Читать онлайн Наследство Уэстмера, автора - Николс Мэри, Раздел - Глава третья в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николс Мэри

Наследство Уэстмера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава третья

Уэстмерский лес был единственным лесом в округе. Здесь графский егерь разводил фазанов и куропаток для охоты, хотя граф давно не охотился. Белла подозревала, что много дичи попадало в руки браконьеров, но если птицы утоляли голод бедняков, что ж… Под деревьями буйно разрослись примулы. Белла решила собрать букет себе в комнату – возможно, сладкий запах цветов улучшит ей настроение.
Она спешилась и, нагнувшись, стала собирать нежные цветки Вдруг ей показалось, что за ней следят. Она внимательно огляделась – крохотная старушка в рваном черном плаще, позеленевшем от древности, стояла и смотрела на Беллу. На ее темном морщинистом лице светились на редкость ясные голубые глаза.
– Кто вы? – спросила Белла. Она хотела добавить, что женщина вторглась во владения Хантли, но удержалась, решив, что та, наверное, тоже просто собирает цветы.
Старушка не ответила на вопрос, зато предложила:
– Хотите, я вам погадаю, милочка? – и протянула костлявую руку.
– Нет, спасибо, не надо…
– Советую узнать свою судьбу – ведь вам предстоит принять решение…
– Откуда вам это известно? – изумилась Белла.
– Я обладаю даром предвидения. – Голос старухи был на удивление приятным. – Разве вам не хочется узнать, какое будущее вас ждет, если вы сделаете правильный выбор? – Она помолчала. – Или неправильный…
– Я не знаю… – Белла колебалась.
– Пойдемте со мной. – Старая женщина указала на лачугу, которая когда-то была жилищем лесника.
– Вы там живете?
– Да. Пойдемте. Вы сможете отдохнуть, прежде чем вернетесь домой. – Не ожидая ответа Беллы, она взяла поводья Дымки, привязала лошадь к дереву и пошла к лачуге, около которой был разбит ухоженный садик.
Смущенная Белла последовала за ней. Нагнув голову под низкой притолокой, она вошла в комнату с земляным полом и единственным окном. В комнате были стол, пара стульев и кровать в углу, покрытая лоскутным одеялом. На комоде у стены стояли глиняная посуда, какие-то кувшинчики. Сверху, с потолочной балки, свисали пучки трав для просушки. На малюсеньком подоконнике ничего не стояло, и везде было на удивление чисто.
– Садитесь, – приказала хозяйка. – Я дам вам питье из трав, чтобы вы успокоились.
Белле даже в голову не пришло ослушаться. Она наблюдала, как эта маленькая женщина порхает по комнате, готовя ей питье: что-то налила из бутылки, что-то добавила из кувшина, затем долила чистой воды и перемешала все тоненькой палочкой. Несмотря на преклонный возраст, от нее исходила живительная сила. Сколько ей лет? Пятьдесят? Шестьдесят? Семьдесят? Возможно и больше. Она была такой худой, словно ни разу в жизни плотно не поела. Но какие у нее глаза!.. Они зачаровывали.
– Кто вы? – спросила Белла. – Как давно вы здесь живете?
– Как давно? – повторила женщина. – Время ничего для меня не значит, да и для всех тоже. Мы посланы на эту землю на короткий период, чтобы жить, дышать, любить, ненавидеть и произвести потомство, а потом… фьють!
– О, как вы циничны! Жизнь, несомненно, нечто большее.
– Жизнь – это то, что вы из нее сделаете, – сказала женщина, усаживаясь напротив Беллы. – Радость или горе – выбор есть всегда. Кто-то делает хороший выбор, кто-то – плохой. – Она замолчала и посмотрела на девушку. Это был внимательный взгляд, проникающий внутрь. – Если бы я сделала правильный выбор, то не была бы сейчас здесь, да и вы тоже.
– Что вы хотите этим сказать? Женщина засмеялась.
– Ну, если бы я не была здесь, вы бы со мной не разговаривали, не так ли? Возможно, это судьба. – Она помолчала и передала Белле стакан. – Выпейте это.
– Что это?
– Кое-какие успокоительные травы. Я приготовила это питье по рецепту, которому меня научили добрые монахини.
Белла маленькими глотками выпила мутную жидкость с горьковато-сладким вкусом.
– Вы монахиня?
– Нет. Я никогда не чувствовала себя достаточно набожной. Слишком многое подвергала сомнению.
– Не понимаю.
– Вас это не касается – вы молоды и невинны. Но остерегайтесь других. Вас ждут тяжкие испытания, прежде чем вы обретете счастье.
