Читать онлайн Наследство Уэстмера, автора - Николс Мэри, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николс Мэри

Наследство Уэстмера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

Сразу же после ухода Роберта Белла поняла, что упустила свое счастье. Она любила его до боли и все же сознательно с ним поссорилась. Зачем она так безжалостно прогнала его? А если он больше не появится?
Генриетта еще не вернулась от леди Джерси, но Белла решила, что, как только та придет, она тотчас признается в том, что помолвка – всего лишь уловка. Она попросит разрешения уехать обратно в Уэстмер. Это надо было сделать давно, когда дело не зашло настолько далеко. Почему же она так не поступила? О, причина ей известна: она лелеяла слабую надежду на то, что Роберт полюбит ее так же сильно, как она его. Мечты не сбылись.
Белле не сиделось на месте, и она вышла побродить по саду. Дом какое-то время не сдавался, поэтому сад был запущен, зарос травой и кустарником, что вполне соответствовало настроению Беллы. Солнце, до сих пор ярко светившее, вдруг скрылось за облаком, налетел порыв ветра, и Беллу пробрала дрожь. Ну и весна! В Уэстмере фермеры наверняка ругаются, не зная, смогут ли собрать хоть какой-то урожай, а это значит, что крестьяне будут голодные и злые. Эллен писала, что мятежи прекратились, но, если положение не улучшится, можно не сомневаться в том, что они повторятся.
«У меня есть еще новости, – писала она. – Мистер Тренчард собирается осенью жениться на миссис Кларк. Представляешь? Они объявили об этом вскоре после того, как миссис Кларк вместе с детьми вернулась домой. Она призналась мне в том, что всегда была неравнодушна к мистеру Тренчарду и ее самое заветное желание – выйти за него замуж. Она впала в отчаяние, когда он сделал тебе предложение. Итак, любимая моя, ты оказала ей услугу, отвергнув его. Я уверена, что она станет ему хорошей женой, а девочки очень ее любят».
Белла порадовалась за миссис Кларк, которая, несомненно, подходит в жены Джеймсу намного больше, чем она. Этот брак решит проблему матери для его детей, но не поможет Джеймсу в финансовых трудностях, так как миссис Кларк – вдова, у которой помимо скромного домика есть, возможно, только ежегодная рента от покойного мужа. Белла вздохнула. Если это брак по любви, как пишет Эллен, то любовь поможет им в жизни.
Белле хотелось, чтобы любовь помогла и ей найти выход из трудного положения. Она уехала из дома от дедушки, от Эллен и от добрых соседей ради собственного удовольствия, которое обернулось жестоким разочарованием. Что сказала та странная женщина? Каждый эгоистичный поступок наносит вред кому-то? Она обидела Роберта, кузину Генриетту и дедушку, которому, наверное, без нее очень одиноко.
Он ведь хотел упрочить ее будущее. Самое правильное для нее – это поговорить с ним, поделиться своими чувствами. Он поймет ее, и их жизнь потечет по-прежнему. Но в глубине души она знала, что так, как было прежде, уже не будет. Она повзрослела, из девочки превратилась в женщину и неожиданно по-настоящему влюбилась.
Первые капли дождя заставили ее укрыться в доме. Генриетта еще не вернулась, и Белла решила написать деду. Но это оказалось трудным занятием: сообщить ему, что она несчастлива и хочет приехать домой, или продолжать притворяться, что все у нее хорошо? Письмо осталось недописанным, и она принялась за роман.
Здесь, по крайней мере, она может окунуться в дела своей героини, которую она назвала Джулианой, и забыть о своих собственных. От старой служанки Джулиана узнала, что ее отец в ранней молодости влюбился в юную леди, которая не нравилась его семье, поскольку была не очень высокого происхождения. Он уступил настояниям родителей и расстался с ней, не зная, что она беременна. Позднее он женился на другой, но брак оказался несчастливым. Он вспоминал утраченную любимую и сожалел о том, что подчинился воле родителей. И вдруг он узнает, что его любимая умирает, и бросается искать ее.
Белла сидела, отложив перо и уставившись в рукопись. Писать ей больше не хотелось. Она перебирала в памяти все, что они с Робертом наговорили друг другу. То он являл собой образцового кавалера, доброго, надежного и внимательного; то бранил ее, обвиняя неизвестно в чем. Она не могла понять суть их ссор.
В голове у нее все смешалось, веки отяжелели, словно она выпила какое-то зелье.
Когда пришла Дейзи, чтобы приготовить на ночь постель и развести огонь в камине, то обнаружила свою госпожу спящей за секретером.
– Мисс Белла. – Она легонько потрясла ее за плечо. – Мисс Белла, вы больны?
Белла проснулась и пробормотала:
– Я так устала. Так устала.
– Чему же тут удивляться, – ответила Дейзи. – Вы целыми днями бегаете по городу и спать не ложитесь до полуночи. Пойдемте, я уложу вас в постель.
– Кузина Генриетта… – Язык не слушался Беллу. – Я должна ей сказать…
– Не беспокойтесь. Я скажу миссис Хантли, что вы заснули. Она поймет.
– Да? – Белла не сопротивлялась, когда Дейзи переодела ее в ночную рубашку.
– Конечно, поймет. – Дейзи подоткнула одеяло со всех сторон и загасила лампу. – Спите. Завтра успеете поговорить с миссис Хантли, когда вам станет лучше.
Белла проспала до полудня.
