Читать онлайн Наследство Уэстмера, автора - Николс Мэри, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николс Мэри

Наследство Уэстмера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестая

Следующее утро было посвящено покупкам. Это занятие доставило бы Белле намного больше удовольствия, если бы она не переживала из-за высоких цен. А нужно так много всего купить! По словам Генриетты, даже самый скромный дневной гардероб должен состоять из нескольких нарядов для визитов, двух или трех – для поездок в карете и по крайней мере еще одной амазонки, помимо уже имеющейся у Беллы.
Предполагались вечерние приемы, посещения оперы и театра, где их будут лицезреть представители высшего общества, и просто немыслимо появиться в одном платье дважды. И у нее должно быть не менее двух бальных платьев, а если им повезет и их пригласят еще, то, соответственно, увеличивается и количество нарядов. Также необходимы домашнее платье, белье, аксессуары, обувь и головные уборы.
Пятьсот фунтов, которые целый год кормили и одевали бы всю деревню Уэстмер, растаяли задолго до того, как были сделаны все эти покупки. Беллу мучило чувство вины, возросшее еще и оттого, что она получила их от графа в результате обмана.
Он всегда отличался бережливостью и ее приучил к тому же.
Белла была вынуждена признаться Генриетте, что у нее кончились деньги.
– Как это похоже на мужчин! – воскликнула та. – Они не имеют ни малейшего представления, сколько требуется, чтобы вывести в свет молодую леди.
Они шли к карете. Руки едва удерживали множество свертков, а на следующий день должны были доставить остальные покупки. Два платья еще находились у портнихи, и Белла сожалела о том, что позволила уговорить себя накупить так много вещей.
– Я вполне обошлась бы тем, что мы уже купили, кузина Генриетта.
– Глупости! – Генриетта передала свои свертки кучеру, который, увидев их, распахнул дверцу кареты. – Домой, Уолтер, – приказала она. Свертки уложили на сиденье, Уолтер захлопнул дверцу и уселся на козлы. – Никаких «обошлась бы», – сказала Генриетта, как только они отъехали от магазинов. – Дебют в свете происходит один раз и должен стать радостным событием. Нельзя чувствовать себя несчастной из-за того, что у вас нет необходимых вещей. Граф такой же, как мой отец: он покорно за все заплатит, когда я напишу ему и сообщу о том, какие высокие нынче цены. И я намерена дать бал в конце сезона, на котором мы объявим о вашей с Робертом помолвке.
Белла пришла в ужас:
– Ой, нет! Вы не должны этого делать! Удивленная Генриетта повернулась к Белле.
– Почему?
– Мне не хочется никакой суеты и хлопот. Я уверена, что Роберт тоже этого не хочет.
– Но почему ему этого не хотеть?
Белла смутилась и замолчала, не зная, что сказать.
– Все будут на меня смотреть и строить домыслы о… о…
– А, вы имеете в виду решение графа. Сомневаюсь, что всем об этом известно, но даже если так, то к концу сезона это забудется. А если не забудется, то, когда люди увидят, как вы замечательно подходите друг другу, будет ясно, что дело не в наследстве.
– Надеюсь, что так и произойдет, – ответила Белла, спрашивая себя, как отговорить Генриетту. – Мне совсем не хочется, чтобы к Роберту стали плохо относиться.
– Моя дорогая, не стоит придавать этому слишком большое значение. Я не представляю себе, чтобы его светлость нарушил майорат. Эдуард абсолютно уверен в том, что он этого не сделал. И Роберт того же мнения. Помимо всего прочего, я очень хочу дать бал, а поскольку своей дочки у меня нет, то вы должны мне уступить.
Что на это скажешь? Что бы Белла ни сказала, обман выплывет наружу. Прежде надо поговорить с Робертом. Если признаваться, то вместе, так как Белле не хотелось, чтобы вся вина пала на него одного. Как только они останутся наедине, она настоит на том, чтобы они признались Генриетте. Надо это сделать, когда они поедут кататься верхом.
