Читать онлайн Шелк, автора - Николсон Кэтрин, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк - Николсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк - Николсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк - Николсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николсон Кэтрин

Шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Через неделю раздался звонок в дверь. Жанна быстро спустилась по лестнице, почему-то уверенная, что на пороге стоит Дион.
Но это был Грей. Последовала долгая неловкая пауза. Он смотрел на нее молча, без улыбки. А Жанна корила себя за глупые надежды. Конечно, узнав о Грее, Дион не приедет. Он хочет, чтобы она сама распоряжалась своей жизнью, как и подобает взрослой женщине.
– Ну, Жанна… – сказал Грей каким-то странным чужим голосом.
Жанна едва продохнула. Грудь сдавило от невыплаканных слез. В горле застряли слова, предназначенные Диону.
– Проходи в дом. – Жанна выдавила из себя улыбку.
В руках у Грея был огромный букет роз. В дождливый ноябрьский Лондон их доставили на самолете из какой-нибудь далекой солнечной страны. Жанна взяла букет в прозрачной полиэтиленовой обертке, и в ее ладони впились острые твердые колючки. Грей с любопытством посмотрел на ее округлившийся живот.
– Извини за беспорядок. – Жанна попыталась взмахнуть рукой, но ей мешали цветы. – Я тут кое-что ремонтирую.
Брови Грея поползли вверх:
– Я полагаю, лучше было бы вызвать профессионала. Жанна посмотрела на свои руки, измазанные белым герметикой, и подумала: что сказал бы Грей, узнав о том, что его потенциальная невеста и будущая мать его ребенка вложила чуть ли не все свои деньги в сумасшедшего ирландского художника, уехавшего на край света, за океан, а потому не может себе позволить нанять профессионала. До родов она еще как-то продержится, а дальше… Бог его знает.
– Все в порядке. – Жанна покраснела. – Я в таких вещах неплохо разбираюсь. У меня был хороший учитель.
В ее ушах звучал голос Диона: «Медь так красива. Будь с ней доброй и ласковой, и она станет послушной, как кошка».
Жанна поспешила перевести разговор и пригласила Грея наверх, в гостиную, где как раз сегодня утром навела порядок. Она снова всерьез занялась домом – чтобы отвлечься от навязчивой мысли о том, что все ее труды бессмысленны. Сколько еще ей суждено прожить в своем №3?
Это зависит от Грея. Он не ухаживал – нет. Он заключал сделку, в которой решающий голос оставался за младенцем, мирно спавшим во чреве матери.
– Нам нужно кое-что обсудить, Жанна.
– Да.
Жанна опустилась на один из виндзорских стульев, некогда купленных вместе с Джули, и сложила руки на животе. Подняв глаза, она заметила, что Грей смотрит на нее слегка встревоженно, как на дорогую вещь, выставленную на продажу, в подлинности которой он не уверен.
– Джули сказала тебе? – спросила она, набравшись храбрости.
– Не совсем так. – Грей наконец-то улыбнулся. – Она послала телеграмму.
– Наверное, очень длинную.
Атмосфера немного разрядилась, казалось, к ним вернулась взаимная симпатия. «Может, все получится не так уж и плохо, – подумала Жанна. – По крайней мере нас будет связывать любовь к Джули».
– Ты уверена, что ребенок от меня?
Жанна вздрогнула. Надежда угасла, едва успев появиться. Впрочем, Грей недалек от истины. Это вполне мог быть ребенок Диона. Днем позже, днем раньше, но какая огромная разница! Она не сомневалась, что, сложись все иначе, Дион был бы сейчас здесь. Красил бы стены, строил планы и упивался каждым мгновением ее беременности. Из него получился бы хороший отец. Жанна будто воочию видела, как он ползает рядом с малышом на четвереньках и рисует ему забавные картинки…
– Да, я уверена, – ответила она, призвав на помощь остатки собственного достоинства.
Ради ребенка можно пойти на все. А он зашевелился, почувствовав ее волнение. Жанна успокоила его, погладив живот. «О мой маленький, – подумала она, – я и не знала, что быть матерью так тяжело».
– Предлагаю сыграть свадьбу в январе. Надо подготовиться, выполнить массу формальностей. Церемония, конечно, состоится в Дине. Собор Святого Павла не подходит, учитывая известные обстоятельства.
Жанну поразили нотки искреннего сожаления в его голосе. Значит, не только ей приходится идти на жертвы.
Несмотря на внешнее спокойствие, в душе Грей оплакивал свою горькую судьбу.
– Мне очень жаль, Грей, – неожиданно вырвалось у Жанны. – Жаль, что все так получилось. А мы не можем… отложить свадьбу до февраля, когда ребенок уже родится?
