Читать онлайн Шелк, автора - Николсон Кэтрин, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шелк - Николсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шелк - Николсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шелк - Николсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николсон Кэтрин

Шелк

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Подумать только – ты упала в обморок! – Джули вытащила кисточку мускатного винограда из корзины с фруктами, присланной Фернаном.
– Впервые в жизни. Наверное, корсет виноват. Я затянулась слишком туго.
– Ага, – понимающе кивнула Джули, поедая виноград прямо с косточками. – Тщеславие до добра не доведет.
И Жанна не мосла с ней не согласиться. Больше всего она страдала от уязвленного самолюбия. Ну почему Грей не увидел ее раньше, до дождя? Тогда Дженни была даже по-своему привлекательна. Но потом… мокрая, без шляпы, тушь поплыла, все лицо в черных потеках… Судя по выражению глаз Грея, он принял ее за пугало.
– Ты ведь знала, Джули? – Жанна откашлялась. – Я имею в виду: ты знала, кто будет играть Идена?
– Мне сообщили об этом вчера. – Джули улыбнулась. – Я собиралась тебе сказать, но потом начался карнавал, а сегодня утром я чувствовала себя такой уставшей… в общем, я забыла.
– Но…
Даже сейчас Жанна с трудом верила в реальность происходящего. Какой кошмар! Да как же сниматься дальше, если рядом все время будет стоять Грей? Она не сможет не думать о нем, станет ждать, что он вот-вот появится из-за угла. А когда это случится… В присутствии Грея у нее всякий раз душа уходит в пятки, мысли путаются, на лице выступает пунцовый румянец, а руки становятся холодными как лед. Невыносимо. Как же все это пережить, если твоя душа разрывается на части?
– Все просто. – Джули пожала плечами. – Фернан поехал посмотреть на Дин. Увидел Грея и… в общем, я отлично его понимаю. Мой кузен чертовски красив.
– Но как же Фернану удалось его уговорить?
– О, ты не знаешь Грея! – рассмеялась Джули. – Переодевания, шарады – да он обожает такие вещи. А чем еще заниматься в деревне? Ему придется… – Джули заметила большой букет тубероз, стоявший на туалетном столике. – Какая прелесть!
Жанна покраснела.
– Их прислал Грей.
Красивый жест. Наверное, Грей пожалел ее. А может, догадался, что Жанна в него влюблена. Вот почему вид этого роскошного букета был ей неприятен. Как бы от него отделаться? Выбросить? Но тогда Джули все поймет.
– M-м. – Джули нагнулась, вдыхая аромат бледно-розовых лепестков. – Божественно. – Она взглянула на часы. – Прости, мне пора. Грей везет меня на ленч в Кап д'Антиб. Желаю тебе выздороветь к завтрашнему дню. Я… – Джули замялась и с несвойственной ей деликатностью добавила:
– Возможно, я вернусь поздно, когда ты уже будешь спать.
Жанна откинулась на подушки. Но слова дела не меняли. Ведь ясно, что Джули вообще не вернется сегодня домой.
Когда она ушла, Жанна бросила взгляд на корзинку с фруктами. Где-то внутри, под самым сердцем засел острый осколочек боли. Что это – голод, тошнота? Нет, скорее ощущение пустоты…
Она чувствовала, что не может больше вот так лежать в окружении цветов и винограда. Бороться бесполезно.
Зазвонил телефон. Она с трудом стряхнула с себя остатки сна.
– Алло!
– Привет, Жанна! – раздался голос Джули. – Хорошо, что я тебя застала. Ты сегодня участвуешь в съемках.
– Ты серьезно? – пробормотала Жанна.
Рот был как землей набит. Вспоминая о прошлом вечере, она чувствовала себя преступницей. Давно уже с ней не случалось ничего подобного. Сколько же она всего съела? Она никак не могла остановиться и, раздираемая гневом и отчаянием, продолжала есть фрукты, мороженое, шоколад – все подряд…
– Да. Нам придется снимать другие сцены: неполадки с освещением. Мы отправляемся в Кап-Ферра. Фернан пришлет за тобой машину. – Джули выдержала паузу и добавила:
– Я решила, что лучше предупредить тебя… на всякий случай.
Столь необычная заботливость заставила Жанну смутиться.
– Спасибо.
Это прозвучало как-то холодно и официально.