Он пришел ровно в два часа. Белла уже поджидала его, прохаживаясь по вестибюлю в новой амазонке из темно-синей тафты, жакет которой украшала застежка в два ряда из серебряных петель. Белла была такой красивой, что у него перехватило дыхание, и он молча и восхищенно смотрел на нее. Затем, опомнившись, улыбнулся и поклонился. – Ты выглядишь очаровательно, Белла.
Она сделала реверанс.
– Вы очень добры, сэр.
– День для поездки просто превосходный. Дождь наконец кончился, и светит солнце. Нельсону не терпится показать Дымке свою ретивость.
– Тогда поедем. – Белла надела шляпу с плюмажем и натянула перчатки.
Она держалась очень чопорно и скованно и совсем не походила на ту Беллу, которую он хорошо знал. У нее что-то на уме, предположил он. Что ж, скоро он это узнает.
Спустя пять минут они уже ехали по Оксфорд-стрит к Гайд-парку. Из-за оживленного движения они не могли ехать рядом и разговаривать, а когда свернули к входу в парк, то Белла, ждавшая возможности побеседовать с Робертом, поняла, что и здесь это не удастся: огромное количество карет и наездников заполонило проезжую часть парка и аллею для верховой езды. Когда же они наконец выбрались на свободное пространство, Белле хотелось только одного – скакать и чтобы ветер бил ей в лицо. Поэтому она пришпорила лошадь и, не глядя на Роберта, понеслась вперед. Он последовал за ней, и они, свернув с аллеи, со смехом понеслись галопом рядом по лужайке.
Белла была в восторге, ей хотелось еще скакать, но, поскольку Дымку не выгуливали несколько дней, она побоялась утомить свою лошадку. Белла остановилась и, не дожидаясь помощи Роберта, спрыгнула на землю.
– Господи, Белла, а ты, оказывается, отличная наездница, – сказал он и тоже спешился. Ведя лошадей, они направились к рощице.
– В Уэстмере большие просторы, а я обожаю скакать галопом.
– И на псовую охоту ездишь?
– Иногда. Дедушка раньше ездил, но его начала мучить подагра, а одну он меня не отпускает, так что теперь я редко езжу.
– Неудивительно, что он беспокоится, если ты всегда так скачешь.
– Как?
– Словно за тобой гонится бес и ты решила его обскакать. – Он засмеялся. – Может, ты считаешь, что я тоже бес с рогами и хвостом?
– Нет. Разумеется, я так не считаю. – Она остановилась под дубом, чтобы Дымка пощипала траву. – Роберт, я должна с тобой поговорить.
Он усмехнулся.
– Ты уже со мной говоришь.
– Я хочу поговорить серьезно.
– Тогда давай сядем. – Он набросил поводья лошади на сук, снял сюртук и расстелил его под деревом. Затем сел на него и похлопал ладонью около себя: – Садись.
Белла послушно села. Как же он близко от нее сидит! Они почти касаются друг друга. Она разрывалась между желанием положить голову ему на плечо, как тогда в Истмере, и необходимостью соблюсти приличия и отодвинуться подальше. Она не сделала ни того, ни другого, а напряженно выпрямилась и стала смотреть вперед, чувствуя на себе его внимательный взгляд.
– Итак, что же такого я сделал, чтобы заслужить твое недовольство?
– Разве я это сказала?
– Нет, но я знаю этот твой суровый взгляд. Для будущего мужа я был недостаточно внимателен?
– Совсем наоборот.
– Тогда в чем же дело?
– Дело в твоей маме. Мне претит ее обманывать. Я к ней очень привязалась.
– И она к тебе. Она сказала, что самое лучшее, что я сделал в жизни, – это предложил тебе выйти за меня замуж.
– Этого еще не хватало! – воскликнула Белла и повернулась к нему лицом. От его пристального взгляда она почувствовала себя очень неловко. – Роберт, она собирается дать бал в конце сезона и объявить о нашей помолвке.
– Черт возьми!
– Я считаю, что мы с тобой должны поссориться и разорвать помолвку, прежде чем совсем запутаемся.
– А какая причина ссоры? – резонно спросил он.
– Что угодно… это не имеет значения. Главное – чтобы она поняла: мы друг другу не подходим.