– Но я его обрету? – Белле очень хотелось быть в этом уверенной.
– Дайте мне руку.
Белла протянула руку. Женщина перевернула ее ладонью вверх и стала изучать.
– Разве я не должна сначала позолотить вам ручку?
– Нет. Я не гадаю за деньги.
– Тогда на что вы живете?
– Как я вижу, вам свойственно любопытство.
– Вы увидели это на моей руке? Она засмеялась.
– Нет, услышала на вашем языке. А теперь давайте-ка посмотрим. Вот это бремя, которое вы вынуждены нести… – Она смотрела не на ладонь Беллы, а прямо ей в глаза.
– Вы об этом знаете?
– Только то, что оно существует. Если хотите, можете мне рассказать. Дальше этих четырех стен об этом никто не узнает, а я, может быть, дам вам совет.
Белле очень хотелось кому-нибудь довериться, но эта любопытная женщина совсем ей незнакома. Как же можно рассказывать ей о своих бедах? С другой стороны, посторонний человек может быть более беспристрастным.
– Я должна выбрать себе мужа, – сказала она.
– Я не вижу в этом ничего тягостного. Для большинства юных леди это самое лучшее время в жизни – наблюдать, как их обожатели из кожи вон лезут, чтобы их завоевать.
– Мой выбор ограничен. – Белла печально улыбнулась.
– Сколько же их?
– Четверо.
– Это больше, чем у большинства молодых дам. – Но это совсем иной случай.
– Почему?
Белла заколебалась.
– Мне никто из них не нужен. Я хочу сказать, что я не уверена… Ой, у меня все мысли перепутались. К тому же я не думаю, что кто-либо из них сделает мне предложение, а если сделает, я буду думать о них еще хуже.
– Ну и головоломка. Я люблю головоломки. Как же вы ее разгадаете?
– Не знаю.
– Будьте осторожны в выборе того, кому доверитесь.
– Дело не в доверии. Я всем им доверяю. Это вопрос…
– Счастья? – закончила за Беллу женщина и улыбнулась. – Вы считаете, что каждый имеет право на счастье?
– А почему нет? Если это никому не наносит вреда.
– Вот в чем камень преткновения. Любой эгоистичный поступок вредит кому-нибудь.
– Я не хотела бы, чтобы меня упрекнули в эгоизме.
– С другой стороны, уступить моральному шантажу было бы бескорыстно, но в высшей степени глупо.
– Моральному шантажу? Я не понимаю.
– Думаю, понимаете. – Женщина помолчала. – Там замешаны деньги?
– Да.
– И титул?
Белла резко вскинула голову.
– Я не верю, что вы увидели это на моей ладони. – Нет.
– Значит, вам известно, кто я? – О да.
– В таком случае у вас передо мной преимущество.
– Да.
– Скажите, как вас зовут.
– Чтобы вы могли пойти к его светлости или к управляющему и потребовать, чтобы меня выгнали с его собственности?
– Нет, я вас не выдам.
– Если вы так не поступите, то будете первой из рода Хантли, кто этого не сделает.
– Что вы хотите сказать? У вас обида на нашу семью?
– Нет, – быстро ответила она. – Я глупая старая женщина. Не обращайте внимания на мои слова.
Белла ей, разумеется, не поверила и на минуту забыла про собственные трудности. Что плохого могли Хантли причинить этой женщине? Но она знала, что, если спросит, та все равно ей не скажет. Зачем только она упомянула о собственной беде?
– Вы ведь никому не расскажете о том, что узнали от меня?
– Кому я могу рассказать? Я почти никого не вижу, а те, кого вижу, больше заняты своими делами. Они приходят за лечением, гаданием либо за любовными напитками.
– Любовных напитков не существует.
– Хотите верьте, хотите нет, но другие с вами не согласятся. Что касается Уильяма Хантли, то с глаз долой – из сердца вон.
– Я ему не скажу, – заверила ее Белла, удивляясь тому, что женщина говорит о графе почти презрительно.
– Вы немного успокоились?
– Да. – Белла чувствовала сонливость. Что было в той смеси, которую она выпила? Почему она проглотила ее без возражений?
– Это хорошо. Вам пора идти. Если хотите совета, то подождите и посмотрите, кто сделает вам предложение, и уж тогда решайте. Не спешите – старик не собирается умирать. Подразните их. Это вас позабавит. – Старая дама улыбнулась и от этой улыбки сделалась на много лет моложе. Белла представила себе, какой та была когда-то красивой.