Жанне вовсе не хотелось быть обязанной Джули. Наверное, это очень плохо? Да, глядя в зеркало, где отражались туберозы Грея, Жанна увидела себя без прикрас. Бледное, опухшее, безобразное лицо! Какой стыд! Жанна даже зажмурилась.
Во дворе призывно загудел автомобиль. Жанна торопливо оделась, так затянув пояс на брюках, что он врезался в тело. Почему она не может устоять перед искушением? Наверное, потому, что вкус сладкого всякий раз кажется новым. К нему невозможно привыкнуть. Машина мчалась к мысу Кап-Ферра. Жанне казалось, что даже природа ее осуждает. Сколько здесь света и тепла! Синее небо и напоенный солнцем воздух – прозрачный, свежий, пахнущий морем и смолой… Но Жанне, сидевшей в полумраке на заднем сиденье машины, было холодно и одиноко.
Когда они подъехали к съемочной площадке, ленч, слава Богу, уже закончился. Поздоровавшись с Лизой, Жанна поспешила укрыться в трейлере.
– Тебе лучше? – настойчиво допытывалась гримерша. – Ты все еще бледненькая. Ничего, это пройдет. Сегодня у нас массовка. Надо, чтобы все выглядели как следует.
Жанна кивнула. Она чувствовала себя странно отяжелевшей и разбитой.
– Ничего, если я прикрою глаза? Заснуть бы сейчас лет на сто и проснуться, когда все искушения исчезнут!
– Пожалуйста, – озабоченно отозвалась Лиза. – Сегодня мне с тобой придется повозиться.
Как успокаивают эти легкие прикосновения маленьких кисточек! Вскоре явился Маркус и стал завивать ей волосы. Потом кто-то торжественно постучал в дверь. Кому она могла понадобиться – Фернану, Джули… Грею?
– Ты думаешь, это оно? – раздался голос Маркуса.
– Мне кажется, да, – взволнованно ответила Лиза. – Пойди посмотри.
Жанна немного успокоилась. До нее доносился шепот, какое-то шуршание, потом щелкнула задвижка, и воцарилось долгое молчание, нарушаемое только прерывистым дыханием.
– Я никогда не видел ничего подобного, – с легкой грустью заметил Маркус.
Жанну кольнуло любопытство. Что там такое? Судя по тону парикмахера, речь идет по меньшей мере о бриллианте в двадцать карат. Но ее никогда не интересовали драгоценные камни. Разве что как украшения для дома №3.
Вдруг кто-то развернул ее кресло и осторожно положил на колени длинную легкую коробку.
– Ну-ка посмотри!
Жанна открыла глаза и увидела взволнованные лица Лизы и Маркуса. Сначала она не поняла, что лежит в коробке, выстланной черным бархатом. Какой-то странный блестящий жгут. Жанна осторожно приподняла его, и он тут же развернулся, превратившись в длинное платье из переливчатого шелка – скользкого и в складочках, как кожа новорожденного младенца. Ткань пульсировала и дышала, будто живая.
Лиза накинула Жанне на голову шифоновый шарф, чтобы не испортить макияж и прическу.
– Маркус, отвернись к стене!
Гримерша сорвала с плеч Жанны полотенце, и та почувствовала нежное прикосновение шелка, похожее на дуновение ночного ветерка. Маркус легонько провел по ее волосам пальцами, и маленькое помещение наполнилось странным густым ароматом.
– Что это?
– Помада. Не волнуйся, это…
– Ненадолго, я знаю.
– Вот так.
Жанна взглянула на свое отражение и разом лишилась способности думать, говорить и действовать. Кто эта девушка? Волшебница, сивилла, верховная жрица? Шелк водопадом струился по ее телу и ложился у ног сверкающим озерком.
Он переливался, как россыпь драгоценных камней или русалочья чешуя. Бронза, медь, золото… Цвет расплавленной руды, тигриного глаза, пыльцы на крыльях бабочки. Так кто же она? Рабыня, царица, изваяние античной богини?..
– Что это? – Жанна осторожно шевельнулась, и платье колыхнулось в такт ее движениям – тоненькое, как паутинка, легкое, как воздух, без единого шва. Не платье, а солнечный луч, блик света на воде, радужное стрекозиное крыло.
– Это «Фортуни Дельфос». – В голосе Лизы звучали зависть и благоговейный трепет. – В нем можно идти куда угодно.