– Это должно быть что-то серьезное, а иначе она пригрозит дать нам по подзатыльнику и заставит нас поцеловаться и помириться.
– Мы могли бы сказать ей правду.
– Нет, – твердо заявил он. – Еще не время. Тогда тебе придется вернуться в Уэстмер. Его светлость разозлится, мама обидится, а мы с тобой ничего не добьемся. Ты же видишь, как она рада, что ты здесь.
– Но чем дольше это продолжается, тем труднее закончить. Твоя репутация…
– Позволь мне самому позаботиться о своей репутации, – заявил он. – Вот что я тебе скажу: мы устроим грандиозную ссору на балу у Меллишей. Идет? – Он явно дразнил ее.
– Твоя бедная мама упадет в обморок. К тому же я не хочу выглядеть дурой.
– Ну давай поссоримся вполголоса.
– Я же сказала, что хочу поговорить с тобой серьезно, – рассердилась Белла. – А ты все превращаешь в шутку. Не понимаю, как я могла согласиться на этот розыгрыш.
– Согласиться? Да ты сама все придумала. Ты упрашивала меня…
– Ничего подобного. Я никогда не упрашиваю. Мне просто пришла в голову эта мысль. Я и не думала, что ее можно воспринять серьезно.
– Не рассказывай мне сказки.
– Да это ты сам сказал Луи, что мы…
– Значит, тебе было бы лучше выйти за Луи?
– Нет. Не искажай мои слова. Это ты настоял на том, чтобы мы скрывали правду от твоей мамы. Я этого не хотела, и ты это знаешь.
– Видишь ли, – спокойно сказал Роберт, – мы с тобой сейчас замечательно ссоримся, но нас никто не слышит. И нет мамы, которая заставила бы нас поцеловаться. Как жаль. – Он вдруг улыбнулся. – Подумай только – это ведь было бы очень приятно. Давай попробуем.
– Что попробуем?
– Поцелуемся и помиримся. – Он взял в ладонь ее подбородок и повернул лицо Беллы к себе. – Я намерен попробовать это сейчас.
Она сидела словно зачарованная, глядя на него во все глаза и чуть-чуть приоткрыв губы. Роберт нагнул голову и поцеловал ее. От прикосновения его теплого, влажного рта у Беллы внутри все перевернулось, а он осторожно водил языком по ее губам, отчего у нее по телу пробежала дрожь. Она прильнула к нему, забыв обо всем на свете.
Прошло несколько секунд, прежде чем Белла справилась со своими чувствами и оттолкнула его. Как он мог? Такими поцелуями обмениваются с возлюбленной, а он ясно дал понять, что не любит ее. И она его не любит. Не любит!
Роберт поднял голову и с улыбкой сказал:
– Вот это да, моя маленькая недотрога! А я-то думал, что ты наивное дитя…
– Я тебя презираю!
– Значит, ссориться, а потом мириться тебе не по душе?
– Нет.
– В таком случае мы зашли в тупик.
– Ты насмехаешься надо мной, а это неприлично.
Он провел пальцем по краешкам ее вспухших от поцелуя губ.
– Бедняжка Белла, прости меня. Обещаю, это больше не повторится.
– Совершенно верно, так как «маскарад» должен закончиться, и чем скорее, тем лучше.
– Ну нет, мы подождем, – уже без смеха сказал он. – Судьба имеет обыкновение неожиданно привести все к счастливому концу. Пока что мы продолжим вести себя так, как договорились. – Он улыбнулся. – Не бойся: я не больше, чем ты, желаю связать себя браком без любви.
– Хорошо. – Она встала и схватила Дымку за уздечку. – Но я буду весьма обязана, если ты в будущем найдешь неотложные дела, которые не дадут тебе возможности часто видеться со мной.
– Как же я могу это сделать? Мама предполагает, что я буду сопровождать вас.
– Вот поэтому-то и нужно ей все рассказать.
– Нет. Еще не время.
– Когда же это время наступит? Чем дольше мы ее обманываем, тем хуже.
