Читать онлайн Лунные грезы, автора - Николсон Кэтрин, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лунные грезы - Николсон Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.66 (Голосов: 117)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лунные грезы - Николсон Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лунные грезы - Николсон Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николсон Кэтрин

Лунные грезы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Однако почему-то после целого дня упражнений по системе месье Бейера, на первый взгляд очень простых, но доводивших до изнеможения, ее самоуверенность несколько поубавилась. Поужинав в одиночестве в просторной столовой девушка удалилась в свою комнату, где немного утешилась горстью драже, а заодно решила написать Арлекину.


Дорогой Арлекин! Мне так много надо рассказать тебе, что не знаю, с чего начать.


Корри помедлила, задумчиво прикусив кончик ручки. Может ли она открыться ему, не нарушив пункт девятый, внесенный Гаем де Шардонне? Он выполняет свою часть договора, она обязана делать то же самое. Но это нелегко. Она не привыкла вести двойную жизнь.


Я в Париже и уже успела понять, как ты был прав. Чувствую себя так, словно умерла и попала в рай. И все же, не знай я, что это твой город, о котором ты так много рассказывал в письмах, мне было бы очень одиноко. Я чувствовала бы себя здесь совсем чужой. Подумать только, что когда-то я собиралась взять Париж штурмом! Он немного пугает меня… такой красивый, шикарный… словно прекрасная, но бессердечная дама… Да и почему он должен быть добр к какой-то провинциальной девчонке?
Но мне повезло, и я не должна забывать об этом. Теперь я работаю личным секретарем у французского бизнесмена, ведаю приемом гостей, рассылаю приглашения, организую приемы. Он был так добр, что нашел для меня квартиру. Однако продолжай писать в контору мистера Уитейкера, поскольку еще неизвестно, останусь ли я в этом доме. Очень многое зависит от мистера Бейера.
Да, в первый же свободный день я поехала к нему. Мне он понравился, как ты, впрочем, и предрекал. Я так волновалась, что думала, будто не смогу петь, но в нем было нечто такое… он слушает так, будто важнее занятия нет в мире. Не знаю, что он подумал, но полностью своего мнения, видимо, не высказал. Вежливо попрощался, дал мне упражнения, велел выполнять их каждый день и не петь до того, как мы снова встретимся.
Представляешь мое состояние?! Все равно что он велел бы мне не дышать и не есть. Как мне совершенствоваться, если петь нельзя? Я просто не пойму, иду ли вперед или топчусь на месте. Это так ужасно – наконец оказаться в Париже и не петь! Я полна сомнений и тревог. Как бы я хотела, чтобы ты был здесь и я могла тебя увидеть, хотя бы однажды! Мы бы выпили с тобой кофе в маленьком баре, поговорили о музыке, о Париже и вообразили бы, что город принадлежит нам.
Я хочу видеть тебя. Пожалуйста.
Твоя бедная Коломбина.


К счастью, пока Корри ждала ответа, ей было чем заняться. Прибыл ее новый гардероб, и, к своему немалому веселью, девушка обнаружила, что Гай велел снабдить каждый наряд номером, от первого до двадцать четвертого. Как это на него похоже, он даже не доверяет ей выбрать платье самой! Ее решимость расстроить его планы и помешать замыслам окрепла. Она тщательно обдумала свою стратегию, с тем же скрупулезным вниманием к деталям, которое раньше уделяла пению. Она начнет битву сразу на нескольких фронтах. Зная, что Гай предпочитает модную бледность в женщинах, каждый раз, когда во внутренний двор проникали солнечные лучи, она сбегала вниз, чтобы немного позагорать. В садике не было ничего, кроме зелени, – кустарник и низко подстриженная живая изгородь, так что Корри купила маковое семя и посеяла его в ящиках на балконе, где всегда было светло. По вечерам она сидела в своей комнате, примеряя платье за платьем. Постепенно, неуклонно ее план обретал очертания и обрастал подробностями. Через пять дней она получила письмо от Арлекина.


Терпение, дорогая моя Коломбина. Я уже говорил, что, как только ты окажешься в Париже, все станет на свои места. Но признаться, не ожидал, что ты доберешься сюда так быстро. Может, ты колдунья? Или достала где-то волшебную палочку? Как волнующе думать, что ты в эту минуту находишься неподалеку от моего дома или на соседней улице и, если высунуться из окна, можно услышать, как ты распеваешь вокализы! Наверное, я сразу же узнал бы твой голос.
Но, дорогая Коломбина, мы не должны встречаться. Рано. Уверен, что могу помочь тебе куда больше, оставаясь за кулисами и появляясь в любую минуту, как «бог из машины»
type="note" l:href="#note_11">[11]
. А для этого мне необходима моя маска. Без нее кем бы я был? Очередное знакомое лицо, человек толпы.
Я не хочу так рисковать. Слишком дороги для меня наши отношения. Ты – мой талисман, потаенный клад, та часть моей жизни, которую ничто не в силах омрачить. Попытайся понять. Когда-нибудь…
Что же касается пения, знаю, это трудно, но ты должна верить в свой талант, как верю я, хотя никогда не слышал, как ты поешь. Месье Бейер тоже верит в тебя, пусть он этого и не сказал прямо. Не можешь же ты ожидать оваций в тот момент, когда занавес только поднимается! И если голос у тебя действительно есть, поверь, он не исчезнет оттого, что ты не будешь ежедневно исполнять арии. Золото не ржавеет. Твой дар – то же семечко, до поры до времени дремлющее в земле. Возможно, ему необходимо пережить зиму, прежде чем взойти. Когда настанет пора, ты поймешь, что стоило ждать так долго.