Да, такое платье неподвластно времени и требованиям моды, у него свои законы. Надев его, любая женщина превратится в воплощенную мечту, прекрасное видение. Жанна не узнавала себя. Впервые в жизни она казалась грациозной и стройной, как свечка. Крошечные складочки смягчали угловатые линии и подчеркивали трогательные впадинки под ключицами, узкие плечи и тонкие запястья. Полуребенок-полуженщина. Ее шея казалась слишком слабой для такой массы густых рыжих кудрей, перевитых золотой лентой. Темные глаза – серьезные и немного испуганные – горели на бледном напудренном личике. Она застыла, как жрица на ступенях храма.
Пора идти. Ошеломленная, Жанна молча отверзлась от незнакомки в зеркале.
Вилла, где должны были проходить съемки, прилепилась к скале, похожая на яркую бабочку. Далеко внизу плясали морские волны. Как во сне, Жанна следовала за помощником режиссера, который вел ее через сад баронессы Ротшильд, хозяйки виллы, – мимо прудов, заросших лилиями, и храма Венеры, откуда открывался великолепный вид на залив.
Широкая тенистая веранда открывала дверь в роскошь восточного рая. Внутренний дворик, где били, переливаясь всеми цветами радуги, фонтаны и курились благовония, походил сейчас на пышный пестрый персидский базар. Его запрудила толпа статистов, разодетых в золотистые, огненно-красные, голубые, синие, зеленые, оранжевые, розовые шелка. Плюмажи из страусовых перьев, золото парчи, широкие кушаки и тюрбаны, туфли с загнутыми носами, полупрозрачные туники – атрибуты восточной экзотики, вошедшие в моду в последнее предвоенное десятилетие благодаря русским сезонам балета Дягилева, очаровавшего Париж. Продавцы сладостей расхаживали с подносами, на которых возвышались горки пирожных, фисташек и «турецкого меда»; по персидским коврам разгуливали розовые ибисы, а пышнотелые рабыни в шальварах из золотистой кисеи возлежали на шелковых подушках, играя с крошечными мартышками.
– C'est bien, n'est-ce-pas?
l:href="#note_31" type="note">[31]
– воскликнул Фернан вместо приветствия. Его простой кремовый пиджак выглядел ультрасовременно и совершенно чужеродно, как и изысканно простое платье Жанны. – Я хотел устроить фейерверк, но меня напугали, что вилла может сгореть.
Она послушно следовала за режиссером сквозь разряженную толпу. Наконец он остановился. По телу Жанны пробежала дрожь.
– Вы хотите, чтобы я забралась туда?
Гигантская золоченая клеть тихонько качнулась в вышине.
– Разумеется, ma petite, – улыбнулся Фернан. – Твое появление произведет фурор.
Жанна похолодела от ужаса.
– Я думала, что буду просто участвовать в массовке.
– В массовке? – изумился Фернан. – В таком-то платье? Исключено!
– Но ведь я играю Дженни? – совсем растерялась Жанна и посмотрела на свой наряд, разительно отличавшийся от того замызганного платьица, в котором ее героиня разгуливала по бульвару Круазетт. – Что же с ней произошло?
– Неужели непонятно? – Фернан нетерпеливо пригладил волосы и сразу стал похож на неоперившегося дрозда. – Метаморфоза! Уличная девица превратилась в леди, куколка – в бабочку.
– Да… но… – Жанна попыталась сосредоточиться. Ей было известно, что Фернан не выносит вопросов о сюжете и мотивах поступков своих героев. Но ей просто необходимо знать побольше. Кто же еще замолвит словечко за бедную Дженни? – Почему?
Фернан вздохнул:
– Какие же вы, новички, недоверчивые! Ладно уж. Джулия, решив подразнить жениха, одела Дженни в собственное платье и привела ее на бал-маскарад «Тысяча и одна ночь» под видом русской графини. – Режиссер повернулся, собираясь уходить, но Жанна вцепилась в его рукав.
– Но зачем Джулия сделала это?
Фернан удивился такому вопросу.
– Да потому, что она женщина. Ей хочется испытать Идена, проверить, правду ли он говорил о разнице между леди и уличной девкой. Как и любой другой женщине, ей мало знать, что Иден любит ее. Она должна выяснить, насколько сильно он любит. Бедная Джулия… – Ким задумчиво умолк.
– Почему бедная? – настаивала Жанна, не решаясь выпустить его рукав.