– Это твоя выдумка. Я с самого начала сказал, что тебе придется смириться с ее последствиями. Одна из тягот этого положения – мое общество. По крайней мере до конца сезона.
Он встал, встряхнул сюртук и надел его. Затем протянул ей сложенные ладони, чтобы помочь сесть в седло, но она была настолько рассержена, что вскочила в седло без его помощи и направила Дымку обратно к воротам.
Белла сама не знала, почему она так разозлилась – Роберт ведь не виноват. Поцелуй открыл ей глаза на то, о чем она до сих пор лишь читала в книгах: о физическом влечении между мужчиной и женщиной. Но ведь это не может быть любовью? Любовь что-то большее: привязанность, взаимное уважение и честность. Она мрачно улыбнулась. Роберт был честен. Он сказал, что не желает связывать себя браком без любви, и у нее не оставалось сомнений в его искренности.
Роберт догнал ее, и они поехали рядом, присоединившись к кавалькаде наездников. Говорить было не о чем, и остальной путь они проделали молча. Около дома Роберт помог Белле спешиться и отправил ее лошадь на конюшню. Своего жеребца он привязал к столбу у дверей, так как собирался лишь поздороваться с матерью и удалиться. Но улизнуть ему не удалось. Мать настояла на том, чтобы он попил с ними чаю.
– Завтра доставят новую карету, – сказала она. – Я бы хотела, чтобы ты был здесь, за всем проследил и проверил, как впрягут лошадей.
– Мама, разве Уолтер не может это сделать? У меня дела. Я обещал быть у Джорджа Фулбрайта. Мы собирались уехать из города на несколько дней.
– Джордж Фулбрайт? Господи, как ты можешь говорить о том, что уезжаешь с этим шалопаем, когда Белла только что приехала? Не понимаю.
– Мама, Джордж не шалопай, он – верный друг и соратник. А его мама, как я считал, твоя задушевная приятельница.
– Обо мне не беспокойтесь. – Белла чувствова-ла себя так же неуютно, как и Роберт. – Я не хочу лишать Роберта общества его друзей. Пусть поступает по своему усмотрению.
Генриетта перевела взгляд с Роберта на Беллу.
– Белла, вы здоровы?
– Совершенно здорова, кузина Генриетта.
– Значит, вы поссорились. Роберт, мне стыдно за тебя. Завтра ты придешь и будешь вести себя прилично. А на вечер я пригласила знакомых, чтобы представить им Беллу, и настаиваю на том, чтобы ты был.
– Хорошо, мама. – Он с улыбкой повернулся к Белле. – Поцелуемся и помиримся, да, дорогая?
О, как же она его ненавидела! И если бы это не огорчило его маму, то она так и заявила бы ему. Белла протянула руку, давая понять, что прощается с ним, но он поднес ее пальцы к губам и заглянул ей в глаза.
– До завтра, любимая, – произнес он тоном влюбленного жениха. – Мы отправимся на прогулку в новой карете и с новыми лошадьми всем на зависть, и я обещаю вести себя хорошо.
Когда он ушел, Генриетта вздохнула.
– Он раньше не был невоспитанным, – сказала она. – Все дело в армии. Его огрубили война и мужская компания. Но он хороший мальчик, и вы скоро его укротите.
В этом Белла сомневалась. Ему совсем не хочется, чтобы его укрощали, подумала она. В воображении она часто рисовала себе любовные картинки, почерпнутые из книг: вот стоящий перед ней на коленях красивый джентльмен целует ее, признается в любви и умоляет выйти за него замуж, а она кокетливо отвечает, что они должны подождать. Она представляла себе поцелуй незнакомого кавалера: он целомудренно коснется ее рта плотно сжатыми губами. Но Роберт целовал ее совсем по-другому. До сих пор это были сплошные фантазии, а вот губы Роберта на ее губах – это реальность. Даже закрыв глаза, она ощущала его губы. А тело ныло… от желания. Догадался ли он об этом?..
Белле ничего не оставалось, как выслушивать планы Генриетты о том, как они будут проводить время. Роберт постоянно присутствовал в этих планах, и Белла наконец не выдержала:
– Кузина Генриетта, предполагается, что наша помолвка – секрет, но если нас слишком часто будут видеть вместе, то начнутся сплетни.