И укрощенная Корри вернулась к своим экзерсисам. Каждый день она стояла в гостиной у фортепиано и тянула ноту за нотой, как показал Бейер, проводила долгие скучные часы, оживляемые лишь мыслью о сюрпризе, который она обязательно преподнесет Гаю де Шардонне.
Неделю спустя на столике в холле появилась записка с извещением, что назавтра месье де Шардонне понадобятся ее услуги. Содержание было предельно кратким:
«Половина седьмого вечера. Номер девять».
Номер девять оказался скромной длинной блузой из сиреневого джерси с пояском и высоким воротом, без всякой отделки, и такой же удручающе скучной, как рыбное филе. К ней прилагалась прямая юбка того же цвета. Корри, улыбаясь, выбросила записку в мусорную корзинку. Она знала правила, но правила обычно создаются для безвольных, покорных дурочек. Она ничем не смягчит суровость покроя, но… кое-что предпримет.
На следующий вечер, ровно в половине шестого, Туанетт принесла ей бутоньерку из фиалок, до этой минуты лежавшую в холодильнике. Капельки ледяной воды все еще сверкали на фиолетовых лепестках.
– Какая забота! – прошипела Корри, от всей души желая, чтобы Гай де Шардонне хотя бы однажды не был так утомительно предсказуем.
В десять минут седьмого Андре усадил ее в машину и доставил на Фобур-Сен-Оноре, в один из величественных особняков, возвышавшихся по сторонам улицы. И там, в вестибюле, под изумленным взглядом консьержа, она и добавила последние штрихи к своему костюму. Корри мило улыбнулась ошеломленному мужчине, вплывая в лифт, и без труда нашла нужную дверь. Изнутри доносился негромкий гул голосов. Девушка приосанилась, одернула блузу и торжественно вошла.
До самого смертного часа она будет помнить выражение лица Гая де Шардонне, когда тот узрел, что она сделала с номером девять. Куда девались скромность и строгость?! Она надела блузу задом наперед, расстегнув йри этом крохотные жемчужные пуговки до последних пределов приличия. Жесткий пояс ей не понадобился, потому что шелковое джерси облегало все изгибы тела. Серебряное колье красовалось не на шее, а на предплечье, в виде азиатского браслета. И еще крохотная деталь. Корри не надела юбку, выставив напоказ невероятно длинные золотисто-загорелые ноги.
Эффект оказался потрясающим. Глаза каждого мужчины в комнате были устремлены на нее, но девушка с деланным безразличием старалась игнорировать их. Да и действительно, что тут такого? Она достаточно долго простояла перед зеркалом, чтобы знать, как выглядит – то ли обожженной солнцем восточной рабыней, то ли утонченной светской шикарной девицей, в модном платье с тяжелым узлом волос на затылке. Она выкрасила ногти на ногах в алый цвет и подчеркнула тушью чуть приподнятые к вискам уголки глаз. Дождавшись, пока атмосфера в комнате окончательно наэлектризуется, она громко, так, чтобы все слышали, окликнула по-английски:
– Гай! Я здесь, дорогой!
Головы всех присутствующих повернулись к Гаю. Тот, потемнев лицом от ярости, медленно пробрался между приглашенными.
– Это что такое? – свирепо прошипел он.
– Номер девять, – пропела девушка, невинно хлопая глазками. – Разве не узнаешь?
– Но где твои чулки, пояс, юбка, наконец?!
– Но, месье де Шардонне, – пролепетала Корри, наслаждаясь спектаклем, который сама же устроила, – разве не вы утверждали, что излишества вредят общему стилю? И взгляните… – Она подняла ножку в изящной замшевой открытой туфельке. – Я не забыла фиалки.
Бутоньерка была аккуратно привязана к стройной щиколотке.
Кажется, сейчас грянет буря!
– Не сердитесь, – торжествующе улыбнулась Корри. – Вы же сами требовали от меня привлекать внимание окружающих! Я всего лишь выполняю свою работу. Оглянитесь. – Она гордо показала на зачарованных зрителей. – Видите, все как вы хотели.
Гай усилием воли сдержался и, поцеловав Корри в щеку, увлек к гостям. Только она расслышала, как он прошептал ей на ухо:
– Значит, война?
Девушка почтительно приветствовала престарелую чету, очевидно, хозяев дома, но даже не потрудилась понизить голос:
– До победного конца.
Гай так мрачно нахмурился, что даже Корри его пожалела:
– Не волнуйтесь. По крайней мере… – она залихватски подмигнула шокированной блондинке в серых шелках с жемчугами, – …вам не будет скучно. Обещаю.
– Ваша забота трогает меня до глубины души, – процедил Гай сквозь зубы, но, по-видимому, понял, что немного смешон в роли разъяренного ментора. По лицу расплылась невольная улыбка. Пожав плечами с типично галльским фатализмом, он вздохнул: – Какая теперь разница. Я уже опозорен навеки. Делайте что хотите.
И тут Корри развернулась во всей красе. На следующий день, на обеде в «Ритце», который давала известная всему Парижу светская львица, после того как было подано первое блюдо, девушка сбросила платье. Под ним оказалось второе. Грубовато, но, вне всякого сомнения, эффектно.