– План Джулии сработал чересчур хорошо. Иден заинтригован, почти увлечен Дженни, хотя невеста дала ему ключ к разгадке. «Посмотри, – говорит она, уже жалея, что затеяла этот маскарад. – Платье у русской графини похоже на мое как две капли воды». Но Иден слеп, как и все мужчины. «Ничего подобного», – отвечает он, ибо видит не платье, а женщину. Гордость заставляет Джулию довести эту игру до конца, и ее жених переходит черту.
Жанна слушала его как зачарованная. Она начинала понимать, почему Фернан заслужил репутацию «дамского мастера» в кино.
– Что я должна делать в этой сцене?
Но, не успев задать вопрос, Жанна уже точно знала, каков будет ответ.
– Ничего. Ты просто… существуешь. Пешка в чьей-то шахматной партии, птичка в позолоченной клетке. Приманка для тигра.
Фернан загадочно улыбнулся и исчез в толпе. Его помощник провел Жанну в клетку и закрыл дверцу на задвижку.
– Держитесь за решетку, мы вас поднимаем!
Жанна то ли плыла, то ли летела над пестрой нарядной толпой. Это было похоже на сон. Россыпи ярких лампочек согревали воздух. Она осторожно прижалась к прутьям решетки и встала попрямее, боясь, что клетка перевернется.
А вот и Грей в своем золотом тюрбане. С ним рядом стоит Джули. У Жанны замерло сердце. Она не видела его лица, но это не имело значения. Ей казалось, что она чувствует его прикосновение. Горячая волна уверенности вмиг растопила все сомнения. Да, сейчас Грей рядом с ней, вернее – в ней. Она носит его в себе, как воришка, спрятавший за пазухой украденные бриллианты.
Жанна почувствовала, что под слоем пудры вспыхнули щеки. Где ее гипюровое платье с тугим корсетом?.. Сквозь этот шелк – тонкий, как паутинка, Грей сможет разглядеть даже биение ее сердца.
Клетка задрожала и стала раскачиваться. Жанна очнулась от грез. Пора подумать о роли: ведь она изображает русскую графиню. Правда, подобно своей героине, Жанна понятия не имела, как ведут себя графини. «Потому-то Фернан и выбрал меня», – похолодела она от внезапной догадки.
А тем временем клетка, раскачиваясь, как гигантский колокол, начала медленно опускаться вниз. Стояла мертвая тишина. Толпа затаила дыхание. Может быть, они приняли ее за видение, призрак, мираж? Жанна призвала на помощь всю свою волю, чтобы выстоять под обстрелом множества глаз. Теперь ей было холодно; тело, из которого ушли надежда и смелость, казалось пустой раковиной. Золотая клетка бесшумно коснулась мраморного пола. Негритенок-паж в алой с золотом ливрее отодвинул щеколду. Жанна медленно, боясь порвать бесценное платье, вышла из своего убежища и, очутившись в пестрой безликой толпе, совершенно растерялась. Что делать, куда идти? Фернан, непонятно почему, хранил молчание.
Жанна повернулась и, словно стрелка компаса, неуклонно стремящаяся к полюсу, оказалась лицом к лицу с Греем. Сердце чуть не выскочило у нее из груди. Секунда, длившаяся целую вечность, – и Жанна опустила глаза, боясь ослепнуть, и прошла мимо – едва дыша, изо всех сил стараясь держаться прямо. Джули в сверкающей остроконечной шляпе стояла неподалеку. На ее лице застыла язвительная усмешка. Их глаза встретились…
– Стоп!
Толпа мгновенно растаяла – как иней под лучами утреннего солнца. Но Жанна все еще не могла прийти в себя. Теперь, когда умолк стрекот камеры, ее оглушало собственное дыхание. Никогда еще она не чувствовала так свое тело: обнаженную кожу на затылке, крошечные волоски на руках, невольно подрагивающие губы… Грей не отрывал от нее удивленных, задумчивых глаз, как будто увидел впервые. Впрочем, возможно, его заинтересовало платье? Этот взгляд обволакивал Жанну, уводил из реального мира. И она уже не замечала никого и ничего вокруг – одно только синее-синее небо. Какое необыкновенное, пьянящее ощущение! Но и опасное. Жанна прекрасно понимала это. Легчайшее дуновение ветерка – и она камнем рухнет вниз. Она боялась шевельнуться, чтобы не разрушить колдовских чар. Их разрушил Фернан:
– Лиза! Сейчас же спрячь платье. И не забудь о квитанции. Джули, отправляйся в автобус, мы уезжаем через двадцать минут. Будем снимать сцену в коридоре отеля. Грей, ваша сцена назначена на пятницу, но, пожалуйста, позвоните и проверьте еще раз завтра утром. Вам понадобится примерка, о времени условитесь с Лизой.