– Какое это имеет значение?
– Для Роберта имеет, он не хочет, чтобы его считали охотником за наследством.
– Какая ерунда! Вы гостите у меня, а Роберт – мой сын. Что может быть более естественным для него, как не сопровождать нас? Но если хотите, то я познакомлю вас с другими молодыми людьми, а уж он пусть постарается, чтобы вы не предпочли кого-нибудь из них ему.
– Уверена, что ему это понравится, – ответила Белла и поспешно добавила: – Я имею в виду общество других молодых людей.
– Тогда он глупец, так как вы очень красивы и свет вас, несомненно, оценит.
– Спасибо, кузина Генриетта.
Генриетта понимала, что не все гладко в отношениях ее сына и его маленькой кузины. И это не связано ни с наследством, ни с помолвкой. Но она решила ничего не говорить. Рано или поздно кто-нибудь из них все ей расскажет. Одно ясно: они созданы друг для друга. Генриетта улыбнулась и похлопала Беллу по руке.
– Пожалуй, я прилягу, так как мы вечером идем к леди Бротон, а у нее не подают ужин раньше полуночи, и мы вернемся домой очень поздно. Советую вам тоже отдохнуть.
Но Белла была слишком взволнованна, чтобы лежать, поэтому взялась за письмо к деду и стала излагать свои впечатления от Лондона. Она постаралась придать письму бодрый тон, чтобы у старика создалось впечатление, что она счастлива. Она знала, что он призовет мисс Баттерз прочитать ему письмо вслух и его содержание будет обсуждаться и слугами, и в деревне.
До отъезда на званый вечер еще было время, и Белла раскрыла рукопись романа, который сочиняла. Она придумала историю, взяв что-то из своей жизни и немного позаимствовав из прочитанного. Героиня жила с опекуном и ничего не знала о своем происхождении. Пытаясь хоть что-нибудь разузнать об этом, она оказывается вовлеченной в клубок тайн и интриг, дуэлей и опасных приключений, а также любовных перипетий. Писать было очень интересно, хотя Белла не рассчитывала на то, что найдется издатель, который это напечатает.
Но на этот раз муза ее покинула; исчеркав несколько страниц, Белла со вздохом отложила перо и уставилась невидящим взором в окно. Она думала только об одном – в какое жуткое положение она попала. Если они с Робертом не поостерегутся, то окончательно запутаются, и иного выхода, кроме женитьбы, у них не будет, а эта ситуация ненавистна им обоим.
Вошла Дейзи с горячей водой. Белла заперла в ящик секретера письменные принадлежности и стала готовиться к вечеру. Сегодня, по крайней мере, Роберта не будет и некому нарушить ее покой…
Вечер оказался невыносимо скучным. Матроны чесали языками, а девицы хихикали над глупыми шутками ухажеров. Белла была рада, когда они смогли уехать.
Ночью опять шел сильный дождь, но на следующее утро, несмотря на порывистый ветер, сияло солнце. Днем приехал Роберт – он сам управлял новой каретой. Генриетта радовалась как ребенок и решила поехать покататься сразу после ланча.
– У ландо преимущество перед более модными экипажами, – сказала она. – У него прочный верх, который можно поднимать, когда идет дождь.
Они отправились на прогулку. Генриетта и Белла сидели рядом, а Роберт – напротив. Белла просто не могла на него смотреть. Их ссора давила ей на плечи, словно камень. Но, как ни странно, на Роберта, кажется, ничто не действовало, и он беспечно ей улыбался.
Парк был не столь переполнен, как вчера, вероятно из-за переменчивой погоды, но они все равно встретили знакомых Генриетты и останавливались, чтобы обменяться любезностями и представить Беллу. В результате они получили несколько приглашений.