В конце концов воображение Корри по-настоящему разыгралось. Предела ее изобретательности просто не было. По мере того как продолжался парижский сезон, бесконечная карусель вечеринок, приемов, скачек, обедов и ужинов, она оттачивала и совершенствовала свои приемы. Гай попытался было вразумить ее, но вскоре понял, что дело безнадежно. Не мог же он сорвать с Корри одежду при всех. Несколько раз ему удалось перехватить ее перед выездом и запретить появляться на людях в столь экстравагантном виде, но по прибытии на место она попросту удалялась в дамскую комнату и там творила свое черное дело. В знаменитом ресторане «Прюнье», который славился изумительными улитками, Гай долго подозрительно всматривался в Корри, прежде чем обнаружил, что она надела непарные туфли. В «Тур д'Арже», окна которого выходили на собор Парижской богоматери, Гай несколько минут не мог понять, что вызывает неподдельный интерес обедающих, пока Корри не повернулась. Оказалось, что она прикрепила к спине огромную бумажную Тройку.
– Чтобы не забыть, какое платье надеть сегодня, – пояснила она.
На обед в честь подсвеченных разноцветными огнями фонтанов на площади Согласия, который давался в ресторане Эйфелевой башни, она явилась, выкрасив ногти фосфоресцирующей краской, и теперь благосклонно принимала комплименты Гая по поводу скромной пелерины из серого бархата. Только гораздо позже, между балтийской сельдью и ромовым мороженым с изюмом, она призналась:
– Удивительно, что вы ее не узнали. Это юбка, которую я носила вчера.
Прошло целых три недели, прежде чем девушка поняла, что успех сражения еще не означает окончательной победы. Главной цели она не достигла. Вместо шумного скандала на ее эскапады взирали с улыбкой. Корри принимали повсюду, а ее эксцентричность снисходительно прощалась. От нее даже ожидали подобных выходок. La folk anglaise, сумасбродная англичанка, что с них возьмешь! И когда она появлялась в комнате, никто уже больше не поднимал брови. Теперь наконец до Корри дошло, почему Гай не так уж и старался укротить ее, – слишком хорошо он знал общество, в котором вращался, понимал, что нужно относиться к нему с пресыщенным равнодушием, как к породистому коту, пока тот не вскарабкается к тебе на колени и не начнет ласкаться.
Однако были и удачные моменты. Как-то на балу хозяйка дома совершенно растерялась, увидев, что платье Корри состоит исключительно из нескольких цветных шарфов, скрепленных между собой серебряными сережками, а на приеме в честь лауреата Гонкуровской премии, известного французского писателя, герой дня не отходил от англичанки, так что его пришлось отрывать едва ли не силой.
Зато она честно выполняла свои обязанности и неусыпно охраняла подопечного от посягательств противоположного пола. Корри прекрасно видела, какое внимание привлекает Гай, замечала кокетливые взгляды молодых женщин и понимающие – дам постарше.
По-видимому, знакомство последних с месье де Шардонне не ограничивалось только дружбой.
Кроме того, наиболее назойливых претенденток на чувства Гая она отпугивала какой-нибудь ехидной фразой, предназначенной исключительно для его ушей. Один вид девушки, приближающейся к «сопернице» с воинственным блеском в глазах, действовал на несчастных лучше любых угроз.
Особенно ее забавляли попытки докопаться до сути их отношений. Корри с огромным удовольствием разыгрывала роль падшей женщины, и как-то после очередного приема, попрощавшись с хозяином, испанским скульптором, Гай шепнул ей:
– Давайте дадим им пищу для сплетен!
С этими словами он картинно сжал ее в объятиях. Девушка инстинктивно замахнулась, чтобы дать ему пощечину, но вовремя заметила лукавые искорки в глазах Гая.
– Не забывайте, друг с другом мы в совершенной безопасности.
Это было чистой правдой. Взаимная неприязнь защищала ее так же надежно, как Гая – его пристрастие к блондинкам.
Но даже заклятые враги могут уважать друг друга. В Лувре Гай с вежливым интересом слушал, как Корри объясняла, что Венера Милосская и Джоконда – произведения итальянского, а не французского искусства. Вечером в «Комеди франсез», куда их пригласил в свою ложу министр культуры, Гай ничуть не удивился, когда после первого акта водевиля Мариво «Игра любви и случая» она во всеуслышание объявила, что сюжет – сплошная бессмыслица, а персонажи – настоящие идиоты, если позволили обмануть себя простым переодеванием. Гай развел руками:
– Мы все глупеем от любви, не так ли?
– Только не я, – ехидно заметила Корри. – Я точно знаю, что мне надо.
Все с тем же выражением веселого любопытства Гай осведомился, какими качествами, по ее мнению, должен обладать идеальный любовник. Девушка без колебаний ответила, думая об Арлекине:
– Он будет любить меня такой, какая я есть на самом деле, а не за воображаемые добродетели.
– Вот как…
Лицо Гая на мгновение омрачилось.
– И кто же это восьмое чудо света? – с некоторой горечью спросил он. Корри промолчала.