Жанне с трудом удалось привлечь внимание режиссера:
– А как же я?
– Ты, Жанна? – удивленно переспросил Фернан. – Разве ты не видела извещения? Здесь ты больше сниматься не будешь, это была последняя сцена. Я заказал тебе билет на девятичасовой рейс. Возвращайся домой и отдыхай. Девять недель. Но на всякий случай оставь адрес. И не вздумай жариться на солнце, загар…
– …я понимаю, загар будет совершенно неуместен.
На нее навалилась свинцовая тяжесть. Почему судьба распорядилась так несправедливо? Всего на несколько минут, облачившись в это волшебное платье, она почувствовала себя другим человеком – женщиной, в жизни которой происходит нечто значительное. И вот уже надо уезжать.
– Какая жалость! А я хотел пригласить вас на ужин.
– О! – Жанна совсем забыла, как красиво звучит тягучий голос Грея. Неудивительно, что Фернан взял его на роль Идена.
– Жанна никогда не ужинает, – ответила вместо нее Джули. Это было похоже на вызов. Жанна ощутила напряжение, повисшее в воздухе. Но Грея это нисколько не смутило.
– Давайте вместо ужина устроим ленч, – предложил он. – Очень-очень поздний ленч. Я знаю отличный ресторан.
Жанна колебалась. Все совершенно ясно. Грей хочет подразнить Джули – и только. Очередной поединок в бесконечной борьбе двух сильных, волевых людей. Оправданий для отказа множество: усталость, отсутствие аппетита, скорый отъезд.
– Да, с большим удовольствием.
Она не сразу поверила, что эти слова действительно сорвались у нее с языка. Только Дженни или русская графиня могли решиться на такую дерзость. Но Жанна не пожелала взять их обратно. Ведь это все равно что задернуть шторы перед восходящим солнцем.
Дальше события разворачивались с молниеносной быстротой. Грей обладал способностью добиваться всего, чего хотел. Он настоял, чтобы ей разрешили остаться в платье Дженни. Лиза начала было ворчать, но Грей спокойно возразил:
– «Фортуни» практически невозможно порвать, это общеизвестно.
Грей улыбался, но голос его звучал властно и слегка надменно, как у истинного аристократа. Походя, будто эта мысль пришла ему в голову случайно, он добавил, что если к девяти часам вечера платье не будет лежать в коробке, он лично оплатит счет за прокат плюс полную стоимость платья. Грей явно любовался собой. Очевидно, такие эскапады были ему в новинку. «Жаль, что Джули сейчас его не видит, – подумала Жанна. – Все бы встало на свои места. Для Грея это лишь очередная забава, способ приятно провести время».
Жанна поджидала его в саду, окрыленная надеждой и дрожащая от страха. А вдруг он, поразмыслив как следует, под каким-нибудь благовидным предлогом откажется от своей затеи? И ей придется запереться в номере отеля, а платье снова положат в коробку.
К счастью, он не заставил себя долго ждать.
Каким-то образом Грей ухитрился выклянчить у Лизы великолепную, шелковую с бархатом, пелерину. Получился отличный ансамбль. Отливающая золотом ткань поблекла от времени, но все же прекрасно гармонировала с «Фортуни».
– На случай, если вечер будет прохладным. – Грей загадочно улыбнулся.
Бледно-голубой «мерседес» Грея плавно поднимался по скалистому склону Гранд-Корниш. Жанна не знала, куда они едут, и не решалась спросить. Ей хотелось как можно полнее насладиться этой краденой радостью.
Солнце уже клонилось к закату. Машина, казалось, парила между небом и морем. Жанна жадно вдыхала благоуханный воздух. Ее терзала острая – до боли – тоска. Почему невозможно ехать вот так вечно!