– Вот так! – сказала Генриетта, когда они повернули обратно. – Все очень удачно. В пятницу мы обедаем у Говардов, на следующей неделе идем в театр вместе с мистером и миссис Фулбрайт, а леди Коллисон обещала прийти ко мне на вечер. Это очень хорошо, так как она придет с сыном Питером. – Она обращалась к Белле, но бросила взгляд из-под полей шляпы на Роберта. – Я уверена, он вам понравится, моя дорогая. Приятный молодой джентльмен.
Роберт догадался, что затеяла мать, и улыбнулся.
– Зеленый юнец, и глуповатый в придачу, но вообще-то безобидный.
Спустя две минуты они подъехали к дому. Роберт проводил их внутрь и, препоручив карету и лошадей заботам Уолтера, отправился в боксерский клуб Джексона, где у него была назначена встреча с Джорджем и Дезмондом. Он был в отвратительном настроении и, когда они с Джорджем начали боксировать, тому достались слишком яростные удары.
– Роб, перед тобой твой друг, – закричал Джордж, отступая и вытирая нос, из которого текла кровь. – Если хочешь выместить свое плохое настроение, найди кого-нибудь еще.
– Прости, Джордж, я забылся.
– Что случилось? Дама оказалась не козырной?
– Что? – вначале не понял Роберт, а затем рассмеялся. – А, ты имеешь в виду маму и мои пустые карманы. Я не могу у нее просить – она и так слишком потратилась последнее время, выводя в свет мою маленькую кузину.
– Рад это слышать. Какова она, эта твоя кузина? Сколько ей лет? Толстая или худая, темная или светловолосая? Умная или скучная?
– Вот уж точно не скучная. Она может извести кого угодно.
– Понятно, – усмехнулся Джордж. – Слышишь, Дезмонд? Наш Робби наконец-то влюбился.
– Не будь ты моим другом, тебе попало бы на орехи, – огрызнулся Роберт.
– Когда же мы с ней познакомимся?
– Твои родители пригласили ее и мою маму в театр на следующей неделе. Ты пойдешь?
– Теперь пойду. А ты?
– Нет, если смогу отвертеться, – твердо заявил Роберт.
– Послушай, а почему бы нам всем не пойти? – предложил Дезмонд. – У меня есть на примете две девушки, которые будут очень рады побывать в театре.
– Но только не в ложе моей мамы, – предупредил Джордж.
– Мы возьмем другую ложу и сможем наблюдать издали за совсем не скучной, надоедливой кузиной.
– Белла будет вне себя, если узнает об этом.
– Белла? Хорошенькое имя. А она хорошенькая?
– Да, но совсем юная. – Роберт старался говорить безразличным тоном, но это ему не удалось.
– Значит, юная. Ох, Роб, ты меня удручаешь. Придется тобой заняться.
– А я все еще не раздумал выставить тебя на кларет, – сказал Роберт. – И нечего мной заниматься. Юная леди – моя троюродная сестра, внучка графа Уэстмера, а поскольку родители у нее умерли, она находится под покровительством моей мамы, которая взяла на себя труд вывести ее в свет. Удовлетворен?
– Я пока не стану высказывать свое мнение, – заявил Джордж. – В настоящий момент я страшно голоден. Может, прервемся и поедим?
– Ты говорил о графе Уэстмере? – спросил Дезмонд, когда они направились из клуба Джексона в ближайший трактир.
– Да, он мой двоюродный дед. А почему ты заинтересовался?
– Я слышал о нем. В молодости он прослыл повесой и постоянно попадал в переделки, так что его отец был просто в отчаянии. Мой отец его знал. – Дезмонд был старше друзей на несколько лет и к тому же поздний ребенок. Он частенько рассказывал пикантные истории из жизни предыдущего поколения. – Он старше моего отца, но ты ведь знаешь, как это бывает – дурная слава долго тянется. Ходили слухи, что он наградил жену отцовского управляющего ребенком и она исчезла. Говорили, что ее убили.
– Это выдумка, – рассмеялся Роберт. – Никогда ничего подобного не слышал.
– Откуда тебе знать? Такие вещи в семье обычно скрываются. Но в этом году старый Джон… извини, Роберт, твой дед умер, и вместе с ним похоронена правда. Мой отец вспомнил об этом, когда прочитал некролог. Он сказал, что, несмотря на свое богатство, старый нечестивец не преуспел в жизни и не оставил наследника. Он имел в виду графа, конечно, а не твоего деда.