– Миссис Хантли нет дома, – сообщила ей Дейзи, принеся воды для умывания. – Она уехала с визитами и велела вас не будить. Вам получше?
– Да, спасибо. Она сказала, когда вернется?
– Нет, но сегодня вечером вы должны куда-то пойти, и она приказала подать легкий обед в пять. Принести вам чего-нибудь перекусить?
– Нет, я подожду миссис Хантли.
Но когда Генриетта появилась, то сказала, что очень устала и будет отдыхать до самого отъезда на музыкальный вечер.
– И вам советую сделать то же самое, дорогая. Вы все еще плохо выглядите. Может, нам сегодня никуда не ехать? Я пошлю записку с извинениями.
Белла знала, как Генриетте хочется поехать на этот вечер, и не посмела лишить ее удовольствия.
– Нет, я себя хорошо чувствую, – заявила она. – Мы обязательно поедем.
Как только они прибыли в особняк Фулбрайтов, их провели в переполненный, душный зал, и поговорить не удалось – концерт должен был начаться с минуты на минуту. Генриетта знала почти всех и во время перерыва оживленно беседовала с одной из дам, поэтому Белла уселась в тихом уголке, откуда могла наблюдать за гостями, не принимая участия в разговорах о музыке.
– Белла.
Она подняла голову и увидела стоящего перед ней Роберта. У нее едва не выскочило сердце. На нем был прекрасно сшитый вечерний костюм и белоснежный галстук, но выглядел он изможденным, словно не спал ночь.
– Роберт, я не ожидала увидеть тебя здесь.
Он глядел на нее сверху вниз: у нее темные круги под глазами и она бледна. Белла так же несчастна, как и он, заключил Роберт.
– Ты здорова?
– Совершенно здорова. А ты?
– О, у меня, как всегда, жизнь бьет ключом, – весело ответил он. – Ты помнишь мистера Нортона?
Белла не сводила глаз с Роберта и не сразу заметила стоящего за ним другого мужчину. Она улыбнулась и протянула ему руку.
– Конечно, помню. Мистер Нортон, как приятно снова вас встретить.
Он поклонился.
– К вашим услугам, мисс Хантли.
– Садитесь, пожалуйста. И ты, Роберт, тоже. Придвиньте вон те кресла.
– Я вас оставляю, – сказал Роберт, когда Дезмонд уселся. – Должен поздороваться с мамой и с нашей хозяйкой. Пожалуйста, извините меня. – И с поклоном удалился.
С упавшим сердцем Белла проводила его взглядом. Она поняла, что их последняя ссора была окончательной.
– Мисс Хантли?
Она заставила себя посмотреть на мистера Нортона.
– Простите. Я думала о том, что Роберт не очень хорошо выглядит.
– Он просто не выспался – долго слушал выступление какого-то политического оратора. Так он мне сказал.
– Вот как? – Она вспомнила об их встрече в Илае. Тогда Роберт тоже слушал оратора. Как же давно это было!
– Да. Завтра он будет в полном порядке. Наш Роб силен, как бык, и упрям, как мул.
Белла улыбнулась.
– Полагаю, что это семейная черта, мистер Нортон.
– Он сказал мне, что вы занимаетесь литературным творчеством, мисс Хантли.
– Неужели сказал? – Белла удивилась, так как Роберт пытался отговорить ее от этого занятия.
– Что же вы пишете? Вы ведете дневник? Или это стихи? А может, что-то более весомое?
Она засмеялась.
– Если судить по весу, тогда это можно считать весомым, но если вас интересует содержание, то оно легкое. Я пишу роман и почти его закончила.
– О, вы соперничаете с мисс Остен?
– Что вы, нет. Я для этого недостаточна умна.
– Вы хотели бы, чтобы я прочитал его и высказал свое мнение?
– Да, пожалуйста. – Глаза Беллы засветились надеждой.
– Пришлите его мне. – Дезмонд с улыбкой вынул из фалды фрака футляр, а оттуда – визитную карточку. – Вот мой адрес.
Белла положила карточку в ридикюль, и тут к ним подошел Роберт со словами:
– Надеюсь, встреча была плодотворной, мисс Хантли.
– Да, благодарю вас, капитан, – также официально произнесла она и, взглянув ему в глаза, добавила: – Спасибо за все.
– Не стоит благодарности. – Огромные светло-карие глаза Беллы зачаровывали, и он не сразу ей ответил.
– Мистер Нортон говорит, что ты прошлой ночью слушал речи политического оратора. Я и не подозревала, что ты интересуешься политикой.
– Очень интересуюсь. И серьезно думаю об этом.
Из его слов она заключила, что их ссора не очень-то его расстроила, если он с такой легкостью нашел, чем отвлечься.
– И к какому решению ты пришел?
– В жизни есть вещи, за которые стоит побороться, – произнес он. – Ты согласна?
Почему он как-то странно на нее смотрит, подумала Белла. И сердце у нее забилось сильно-сильно.
– Да, согласна.
Роберт улыбнулся. Он видел, что Дезмонд очень внимательно его слушает.
– Вот этим я и займусь. На это потребуется время, но я одержу победу.
– Надеюсь.
– Спасибо. – Оркестранты начали настраивать инструменты, и они не могли продолжать разговор. Роберт взял Беллу за руку и церемонно поклонился. – Мисс Хантли, я должен с вами попрощаться. Дела. Пойдем, Дезмонд.