Белла медленно шла к своей лошади. Усевшись в седло, она обернулась: лачуга стояла на месте, приютившись среди деревьев, но странной старухи нигде не было видно. К своему удивлению, Белла заметила, что успокоилась, хотя особой радости не испытывала. Колдунья старуха или нет, но в одном она права – не стоит расстраиваться раньше времени.
Белла пересекла парк и выехала на аллею. Потом поднялась к себе в комнату и села на кровать.
Нервы были на пределе, голова раскалывалась, к тому же она ушибла бок, и ей больно было поворачиваться. Хорошо бы поужинать у себя, но через час ей придется изображать безупречную хозяйку, веселую и остроумную. Ультиматум деда не выходил у нее из головы. Ей нельзя принимать необдуманные решения. Что сказала та странная женщина в лесу? «Подразните их»?
Но их вовсе не соблазнял брак с ней, и ни один не выразил никакого удовольствия от этой перспективы, даже Роберт. Он очень ей сочувствовал, но не настолько, чтобы согласиться с ее планом. А план был хороший.
Белла неохотно поднялась с кровати и переоделась в бледно-голубое шелковое платье с широкой юбкой и маленькими рукавчиками с буфами. Вырез платья украшали кружевные рюши. Платье было не очень модное, но дедушка не одобрял полупрозрачных одеяний, которые нынче носили. Сунув ноги в атласные туфельки, она спустилась вниз и зашла на кухню проследить, чтобы ужин был готов вовремя.
– Все идет своим чередом, мисс Хантли, – заверила ее Марта.
– Я предполагаю, что может вернуться мисс Баттерзби и привезти с собой сестру, так что будь добра, приготовь две лишние порции.
– Слушаю, мисс.
Чтобы скоротать время до ужина, Белла вошла в гостиную, взяла с полки книгу и стала ее перелистывать. Это оказался томик поэзии Уильяма Харрисона, молодого поэта, живущего и получившего известность в Болотном крае. Его стихи не принесли Белле облегчения, но одно короткое стихотворение привлекло ее внимание. Оно называлось «Жалоба глупца».


Пока война Европу сотрясала,
Крестьянское хозяйство процветало.
Теперь на цепь посажен зверь,
И для нужды открылась дверь.
Так возродись опять, война,
Чтобы заполнить закрома.


Белла с улыбкой подумала о Джеймсе: как будто эти строки были написаны им. Но вообще-то совсем невесело излечивать болезни, которыми страдает страна, при помощи войны.
В комнату забрел Луи, одетый в вечерние черные атласные брюки, белые чулки и парчовый фрак, украшенный серебряным сутажом. Оборки манжет нависали на кисти рук, а белый муслиновый галстук был завязан таким сложным и плотным узлом, что казалось, Луи вот-вот задохнется.
– А, кузина Изабелла, – произнес он, поднося к глазам лорнет. – Вы одна?
– Как видите. – Она со вздохом отложила книгу.
– Хорошо. – Он опустил лорнет и сел рядом с ней на диван. – Я надеялся, что застану вас одну. Надо поговорить.
Сердце у нее упало.
– Я слушаю.
– Разговаривал с мамой относительно этого идиотского плана его светлости.
– Ваша мама уже поговорила со мной, Луи.
– Она мне об этом сказала. Вы с ней единодушны.
– Да. Я не ожидаю от вас предложения о браке.
– Это то, что надо, – сказал он. – Но… – Он замолчал и стал разглядывать ее лицо. – Хорошенькая девчушка. Это несомненно. Дам денег на наряды.
– О, Луи, спасибо, – ответила Белла, удивляясь его манере говорить обрывочными фразами.
– Но если его светлость настаивает на этом…
– Да, он настроен решительно, хотя Эдуард не думает, что он может законным образом это сделать.
– Стоит денег, – сказал Луи. – Хождение по судам, имею в виду.
– Наверное.
– Есть выход.
– Тогда, пожалуйста, скажите мне. Я больше всего хочу найти выход из этого положения.
– Вам нравится жить в Уэстмере?
– Да. Я прожила здесь всю жизнь. Но если мне придется уехать, я уеду.
– В этом нет необходимости. Мы можем прийти к компромиссу: manage de convenance. Брак по расчету. Вы остаетесь жить в деревне, не вмешиваетесь в мои дела, и мы замечательно поладим.
– Но, Луи, это ни к чему не приведет. Дедушка хочет наследника.
– Естественно, свой долг выполню. – Он откинулся на спинку дивана с довольным вздохом. – Итак, что скажете? Поженимся?
Белла понимала, что должна ответить: она сознает оказанную ей честь, но не может принять его предложение. Слова застряли в горле. Это было еще хуже неуклюжей попытки Джеймса.