Мало ли что, подумала она. Вдруг он родится мертвым? Конечно, это ужасно, но тогда они с Греем оба будут свободны.
– К сожалению, нет. – Грей устало улыбнулся. – Понимаешь, это связано с наследством. Я советовался с юристом. Даже в наше время у законного сына прав больше, чем у незаконного. Мы должны пожениться до того, как ребенок появится на свет.
Сколько же ловушек и формальностей подстерегает собственников!
– А если это будет девочка?
Грей провел рукой по лбу и вздохнул:
– Какая разница! Потом появятся другие дети.
У Жанны заныло сердце. Другие дети – она совсем упустила это из виду. Слова Грея прозвучали так сухо, формально, в них не было и намека на любовь. Речь шла о репродукции генов – не более того. Но что теперь поделаешь?
– Вот, собственно, и все. Когда определится дата родов, дай мне знать – я навещу тебя.
Жанна встала, Грей тоже грациозно поднялся со стула. В этой маленькой гостиной он казался особенно высоким. «Мой дом совершенно ему не подходит, – вдруг подумала Жанна. – Почему я этого не понимала?»
– Я обо всем позабочусь. За две недели до родов найму акушерку. Тебе понадобится ее помощь. Надеюсь, здесь найдется лишняя комната?
Жанна механически кивнула. В горле у нее застрял комок. Значит, и № 3 ей отныне не принадлежит. Но Грей, конечно, прав. Не может же он сам находиться здесь.
– После родов вы вместе с акушеркой переедете в Дин. К вашему приезду там все подготовят. Затем надо будет подобрать няню. Ты хочешь сама побеседовать с претендентками?
Жанна опять молча кивнула. Акушерка, няня, отдельная детская… Значит, и ребенка она тоже лишится?..
– Ну, скоро увидимся. – Немного замявшись, Грей наклонился и коснулся губами ее щеки. – Пожалуйста, не провожай меня.
На глазах у Жанны выступили слезы. Снова за нее принимают решения. Но чего еще ждать от Грея? Вот Дион вел бы себя иначе: подхватил бы на руки ее и ребенка и закружил по комнате, вопя от восторга. Да, Дион другой. А Грей сделал все, на что только был способен. Он и впредь будет с ней хорошо обращаться и, возможно, полюбит своего сына. Значит, и ей, Жанне, надо постараться быть хорошей женой – выполнить свою часть сделки.
Из окна гостиной ей было видно, как Грей садится в машину. Начинался дождь. Жанна медленно спускалась по лестнице, удивляясь, как можно одновременно чувствовать такую пустоту и тяжесть в теле.
А вдруг ребенок когда-нибудь упрекнет ее: «Почему ты вышла замуж за моего отца? Ведь ты никогда его не любила. Зачем ты вообще меня родила?» Что она ему скажет? Дети не понимают таких вещей. Детям нужна только любовь, она знала это по себе, потому что сама еще недавно была ребенком – всего шесть месяцев назад.
Жанна снова занялась водопроводом. Надо продолжать работать и наслаждаться тем, что пока она остается Жанной Браун.


Но дни пролетали один за другим, и от той Жанны Браун, которая могла взбежать по лестнице, не переводя дыхания, и свободно переворачиваться на кровати с боку на бок, почти ничего не осталось. Тело не слушалось, не желало выполнять самые простые приказы. Жанне с трудом удавалось нагнуться, а она теперь роняла вещи постоянно – руки стали ватными. Устраиваясь на стуле, приходилось подкладывать под спину подушечку, а вставая – придерживать обеими руками живот. Даже обуваться было сплошной мукой. По ночам Жанна слышала, как у нее скрипят кости. Мышцы дрожали от напряжения и ныли. «Когда же мое тело станет прежним?» – с грустью думала она.
Перед сном Жанна не считала овец, а перечисляла все блага, которыми ее одарила судьба. Она ведь счастливица! Крыша над головой есть, ребенок не останется без отца. Она молодая, сильная и здоровая. Самые прочные дома строятся из маленьких кирпичей – так говорил Дион.
И страхи исчезали. А их было достаточно. Ведь в клинике врачи изрекали туманные фразы насчет узкого таза. И оказывается, женщине ее роста перед зачатием нужно делать рентген. Узнав, что отец ребенка очень высокий (шесть футов!), они мрачно качали головами: дескать, ничего хорошего от такой беременности ждать не приходится.
И Джули ничем не могла ей помочь. Она наотрез отказалась звонить по телефону, боясь, что Жанна в спешке упадет с лестницы, и потому в почтовый ящик одна за другой летели телеграммы. Они содержали огромное количество вопросов, как будто рожать предстояло самой Джули. Она не хотела приезжать на свадьбу, и Жанна прекрасно ее понимала. Главное, чтобы сестра была рядом, когда она окажется в больнице. Впрочем, Джули уже все продумала: она прямо в аэропорту арендует машину с просторным задним сиденьем и сама отвезет Жанну в родильное отделение.