Дезмонд был поражен, но встал и отошел вместе с Робертом. Белла заставила себя улыбнуться, но душа у нее рыдала. Роберт не может даже находиться с ней в одной комнате и говорит какими-то загадками. Что он имеет в виду под борьбой? Их постоянные ссоры?
Она должна выбросить его из головы и сосредоточиться на своей книге. Сколько времени потребуется, чтобы ее закончить? Если она не будет отвлекаться, то недели три, может, меньше.
Белла вернулась к Генриетте и села рядом с ней, но не слышала ни единой ноты, так как погрузилась в воображаемый мир своего романа, повторяя в уме диалоги, перемещая персонажи и придумывая сцены из их жизни. Аплодисменты в конце концерта застали ее врасплох, и она не сразу сообразила, что следует похлопать.
Приглашенные начали расходиться, а Белла все еще пребывала в мире своей фантазии. Они с Генриеттой попрощались с хозяевами и стояли в вестибюле, ожидая, когда подадут их карету.
Белла решила, что отец не мог привезти Джулиану домой к своей жене. Ни одна жена не примет незаконного ребенка мужа. Но Джулиана – дочь его любимой женщины, он ее любит и не может бросить или отдать кому-нибудь на воспитание. Он должен найти выход.
Беллу осенило, когда они ехали домой. Он должен сказать жене, что Джулиана – дочь его друга, который умер и назначил его опекуном девочки. Таким образом он сможет воспитать ее. Белла решила, что завтра она сошлется на головную боль, не будет никуда выходить и запишет то, что придумала.
На следующее утро у Генриетты не было визитов и она решила полежать в постели, а Белла, проснувшись на рассвете, взялась за перо. Она как раз дошла до середины повествования и описывала трогательную сцену, когда умирающая женщина завещает дочь человеку, который обманул ее. У Беллы защипало в носу от жалости. Вошла Дейзи и сообщила, что в гостиной находится сэр Эдуард.
– Миссис Хантли знает, что он здесь? – Белла неохотно отложила перо.
– Горничная ей, наверное, сказала, но он хочет видеть вас.
Белла поправила прическу и спустилась вниз, недоумевая, что же случилось. Для обычных утренних визитов было слишком рано, и она не представляла себе, почему он хочет ее видеть.
Эдуард стоял, опершись о камин, и, опустив голову, разглядывал каминную решетку. Услыхав ее шаги, он поднял лицо и улыбнулся. Беллу поразил его вид. Костюм для верховой езды был, как всегда, безукоризнен. Это неудивительно, так как у него отличный камердинер. Однако накрахмаленный муслиновый галстук морщил, словно Эдуард теребил его; лицо у него осунулось, а глаза потускнели. Можно было предположить, что вчера он выпил лишнего, но такое просто не пришло Белле в голову.
– Эдуард, ты нездоров. Что-то произошло?
– Ничего особенного.
– О, извини.
– Тебе не за что извиняться. Я был дураком и должен это поправить.
– Я не могу представить, чтобы ты совершил глупость.
Он как-то странно засмеялся.
– С моей стороны было глупо решить, что я влюбился.
– А, тебя огорчила мисс Меллиш. Мне очень жаль, Эдуард, но, возможно, ты расстроился из-за пустяка и вы скоро помиритесь. Дедушка всегда повторял мне, что главное – жить в мире.
– И ты этому веришь?
– Немного, – уклончиво ответила она. – Я могу тебе чем-нибудь помочь?
– Ты могла бы покататься со мной верхом. – Он взял себя в руки и одарил ее прежней улыбкой.
– Когда?
– Сейчас. Я именно поэтому рано приехал. Белла не знала, что ответить, но тут в комнату вошла Генриетта в кремовом пеньюаре и кружевном капоре, который сидел немного косо.
– Эдуард, почему ты так рано? Что-нибудь случилось?
– Нет, мама. Я просто приехал, чтобы пригласить Беллу покататься верхом. Роба нет и…
– Я этого не знала. Куда он уехал?
– Мне он этого не счел нужным сообщить. – Что-то в голосе Эдуарда насторожило Беллу – ей показалось, что он говорит неправду.
– А где Шарлотта?
– Поехала с матерью покупать платье для бала. Колетт заманила-таки принца-регента, он появится на балу, и хотя пробудет всего лишь минут пять, но платье, которое уже было выбрано, сочли недостаточно хорошим, и посему Шарлотта «вынуждена» купить другое, невзирая на стоимость. В моем присутствии она не нуждается, а поскольку у меня нет других дел, то мне пришло в голову, что Белла, возможно, захочет прогуляться верхом. Генриетта повернулась к Белле.
– Вам хочется прогуляться?
Белла заколебалась. Еще совсем недавно она обрадовалась бы этому, но сейчас… Не говоря уже о том, что мисс Меллиш будет крайне недовольна, Эдуард находится в странном настроении и, скорее всего, продолжит «услаждать» ее слух жалобами на Шарлотту, чего ей вовсе не хочется. Или станет извиняться за грубость Шарлотты по отношению к ней, а Белла от этого уже устала. С другой стороны, он такой печальный, да и ей стоит проехаться и подышать свежим воздухом.
– Я бы с удовольствием покаталась, – с улыбкой сказала она.
Белла удалилась у себе в комнату переодеться, а Эдуард распорядился, чтобы Дэнни оседлал Дымку и подвел лошадь к парадной двери. Менее чем через полчаса Белла уже была в седле и ехала рядом с Эдуардом по Оксфорд-стрит.
– Поедем в Грин-парк? – предложил Эдуард. Он ехал на большом гнедом жеребце и возвышался над Беллой. – Там не так многолюдно и мы даже можем позволить себе галоп.