– Вы подразумеваете, что я буду покорной женой, буду содержать дом и производить на свет отпрысков так часто, как вы того пожелаете, а вы продолжите жизнь холостяка? Нет, благодарю вас, Луи.
– Засыплю украшениями, когда вступлю в права наследования. Все, что пожелаете… хотя для тихой жизни в деревне вам немного нужно.
Он явно повторял слова матери. Как же Белла ненавидела в этот момент Элизабет, графиню де Курвиль!
– Луи, несмотря на мою огромную любовь к Уэстмеру, я не могу выйти за вас замуж, – сказала она.
Он встал.
– Уверен, что вы одумаетесь. Слишком много потеряете.
– Ей не надо одумываться, – раздался голос.
Белла подняла глаза и увидела Роберта, который лениво оперся о косяк двери. Сколько времени он здесь стоит? И что успел услышать?
– К тебе это не имеет отношения, – заявил Луи. – Ты в женихи не годишься.
– Гожусь, – ответил Роберт и медленно прошел в комнату. – И мисс Хантли уже приняла мое предложение.
– Я тебе не верю. Ты обманываешь.
– Вовсе нет. Мы собирались повидать его светлость и сообщить всем за ужином. – Он повернулся к Белле – его карие глаза озорно блестели. – Не так ли, любовь моя?
Она почувствовала такое облегчение, что едва не заплакала. Вместо этого она улыбнулась и ответила:
– Да. Я собиралась объяснить это Луи, но он не дал мне возможности вставить слово.
Луи был в ярости. Он поднялся с дивана и двинулся к Роберту.
– Подхалим! Выскочка! Болван! Неужели ты думаешь, что если женишься на девчонке, то получишь титул и наследство?
– Ты-то на это рассчитывал.
– Я – другое дело. Но ты-то, повторяю, не годишься в женихи, что бы ты о себе ни возомнил. Я буду с тобой драться…
– Ой, Луи, не надо! – вскрикнула Белла. – Пожалуйста, не вызывайте его на дуэль.
Роберт продолжал улыбаться.
– Буду счастлив, кузен, оказать тебе эту услугу, но что скажет на это граф, я не знаю.
– Да я не стану пачкать об тебя руки. Затаскаю по судам.
– Поступайте, как вам угодно, сэр, но мое предложение мисс Хантли не предполагает, чтобы она сидела одна в Уэстмере. Также я не рассчитываю на титул или на наследство. Тебе придется судиться не со мной, а с графом Уэстмером.
– Ох, Роберт, – задыхаясь, с сияющими глазами, вымолвила Белла. – Как ты великодушен.
Он нагнулся, взял ее руку с колен и поцеловал. Его смеющиеся глаза оказались на одном уровне с ее лицом.
– Это не так, моя дорогая. Мы слишком долго держали все в секрете, правда? – Он повернулся к насупленному Луи. – Мы договорились уже давно. Можешь нас поздравить.
В ответ Луи громко фыркнул и поспешил удалиться. Несомненно, побежал к своей мамочке. Двое молодых людей просто умирали со смеху.
Первой пришла в себя Белла.
– Роберт, я благодарна за то, что ты спас меня от Луи, но что нам делать теперь?
– Идти к его светлости.
– Но ты же сказал, что не пойдешь.
– Я передумал, когда увидел, как… как это пугало огородное осмелился предложить тебе то, что он предложил. Я не мог это допустить. – Он улыбнулся. – Итак, мы задействовали твой план.
– Роберт, спасибо тебе, спасибо.
– Но не будет никакого официального объявления, – твердо заявил он.
– О, конечно, нет. Я и не помышляю просить тебя об этом. Я обещаю тебе, Роберт, что ты выйдешь из этой истории с незапятнанной репутацией. Как только мы приедем в Лондон, я ничего не стану от тебя требовать.
– Значит, договорились. – Он наклонился и поцеловал ее в щеку, в душе желая, чтобы она потребовала от него как можно больше. – А теперь, моя дорогая, перейдем к другим делам. Я нашел мисс Баттерзби, но ее сестра еще недостаточно здорова для поездки, и она не может ее оставить.
– Я этого боялась. – Щека Беллы горела в том месте, где ее коснулись губы Роберта, она была смущена, и он это видел. Она ведет себя очень глупо – ведь он только притворился, что любит ее.
– Я не думаю, что им угрожает опасность. В Даунем-Маркете все спокойно, и в Истмере тоже.
– Ты видел Джеймса?
– Да, он вернулся вместе со мной. Мы привезли детей и миссис Кларк, экономку. Я взял на себя смелость и попросил Джоллиффа дать указания Дейзи, чтобы она разместила их в комнатах. Сейчас они наверху – устраиваются.