Дорога петляла, то поднимаясь вверх, то ныряя вниз, заигрывая с искрящейся морской гладью. Мелькнули снежные вершины гор, похожие на облака. А вот уже и побережье. И город – ожерелье голубых, белых и серебристых огней. Не просто конечный пункт их поездки – судьба. Может быть, так было предначертано с самого начала и где-то за поворотом Жанну поджидает ее волшебное королевство? Да, здесь все сверкало, словно в первый день творения: и синяя гавань, по которой скользили белокрылые яхты, и виллы на горе, и песчаный пляж, усеянный разноцветными зонтиками.
– Монако. – Грей с улыбкой повернулся к Жанне, и она с замирающим сердцем представила себя Грейс Келли – в темных очках и с шифоновым шарфом на голове, – которая мчится в свое маленькое королевство. А рядом сидит ее принц, и для них не существует никаких преград и условностей.
Розовые домики, узенькие улочки, расчерченные полосами света и тени. Дворец – всем дворцам дворец! – большой экстравагантный, с огромным количеством бойниц и высокими башнями, напоминающими рыбьи хвосты. Казино – настоящий свадебный пирог, сахарно-белый, многоярусный и украшенный колоннами. Террасные сады, гигантские кактусы и дубы в три обхвата.
Грей поставил «мерседес» возле гавани, где, покачиваясь на волнах, стояли роскошные прогулочные катера и парусники.
– Пройдемся пешком. Я хочу показать вам город.
От его улыбки у Жанны перехватило дыхание. Она сияла от гордости – и не переставала удивляться. Неужели это она, Жанна, оказалась не где-нибудь, а в Монте-Карло, в роскошном вечернем платье и с мужчиной, который ей нравится! Того и гляди на небе появится черная туча и громоподобный голос скажет, что все это ошибка, она заняла чужое место.
Жанна глубоко вздохнула. Надо быть достойной Грея, «Фортуни» и прекрасного города, где по улицам прогуливаются великие князья и магараджи.
– Чем бы вы хотели заняться?
Жанна замялась, боясь попасть впросак.
– А что обычно делают в Монте-Карло?
Грей рассмеялся:
– На этот вопрос легко ответить. Играют!
«Я не умею, – с тревогой подумала Жанна. – Вот если бы речь шла о работе…» Внезапно ее охватил ужас. Что это значит – играть? Придется наблюдать за Греем и повторять все, что он делает.
И это помогло. Не спеша гуляя по старому городу, Жанна решила, что надо просто представить себя героиней какого-нибудь фильма. Так гораздо Легче.
А прохожие бросали восхищенные взгляды на нее, на ее платье и на Грея.
Для начала они отправились в казино. Грей мрачно заявил, что просто необходимо посетить эту достопримечательность, куда местным жителям вход заказан. Было еще довольно рано, но возле столиков уже собрались игроки. Жанна услышала от своего спутника о Salons Prives, где посетители – непременно в вечерних туалетах! – делают миллионные ставки, играя в кости или в рулетку; об императрице Евгении и ее любимом зеленом шелковом зонтике; об одном из великих герцогов, который так любил запах клубники, что каждое утро в его комнату приносили дюжину корзиночек с раздавленными ягодами. Жанна слушала, изо всех сил стараясь приноровиться к походке Грея, но мысль о несъеденной клубнике не давала ей покоя.
– Может быть, потом ее съедал камердинер? – Жанна тут же пожалела о своих словах, но Грей, к счастью, улыбнулся:
– Возможно.
И тем не менее Жанна решила помалкивать, наблюдать за Греем и запоминать, что происходит вокруг.
Но сколько же всего ей предстояло запомнить! По настоянию Грея они зашли в «Cafe de Paris», где он сам сделал заказ, заявив, что Жанне наверняка понравится. И он оказался прав. Крошечные конфеты на серебряном подносике, засахаренные орехи, птифуры, маленькие круглые печенья, пропитанные анисом, из Альбы, желтые печенья, которые здесь называли soleils
l:href="#note_32" type="note">[32]
, – обсыпанные миндалем и пахнувшие апельсинами, фиги, вишни, фисташки… Все эти деликатесы таяли во рту. Пища богов, амброзия… но Жанна едва прикоснулась к ней. Ее все еще преследовали воспоминания о вчерашнем разгуле, и она не позволяла себе увлекаться. А Грей тем временем рассказывал о том, что здешняя земля ценится не просто дорого, а на вес золота, что прекрасный белый песок на пляже – привозной и его обновляют каждый сезон. Жанна слушала его, думая о том, что впервые в жизни оказалась в мире, где царит красота, а люди смеются и играют.