– А что случилось с ребенком?
– Каким ребенком?
– Ну, тем, которым он наградил жену управляющего.
– Никто не знает. Если ее убили до рождения ребенка, то он так и не появился на свет. С другой стороны, с ним могло случиться все что угодно – его могли усыновить, он мог стать богатым или бедным, уважаемым человеком или преступником…
– Если ребенок выжил и оказался мальчиком, то это повлияло бы на наследование? – спросил Джордж.
– Нет, разумеется, – сказал Роберт. – Ты же знаешь, что внебрачные дети не являются наследниками. Тогда было бы неизвестно, кто сидит в палате лордов. – Он засмеялся. – Или на троне.
– А что случилось с управляющим? – спросил Дезмонда Джордж.
– Выгнали, конечно. О нем, как и о его жене, больше не слышали.
Они пришли в трактир, и разговор перешел на другие темы, а эту историю Роберт выбросил из головы.


Генриетта пригласила на вечер столько народу, что ее маленькая гостиная не вместила всех, и гости с бокалами вина вышли в коридор. Белла, проведя с Питером Коллисоном минут десять и слушая, как он разглагольствует про антиквариат, который являлся его страстью, поняла, что Роберт был прав. Потом Коллисон перешел к дебатам в парламенте о качестве и ценности мрамора, приобретенного лордом Элджином, когда он был послом в Константинополе.
– Эти экспонаты выставлены в частном музее в саду лорда Элджина на Пиккадилли, – сообщил он Белле. – Вы окажете мне честь, если согласитесь, чтобы я сопровождал вас туда.
– Мне казалось, что было решено сделать их общественным достоянием, – сказала Белла, вспомнив статью, которую она читала деду. – Разве они еще не в Британском музее?
– Я не знаю, назначена ли дата, когда их будут переносить. – Питер был удивлен, что она столь осведомлена. – Я сам знаток этого. Во время последней поездки в Грецию я привез несколько скульптур из храма, посвященного Бахусу.
– Богу виноделия, – уточнила Белла.
– Вам это известно? – с удивлением спросил Питер. – Я поставил его в беседке из роз в моем загородном доме. Вы должны приехать и сами это увидеть. Общество античности считает, что это прекрасная скульптура и лучше, чем мраморные экспонаты Элджина, поскольку у моей целы все детали.
– Вы о чем? – спросил подошедший Роберт. Он увидел, что Белла внимательно слушает, и ему захотелось поскорее узнать, о чем разговор. Перед друзьями он мог изображать равнодушие, но на самом деле был далек от этого. Чем чаще он видел свою хорошенькую кузину, тем тревожнее себя чувствовал.
– Мистер Коллисон рассказывал мне о своих путешествиях в Грецию и о статуе Бахуса, которую он привез домой, – сказала она. Белла улыбалась, но сердце у нее готово было выскочить из груди, и она знала, что это из-за появления Роберта. Она не представляла, как проживет следующие несколько недель. Ей хотелось, чтобы Роберт находился около нее, потому что в его присутствии она оживала, но ради ее же спокойствия надо было, чтобы он ушел. – Полагаю, что вся одежда Бахуса состоит из виноградных листьев.
– И закрывает нужные места? – Роберт насмешливо приподнял бровь.
– Конечно. – Молодой человек разозлился на него: Роберт прервал его в тот момент, когда он завладел, как ему казалось, вниманием маленькой наследницы. – Я не стал бы оскорблять мисс Хантли проявлением дурного тона.
– Рад это слышать, поскольку мисс Хантли, как вам известно, находится под покровительством моей мамы, и под моим, кстати, тоже.
– Роберт, не будь таким высокопарным, – вмешалась Белла. – Наш разговор о греческой античности совершенно приличен.
– Я не стану высказывать свое мнение о людях, которые увозят бесценные предметы культуры для удовлетворения своей алчности.
– Сэр, ни я, ни мисс Хантли вашего мнения не спрашивали, – заявил Коллисон.