– О, тогда я должна пойти и поздороваться с ними. Бедные малышки, наверное, до смерти перепуганы. Пожалуйста, извини меня, Роберт. – Белла поспешно вышла из комнаты, а он остался стоять, поглаживая подбородок и раздумывая о том, куда он себя завлек и что на это скажет граф.
Белла обнаружила Дейзи снующей из комнаты в комнату со стопками постельного белья, а одна из приходящих прислуг несла дрова и уголь для каминов. Миссис Кларк сидела на кровати в спальне, обняв двух маленьких девочек. Когда Белла вошла, они все встали, и девочки по указке немолодой, тучной миссис Кларк сделали книксен.
– О, мои милые, не надо передо мной делать книксен, – сказала Белла. – Я рада, что вы живы и невредимы, и хочу устроить вас поудобнее. Уже поздно, и ужин вам принесут сюда, а потом миссис Кларк уложит вас спать. Мы поговорим завтра. – Она взглянула на миссис Кларк. – Это, наверное, было ужасно.
– Да, мисс, я смертельно испугалась. С этими людьми бесполезно спорить. Они сожгли бы нас прямо в постелях, если бы мистер Тренчард не вернулся и не дал им денег. Мне очень жаль…
– Жаль? – не поняла Белла.
– Что пришлось послать за ним и отвлечь его от вас.
– Господи, не думайте об этом. Собственная семья важнее любого визита.
Белла велела Дейзи прислуживать вновь прибывшим гостям. В результате повариха, лишенная помощи служанки, заявила, что не может одна приготовить ужин на семь человек. Белле пришлось самой помочь ей, и поэтому она появилась в гостиной спустя час после того, как там собрались все.
– Опаздывать изволите, мисс, – сказал дед.
– Простите.
Белла остановилась на пороге и оглядела присутствующих. Она встретилась взглядом с Робертом и была вознаграждена подмигиванием, отчего ее разгорячившееся от плиты лицо запылало еще больше. Эдуард стоял у окна и смотрел на террасу. На нем были безупречный черный сюртук и брюки, штрипки которых застегивались под подошвами начищенных ботинок. Его длинные ноги казались еще длиннее. Белая рубашка без украшений и черный галстук, завязанный большим бантом, завершали наряд. Он повернулся к Белле и молча поклонился.
Луи в своем сверкакщем костюме стоял около матери, одетой в ярко-розовое атласное платье, отороченное белыми перьями. Перья также украшали ее прическу, а на шее блестели бриллианты. Оба не соизволили улыбнуться.
Белла повернулась к Джеймсу. Он переоделся в старомодные вечерние брюки, которые, вероятно, извлек из глубин шкафа. Они, так же как и сюртук, плотно обтягивали его дородную фигуру. Но он умылся и почистил ботинки. Любезно улыбаясь, он произнес:
– К вашим услугам, мисс Хантли. Могу ли я выразить вам признательность за то, что взяли под свое крыло моих девочек…
Боже, неужели он считает, что она сделала это по иной причине, а не из-за обычного сострадания? – подумала Белла. Она помнила, что он обещал вернуться к разговору, и, должно быть, он расценил ее доброту к его детям как благоприятный знак. Его ждет большое разочарование, когда он узнает, что она приняла предложение Роберта…
– Их нельзя было оставлять на милость толпы, – сказала она, надеясь, что этот ответ подготовит его к отказу. – Мы рады их принять.
– С тех пор, как ты ходила на помочах, детей здесь не было, – заявил граф. – Я уже стар, и они будут мне мешать.
– Я уверена, что этого не случится, дедушка, – сказала она. – За ними смотрит миссис Кларк.
– Они уже помешали ужину. Сколько еще ждать, когда его подадут?
– Ужин почти готов.
– Тогда пойдемте к столу.
Когда Белла уселась на свое место, то обнаружила с одной стороны от себя Джеймса, а с другой Роберта. Оба были полны решимости оказывать ей знаки внимания.
– Полагаю, что бунт закончился, – сказала она Джеймсу, глядя, как Дейзи наливает ей в тарелку суп.
– Да, благодарение Богу. Магистраты вняли требованиям. А что им еще оставалось делать, когда они оказались окруженными людьми с вилами и ружьями.
– Ружьями! – в испуге вскрикнула Элизабет. – То же самое было во Франции. Нас всех перебьют прямо в постелях.
– Не думаю, что кучку голодающих работников можно считать революционерами, – лаконично заметил Роберт.
– А разве не послали за войсками? – спросил Луи.