– Это платье, Жанна, – Грей легонько коснулся шелка кончиками пальцев, – создано для вас.
Жанна вздрогнула, силясь понять выражение его глаз.
– Потанцуем?
Она молча кивнула, и Грей повел ее в спортивный клуб на полуострове Лавротто. Они танцевали в Звездном зале, огромный купол над которым раздвигался, как створки раковины, чтобы посетители могли видеть закатное небо, окрашенное в пурпурный цвет.
– Уже темнеет.
Жанна встретилась глазами с Греем и похолодела. Ей хотелось, чтобы сегодняшний вечер длился бесконечно. Печаль и радость раздирали ее душу.
Одновременно замедлив шаг перед входом в зал для азартных игр, они дружно рассмеялись.
– Давайте зайдем!
Грей покорно вздохнул. По его глазам Жанна поняла, что он доволен ею. Она сказала именно то, что нужно, и вела себя… как женщина. Капризная, жадная до удовольствий, легкомысленная… И вдруг Жанна поняла, что это очень приятно и увлекательно. «Я постараюсь, – подумала она с замирающим сердцем. – Я буду такой – ради Грея».
Но, сделав несколько шагов, Жанна замерла, а потом отпрянула назад. Всю ее решимость как рукой сняло.
– Что случилось? – спросил он удивленно.
– Ничего. – Жанна попыталась изобразить веселую улыбку. – Я передумала. Давайте… давайте пойдем куда-нибудь еще.
– Отлично! – У Грея потемнели глаза. – Куда же?
Жанна пожала плечами и с напускной бравадой выпалила:
– Мне все равно. Выбор за вами.
Они молча направились к гавани. На чернильно-черной воде сверкали россыпи огней, среди которых покачивались, будто пританцовывая, белые яхты. Из ночного бара доносились музыка и смех. Морской бриз был довольно прохладным, и Жанна поплотнее завернулась в мантилью. Сколько еще они пробудут вместе? Грей бережно взял ее под локоть.
В конце эспланады он свернул к большой яхте, стоявшей на якоре. Ее белые бока были такими гладкими, что в них отражались волны, бьющиеся о корпус.
– Куда вы? – воскликнула Жанна, когда Грей шагнул на палубу. От ужаса она чуть не лишилась дара речи.
– Идите. Здесь вы будете в полной безопасности.
Грей протянул руку. Жанна, как завороженная, ступила на палубу, отливающую зеркальным блеском. Из темноты выросла фигура в белой матросской форме.
– Добрый вечер, сэр.
Грей кивнул, и фигура так же бесшумно растворилась в темноте.
– Так это?..
– Разумеется. Здесь хорошо спится.
Грей протянул руку. Жанна колебалась. Тогда он, слегка поморщившись, указал на ее шпильки.
Она сбросила туфли, опасливо спрашивая себя: чего же еще он от нее потребует?
– А это? – Жанна посмотрела на маленькие плетеные корзиночки, подвешенные к краю палубы.
– Чтобы не пачкать пол, – пояснил Грей суховатым тоном.
Жанна вспыхнула как маков цвет. Хорошо, что темно! Огромная яхта покачивалась под их ногами. Грей вел свою гостью в каюту, на ходу показывая бассейн, который можно было превратить в танцплощадку, курительную комнату на юте – с настоящим бильярдным столом и роялем, бар – с камином и стенами, обшитыми орехом… Жанна следовала за ним, охваченная благоговейным трепетом. А может, все это ей снится? Грей заметил ее смущение.
– В Монте главное – пейзажи. – Он указал на сверкающую огнями гавань за большими окнами кают-компании. – Поэтому яхта нужна просто… для удобства. – Грей помолчал. – Вы голодны?
Жанна покачала головой. Здесь, на яхте, царила особая – интимная – атмосфера. В первый раз за день они с Греем остались наедине.
– Хотите что-нибудь выпить?
Она снова молча покачала головой. Грей бросил на нее испытующий взгляд.
– Это несложно устроить. Я просто позвоню по телефону.
– Нет, спасибо. – Жанна попыталась немного расслабиться. Ее босые, ноги утопали в ворсистом ковре. Странное ощущение, в котором было что-то греховное.
– А теперь расскажите, – в глазах Грея мелькнуло любопытство, – что случилось в казино?