Единственной запретной темой оставалась его невеста. Симпатии Корри к несчастной девушке лишь возросли, когда она узнала, что та живет в деревне. Как сможет неопытная сельская девчонка ужиться со светским утонченным человеком вроде Гая де Шардонне? Оказалось, что у невесты в довершение ко всему еще и слабое здоровье, поскольку она не выносила парижской жары даже в июне и проводила два месяца в фамильном замке, а в августе уезжала на побережье Бретани.
Постепенно их жизнь вошла в привычную колею. По утрам Корри неизменно проверяла, как растут маки. Цветы уже начинали распускаться, заливая балкон алыми сполохами. Днем, когда слуги были заняты, она повторяла упражнения, а ночью ложилась в постель с шоколадкой, которая всегда ждала ее на столике в холле. В промежутках Корри писала письма и изучала партитуры. Бывало, что Гай ночевал в доме, но Корри никогда не видела его после того, как они желали друг другу доброй ночи. Иногда, правда, крайне редко, они ужинали вместе, а потом в дружеском молчании сидели с книгами в гостиной.
– С вами я чувствую себя так, словно один в комнате, и это прекрасно, – сказал он ей как-то.
– Спасибо.
Весьма сомнительный комплимент, но девушка понимала, что имеет в виду Гай. Она сама втайне наслаждалась таким существованием.
Неожиданно все изменилось. Как-то они вернулись домой поздно с приема в Елисейском дворце. В холле витал странный тяжелый запах. Лицо Гая мгновенно стало озабоченным. И несмотря на то что была глубокая ночь, он вызвал Туанетт:
– Когда?
– Сегодня вечером, месье.
Оглядевшись, Корри обнаружила источник запаха. Лилии. Повсюду десятки белых лилий. Огромные корзины на каждом столе. Белые полупрозрачные лепестки источали сладкий аромат. Девушка встревоженно взглянула на Гая. Таким она его еще не видела. Перед ней стоял незнакомый человек. Корри терялась в догадках. Почему вид этих невинных цветов так необычно подействовал на него? Пустой взгляд Гая был устремлен куда-то мимо нее. Оба молчали. Из приоткрытой двери потянуло сквозняком, и девушка вздрогнула.
– Вы замерзли, Корри. – Какой ровный, бесчувственный механический голос! – Идите спать. Уже поздно.
Девушка побоялась возражать и, не успев опомниться, поняла, что взбирается по лестнице. Перед глазами стоял Гай, одинокий и неподвижный в окружении лилий. Ветерок чуть ерошил его волосы.
Корри немедленно легла в постель, но даже после того, как укрылась одеялом, не смогла согреться. Жаль, что она забыла шоколад на столике!
Девушке не спалось, но по какой-то причине она боялась шевельнуться. Прошло, кажется, несколько часов, прежде чем она услышала, как дверь комнаты Гая захлопнулась. Но он не потушил свет. Наконец с мыслью об Арлекине, единственной надежной опоре в непонятном блистающем мире Гая де Шардонне, Корри уснула.
Она не знала, сколько проспала, но когда открыла глаза, было по-прежнему темно. Бледный лунный свет струился сквозь открытое окно. Девушка плотнее укуталась в одеяло. Должно быть, перед рассветом подул свежий ветер. Она как бы плыла в невесомости, окутанная тьмой.
В холле что-то упало, стукнула дверца машины, раздались громкие голоса. Что случилось?
Неожиданно Корри охватила паника. Даже сейчас, в полусне, она ощущала некую напряженность, разлитую в воздухе, напоминавшую о том, что она предпочитала забыть: ночь смерти матери, приглушенная суета в коридорах отеля, включенный свет, тяжелые шаги за дверью…
Но теперь она взрослая и может сама о себе позаботиться. И не будет прятаться, подобно маленькому беспомощному зверьку, покорно ожидающему решения своей судьбы. Надо встретиться один на один со своими страхами и победить их.
Сонно потирая глаза, Корри выбралась из постели. Пол ужасно холодный, а от лунного света кружится голова. Она выглянула в коридор. Холл ярко освещен. В двери вырисовывается силуэт женщины в белом.
Корри ошеломленно моргнула, не в силах понять, стара незнакомка или молода. Высокая, стройная блондинка, почти неестественно светлая, той ослепительной белизной, которой невозможно добиться искусственными средствами и которая отчего-то кажется ненастоящей. Корона точно покрытых снегом волос обрамляла лицо с идеально классическими чертами, аристократически прямым носом и светло-серыми, сверкающими, как бриллианты, глазами. И кожа, такая бледная, что Корри почти видела ту голубую кровь, что течет под ней. Если, правда, в жилах этой женщины действительно текла кровь, а не ледяная вода. Она чем-то напоминала огромную куклу.
Но это не сон. Она слышала голоса внизу. И несмотря на то что Корри еще не очнулась, все-таки ощутила, что собирается гроза. И неожиданно почувствовала себя ребенком, без спросу вторгшимся в мир взрослых.
– Ну, где она? – прозвенел женский голос. Каждое слово падало в тишине хрустальной капелью. – Просто не могу дождаться, пока увижу ее, твое новое открытие.
– Придется потерпеть, дорогая Бланш. Сейчас немного поздновато… для визитов, – ответил Гай незнакомым, чуть хрипловатым голосом.
– А мне все равно. Я желаю видеть ее сейчас, сию же минуту. Я настаиваю. Это мое право.
Гай устало вздохнул, словно ему все бесконечно надоело.
– Мы с ней не любовники, Бланш.
Женщина с любопытством уставилась на него прищуренными глазами:
– Неужели? Стареешь, мой маленький Гай? Силы уже не те? В таком случае почему ты поселил ее здесь?
– А почему нет? В Париже у нее нет ни друзей, ни родственников. Мне стало ее жаль.
– Какое благородство, – саркастически заметила Бланш. – Я этому поверю, лишь когда увижу ее.
И тут Корри потрясение сообразила, о ком идет речь. Сна не осталось ни в одном глазу! Ярость полыхала в ней, не находя выхода. Да как они смеют! В ушах звенел небрежный, полупрезрительный голос Гая:
– Мне стало ее жаль…
– Гай! – с деланным спокойствием окликнула она, стараясь не выдать владевшего ею бешенства. Разговор велся по-французски. Они не должны догадаться, что Корри подслушивала и все поняла.
– Корри?
Гай выступил из-под лестницы и поднял голову. Корри с удивлением заметила, что он переоделся в элегантный белоснежный костюм, который надевал на обед в «Бельведере». Но это единственное, что было ей знакомым. Перед ней стоял чужак с бесстрастной маской вместо лица и потухшими глазами.
Гай повернулся к Бланш.
– Позволь мне представить Корри, – вежливо, но несколько предостерегающе начал он. – Мою приятельницу из Англии, которая остановилась в моем доме. Она не говорит по-французски.
И снова этот глухой, бесстрастный, как у робота, голос.
В напряженной тишине Бланш окинула Корри пренебрежительным взглядом, будто некое странное насекомое.
– Корри, – перешел на английский Гай, – познакомьтесь с моей невестой, Мари-Бланш де Шардонне.
Корри от удивления лишилась дара речи. Неужели это та самая сельская кузина? Однако, вглядевшись пристальнее, она заметила несомненное фамильное сходство: такие же прозрачные, почти бесцветные, как подтаявший снег, глаза, тот же наклон головы, овал лица.
Воцарившееся молчание вдруг расколол резкий женский смех.
– Что это тебе взбрело в голову, ангел мой? – осведомилась Бланш у Гая, не обращая ни малейшего внимания на Корри. – Да мне просто стыдно за тебя. Куда девались твой безупречный вкус, твоя разборчивость наконец? Посмотри только на нее…
Корри, наткнувшись на острый, как кинжал, взгляд, неожиданно осознала, что ее волосы растрепаны, а глаза совсем сонные. Она потуже стянула пояском поношенный халатик, словно боясь, что Бланш видит ее насквозь.
– Бедняжка! – покачала головой Бланш, подойдя поближе к Гаю. – Ты скучал без меня?
– Возможно, – резко ответил тот. – А может быть, и нуждался в… менее требовательном обществе.
Глаза Бланш неестественно ярко блеснули.
– Оставь эти игры, дорогой. Я слишком хорошо их знаю. К чему притворяться?
– Только не это, – невесело усмехнулся Гай. Бланш пожала плечами:
– Что ж, развлекайся, дорогой. – В ответной улыбке сквозили вызов и угроза. – Но советую не забывать: кто платит, тот и заказывает музыку.
Неспешно подняв руку, она коснулась его губ длинным белым пальцем. Корри, застывшая на ступеньках, едва не сгорела от стыда при виде такого интимного, и все же странно театрального жеста, точно Бланш играла на публику. А публикой в этот миг была она, Корри. Гай с силой сжал запястье женщины.
– Assez
type="note" l:href="#note_12">[12]
, – грубо буркнул он. – Мы не одни.
Уши Корри загорелись. Бланш снова улыбнулась, на этот раз торжествующе, и отвернулась, шелестя белым шелком. Корри на миг позавидовала неосознанной грации ее движений. Бланш казалась недосягаемой, заключенной в непробиваемую броню света, излучающей победное сияние женщиной, всегда получавшей все, чего хотела.
– Tu viens?
type="note" l:href="#note_13">[13]
Бланш с непередаваемо утонченным пренебрежением, поистине царственным безразличием повернулась спиной к Корри и нагловато-собственническим жестом взяла Гая под руку.
На какое-то мгновение, пока оба стояли на пороге, Корри почудилось, что их силуэты слились. Оба были почти одного роста, в белом, глаза совершенно одинаковые, но сходство на этом не кончалось. Было нечто еще, что связывало их, какая-то невидимая цепь, непонятное притяжение. Они могли и не касаться друг друга, но вечно будут кружить по соседним орбитам, как Земля и Луна.
Взгляды Корри и Гая на миг встретились, но дверь тут же захлопнулась. Послышались рев мотора, скрип гравия под колесами, и все стихло.
Корри трясло, но не от холода. Гай сказал как-то, что предпочитает блондинок. Однако забыл упомянуть, что Бланш де Шардонне – королева всех блондинок, истинный шедевр. Оригинал, созданный рукою мастера. Все остальные могли считаться лишь жалкими копиями.
Но он не объяснил ей кое-что еще, вероятно, намеренно, а такое простить нельзя. Жестокое и подлое предательство. Иначе это назвать невозможно. Как, должно быть, смеялись за ее спиной друзья Гая, когда он выставлял ее напоказ, словно циркового клоуна на потеху публике! Они-то знали Бланш и прекрасно понимали, что фонарь волен попытаться затмить луну, но вряд ли ему это удастся. Ведь Бланш – именно та деревенская девчонка, которую Корри так снисходительно жалела, – оказалась самой красивой женщиной из тех, что Корри приходилось встречать.