Она поняла, что он не хочет, чтобы их видели вместе. Это не лестно, но вполне разумно. Если сплетники догадаются, что он поссорился с Шарлоттой, и увидят его вместе с Беллой, то быстро решат, что он нацелился на наследство. Как же ей все это ненавистно! Если бы она так сильно не любила деда, то подумала бы, что он умышленно хочет ей навредить.
– Хорошо, – согласилась Белла.
Сопровождаемые Дэнни, который следовал за ними на низкорослой лошадке, они свернули с Бонд-стрит на Пиккадилли и медленно поехали по улице, где опять образовалось скопление из экипажей, поскольку многие горожане делали покупки, оставляя кареты около магазинов.
Как только они въехали в Грин-парк, Белла поскакала по зеленой лужайке. Эдуард мчался следом, немного поотстав. Наконец она натянула поводья и соскользнула с седла у рощицы в середине парка. От быстрой езды она раскраснелась, а глаза возбужденно блестели; несколько прядок волос выбились из-под шляпы и развевались на ветру. Она со смехом прижала их ладонью.
– Ох, как замечательно!
Он подошел к ней, ведя лошадь рядом.
– Я давно не получал такого удовольствия от езды. Я и забыл, как хорошо ты ездишь верхом.
– Спасибо. – Беллу порадовал комплимент Эдуарда. – Прошло много времени с тех пор, как ты учил меня этому. – Она вспомнила, как он сажал ее на первого в жизни пони и шел около нее, ведя лошадку под уздцы, и они совершали круг по дорожке для верховой езды. – Ты был необыкновенно терпелив по сравнению с дедушкой, который тоже пытался меня учить. А потом приехал Роберт. Таких учителей не было ни у одного ребенка. Я считала вас совсем взрослыми. Но вы такими и были… На сколько лет вы меня старше?
– Я – на одиннадцать, – ответил Эдуард. – А Роберт на девять.
– Ты всегда был благоразумным, следил, чтобы я ехала осторожно, и не позволял перескакивать через слишком высокие изгороди. А Роберт подбивал меня не бояться и проявлять храбрость.
– Был благоразумным, – с горечью повторил Эдуард. – Ну и репутация у меня.
Она засмеялась.
– Что в этом плохого?
– Порой мне хочется, чтобы было иначе – тогда я мог бы отбросить условности и поступать так, как пожелаю.
– Думаю, иногда нам всем этого хочется.
– Я уверен, что ты не страдаешь от угрызений совести и поэтому попросила Роберта привезти тебя в Лондон.
– С чего ты так решил? – твердым голосом спросила она.
– Он не питал никаких иллюзий относительно наследства, когда его светлость впервые заговорил о нем. Роберт, так же как и я, решил не участвовать в этом деле. И вдруг он делает тебе предложение, которое ты принимаешь. Сам он до этого не додумался бы.
– Мне не верится, что ты не захотел участвовать в этом, – сказала Белла, стараясь избежать обсуждения мотивов их с Робертом поведения.
– Ты знала, что граф нарушил майоратное наследование?
– Нет, не знала. Если он это сделал, то зря. Ничего хорошего это никому не принесло.
– Я прав в отношении тебя и Роберта? – продолжал настаивать на своем Эдуард. – Вся эта история – сплошной обман. Вот он и уехал в деревню, чтобы тебе было легче расторгнуть помолвку.
Белла понятия не имела о том, что Роберт уехал из Лондона. Вот почему он так торопился прошлым вечером!
– У него свои причины, – сказала она. – А почему тебя это так интересует?
– Белла, я должен знать. Ты свободна сделать новый выбор.
Она делано засмеялась.
– Трое отпали, остался один. Отпали Джеймс, Луи и Роберт, остаешься ты. Полагаю, что мисс Меллиш от тебя отказалась и теперь ты стал подходящим женихом. – Белла ждала, что он будет ей возражать, но он этого не сделал, и она добавила: – Ой, нет, Эдуард, я не такая расчетливая, как ты только что изволил заметить. Я отвергаю вас всех. – Она вскочила в седло. – Если ты не возражаешь, то я хотела бы вернуться домой.
Он последовал за ней в тяжком молчании. У дверей материнского дома спрыгнул с коня и помог ей спешиться. Она натянуто поблагодарила его и пошла к двери, уже открытой дворецким. Эдуард не пошел за ней. Белла медленно поднялась к себе в комнату и бросилась на кровать.
Где Роберт? У нее душа разрывалась. Неужели он на самом деле уехал, чтобы дать ей возможность расторгнуть помолвку? Как он мог так поступить? И слова ей не сказал. Но ведь именно это она велела ему сделать! Так что причин для недовольства у нее не должно быть.
Последовавшие три недели Белла ездила с Генриеттой кататься в карете, наносила визиты, посещала магазины, библиотеку, музыкальные вечера, а Роберт все не появлялся.
– Привезли ваше бальное платье, – сообщила Дейзи, когда Белла поднялась к себе, чтобы переодеться для вечера в Альмаксе. – Такое красивое. – Дейзи вынула платье из коробки и протянула Белле. Платье, сшитое из тончайшего газа голубовато-зеленого цвета, переливалось в руках Дейзи. Лиф украшали крохотные шелковые цветочки и ленточки из зеленого бархата. – Ой, мисс Белла, давайте посмотрим, как оно на вас сидит! – воскликнула Дейзи.