– Нет, в этом не было необходимости, – ответил Джеймс. – Магистраты пообещали повысить им содержание. Должен сказать, что я ужасно этому рад, так как сам не в состоянии это сделать. Затем пастор напомнил толпе о необходимости соблюдать закон об охране общественного порядка, и все разошлись.
– Я уверена, ничего бы этого не было, если бы им платили достаточно, – заметила Белла.
– Нет! – заявил граф. – С этими людьми надо проявлять твердость. Жаль, что я отказался от места в парламенте. А то показал бы этой трусливой черни, кто хозяин. Следовало арестовать зачинщика.
Белла вспомнила человека, который обращался к толпе, стоя на телеге.
– А известно, кто он? – спросила она.
– Это нетрудно выяснить. Заслать к ним провокаторов, и вскоре смутьяны будут пойманы. В Истмере ведь пастор является магистратом. Я ему это посоветую.
Белла чуть было не сказала, что это нечестно, но увидела, как Роберт, глядя на нее, медленно качает головой, словно читает ее мысли. Конечно, спорить с дедом не следует, так как он рассердится и может не согласиться на ее помолвку с Робертом. Она улыбнулась Роберту, показывая, что поняла его.
– Давайте переменим тему, – предложила Элизабет. – От всех этих разговоров о бунтах и революциях у меня совсем пропал аппетит.
– Правильно, – поддержал ее граф. – Меня-то это не очень волнует. Но если тебе не нравятся наши разговоры, возвращайся в Лондон.
– Я бы с удовольствием это сделала, если бы вы согласились с тем, что ваш наследник – Луи.
– Разве Изабелла выбрала его? – Граф поднял густую седую бровь.
– О, это нечестно, – воскликнул Джеймс. – Я первым сделал предложение. И она сказала, что даст мне ответ.
– Я так сказала? – удивилась Белла и чуть не расплескала суп.
– Моя дорогая, ты, кажется, подавилась? – Роберт подмигнул ей и осторожно похлопал ее по спине.
– Нет, просто горячо.
Граф внимательно наблюдал за ней.
– Ну, дитя, у тебя, кажется, два жениха, готовых сражаться за твою руку.
– Три, – уточнил Роберт.
– Выходит, третий – ты, поскольку Эдуард говорит, что он не принимает в этом участия.
– Да, это я, – сказал Роберт. – И мое предложение принято. Разумеется, если вы согласны.
– Черт тебя возьми! – воскликнул Луи. У Джеймса отвисла челюсть, а Эдуард удивленно поднял брови – он был слишком благовоспитан, чтобы позволить себе хоть какое-то замечание.
– Что ж, я желаю вам обоим счастья, – сказала Элизабет. – Но это ничего не меняет, так как наследник – Луи.
– Почему ты так решила? – осведомился его светлость.
– Вам прекрасно известно, что он старший. И вы не имеете права по прихоти отдать наследство девочке, которая только что перестала посещать классную комнату.
– Я могу поступать так, как пожелаю.
– Я не поверю, что кто-либо в своем уме передаст поместье этому юному шалопаю. Он через полгода разорит его. Это невыносимо. Луи, мы уедем завтра же утром и поговорим с нашими адвокатами. Посмотрим, у кого права.
– Если уж речь зашла о правах, – вмешался Эдуард, – то у меня более веские притязания, но я и не помышляю добиваться своего против воли его светлости. Он достаточно ясно выразил свое желание. – Повернувшись к брату, сидевшему рядом, Эдуард сказал: – Роб, прими мои поздравления. Желаю тебе счастья.
Он произнес это тихо и сдержанно, но Белла, взглянув на него, была поражена, когда увидела суровый блеск его глаз, чего никогда раньше не замечала. Он рассержен? Но на кого? На Роберта или на нее?
Его светлость переводил взгляд с одного на другого и криво улыбался. Было такое впечатление, что он получает от всего удовольствие.
– Роберт, после ужина мы побеседуем в библиотеке.
Кажется, наступил конец обсуждениям, и Белла, невыразимо обрадованная тем, как все сложилось, начала обдумывать поездку в Лондон. Только бы граф позволил ей это. В душе она молилась, чтобы позволил.
– Кузина Элизабет, пожалуйста, расскажите нам все последние лондонские пикантные новости, – попросила она. – И про фасоны тоже.
Элизабет с удовольствием это сделала, не забывая упомянуть свои связи при дворе, а также что принц-регент сказал Колетт и как ее дочь «обставила» других фавориток регента. Она говорила и о предстоящем светском сезоне.
– В прошлом году было столько празднеств в связи с окончанием войны и возвращением Веллингтона! Город бурлил все лето. Этот сезон, я уверена, будет спокойнее.
