностью. Пришлось ухватиться за перила. Острое стальное копье вонзилось в тело, выворачивая и таща за собой внутренности. Потом боль отступила, но не ушла совсем. Значит, она еще вернется.
Жанна с трудом распрямилась. Слава Богу, что существуют телефоны! Лет сто назад пришлось бы во всю мочь гнать лошадей, прорываясь сквозь сугробы и заносы… А теперь ей достаточно только одолеть лестницу и войти в гостиную.
Сойдя с последней ступеньки, Жанна вдруг почувствовала, как напряжение внизу живота спало и тепло, благословенное тепло залило все тело. Казалось, она окунулась в море, согретое тропическим солнцем. Значит, все худшее позади. Наверное, это были просто желудочные колики.
Но почему же одежда и ноги стали мокрыми? Страх вспыхнул с новой силой. Что это – кровь? От сильного кровотечения можно умереть.
Очередная атака боли лишила ее способности соображать. Жанна с жалобным стоном рухнула на колени. Она и подумать не могла, что может быть так больно. И никого, ни единой души рядом!
Наконец боль спрятала свои когти – молниеносно, как кошка, играющая с мышью. Жанна встала на четвереньки. Ее била дрожь. Когда начнется следующая схватка? Трясущейся рукой она залезла под юбку. Крови нет. Но что же это за странная жидкость со сладковатым запахом?
Воды, догадалась она. Отошли воды, теплое море вылилось наружу из ее лона. Цепляясь за свои скудные познания, как утопающий за соломинку, Жанна ухитрилась сделать последние несколько шагов, отделявших ее от двери в гостиную. Мокрая одежда противно прилипала к телу, но какое это имеет значение? Главное – дотянуться до телефонной трубки. Тогда она спасена! Ей пришлют кого-нибудь – врача, профессионала. Ей помогут, как же иначе?
Всхлипнув от облегчения, Жанна подняла трубку в надежде услышать знакомый гудок.
Но в трубке стояла та же мертвая тишина, что и на улице. Неужели и в телефон набился снег?
«Никто не услышит меня», – равнодушно подумала Жанна. И тут же почувствовала приближение новой схватки. Слишком быстро – боль не дает ей опомниться, собраться с силами. Дрожащими руками Жанна опустила трубку на рычажки и подняла снова.
Тишина.
Тишина и боль.
Бесконечная, всепоглощающая боль… Сколько же еще терпеть? Неужели будет хуже? Нет, это невозможно. Жанна дотащилась до окна. Парадная дверь заперта, но соседи сумеют взломать замок.
Из последних сил она попыталась поднять раму. Ледяной воздух, ворвавшийся в комнату, обжигал легкие. Глаза слезились. Улицы блистали больничной чистотой.
Кругом – ни души. Никто не услышал ее слабый крик. В окнах соседних домов темно. На белом ковре, покрывшем мостовую, ни единого следа.
Снова пошел снег – неотвратимый, безжалостный, как сама судьба. Белые хлопья падали на ширазский ковер и не таяли: в комнате было холодно. Жанна попробовала опустить раму. Увы! Ее заклинило. Что ж, пусть остается открытым: скоро сюда пожалует ее почетный гость – боль. Жанна уже изучила ее привычки и издалека слышала ее шаги…
Боль всегда была разной, она напяливала на себя множество мерзких, ухмыляющихся масок. Она являлась в облике драконов, диких зверей или акул, вооруженная пилами, зубными сверлами, ножами, она ломала ее тело, растягивала на дыбе или вгрызалась в него, как бешеная собака.
Жанна отчаянно боролась за жизнь. Спина выгибалась дугой от невыносимых мучений. Разве можно такое выдержать?
Внезапно к горлу подступила тошнота, и все содержимое ее желудка изверглось прямо на середину ширазского ковра.
– О нет, – сказала Жанна вслух. Умирать не так уж и страшно, но лежать в луже собственных нечистот, на полу, который она когда-то оттирала песком… нет, это невыносимо. – Пожалуйста, не надо больше.
Но тошнота не проходила.