Несмотря на свои невеселые мысли, Белла не удержалась и надела его. На платье ушел не один ярд материи, но она была настолько тонкой, что, подобно легкой морской волне, облегала стройную фигурку Беллы, обрисовывая каждый изгиб и свободно кружась вокруг лодыжек. Дейзи глубоко вздохнула.
– Вы такая красивая, мисс Белла. Все молодые джентльмены будут вас добиваться.
Но Белла вовсе этого не желала. Она устала от «борьбы», от напряжения и дурацких слухов, от этого так называемого веселья. Она сняла платье и сказала Дейзи:
– Убери его. Бал будет еще только через неделю.
– А что вы сегодня наденете? – спросила Дейзи.
– Да что угодно. Голубое шелковое платье.
– Но оно такое простое…
– Я же сказала – голубое шелковое, – оборвала горничную Белла и тут же пожалела об этом. – Прости, Дейзи, я не хотела срываться на тебе. Пожалуйста, прости меня.
– Не беспокойтесь, мисс. Разве я не понимаю, что вы скучаете по капитану Хантли? – Она сочувственно взглянула на Беллу, отчего та снова едва не взвилась. Но ей удалось совладать с собой. Дейзи помогла ей надеть платье и застегнуть маленькие пуговички на спине, после этого причесала ее, а Белла сунула ноги в атласные туфельки и накинула поверх платья короткую мантилью. Взяв веер, она спустилась вниз, полная решимости не показывать больше своей обиды.
– Это просто безобразие, – сказала Генриетта, когда они ехали в ландо. – Мне стоило неимоверных усилий достать для нас билеты. Держу пари, Роберт уехал в деревню с Джорджем Фулбрайтом. Мне ужасно стыдно за него и за то, как он к вам относится.
– Это не имеет никакого значения, кузина Генриетта. Он не обещал нас сопровождать. Если вы помните, он не хотел ехать в Альмакс.
– Вы, наверное, опять поссорились.
– Нет, дело не в этом… – Белла прикусила язык. Если она сейчас признается, то ее отошлют домой, – а как же тогда их любовь? Она хотела найти возможность извиниться перед Робертом, сказать ему о своей любви, даже если он ее не разделяет. Она должна это сделать до того, как ее прогонят.
– Так в чем же дело?
– Возможно, он уехал, чтобы дать слухам утихнуть.
– Мне кажется, было бы лучше оставаться около вас и доказать тем самым, что все ошибаются.
У Генриетты было собственное мнение о том, что происходит с молодой парой, но, пока ни один из них ей не доверился, она решила не вмешиваться. Правда, ей очень хотелось дать им по оплеухе, и ее заблудшему сыну этого не избежать – пусть только вернется из своих скитаний.
Как и предсказывал Роберт, Альмакс разочаровал Беллу. Все было чопорно и официально. Молодые люди, пришедшие туда, явно сделали это лишь по настоянию старших. Беллу приглашали танцевать, в том числе и Питер Коллисон, который возобновил разговор о ее визите к нему с тем, чтобы полюбоваться на статую.
Белле не хватало Роберта. Ей казалось, что на нее все глазеют и обсуждают наследство, которое камнем висело у нее на шее.
Лучше ей не стало, когда прибыли Эдуард с Шарлоттой и ее матерью. Они подошли поздороваться с миссис Хантли, и поэтому Генриетте пришлось представить Беллу леди Меллиш.
– Я жду вас на балу Шарлотты на следующей неделе, – сказала она, разглядывая Беллу сквозь лорнет. – Бал обещает стать примечательным событием сезона.
– Мы с нетерпением ждем этого, – ответила Генриетта.
– Капитан Хантли вернется ко дню бала?
– Да, конечно, – сказала Генриетта. – Он уехал по делам, но я знаю, что он постарается быть на бале.
Леди Меллиш улыбнулась, слегка поклонилась и поплыла дальше.
Белла видела, как Эдуард и Шарлотта беседовали с окружающими и даже дважды вместе станцевали, но между собой почти не говорили и уехали рано.
– Без Роберта все совсем не так, как хотелось, – сказала Генриетта, и Белла в душе с ней согласилась.
Она приказала себе выбросить из головы все мысли о нем, чтобы быть в состоянии закончить роман. А это оказалось не так-то просто, поскольку в законах о наследстве существовали сложности. Джулиана, узнав о том, что она незаконнорожденная, должна будет осознать, что она – пария в обществе и не может выйти замуж за любимого человека. Ей придется отказаться от него и самой пробивать себе путь в жизни. Пойдет ли он на это, если сказать ему правду? И как закончить роман? Белла не любила несчастливых концов, но данный случай был созвучен ее настроению, и последнюю страницу она поливала слезами. Это произошло спустя три недели после музыкального вечера.
Белле пришлось признаться в том, что она пишет роман, Генриетте, которая испугалась, что ее подопечная серьезно заболела, поскольку проводит слишком много времени одна у себя в комнате. Но Белла не сказала ей, что надеется напечатать роман. Ей казалось, что если она об этом скажет, то неумолимая судьба разрушит ее надежды. Генриетта не стала задавать вопросов. Если для девочки это способ преодолеть уныние, то почему ей не написать роман? Возможно, это занятие поможет Белле понять, в чем заключено ее счастье.