К утру ярость немного стихла, сменившись холодной спокойной решимостью. Гай предал ее, использовал как пешку в какой-то нечистой игре, но это ему с рук не сойдет. Будет и на ее улице праздник. Она обязательно отомстит. В свое время.
Как и ожидала Корри, она не видела Гая весь день. Вечером она даже не взяла со столика шоколад, боясь, что он застрянет у нее в горле. Гай, очевидно, собиравшийся на встречу с Бланш, едва успел поймать Корри на лестнице.
– Что случилось? Вы на диете?
– Конечно, нет.
В этот момент она ненавидела его, как никогда, безумной, бессмысленной ненавистью.
– Просто я решила отказаться от шоколада, – с достоинством пояснила девушка.
– Почему?
– Сама не знаю, – скучающе бросила Корри. – Детская привычка. Вряд ли я вообще его любила. Пора начинать есть поменьше сладкого.
– Как пожелаете. До свидания.
Кажется, он сгорал от нетерпения поскорее убраться. В четыре утра она спустилась вниз и забрала шоколадку. В комнате Гая темно, дверь распахнута, очевидно, он не ночевал дома. Девушка поднялась к себе «и съела под одеялом всю плитку, искренне жалея, что судьба столкнула ее с Гаем де Шар донне.
Спала она плохо и наутро, поглядевшись в зеркало, ужаснулась. И вообще что это за внешность. Брови слишком черные. Не высветлить ли ей волосы?
Она нарисовала помадой на губах кокетливый бантик, поморщилась и все немедленно стерла. Выглядит в лучшем случае как актриса, а в худшем – как уличная женщина. Почему? Может, дело в фигуре? Полные груди, чересчур сильная шея? И вся Корри какая-то грубоватая, приземистая, чувственно-земная – ни дать ни взять крестьянка! А ей так хотелось быть похожей на сказочную принцессу!
Неудивительно, что Бланш посчитала Корри полнейшим ничтожеством и не удостоила ее своим августейшим вниманием.
Девушка вдруг почувствовала себя толстой, неуклюжей и безнадежной простушкой. Настоящая красота – это бледность, аристократический профиль, платиновые волосы…
И всего этого не найдешь в гардеробе, не купишь в магазине.
Корри провела пальцем по рядам платьев, выбрала серебристо-серый костюм, но тут же передумала. В нем она выглядит на сорок лет.
В конце концов она остановилась на сиреневой блузе, надела шелковые чулки и наложила чуть-чуть румян на щеки.
Как Корри и ожидала, Гай уже сидел за столом. Она не слышала, когда он вернулся прошлой ночью. Гай выглядел омерзительно жизнерадостным и свежим.
– У вас усталый вид. Плохо спали? – участливо спросил он.
Девушка немедленно пожалела, что выбрала именно эту блузку, – сиреневый цвет подчеркивал темные круги под глазами. Кроме того, она чувствовала себя смертельно оскорбленной. И его фальшивое сочувствие ей ни к чему!
Корри молча уселась и раздраженно уставилась на горячие круассаны, которые прежде уничтожала с таким энтузиазмом.
– Мне только кофе, Туанетт. Черный, пожалуйста.
Она поднесла к губам чашку, искоса наблюдая, как Гай сортирует утреннюю почту. Девушка невольно залюбовалась быстрыми проворными движениями его рук, раскладывавших корреспонденцию на несколько стопок – приглашения, деловые бумаги, срочные письма и те, на которые надлежало отвечать секретарю. Корри, стараясь скрыть нетерпение, выжидала, когда Гай объявит, каков их сегодняшний маршрут. Она с трудом сдерживалась, чтобы не заглянуть ему через плечо.
Слева накопилась солидная пачка гравированных карточек с золотым обрезом. Корри смотрела на них с неожиданной жадностью собственницы. Все эти приглашения предназначены ей! Но, возможно, теперь, когда Бланш в Париже, она займет место Корри? Почему-то эта мысль расстроила девушку.
Гора приглашений росла, но Гай отмалчивался. Внимание Корри привлекла одна, особенно нарядная открытка.
– Можно взглянуть? – с любопытством попросила она. Гай поколебался, чем лишь добавил масла в огонь. Корри с удивившей даже себя легкостью солгала: – Очень интересный герб. Я такого никогда не видела.
Гай чуть поморщился, но все же протянул ей карточку, оказавшуюся приглашением в Шато де Корбевий, на большой бал, под девизом «Белая ночь». Ответы предлагалось присылать Бланш де Шардонне.
Наверху изящным, чуть наклонным почерком было выведено еще одно слово. Cheri. Дорогой.
Корри, словно обжегшись, уронила карточку.
– Если я правильно поняла, на этот вечер вам мои услуги не потребуются?
– Вряд ли вам понравится, – небрежно отмахнулся Гай, – Ежегодный бал, семейная традиция. Ужасно скучно.
Корри опустила ресницы, пытаясь скрыть яростный блеск глаз. Он лжет! Без всякого зазрения совести пытается сбить ее с толку! Всего лишь на прошлой неделе ей случайно попался на глаза старый выпуск «Пари-матч» с описанием «Белой ночи». Тогда Корри почти не обратила внимания на репортаж, но, насколько могла припомнить, бал считался блестящим триумфальным завершением сезона, главным событием года, попасть на который мечтал каждый парижанин. По неписаному правилу все мужчины должны были быть в черном, а дамы – в белом. Для женщин этот бал был своего рода испытанием, вызовом, возможностью утвердить свое господство над мужчиной и положение в обществе. Все известные модельеры обычно включали в свои коллекции белые платья специально для этого случая. На балу создавались или уничтожались репутации, закреплялись или навеки разрывались дружеские отношения, имели огромный успех или терпели поражение знаменитости. Словом, элегантная, бескровная битва, сражение не на жизнь, а на смерть. Недаром туда съезжались все, кто имел в глазах света какой-то вес.