Жанна обмякла, едва дыша. Горло горело, словно его ободрало наждаком, из глаз ручьем текли слезы. «Я предпочла бы умереть по-другому», – твердила она, как в бреду. Неужели ребенок собирается выйти через горло? Надо бы дать ему несколько уроков сексологии. Что ей еще оставалось, как не смеяться?
И тут она увидела ангела. Милосердное Провидение послало его, чтобы забрать ее в рай. В одиночку она и. с этим не справится. Черный ангел, довольно уродливый, но все же ангел. Жанна понемногу успокаивалась. Наверное, холод действует не хуже любой анестезии. Ничего, скоро ангел расправит крылья и унесет ее ввысь. Боль исчезнет навсегда, только ветер будет свистеть в ушах…
Но что это ангел творит с ее виндзорским стулом? Даже умирая, Жанна не могла не возмутиться, увидев, как он преспокойненько разломал стул о колено и бросил его в камин. Потом он закрыл окно. Как же теперь они улетят на небо? Этот ангел не только вандал, но и дурак…
А посланник небес разводил огонь, подсыпая в камин уголь. Может, это дьявол? Уж очень черные у него волосы. Да, дьявол, которого прислали мучить ее…
Волна боли высотой с небоскреб обрушилась на беззащитное тело Жанны, лишив ее способности что-либо понимать. Когда туман рассеялся, она вдруг очень четко увидела языки пламени и огненные искры, плясавшие в воздухе, и темное пятно на ковре, и… Диона.
– Ты же в Нью-Йорке!
– Молчи. – Его лицо казалось загадочным, как карта неведомой страны. – Какой Нью-Йорк? Я нужен тебе здесь.
Он поднес к ее губам стакан. Стекло приятно холодило запекшиеся губы, а вода показалась Жанне настоящим напитком богов.
– Как ты вошел?
– А как ты думаешь? – Дион нежно откинул волосы с ее лба. – Через люк.
Ну конечно. Дион любит эффектные жесты. Она прислонилась к нему, ища поддержки.
– Вот, я принес тебе подарок.
И Дион вложил ей в руки оранжевое ведерко – совсем новенькое, сверкающее, прямо из магазина. Твердое и прохладное. Жанна прижала его к себе, как будто впервые в жизни видела такую красоту. О Дион!
– Я люблю тебя.
Скоро она умрет. Надо, чтобы он знал об этом.
– Из-за ведерка? – Дион широко улыбался, открывая нараспашку все окна своей души. Его теплая сильная рука согревала ее затылок. – Я тоже люблю тебя.
– Но от меня пахнет! – Жанна всхлипнула от унижения.
– Как от бродяги, который всю ночь провалялся на улице. – С лица Диона не сходила все та же ослепительная улыбка. – Какая разница? Я люблю тебя.
– Правда?
Боль, угнездившаяся где-то в желудке, стала разворачивать свои кольца, как анаконда. Жанна закашлялась.
– О Боже, – еле выговорила она в перерывах между стонами и кряхтеньем. – Это не слишком романтично.
– Всему свое время, – нежно шепнул Дион. – Потом я подарю тебе цветы.
Жанна с наслаждением вдыхала запах его волос и кожи. Запах зеленого мха и меда… Все ее чувства вдруг ожили и обострились до предела. Даже боль на мгновение перестала быть врагом.
А потом – снова падение в ледяную пучину моря. Вконец измученная, Жанна тонула, потеряв надежду добраться до берега.
– Мне так плохо. Я больше не могу.
– Ты сможешь. – Дион обнял ее; его теплые губы щекотали ее горло. – Вспомни Ирландское море. Тогда ты выдержала.
– Да, такое не забывается. – Жанна засмеялась, тяжело дыша, и опять уткнулась в ведерко.
Как приятно пахнет чистая новая пластмасса! И сколько пользы от этого ведерка! Пожалуй, стоит постоянно держать его под рукой. На всякий случай.
Ирландское море. Воспоминания давали ей силы и надежду. Ирландское море. Нельзя о нем забывать.
Теперь Жанне казалось, что она резвится в волнах, как дельфин, то погружаясь в воду, то выныривая на поверхность.