Как только роман был закончен и проверен, Белла запечатала рукопись и отправила Дэнни отнести ее мистеру Нортону. Она чувствовала опустошенность и усталость, словно перенесла тяжелую болезнь, но в то же время и некоторую радость. Даже если мистер Нортон скажет, что это никуда не годится, то, что она все же закончила роман, является достижением. Белла отправилась вместе с Генриеттой с визитом к леди Коллисон и лицезрела удивительную фигуру Бахуса, что, как ни странно, доставило ей удовольствие.
Роберт провел три недели, слушая выступления Джозефа Мостина в его поездках по центральным графствам Англии. После этого вернулся на юг. Мостин был сильным оратором, но этого недостаточно, чтобы заставить правительство или землевладельцев изменить отношение к требованиям наемных работников. Роберт догадывался, что Мостину это тоже известно. В воздухе витало недовольство, которое было чревато вспышками насилия. Эти настроения людей отвечали и его собственному состоянию: Роберт был зол и беспомощен.
Он затеял самую азартную в своей жизни игру, когда уехал из Лондона. Эдуард думает, что он освободил ему путь. В какой-то мере это так. Но Белла не раз повторяла, что не выйдет замуж ни за одного из них, и Роберт рассчитывал, что брата она тоже отвергнет. Он не мог объясниться ей в любви, рассказать о своих планах, попросить разделить с ним его жизнь до тех пор, пока она окончательно и бесповоротно не выбросит Эдуарда из головы. Они должны начать заново без груза старых ошибок.
Роберт приехал в Лондон очень уставшим и с ссадинами, натертыми седлом. Оставив коня на ближайшей конюшне, он с седельной сумкой в руке направился в свою квартиру, собираясь переодеться и сразу же идти на Холлес-стрит. Но потом он передумал. Было уже поздно, и мать, скорее всего, уехала куда-нибудь вместе с Беллой, а ему необходимо хорошенько выспаться, если он намерен произвести нужное впечатление. И еще он хочет твердо знать, что Белла не приняла предложения Эдуарда. Утром он поедет в Бландингз-Хаус, а потом уже – на Холлес-стрит.
У дверей его встретил Адам.
– Рад видеть вас дома, капитан, – сказал он, взяв из рук Роберта сумку. – Вам необходимо поесть и что-нибудь выпить.
– И помыться. Пожалуйста, принеси горячей воды. Есть сообщения?
– Несколько записок от миссис Хантли, сэр. Она хочет знать, где вы. Заходил сэр Эдуард, но он не оставил записки – сказал, что дело терпит. А вот мистер Нортон велел вам передать, что вы ему очень нужны.
– Он сказал зачем?
– Нет, сэр. Сказал только, что почти все вечера проводит в Уайтсе.
– В таком случае ужин мне не подавай. Я поем в клубе. Приготовь бордовый фрак, серые брюки, свежую рубашку и галстук.
Спустя час Роберт приближался к клубу, недоумевая, что понадобилось от него Дезмонду. Он быстро поднялся по ступеням и сразу пошел в комнату для игры в карты, где ожидал встретить друга. Его радушно приветствовали знакомые, но Дезмонда среди них не было.
– Кто-нибудь видел Нортона? – спросил Роберт.
– Полагаю, он в библиотеке, – откликнулся один из игроков.
Дезмонд сидел в глубоком кресле с подголовником, держа в одной руке бокал с бренди. У него на коленях лежала раскрытая рукопись, которую он читал при свете масляной лампы, стоящей рядом на столике. В комнате никого больше не было. Он поднял голову, когда тень Роберта упала на рукопись.
– О, Роб, вот и ты.
– Как видишь. – Роберт не стал звать лакея, а сам налил себе рюмку коньяку, взяв бутылку с буфета. Сев в кресло напротив Дезмонда, он спросил: – Что стряслось? Ты сказал моему камердинеру, что дело срочное.
– Да. Я чертовски озабочен. – Дезмонд явно был в замешательстве. – Это касается мисс Хантли.
– Беллы? – Роберт подался вперед. – Что с ней? Выкладывай.
– До тебя дошли слухи?
– Ты имеешь в виду наследство и то, что я искатель богатых невест? На это не стоит обращать внимания. Я так и сказал Белле. – Роберт помолчал, а потом спросил: – Надеюсь, ты обо мне так не думаешь?
– Мне такое и в голову не могло прийти, – ответил Дезмонд. – Но я не об этом. Ты знаешь, что говорят помимо того, что граф тронулся?
– Нет.
– Что Белла вовсе не внучка его, а дочь… дитя любви, и он пытается всучить ее тому из внучатых племянников, который достаточно жаден, чтобы не придавать этому значения.
Роберта охватили ужас и ярость.
– Какая наглая ложь! Я вызову на дуэль любого, кто осмелится повторить это мне.
– Ты уверен, что это неправда?
– Конечно, неправда. Я знаю Беллу с младенчества.
– Не совсем так. Я спрашивал у твоего брата, и он мне сказал, что в первый раз вы приехали в Уэстмер на похороны графини, а Белле тогда было около двух лет.
– Ты говорил об этом с моим братом?
– Да. А почему я не мог спросить его? Тебя нигде не было. Какая разница?
– Никакой. Мы оба знаем Беллу всю ее жизнь – она выросла в Уэстмере. Неужели ты думаешь, что графиня отнеслась бы сочувственно к подобному вопиющему поведению? Да эти болтуны просто ненормальные.
– Но зачем им говорить такое, если в этом нет ни крупицы истины?