– Обещаю: я буду очень осторожной! Если хочешь, поведу машину на первой скорости! Не дай Бог что случится с ребенком – никогда себе этого не прощу…
Жанну радовало, что Джули делала явные успехи на новом поприще. Кроме Диона, у нее появились и другие клиенты. Жанна испытывала к ней поистине материнские чувства. Вообще-то сейчас она любила все и вся, начиная от уличных фонарей и воробьев и заканчивая собственной матерью. Но Джули – особый случай. Она член семьи и часть самой Жанны, ее вторая половина. Достижения сестры каким-то образом компенсировали ее собственные потери. Судя по тону телеграмм, Джули была охвачена энтузиазмом. Ее послания представляли собой головокружительную смесь из надежд на будущее, непомерных амбиций и уверенности в том, что она все-таки нашла свое место под солнцем.
– Я не стала актрисой… ну и что? Ты была права. Зато из меня точно получится хороший агент. Мне нравится быть членом жюри, высказывать свое мнение, давать советы, наряжаться и принимать приглашения на ленч…
О Дионе и его картинах Джули рассказывала крайне скупо. Чтобы догадаться, как у него идут дела, Жанне приходилось читать между строк.
«Сегодня продала „Крыши-1“ одному очаровательному русскому. Он был просто потрясен и заявил, что снова ощущает себя молодым – то ли из-за картины, то ли из-за меня! Я убедила его, что это отличное вложение капитала. „Тоже существенно“, – ответил он и захихикал».
«Крыши-1»… Что бы это могло быть, с легкой грустью думала Жанна. Наверное, Дион рисовал свою картину на чердаке: оттуда видно целое море крыш.
Жанне хотелось знать гораздо больше, но она понимала, что расспрашивать Джули было бы нечестно. Карьера Диона – ее детище. Если повезет, она заработает звание феи-крестной. Отвечая сестре, Жанна подбадривала ее, но не выдавала своего любопытства и очень этим гордилась.
Недели ползли медленно. Ноябрь завершился ветрами и ливнями. Наступил декабрь. Однажды утром Жанна открыла парадную дверь, чтобы забрать бутылку с молоком, и та оказалась наполовину заледенелой. В этом году холода наступили рано, но Жанна не мерзла: гордость за Джули и ребенка согревала ее изнутри лучше всякого центрального отопления. Еще никогда в жизни у нее не было таких розовых щек. Отпала необходимость в перчатках и шерстяных колготках. Отправляясь в магазин, она замечала, что прохожие стараются держаться к ней поближе, как бы желая согреться у чужого огня.
Приближалось Рождество. Жанна могла поехать к матери, но ее приводили в ужас детские воспоминания о семейных торжествах и неуклюжих попытках мамы создать атмосферу праздничного веселья. Вот в больнице она будет на своем месте; ухаживая за дочерью и младенцем, она почувствует себя полезной. Что же касается Дина… конечно, Грей не выставит за дверь свою невесту, но приглашения он не прислал. Да и зачем? Жанна только помешает приготовлениям к свадьбе.
И она решила провести Рождество одна. Нет, не одна – со своим малышом. Он сопровождал ее повсюду, слушал, как Жанна обсуждает плохую погоду, радостно брыкался, когда она усаживалась на стул отдохнуть, и замирал, стоило ей запеть. Жанна зажгла на рождественской елке две свечи – одну за Джули, другую за Диона, и пообещала себе, что откроет подарки в десять часов, а не в двенадцать. Сейчас ей нужно ложиться пораньше.
Сначала от Грея: коробочка была в такой красивой обертке, что Жанне не терпелось ее открыть. На темно-синем бархате лежал свадебный подарок – прелестный сапфир в платине. Из приложенной к нему записки следовало, что сей перстень в течение трех веков переходил по наследству к женам владельцев Дина, пока не оказался у матери Джули. Жанна попыталась его надеть, но не смогла: из-за беременности пальцы распухли. Разволновавшись, она поспешно стащила кольцо и отложила его в сторону. Наверное, стоит кучу денег! Лучше отнести такой подарок в банк. К тому же сапфиры ей не идут. Другое дело Джули, с ее синими глазами. Интересно: понравится ли Грею ее подарок – белые носовые платки с его инициалами, собственноручно вышитыми Жанной темно-синим шелком? Скучновато, конечно, но что еще можно подарить человеку, у которого и так есть все что душе угодно, да еще располагая столь скудными средствами?