– А-а-а…
Ею овладела какая-то необъяснимая хмельная радость. Придет время, и море само прибьет ее к берегу. Надо только слушаться его, не сопротивляться. Несмотря на боль, она жива и создает жизнь.
Сильные руки подняли Жанну и перенесли на кровать. В комнате было жарко. Дион бросил в камин все, что только могло гореть. Он склонился над ней, обнаженный до пояса, и его блестящая от пота кожа казалась золотистой в отсветах пламени.
– Танцуй, Дженьюри, – услышала она тихий шепот. – Потанцуй со мной.
И она начала раскачиваться, стоя на коленях и глядя ему в глаза. Там-то Дженьюри Браун и нашла свое убежище, как рыба, которую бросили в родное озеро, или выпущенная на волю птица. «Спаси и сохрани меня, спаси и сохрани», – повторяла Жанна, ибо больше сказать было нечего. Дион нужен ей, и он здесь.
Напряженные мускулы расслабились в его объятиях. Жанну охватило величественное и страшное желание раздвоиться. Она распускалась, как цветок, раскрывалась, росла…
Впервые за все это время Жанна поняла, что от нее требуется. Она уткнулась головой в шею Диона, вцепилась пальцами в его волосы, и с ее губ сорвался долгий стон: то ли жалоба, то ли крик триумфа. Что-то теплое и тяжелое заскользило между ног.
– А теперь медленнее, медленнее…
Пора распахнуть двери навстречу солнечному свету. Открывайся же, открывайся… Они прижались друг к другу – храм из единой плоти и крови, и в их сплетенные руки упало крошечное розовое существо. Чудо свершилось.
Жанна смотрела на ребенка. Вот он, запретный плод, слаще которого нет ничего на свете.
Ребенок открыл глаза. Как это просто и странно. Глаза, в которых отразилась вся мудрость мира.
Жанна молчала, не в силах оторваться от младенца. Наверное, никогда она на него не наглядится.
Дион приподнял дочь, она протестующе пищала, растопырив крошечные ручки. Какая она маленькая, хрупкая и вместе с тем сильная! В ней все прекрасно – вплоть до розовато-жемчужных ступней и маленьких ушек, похожих на морские раковины.
Все еще не веря себе, Жанна откинулась на подушки и радостно приняла дочь в свои объятия. Одной рукой она поддерживала слабую, дрожащую головку, а другой нежно гладила лепесток ушка. Да, у ее маленькой девочки глаза Джули, но уши… Бархатные, плотно прижатые к головке, они заострены на концах, как у эльфа. Уши Диона.
– У нас получилось! – Смеясь и плача, Жанна потянулась к нему, вовлекая в магический круг. Они будут вместе отныне и навсегда.
Смерть и рождение. Новый мир, в котором есть только мужчина и женщина.
– Ты, я и Ирландское море!


Они лежали втроем и смотрели, как пламя отбрасывает на стены золотые блики.
– Может, и второй пустить на растопку?
Дион задумчиво глянул на последний виндзорский стул.
– Попозже. Когда ты будешь кормить.
Маленькая Джули приоткрыла один глаз, будто изучая своих родителей, а потом потянулась к материнской груди. На ее личике было написано величайшее блаженство.
– Не у всех детей крестным отцом было Ирландское море.
– Да, – отозвалась Жанна, которой казалось, что она умерла и попала на небеса. – Виновата качка. Наверное, я потеряла свою противозачаточную пилюлю где-то между Ливерпулем и Дублином.
– Это твой самый лучший поступок!
– Ты тоже постарался.
И они обменялись восторженными, чуть глуповатыми улыбками.
– Свадьба будет завтра, – заявил Дион тоном, не допускавшим возражений.
Никогда еще Жанна не видела его таким серьезным. Да, из Диона получится прекрасный отец!
– Ну вот. – Ее неудержимо тянуло подразнить его. – А я-то мечтала о долгой помолвке…
– Помолвка уже была – целых девять месяцев, – возразил Дион, смерив Жанну суровым взглядом. – Кстати… почему ты не носишь мое кольцо?
– Кольцо? – Жанна удивленно заморгала. – Какое кольцо?