– Именно так, Роберт, – сказала Белла. В душе она была с ним согласна, но ни за что на свете не даст ему это понять.
– В таком случае простите, что я вам помешал. – И Роберт с поклоном удалился.
У Беллы упало сердце, так как она была рада этому вмешательству. Мистер Коллисон уж чересчур пристально на нее смотрел – словно раздевал взглядом. Белла увидела Генриетту в противоположном конце комнаты и, сказав Коллисону, что хозяйка дома зовет ее, с извинением отошла от него, прежде чем он успел повторить приглашение полюбоваться на его скульптуры.
Генриетта была занята разговором с толстым джентльменом в старомодных панталонах и чулках со стрелками. Чтобы не рассмеяться, Белла вышла в коридор. До нее донеслись голоса из библиотеки, так как там была приоткрыта дверь.
– Нет, Шарлотта, это невозможно. Его светлость не изменит своего решения. Он мне так и сказал.
– Значит, ты его спрашивал? – Естественно.
– Другими словами, он хочет, чтобы ты женился на этой маленькой мышке – кузине, – в ярости произнесла мисс Меллиш.
– Только в том случае, если я сделаю ей предложение.
– И ты его сделаешь?
– Конечно же, нет! Я помолвлен с тобой.
– Да. Но я подумала, что ты мог об этом и забыть. Тебе она нравится, а наследство – такая сладкая приманка. Правда, она чересчур молода для тебя, Эдуард. Найди-ка лучше другой способ завладеть состоянием двоюродного дедушки.
– И каким же образом? – Голос Эдуарда прозвучал неприятно резко, и Белла поняла, что он очень сердит.
– Ну, докажи, что майорат не был нарушен. Это сделать непросто. Но должны быть документы. Хороший адвокат найдет в них ошибки. А если таких документов нет, то граф тебя просто разыгрывает.
– Зачем ему это?
– Чтобы упрочить положение своей внучки. – Шарлотта засмеялась. – Ты будешь выгдядеть жутким дураком, если женишься на ней и обнаружишь, что в этом не было необходимости.
– Я не собираюсь на ней жениться. Я помолвлен с тобой.
– Помолвлен. И если в свете подумают, что ты разорвал помолвку, уступив фантазиям этого старика, то твоей репутации конец. Ты что, думаешь, я отпущу тебя, не рассказав всем, что произошло?
– Шарлотта, – устало сказал он, – у нас нет причин для ссоры. Перестань волноваться и предоставь все мне. Здесь нужно действовать осторожно.
– Ты что-нибудь сделаешь?
– Конечно, сделаю. Я не позволю старику меня провести.
– Ой, Эдуард, ты просто душка!
Наступило молчание, и Белла рискнула заглянуть в щелку. Они стояли перед окном, освещенные бледным светом луны. Шарлотта обняла Эдуарда за шею, а он крепко прижал ее к себе. Они целовались. Белла убежала к себе в комнату и бросилась на кровать.
Эдуард не лучше остальных, только умнее, и сделает все возможное, чтобы оставить ее без наследства. Что ж, ей все равно. Она заработает себе на жизнь, и пусть они все переругаются между собой. Как же дедушка будет над ними смеяться!
Белла села за секретер и, вынув письменные принадлежности из ящика, написала на чистом листе бумаги: «Часть шестая». Взглянув в окно на облака, бегущие по небу, она преобразилась в свою героиню и начала писать…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Наследство Уэстмера - Николс Мэри



Неплохой роман, осталось приятное ощущение в душе.
Наследство Уэстмера - Николс МэриТаня
12.02.2014, 12.41





Roman ne ochen. Pustie opisanija, ne interesnie dialogi, nikakih emotsij. Ne sovetuju, esli u vas est chto nibud bolee zahvatueshee pochitat. 5/10
Наследство Уэстмера - Николс МэриZzaeella
20.03.2014, 15.26





не самый плохой,но и не очень увлекательный роман. Скучновато, но есть очень милые,даже романтичные моменты...
Наследство Уэстмера - Николс МэриItis
31.07.2014, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100