– О! – У Жанны порозовели щеки. Она успела забыть, какой испытала шок, когда увидела рыжую головку, склонившуюся над зеленым сукном. Возможно, Лиана узнала ее? – Мне показалось, что я встретила одну знакомую.
Грей нахмурился. Жанна снова покраснела. Разговор принимал опасный оборот.
– Блондинку или рыжеволосую?
– Это имеет какое-то значение?
– Для меня нет, – пожал плечами Грей. – Такие женщины слишком доступны. – Он задумчиво посмотрел на Жанну. – Что может быть менее привлекательным, чем откровенное желание обольщать?
У Жанны пересохло во рту; она пыталась отвести взгляд, но не могла. Что он имеет в виду? Неужели он почувствовал, что ей страстно хочется угодить ему, понравиться во что бы то ни стало? В чем же, собственно, разница между ней и Лианой?
Господи, который час?..
Медные часы, висевшие на перегородке, показывали начало девятого. Она опоздает на самолет, а Грей не успеет отвезти платье. Понимает ли он это? Если бы можно было поговорить с ним запросто, как с Фернаном, спросить: «Зачем, зачем ты привел меня сюда?»
Скорее всего это не более чем прихоть, каприз, но какое у него странное выражение глаз… Она так плохо разбирается в мужчинах. А жаль. Знать бы, что сейчас надо делать, что сказать! Если бы платье могло говорить вместо нее или хоть поделиться своим опытом! Жанна почувствовала себя самозванкой.
В каюте было тихо. Они молча смотрели друг на друга. У Жанны екнуло сердце. Неужели Грей действительно хочет, чтобы она осталась здесь, с ним? Но если она останется, то сможет ли превратиться в другую женщину, забыть о себе прежней? Не в силах больше выносить взгляд Грея, Жанна отвела глаза. Он потянулся к телефону.
– Такси, пожалуйста.
Жанна принялась разглядывать узоры на ковре, терзаясь сожалениями. Почему она не может стать Лианой или Джули – да кем угодно, только бы отделаться от этой неуклюжей застенчивости? Все шло прекрасно, а теперь момент упущен.
– Не волнуйтесь. – Грей откинулся на спинку кресла, продолжая наблюдать за ней. – Вы не опоздаете на самолет. Раз я обещал, что мы вернемся вовремя, значит, так оно и будет.
Уже половина девятого. Каким же образом ему это удастся? Грей рассмеялся, увидев выражение ее лица.
– Вертолет. Через шесть минут вы будете в Ницце, в аэропорту Лазурного берега.
Жанна вспыхнула. Ей и в голову не приходило, что можно воспользоваться таким видом транспорта. И разумеется, Грей вовсе не собирался оставлять ее на ночь. Как она могла подумать?..
Через несколько минут к яхте подкатило такси. Грей вывел Жанну на палубу и поцеловал ей руку. Окончательно смутившись, она повернулась, чтобы уйти.
– Подождите!
И Жанна застыла как вкопанная. Стоит Грею сказать одно слово, и она останется здесь навсегда. А если ночью яхта сорвется с якоря, что ж – они вместе поплывут в неведомую морскую даль.
– Твои туфельки, Золушка. – В лунном свете его улыбка казалась волшебной.
– Спасибо. – Радуясь темноте, остудившей ее горящие щеки своими прохладными ладонями, Жанна надела маленькие атласные туфли цвета бронзы. – До свидания.
Грей взял ее за подбородок и повернул лицом к свету. Его рука была сухой и холодной.
– До встречи в Дине.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шелк - Николсон Кэтрин



Великолепно! Читайте! Проникновенный, нежный, добрый, ироничный, умный роман.Очень трогательный!
Шелк - Николсон КэтринТатьяна
1.05.2013, 14.12





Понравился роман. У автора со слогом и юмором все в порядке. "Что нашла в ней Джули? Впрочем… говорят ведь, что породистые лошади не могут жить в конюшне без козлов, крыс, одноглазых кошек и других не менее странных тварей. Они даже отказываются есть и спать, если рядом нет их приятелей…"
Шелк - Николсон КэтринЮля
5.08.2014, 13.11





Странно,что люди, прочитавшие и давшие отзывы на "Лунные грезы",не прочли или им не понравился "Шелк" Жаль,но не нашла книг этого автора в других библиотеках.
Шелк - Николсон КэтринТесса
27.09.2015, 12.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100