Только ее, Корри, там не будет. Внезапно девушку озарило. Так вот причина, по которой он запретил ей носить белое! Все эти разговоры о классической красоте – не что иное, как пустая болтовня, – в конце концов сколько женщин могут претендовать на звание настоящих красавиц?! Ларчик открывался куда проще, чем она думала. Корри придется сидеть дома, пока Гай и Бланш будут принимать гостей и играть главные роли в этом блестящем спектакле. Корри проделала всю неблагодарную работу – часами выстаивала на коктейлях, утомительных приемах и бесконечных вечеринках лишь для того, чтобы вымостить путь к триумфу Бланш. Она, Корри, показала себя надежной, исполнительной, веселой, и даже остроумной спутницей – идеальная жена, только без привилегий и прав законной супруги. А теперь Бланш достанутся лавры победительницы.
Зависть, ревность и слепая ярость отозвались болью в сердце. Но тут на помощь пришел ехидный трезвый голосок, неожиданно зазвучавший в мозгу. Она ведет себя как настоящая содержанка! Но ведь по условиям контракта Корри всего-навсего платная компаньонка! Какое ей дело до жизни Гая?
Девушка постаралась взять себя в руки и даже изобразить на лице нечто вроде улыбки.
– Вы хотите поехать?
Он пристально наблюдал за ней! Мысли Корри лихорадочно заметались, но она ничем не выказала, как огорчена и расстроена.
– Белое мне не идет. По крайней мере это мнение истинного знатока. Спорить бесполезно.
Корри снова растянула губы в усмешке, отложила салфетку и встала из-за стола, чувствуя себя так, будто ее переехал грузовик. Она едва могла двигаться. Медленно поднявшись к себе, девушка переоделась в бежевый жаккардовый костюм и направилась в гостиную. Сердце бешено колотилось. Корри попеременно бросало то в жар, то в холод.
– Я ухожу.
Гай стоял у окна, читая письмо. Он даже не поднял головы, лишь кивнул, точно Корри вообще не существовало. Девушка каким-то шестым чувством поняла, что это – любовное послание. Ничто иное не могло настолько увлечь его.
«Взгляни на меня! – хотелось ей крикнуть. – Скажи хотя бы глазами, считаешь ты меня хорошенькой или нет? Идут ли мне платье и прическа?»
Но Гаю явно было не до этого. Корри громко хлопнула дверью. Впервые за много лет она до такой степени не владела собой, что находилась на грани истерики.
Все утро Корри провела в бутиках и магазинчиках на левом берегу Сены, подолгу разглядывая витрины, но так ничего и не купила. Усталая и злая, она вернулась домой. На столике в холле Корри ждала записка. Гай уведомлял ее, что оставшиеся до бала три дня он проведет в поместье, помогая Бланш со всеми приготовлениями, и потому ее услуги не потребуются.
Три дня. Самые долгие в жизни Корри. Она слонялась по дому, не в состоянии ни читать, ни петь, ни чем-либо заниматься. Начала было письмо Арлекину, но тут же бросила, не найдя нужных слов. Превратилась в тень, призрак. Не понимала, что с ней творится. Не находила себе места.
Еще хуже были ночи. Она мечтала о том, чтобы забыться хотя бы ненадолго, а вместо этого бесконечно грезила, строила планы мести. Черно-белой мести.
Корри так и не поняла, когда эта невероятная мысль впервые пришла ей в голову. Все началось с фантазии, безумного полуночного сценария, который она сочиняла, надеясь скоротать время до рассвета. Но идея обрастала подробностями. Последняя соломинка. Сожженные мосты. Корри пыталась противиться, твердила себе, что Арлекин ни за что не одобрил бы. Поздно. Семя укоренилось и проросло.
Утром в день бала она уже знала, как поступит. Главное – решиться, а остальное проще простого. Корри спокойно, не торопясь, ощущая только слабый душевный трепет, напоминавший о чудовищном деянии, которое она готовилась совершить, приступила к задуманному. Для начала она отнесла черный костюм от Диора в магазин одежды на одной из крохотных улочек и, получив за него ровно полцены, отправилась в оперную костюмерную. Девушка прекрасно знала, чего хочет, и была готова заплатить любую цену. К счастью, ей удалось украдкой пронести громоздкие пакеты наверх. Подождав, пока солнце уйдет из внутреннего дворика, она срезала букет маков. Они сияли в ее руке, как огромные бирманские рубины.
Корри отменила ужин и отпустила слуг. Наконец, оставшись одна в доме, она развернула новое приобретение. Ее собственное, пусть и на один вечер, но ее!
Девушка не осмеливалась хорошенько разглядеть то, что выбрала из бесчисленных запасов костюмерной. Может, она зашла слишком далеко? По крайней мере так казалось в спартанской обстановке комнаты. Но отступать поздно. В таких случаях нельзя останавливаться ни перед чем! Он назвал ее вкус утрированным, обвинил в пристрастии к аляповатым, кричащим вещам. Пусть так! Ничего, Корри ему покажет! Она прикалывала к костюму маргаритки, ходила по снегу босой, но все это лишь цветочки! Ягодки впереди! Уж сегодня она не останется незамеченной!
Девушка натянула невероятно тяжелое платье, отважно сражаясь с застежками и крючками. Потом распустила волосы, перевила их маками, надела расшитые бисером туфли. В ушах оглушительно стучала кровь, но Корри, посмотревшись в зеркало, удовлетворенно кивнула. Да, это то, что надо. Сегодня она не беспечная фривольная парижанка. Сегодня она итальянка, опасная, одержимая ненавистью пантера.
Корри накинула на плечи черный плащ и надвинула капюшон. Она готова. Осталось последнее.
Девушка бесшумно сбежала по лестнице, пробралась в гостиную, нашла приглашение, оставленное Гаем на каминной полке, и бестрепетной рукой добавила букву «е» к слову «cheri», тем самым изменив «дорогой» на «дорогая». Тщательно промокнув чернила, она спрятала карточку в карман плаща.
В дверь позвонили. Приехало заказанное такси. Пора.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лунные грезы - Николсон Кэтрин