– Вы так думаете? – спросила немного разочарованная Белла.
– Да, но все важные особы будут, можешь не сомневаться. Я собираюсь дать бал для Колетт, на котором обещал появиться принц. И, разумеется, нас пригласят на свадьбу принцессы Шарлотты. Ради этого в Лондон съедутся все.
– Если бы принц не был женат на этой эксцентричной Каролине, – тихо произнес Роберт на ухо Белле, – уверен, что Элизабет постаралась бы сделать из Колетт королеву.
– Не может быть, – тоже шепотом ответила Белла.
– О чем вы там шепчетесь? – недовольным тоном спросила Элизабет. – Это недопустимо в обществе.
– Виноват, – сказал с улыбкой Роберт. – Просто мы любезничаем. Вы же понимаете.
Элизабет презрительно хмыкнула, а Белла бросила взгляд на деда, но тот сидел в кресле и добродушно улыбался, словно кругом царили мир и благодать.
Когда закончилась трапеза, Белла и Элизабет удалились в гостиную пить чай. Тут-то Элизабет дала выход своему гневу.
– Вы все с ума посходили, – сказала она. – А у графа старческое слабоумие. Это установит любой суд.
– Ой, миледи, умоляю вас не обращаться в суд. Это ужасно расстроит его светлость, а он ведь старый.
– Именно это я и сделаю. Ему нельзя позволить так поступить, а тебе лучше смириться. Даже если его светлость сможет разорвать майорат, никто из здравомыслящих людей не представит себе капитана Хантли наследником. Он – хлыщ, ничтожество и стал капитаном только потому, что мой отец купил ему патент на этот чин. Иначе он никогда не поднялся бы выше прапорщика.
– Он не хлыщ и доблестно служил. Сам Веллингтон его хвалил.
– Вы чересчур рьяно его защищаете, мисс.
– А почему мне его не защищать? В конце концов, мы помолвлены.
К ним вскоре присоединились Луи, Джеймс и Эдуард, а Роберт, вероятно, был у деда. Белла предложила всем чай, заставляя себя говорить спокойным голосом.
В комнату наконец вошел Роберт и сообщил, что его светлость решил лечь спать, поэтому если кто-либо хочет продолжить спор, то пусть подождет до утра. Элизабет удалилась в угол комнаты и подозвала к себе Луи. Они явно обсуждали, как сорвать планы графа.
Белла попыталась завязать разговор с оставшимися около нее тремя мужчинами, но они не были расположены к праздной беседе. Тогда она подошла к фортепьяно и принялась играть. Роберт встал рядом и начал напевать мелодию, которую она играла, потом предложил спеть вместе.
– Хорошо, – согласилась Белла, хотя предпочла бы, чтобы он рассказал ей, о чем договорился с дедом.
Они спели дуэтом, и Белла обнаружила, что у него очень приятный голос. Когда песня закончилась, он нагнулся к ней и прошептал:
– Все хорошо.
Пальцы Беллы перебирали клавиши, чтобы заглушить их голоса.
– Что он сказал о моей поездке в Лондон?
– Я его не спросил.
– Как «не спросил»? – едва не выкрикнула Белла.
– Тише. Он сразу сообразил бы, что этот план мы придумали вместе. Он ведь не дурак, правда?
– Да, но что же нам делать?
– Я попрошу маму, а она попросит его. Что может быть естественнее – она приглашает тебя провести с ней время.
Красивые карие глаза Беллы засветились от радости.
– Роберт, какой ты умный! Но захочет ли кузина Генриетта?
– Конечно, захочет. Как же ей не познакомиться с будущей невесткой?
– Но она ведь потом узнает, что все это уловка.
– Не узнает. Мама – прелесть, и я ее люблю, но у нее есть один недостаток: она не умеет хранить секреты, поэтому мы ей ничего не скажем.
– Но ей придется сказать, когда в конце сезона мы расторгнем помолвку.
– Вот тогда она и узнает, но нет смысла говорить об этом раньше времени. И мама будет вести себя более непринужденно.
Белла немного испугалась, так как ее обман грозил распространиться за пределы Уэстмера.
– Ой, Роберт, я не уверена…
– Ты что, хочешь все отменить? Я не стану тебя отговаривать. В конце концов, это была твоя идея, но если ты останешься здесь, то его светлость продолжит принуждать тебя принять решение, а Джеймс и Луи будут тебе постоянно докучать.
Она вздрогнула.
– Нет, я этого не вынесу. Спасибо, Роберт, огромное спасибо.