Мать прислала большой увесистый сверток, аккуратно перехваченный клейкой лентой. В нем оказались шесть бутылочек, аппарат для их стерилизации, стерилизующая жидкость, щетка и три упаковки детского питания. Жанна улыбнулась: она уже предвкушала, как будет кормить своего малыша грудью. Но внимание матери ей было приятно. Видимо, дети пробуждают все лучшее в душе каждого человека. Остается надеяться, что маме пригодится набор кухонных ножей из нержавеющей стали.
И наконец подарок Джули. Жанна отправила сестре потрясающие красные кружевные колготки, тонкие, как паутинка. Джули тоже знала, как угодить Жанне. Вот он, большой рождественский носок, полный подарков для ребенка. Маленькие замшевые пинетки, расшитые синими и красными бусинками, цепочка на ногу, украшенная крошечным бриллиантом («Всегда вставай с правой ноги, вот что я скажу»), вязаные рукавички, акция калифорнийского золотого прииска, ярко-розовый пищащий слон, нагрудничек с изображением феи и, наконец, карманное издание Камасутры. Очень красивое – в красном сафьяновом переплете с золотым тиснением. На форзаце Джули написала: «Моей прелестной племяннице. Делай то же, что и я, но лучше».
А на самом дне лежала белая почтовая карточка с детскими каракулями Джули. Жанна улыбнулась. Ради Рождества сестричка решила постараться. На эти десять строчек она потратила, наверное, несколько часов.
"С Рождеством вас, мои дорогие! Есть хорошие новости. Фернан назначил день просмотра для прокатчиков.
Он состоится здесь, в Нью-Йорке. Все держится в секрете – ты же его знаешь. Он не выпускает из рук сценария, а на приглашениях обозначено, что это предварительный просмотр. Кстати, Фернан ужаснулся, узнав, что мы близнецы. Он считает себя лично ответственным. По его словам, все, что происходит с актерами в фильме, рано или поздно сбывается в жизни. Целую, и не забывай принимать витамины!"
Внизу стояла затейливая подпись Джули. Надо сказать ей, что заглавные буквы в середине слова не пишутся, подумала Жанна и перевернула открытку. На обратной стороне было напечатано приглашение на ее имя.
«Предварительный прогон последнего фильма Фернана Кима». А ниже название, выведенное тонкими изящными буквами: «Сестры». И подзаголовок, как в научной монографии: «Исследование в области порнографии любви».
Жанна, надо признаться, была весьма заинтригована. Подзаголовок заставлял вспомнить о французском происхождении режиссера и будоражил воображение.
Конечно, ее все это не касается. Сейчас Нью-Йорк недосягаем, как Луна. Жанна поставила карточку на каминную полку приглашением к стене.
А через два дня, когда прошли рождественские праздники, с первой же почтой ей принесли еще одно приглашение – на собственную свадьбу. Оно выглядело очень импозантно: роскошная бумага с вытисненными на ней текстом и золотым гербом. Свадьба должна была состояться через неделю, третьего января. Через четыре дня после просмотра фильма «Сестры». Третье января – ее официальный день рождения. Знал бы об этом Грей…
Даты рождения и смерти… Приглашения заронили в душу Жанны тревогу. Теоретически она могла бы полететь в Нью-Йорк, но на восьмом месяце беременности… глупо даже думать об этом.
Так она и заявила врачу, придя на еженедельную проверку. До прогона оставались сутки.
– Вовсе нет. Не считайте себя инвалидом, – ответил тот бодрым голосом. – Поезжайте. Что толку сидеть дома и нервничать? Не переутомляйтесь, и все будет хорошо. Я дам вам сопроводительное письмо – на случай, если в аэропорту возникнут какие-то трудности.
Жанна смотрела на него в полном изумлении. До сего момента она совсем не волновалась. На душе царил покой. А теперь… Врач подвел ее как раз тогда, когда она больше всего нуждалась в его поддержке. Теперь Жанну сжигало отчаянное, страстное желание увидеть – нет, не фильм, а Диона, узнать, как он распорядился своей жизнью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк - Николсон Кэтрин



Великолепно! Читайте! Проникновенный, нежный, добрый, ироничный, умный роман.Очень трогательный!
Шелк - Николсон КэтринТатьяна
1.05.2013, 14.12





Понравился роман. У автора со слогом и юмором все в порядке. "Что нашла в ней Джули? Впрочем… говорят ведь, что породистые лошади не могут жить в конюшне без козлов, крыс, одноглазых кошек и других не менее странных тварей. Они даже отказываются есть и спать, если рядом нет их приятелей…"
Шелк - Николсон КэтринЮля
5.08.2014, 13.11





Странно,что люди, прочитавшие и давшие отзывы на "Лунные грезы",не прочли или им не понравился "Шелк" Жаль,но не нашла книг этого автора в других библиотеках.
Шелк - Николсон КэтринТесса
27.09.2015, 12.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100