– Не знаю. Ах нет, знаю. Все это исходит от Луи. Робер не может заставить своих адвокатов доказать, что граф сошел с ума, и поэтому придумал новый способ, чтобы оклеветать его и лишить Беллу наследства. – Роберт проглотил остатки коньяка и встал. – Я заставлю его взять свои слова обратно. Если он этого не сделает, живого места на нем не оставлю.
– Сядь, Роб. Я еще не закончил.
– Что еще? – Роберт опустился в кресло.
– Я же сказал, что я в замешательстве.
– Ты так сказал, но это ведь не твои трудности.
– Не мои. Но как мне быть вот с этим? – Он похлопал по рукописи у себя на коленях. – Это – роман мисс Хантли. Она мне его прислала. Она тебе говорила, о чем он?
– Нет, просто сказала, что это роман. Я решил, что наподобие тех, что пишет мисс Остен.
Дезмонд криво усмехнулся.
– Не совсем. Не думаю, что мисс Остен стала бы столь открыто писать о незаконнорожденности, а если бы и стала, то уж точно не сделала бы свою героиню побочным ребенком.
– Белла это написала? – изумился Роберт. Ну и ну! Ему еще предстоит познакомиться с тайнами мисс Изабеллы Хантли.
– Да, написала. И сделала это чрезвычайно умело. Книга, несомненно, будет иметь огромный успех.
– Ты собираешься ее напечатать?
– Если бы я был беспринципен, то безусловно напечатал бы. И я, и она обогатились бы. Но я не способен на это. У меня такое впечатление, что она знает об этих слухах и намеренно их подтверждает.
– Не могу этому поверить.
– Прочитай сам. – Дезмонд сложил страницы, завязал рукопись ленточкой и передал Роберту. – Потом скажешь, что мне делать.
Придя домой, Роберт отослал Адама, запер дверь в спальню и уселся читать. Забрезжил рассвет, а он все еще читал. Дезмонд оказался прав – все могло произойти именно так. Верила ли сама Белла в это? Ох, бедняжка моя ненаглядная, пробормотал он, перевернув последнюю страницу. Он должен пойти к ней и сказать, что он уверен: в сплетнях нет ни доли правды. А даже если бы и были, то ему все равно. Он любит ее такой, какая она есть, без всякого наследства. Он должен заставить ее поверить ему. А как поступить с Луи?
Сразу же после завтрака Роберт направился в Бландингз-Хаус, чтобы поговорить с Эдуардом. Брат был один в столовой – пил кофе с гренками. Он сделал знак Роберту сесть и велел лакею поставить еще прибор.
– Мне не надо, – отказался Роберт. – Я уже позавтракал.
– Где ты был последние недели?
– Ездил по окрестностям. Ты намекнул мне, чтобы я удалился, и я, как дурак, выполнил твою просьбу. Вчера вечером я увиделся с Дезмондом Нортоном…
– Значит, тебе известно об этой книге? – Да.
– Наследство Уэстмера предстает совсем в другом свете, как ты считаешь? Если Белла дитя любви старика…
– Господи! Ты этому веришь? Это же непристойно.
– Роберт, подумай хорошенько. Белле было два или три года, когда мы впервые ее увидели. Так называемый отец не испытывал к ней ни малейшей привязанности. Это неудивительно, если она не его дочь, а внебрачный ребенок его отца. И как только старику удалось уговорить сына притвориться, что Белла – его дочь?! Наверное, чтобы облегчить горе графини.
Роберт не верил своим ушам. Его родной брат согласился с этим вымыслом? Это чудовищно.
– Я этому не верю. В книге все придумано.
– Да? Тогда откуда же появились слухи? Сами по себе они не могли возникнуть.
– Их распустил Луи, чтобы опорочить графа и повысить свои шансы на получение наследства.
Эдуард рассмеялся.
– Не все ли равно? Секрет старика выплыл наружу, а Белла его подтвердила. Она, должно быть, сама душевно больна, если такое написала. Кому она теперь нужна?
Роберт был вне себя от негодования.
– Я думал, ты ее любишь. Ты намекнул, что у меня нет никакой перспективы, и я уехал. Я правильно понял – ты не сделал ей предложения?
– Почти что сделал, но теперь в этом нет необходимости, как видишь.
Роберт вскочил на ноги, опрокинув кресло.
– Никогда не думал, что настанет день, когда я откажусь признавать тебя братом. Так вот сейчас я отказываюсь от тебя. Если не хочешь, чтобы я призвал тебя к ответу, лучше не попадайся на моем пути.
Эдуард захохотал.
– Роберт, не устраивай мелодраму. – Но не успел он договорить, как Роберт ушел, громко хлопнув дверью.
Роберт кинулся к Дезмонду и нашел его в издательстве за огромным письменным столом, заваленным бумагами и рукописями.
– Боже мой, Роб, ты так выглядишь, словно тебя вот-вот хватит удар, – сказал Дезмонд. Он встал из-за стола и налил другу стакан вина. – Присядь-ка.
Роберт никак не мог перевести дух, так как почти всю дорогу бежал. Он повалился в кресло, залпом выпил вино и протянул стакан Дезмонду, тот налил ему еще.
– Судя по твоему состоянию, рукопись ты прочитал.
– Да. Дезмонд, ты не должен ее печатать. Это убьет Беллу.
– Но тогда почему она это написала?
– Это художественное произведение. Не думаю, что она связала повествование с собственными жизненными обстоятельствами. Готов поклясться чем угодно.
– Тогда зачем тебе пресекать это? Роман можно опубликовать анонимно.
– После всех слухов люди догадаются, кого представляют собой персонажи.