– Так я и думал. – Дион порылся в кармане. – Я обнаружил его на прежнем месте – в твоей черной туфельке. Я был уверен, что ты найдешь кольцо, как только наденешь ее.
– Но я ни разу не надевала эти туфли! Сначала мешали воспоминания, а потом ноги стали отекать… – Жанна умолкла, не отрывая глаз от серебряного кольца, лежавшего на ладони Диона. Простенькое, но милое, с двумя сплетенными руками, сжимающими крошечное сердечко.
Дион надел кольцо ей на палец. Оно подошло идеально. Жанна знала, что, глядя на него, она всегда будет вспоминать о дрожащем тельце ребенка, которого они приняли в свои объятия.
– Это кольцо из Клэддэха. Его освятил один цыган.
– Тот самый, у которого ты нанял пони?
– Именно. – Дион ухмыльнулся. – Для него мы уже тогда были мужем и женой. У цыган принято похищать невест.
– И все же… – Теперь настала ее очередь проявить серьезность. – Мы должны сделать то, что положено, ради маленькой Джули.
И она пригладила темные волосики на голове ребенка. Дион кивнул с философски-задумчивым видом.
– Лучшей причины и не придумаешь. Главное – получить лицензию. Я займусь этим сразу же после того, как позвоню в больницу.
Жанна с радостью отметила, что у него нет никакого желания двигаться с места.
– А потом?
– Потом мы будем жить долго и счастливо, – заявил Дион без тени сомнения.
– До тех пор, пока не высохнет Ирландское море.
– В № 3?
– Конечно. Чердак твой.
– А твоя гостиная.
– Спальня…
– …Для нас обоих, А остальные комнаты…
– …Для детей.
Они удовлетворенно улыбнулись. Всматриваясь в золотистый полумрак гостиной, Жанна видела будущее. Оно казалось вечностью. Ее некрасивый муж под старость станет красавцем. Волосы поседеют, но брови и ресницы будут по-прежнему черными, а глаза – синими. Дион волшебник, он сумеет обмануть само время.
Их разлучит только смерть, ибо они подходят друг другу идеально, как две половинки целого. Их не разъединить, но они способны расти и создавать новое.
Малышка пошевелилась, икнула и зачмокала губами.
– Как она прекрасна! – воскликнули они разом.
– Вылитая мать. – Взгляд Диона, мягкий, как бархат, обволакивал Жанну. – Красивая девушка в подвале.
– Значит, ты имел в виду меня?
– А кого же еще? Посмотри в зеркало. Ты самая красивая женщина на свете.
И Жанна, встретившись с ним глазами, поняла, что это правда. Маленький комочек плоти, лежавший у нее на руках, пробуждал самые разные чувства: гордость, любовь, радость, торжество… Шелковая ниточка, такая ненадежная и тоненькая на вид, отныне накрепко привязывала ее к миру. Через боль – к совершенству. Из старого пыльного кокона наконец появилась бабочка.
Дион принес хлеб, теплое молоко с мускатным орехом и простое фланелевое одеяло, чтобы завернуть в него ребенка.
– С Новым годом.
И они поцеловались под перезвон колоколов, который плыл над заснеженными улицами.

загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк - Николсон Кэтрин



Великолепно! Читайте! Проникновенный, нежный, добрый, ироничный, умный роман.Очень трогательный!
Шелк - Николсон КэтринТатьяна
1.05.2013, 14.12





Понравился роман. У автора со слогом и юмором все в порядке. "Что нашла в ней Джули? Впрочем… говорят ведь, что породистые лошади не могут жить в конюшне без козлов, крыс, одноглазых кошек и других не менее странных тварей. Они даже отказываются есть и спать, если рядом нет их приятелей…"
Шелк - Николсон КэтринЮля
5.08.2014, 13.11





Странно,что люди, прочитавшие и давшие отзывы на "Лунные грезы",не прочли или им не понравился "Шелк" Жаль,но не нашла книг этого автора в других библиотеках.
Шелк - Николсон КэтринТесса
27.09.2015, 12.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100