Он поднес ее руку к губам и с улыбкой прошептал:
– Завтра я уезжаю в Палгрейв. – Затем, уже громко, сказал: – Спокойной ночи, мисс Хантли. – Он поклонился графине. – Миледи, прошу меня извинить, но я очень устал. Джентльмены, спокойной ночи. – С этими словами он удалился.
Белла оказалась в обществе троих агрессивно настроенных людей и Эдуарда, который смотрел на нее так, словно ждал, когда она останется одна, чтобы расспросить ее. Поэтому Белла тоже извинилась и ушла, сославшись на усталость. Это было правдой. День выдался трудный, и голова у нее раскалывалась от боли.
Она думала, что уснет, как только коснется подушки, но этого не произошло – мысли роились в голове. Тогда она встала, подошла к окну и отдернула тяжелые шторы. Снова пошел дождь. Листва на деревьях и крыша конюшни блестели при слабом свете луны. Ее внимание привлекли звуки на гравийной дорожке – кто-то выводил лошадь из конюшни. Она узнала Роберта – он вскочил на лошадь и поскакал по аллее. Куда он отправился? Не поехал же он в Палгрейв среди ночи? Если это так, то утром ей придется одной, без его поддержки, общаться с дедом и остальными. Чувство одиночества охватило Беллу. Она снова легла в постель и долго ворочалась, пока наконец ее не сморил сон.


Странная вещь – судьба. Так размышлял Роберт во время езды. До того, как его вызвал к себе граф, он проводил время в Лондоне в обществе двоих друзей: Джорджа Фулбрайта и Дезмонда Нортона.
Джордж был огромного роста мужчиной и участвовал во всех военных кампаниях. Они вместе уволились из армии и вместе развлекались в городе. Джордж располагал небольшим состоянием и мог себе это позволить. В картах ему везло, и он даже собирался купить лошадь, для чего думал поехать в Ньюмаркет.
– Тогда мы все поедем, – заявил Роберт. – Я хочу исчезнуть из города.
– Убегаешь от долгов, Роб? – с улыбкой поинтересовался Дезмонд. Он был самым старшим из троих и возглавлял процветающее издательство, унаследованное от отца. Он отличался неистощимой трудоспособностью, хорошо зарабатывал и умел наслаждаться жизнью. Роберт, всегда стесненный в средствах, завидовал ему.
– Как обычно. Расплачусь, как только получу очередное содержание на карманные расходы.
А на следующий день его призвали в Уэстмер, и он решил ради любопытства съездить туда и узнать, что нужно от него старику. Любопытство его возросло, когда он встретил в Илае Беллу. Узнав о намерениях графа, он был просто сражен. Бедняжка Белла! Она была пешкой в затеянной стариком игре. И что хуже всего, Роберт не догадывался, что это за игра.
Залитая лунным светом дорога мелькала под копытами коня. Он сам не знал, куда скачет. Так с ним бывало и на Пиренеях – ночная езда всегда проясняла мысли перед сражением. А какое сражение ждет его здесь?
В том, что ему предстоит битва, он не сомневался. Белла, как и он, умудрялась попадать в переделки. Увидев, как она упала с лошади прямо в толпу, он, не колеблясь, кинулся ее спасать. Когда он обнимал ее, то вдруг осознал, что она уже не малышка Белла, не ребенок, а красивая молодая леди. Это открытие его совершенно потрясло, и на него нахлынуло желание поцеловать ее, покрепче прижать и защитить от любого зла. А когда она изложила ему свой невероятный план, он не проявил энтузиазма, но в душе знал, что согласится, знал еще до того, как услыхал, что говорил ей Луи. Почему он так поступил? Как они поладят в городе? Ведь ему придется изображать из себя влюбленного. Против этого он не возражал, но с братом у него могут испортиться отношения, так как они заключили соглашение, а он его нарушил. Все это плохо кончится, и для него в первую очередь. Но отказать Белле он теперь не мог.
Роберт развернулся и рысью пустился обратно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Наследство Уэстмера - Николс Мэри



Неплохой роман, осталось приятное ощущение в душе.
Наследство Уэстмера - Николс МэриТаня
12.02.2014, 12.41





Roman ne ochen. Pustie opisanija, ne interesnie dialogi, nikakih emotsij. Ne sovetuju, esli u vas est chto nibud bolee zahvatueshee pochitat. 5/10
Наследство Уэстмера - Николс МэриZzaeella
20.03.2014, 15.26





не самый плохой,но и не очень увлекательный роман. Скучновато, но есть очень милые,даже романтичные моменты...
Наследство Уэстмера - Николс МэриItis
31.07.2014, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100