– Жаль. Роман многообещающий. Что я ей скажу?
– Предложи ей написать что-нибудь другое.
– А если она отошлет его еще какому-нибудь издателю, который не будет таким щепетильным?
– Разве есть копия рукописи?
– Сомневаюсь. У нее просто не было времени сделать копию. Но я должен вернуть ей оригинал.
– Скажи, что он потерян… или украден. – Роберт криво усмехнулся. – Это будет правдой, так как я не намерен тебе его возвращать.
– Ужасно жаль. – Дезмонд вздохнул.
– Сделай это для меня, дружище. – Роберт встал и протянул Дезмонду руку. – Я тебе очень благодарен.
Домой Роберт вернулся вконец измученный, так как не прилег всю предыдущую ночь, а до этого ночевал в отвратительном трактире и тоже не сомкнул глаз. Ему необходимо немного поспать, прежде чем увидеться с Беллой.
Его разбудил Адам, который наливал горячую воду в ванну, стоящую у камина.
– Простите, что разбудил вас, капитан, но иначе вы проспали бы всю ночь.
Роберт сел и запустил руку в волосы.
– Который час?
– Восемь. И вам не мешает поесть поплотнее до ухода. У Меллишей подадут, небось, одни сладости, которыми даже котенок не наестся.
Бал! Он совершенно забыл о нем. А там будут мама с Беллой, Эдуард с Шарлоттой и, разумеется, Луи, не говоря уже о великосветских острословах. Он громко выругался. Идти на Холлес-стрит было поздно. Они заняты приготовлениями к отъезду, и его визит их не обрадует. Придется ехать на этот проклятый бал и постараться выглядеть самоуверенным. Белле необходима его поддержка. Кто еще ее защитит? Он вылез из постели, скинул белье и уселся в ванну.


Белла была уверена, что бал не доставит ей радости. Все будут судачить о ней, о наследстве Уэстмера и о том, как Роберт сделал ей предложение, чтобы заполучить это наследство, а затем смалодушничал и удрал. Миссис Хантли была уверена, что он появится.
– И я не собираюсь давать еще большую пищу слухам и оставаться дома, – заявила она Белле, когда та предложила не ехать на бал.
Белла медленно и рассеянно одевалась, не придавая значения тому, как она выглядит. Накинув на плечи шелковый плащ, она спустилась вниз, где ее уже ждала Генриетта.
– Наконец-то! Чем вы занимались, дитя мое?
– На подоле платья обнаружилась дырка, и Дейзи ее зачинила.
– Как это могло произойти? Ах, да ладно, поедем. У Меллиш-Хауса будет длинная очередь из карет, и мы можем попасть туда только к ужину.
Предположения Генриетты почти оправдались – они остановились на большом расстоянии от дома, а перед ними медленно двигалась вереница карет. Как ни странно, но минут через пятнадцать Генриетта и Белла оказались перед раскрытым, залитым светом парадным входом и поднялись по лестнице. Лорд и леди Меллиш вместе с Шарлоттой приветствовали гостей. Белла сделала низкий реверанс, а Генриетта спросила у Шарлотты, одетой в розовое шелковое платье, приехал ли Эдуард.
– Да, он рано приехал, чтобы убедиться, все ли в порядке. Он – надежная опора. – При этом Шарлотта окинула Беллу пронзительным взглядом, но у Беллы хватило гордости оставаться спокойной. – Роберта, конечно, нет.
– Роберт занят важными семейными делами, – сухо ответила Генриетта. – Если он сможет, то приедет. – И Генриетта направилась в бальную залу.
Огромных размеров комната уже была переполнена гостями. Беллу ошеломили шум, обилие света и ярких нарядов. Среди всех выделялся Луи в зеленом фраке, бледно-желтых атласных панталонах и белых чулках. Кружевные рюши рубашки закрывали кисти рук, а завязанный вычурным узлом галстук украшала сверкающая бриллиантовая булавка. Он был с Китти О’Донован, что очень удивило Беллу, учитывая презрительное отношение Шарлотты к этой даме. Рядом с ними она увидела Колетт с матерью, которая не отводила от носа лорнета.
Генриетта тоже их увидела и не могла с ними не поздороваться. Затем она, увлекая за собой Беллу, направилась к мистеру и миссис Фулбрайт.
– Мисс Хантли, я буду польщен, если вы потанцуете со мной.
Перед Беллой стоял Питер Коллисон, кланяясь и протягивая ей руку. Она положила ладонь ему на локоть, и они заняли места среди танцующих контрданс.
После этого Беллу приглашали бесперебойно. При других обстоятельствах она была бы в восторге от восхищенных взглядов и комплиментов. Но ее глаза искали Роберта. Если бы она не была ему безразлична, он не отсутствовал бы сегодня на балу. Белла поставила на карту все и проиграла.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Наследство Уэстмера - Николс Мэри



Неплохой роман, осталось приятное ощущение в душе.
Наследство Уэстмера - Николс МэриТаня
12.02.2014, 12.41





Roman ne ochen. Pustie opisanija, ne interesnie dialogi, nikakih emotsij. Ne sovetuju, esli u vas est chto nibud bolee zahvatueshee pochitat. 5/10
Наследство Уэстмера - Николс МэриZzaeella
20.03.2014, 15.26





не самый плохой,но и не очень увлекательный роман. Скучновато, но есть очень милые,даже романтичные моменты...
Наследство Уэстмера - Николс МэриItis
31.07.2014, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100