очень понравилось!необычный сюжет, интересные диалоги героев, нет тянучки, всё динамично и увлекательно. Иногда, правда, хотелось чуть больше нежности от героя, но тогда наверно было бы слишком приторно,а так самое то! Советую!
Лунные грезы - Николсон Кэтринелена
25.10.2011, 22.54





на один раз
Лунные грезы - Николсон Кэтринирина
26.10.2011, 1.28





Очень сильный, увлекательный и в высшей степени необычный роман. Читайте, не пожалеете
Лунные грезы - Николсон КэтринВера
19.01.2012, 21.30





Хоть все понятно сначала романа,все равно интересно.Не могла оторваться пока не закончила читать.Рекомендую ...
Лунные грезы - Николсон КэтринNikitoska
26.04.2012, 15.39





замечательный роман,конец я бы конечно изменила, но это смотря на чей вкус
Лунные грезы - Николсон Кэтринарина
14.06.2012, 7.13





в целом нормально, но конец...такая тупость, нет бы оставить таинственного переписчика и в дальнейшем неизвестным.
Лунные грезы - Николсон КэтринЗвездочка
11.07.2012, 12.54





Скучноват...
Лунные грезы - Николсон КэтринНИКА*
23.03.2013, 23.30





Роскошный роман не для всех . Тоний, интеллектуальный, очень нежный. Сюжет необычен, захватывает сразу и держит до конца. Пробирает до позвоночника....
Лунные грезы - Николсон КэтринStefa
1.01.2014, 21.01





Этот роман обязательно стоит прочитать. Причин много: нетривиальный сюжет, развитие личности героев, чудестные описания...rnЭтот роман настоящий гимн жизни, лету, глубоким чувствам. Но самое главное - это потрясающий перевод, да и сам авторский слог. Этот текст как шикарное вино, от него остается упоительное послевкусие. Такое с радостью будешь вспоминать долгие годы спустя, а для любовных романов это огромная редкость, согласитесь ;)
Лунные грезы - Николсон КэтринИрэн
25.07.2014, 19.44





Просто шикарный роман! Невозможно забыть! Читаешь и наслаждаешься каждой фразой, написанной автором. После прочтения этого романа, летают бабочки в душе, хочется петь и быть добрее. Эмоции просто переполняют.
Лунные грезы - Николсон КэтринЮля
27.07.2014, 23.48





Безумно нравится эта книга! Перечитывала уже много раз, и впечатления - всё лучше и лучше! Очень нравится язык автора, стиль. Читать однозначно! 10 баллов!
Лунные грезы - Николсон КэтринМария
28.07.2014, 13.29





Мне было скучно.Начало многообещающее , а потом все так тривиально.
Лунные грезы - Николсон КэтринТатьяна
28.07.2014, 22.34





Читаешь с надеждой, что вот еще чуть-чуть, и будет тебе счастье... В итоге, на мое мнение - чего-то не хватает. Вроде бы интрига держится на протяжении всего чтения, но уж как-то вяло. Все становится понятно в первых главах. Средненько. На один разок вполне подойдет
Лунные грезы - Николсон КэтринИрина
30.07.2014, 15.25





Читаешь с надеждой, что вот еще чуть-чуть, и будет тебе счастье... В итоге, на мое мнение - чего-то не хватает. Вроде бы интрига держится на протяжении всего чтения, но уж как-то вяло. Все становится понятно в первых главах. Средненько. На один разок вполне подойдет
Лунные грезы - Николсон КэтринИрина
30.07.2014, 15.25





Вау! Какой необычный сюжет. Читайте!
Лунные грезы - Николсон КэтринЕлена
5.09.2014, 21.02





Супер! Необычный сюжет. Конец, ну очень слащавый. Как ни странно, но окончание я бы изменила. 10 баллов!!!!rnНапример: ГГ-й в коме после автокатастрофы. Гг-я узнает об этом по радио и приезжает в больницу. Там вся правда открывается. Они понимают, кто скрывался за масками, что все это время они были рядом с друг-другом. После признания в любви ГГ-й умирает.rnПростите за флуд.
Лунные грезы - Николсон КэтринОльга
2.05.2015, 23.16





Впервые после прочтения я в некотором смятении. За неординарность сюжета, за литературный слог, качественный перевод - заслуженные 10 баллов. А вот за раскрытие образов ГГ, за надуманности и притянутости "за уши" некоторых сцен -скромные 5 баллов. Героиня раздражала с первой странницы и почти до последней. Босячка босячкой. После заключения так называемого "контракта", по которому она самая настоящая нахлебница, ей приспичило объявить своему благодетелю "войну до победного конца". Кокого рожна, спрашивается, ты выпендриваешься со своей эксцентричностью? А он, скрипя зубами, все терпит. Ради чего? Из любви? Нет, пока у него только слабый интерес. И не из жалости, это уж точно. У меня сложилось впечатление, что автор и сама запуталась, создавая образ и характер героини. Корри не сколько гордая и независимая, столько сумасбродная, противоречивая и подвержена гордыни девица. Ей крупно повезло, что она встретила своего Арлекина, другой бы сделал ребеночка и носилась бы она во свой эксцентричностью. В общем, друзья, читайте сами и делайте выводы. Если произведение вызывает такой разброс мнений, то оно, несомненно, заслуживает внимания.
Лунные грезы - Николсон Кэтринольга
24.06.2015, 10.46





Очень скучный роман,не рекомендую!
Лунные грезы - Николсон КэтринИрина
30.06.2015, 23.58





Вау! Мне очень понравился роман! Особенно развязка. Столько прочитано романов, а ничего подобного не попадалось.
Лунные грезы - Николсон Кэтринледи
26.09.2015, 19.18





Согласна с Ольгойrn один из лучших ЛР,стоит читать и перечитывать.
Лунные грезы - Николсон КэтринТесса
27.09.2015, 11.47





А "Шелк" разве плохой роман? По-моему, не хуже,но рейтинг гораздо ниже. А нет ли других романов Николсон в других библиотеках?. Я не нашла, к сожалению.
Лунные грезы - Николсон КэтринТесса
27.09.2015, 19.42





Было интересно.
Лунные грезы - Николсон КэтринЕлена
1.10.2015, 23.37





Мне понравилось. Не слащаво, нет пошлых постельных сцен, хорошо описаны характеры и настроение героев. Единственное, конец смазан. Не соответствует ожиданиям.
Лунные грезы - Николсон КэтринRita
7.05.2016, 22.08





Нет слов очень жаль потерянного времени
Лунные грезы - Николсон КэтринНаталья
26.05.2016, 17.09





Крутой роман.Впервые всречаю такой сюжет.Однозначно читать.
Лунные грезы - Николсон КэтринАлла
22.10.2016, 17.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100