Читать онлайн Наследство Уэстмера, автора - Николс Мэри, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.61 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследство Уэстмера - Николс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николс Мэри

Наследство Уэстмера

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Сильвестр открыл Белле, когда она постучала в дверь графских покоев.
– Пожалуйста, скажи его светлости, что мистер Тренчард, граф де Курвиль и сэр Эдуард прибыли, но сэр Эдуард не уверен, что капитан Хантли получил приглашение вовремя и приедет. – И, помолчав, добавила: – И предупреди его, что здесь также графиня.
– Так она приехала? – послышался крик из внутренней комнаты. – Ну что ж, я встречу ее надлежащим образом, раз она сует свой нос, куда не следует. – Дед появился в дверях с палкой в руке, одетый в темно-красный бархатный камзол и такие же брюки. – Возьми меня под руку, девочка. Посмотрим, на что годны эти денди.
– Разве я вам нужна? – робко спросила она. – Не могу ли я подождать у себя?
– Нет, не можешь. Хочу посмотреть на их лица…
– Но я не хочу.
– Хочешь, хочешь.
Белла ничего на это не ответила, и они медленно и величественно спустились в гостиную. Прежде чем войти, граф остановился на пороге и оглядел собравшихся. Эдуард отвесил легкий поклон, Джеймс кивнул, а Луи нелепо всплеснул руками и низко поклонился со словами:
– К вашим услугам, милорд.
Граф фыркнул и, тяжело опираясь на руку Беллы, прошел к креслу с высокой спинкой и опустился в него. Повернувшись к графине, он осведомился:
– А ты что здесь делаешь? Я не припоминаю, чтобы приглашал тебя.
Она сделала книксен.
– Я уверена, дядя, что вы просто забыли. Как ваше здоровье?
– Неплохо. Ноги протягивать пока не собираюсь.
– Надеюсь, что нет! – с притворной живостью воскликнула она. – Но если вы намерены устроить свои дела, то должна заметить, что этим никогда не мешает заняться.
– Какое это имеет отношение к вам, мадам?
– Луи – ваш наследник.
– Разве? Посмотрим.
– Что вы хотите этим сказать? Господи, если вы попытаетесь лишить его наследства, то мое присутствие весьма кстати.
– Вы слишком много на себя берете, мадам. Я хотел бы, чтобы ты нас оставила. Займись чем-нибудь, пока я поговорю с этими повесами.
У Элизабет был такой вид, словно ее сейчас хватит удар, но, поняв, что граф не станет продолжать, пока она не уйдет, она с презрительным, но гордым видом выплыла из комнаты. Белла, стоящая около кресла деда, наклонилась к нему и прошептала:
– Дедушка, может, мне тоже уйти? Она очень обижена, и я с ней побуду.
– Нет, ты останешься здесь. Сядь на скамейку. – И он указал на скамеечку у его ног, затем смерил взглядом троих молодых мужчин. – Сядьте, иначе у меня затечет шея. – Когда они уселись, он спросил: – Эдуард, где твой гулена братец?
– Он был в Лондоне, когда пришли ваши письма, милорд. Я переслал ему письмо, но он, возможно, не получил его вовремя, чтобы успеть сюда добраться.
– Скорее всего, показывает свою независимость, – усмехнулся граф. – А он наименее независимый из всех вас.
– Возможно, он еще приедет, – вставила Белла, недоумевая, где Роберт. – Мы могли бы немного подождать.
– Я не привык ждать невоспитанных щеголей.
– Милорд, – возмутился Эдуард, – мой брат не страдает невоспитанностью.
– Мы начнем без него. – Граф с улыбкой оглядел всех. – Ну и стадо же вы гусей. Но других у меня нет, исключая Беллу. Вы ее не стоите, ни один из вас, и если бы у меня был выбор, я бы вас и на милю к ней не подпустил. – Он тяжело вздохнул. – Но я принял решение. Она достанется одному из вас.
Белла, которая сидела опустив голову, осмелилась взглянуть на братьев. На нее уставились три лица с открытыми ртами. Все молчали, словно онемели.
– Ну? – произнес старик. – Что вы на это скажете?
– А что вы хотели бы от нас услышать? – первым пришел в себя Эдуард. – Мисс Хантли – милое дитя, я ее очень люблю, но…
– По крайней мере, это начало. Но неужели вы настолько слепы и не видите того, что у вас перед глазами? Она уже не ребенок. Пока вы изволили гулять и беситься, она выросла и по возрасту может быть невестой.
Эдуард повернулся к Белле. Он улыбался, видно стараясь улыбкой смягчить свой отказ.
– Прости, Белла, я не хотел тебя обидеть. Ты красивая, и мужчина не может это не видеть, но…
– Но ты не терпишь принуждения, – быстро вставила она, давая ему понять, что не сама придумала это действо. – Я тоже этого не люблю. Пожалуйста, не считай себя обязанным.
– Тогда в чем смысл этой встречи?
– Я вам скажу, – снова заговорил граф. – Изабелла не может получить наследство, хотя я не сомневаюсь, что она лучше с ним управится, чем ты, Луи. – Он взглянул на экстравагантный наряд молодого человека. – Один лишь счет от портного разорит поместье. Я мог бы назначить опекунов до ее замужества, но эта мысль мне не нравится. Я хочу выдать ее замуж до того, как умру.
– Весьма похвально, – заметил Луи. – Но я сам выберу себе жену.
– Конечно. Я в этом уверена, – сказала Белла. Она была на грани слез не потому, что ее отвергли, а от унизительности всего происходящего.
– Белла, пожалуйста, не плачь, – сказал Эдуард. – У тебя еще много времени впереди, чтобы удачно выйти замуж, несмотря на старческие выходки.
– Я мог бы исключить тебя из списка за такую дерзость.
– Я уже исключил себя, сэр, но не забудьте, что мой брат еще не сказал своего слова.
– Кто же в этом виноват? Я говорил Белле, что выбор за ней, но если она вздыхает по этому недоумку, то пусть найдет способ доставить его сюда.
– Дедушка, я не вздыхаю по нему. Я вообще ни по кому не вздыхаю, и, пожалуйста, не говорите обо мне так, словно меня нет в комнате. Мне лучше уйти и побыть с графиней. – Такая смелость была несвойственна ей, но терпеть больше она не могла.
– Тогда это должен быть кто-то из остальных, – продолжал дед, не обращая на нее внимания.
– Ваш наследник – я, – сказал Луи. – Но это не означает, что вы можете диктовать…
Старик улыбнулся.
– Ты в этом уверен?
– Нет, конечно, он в этом не уверен, – заявил Эдуард. – Поместье находится в майоратном наследовании и должно быть передано по мужской линии, а значит – через нашего отца.
– Да? – Казалось, старик получает удовольствие, дразня их, хотя голос его звучал капризно и раздраженно. – Ты очень спешишь заявить о своих правах, но я не слышал, чтобы ты сделал предложение Изабелле.
Джеймс, который с ошеломленным видом следил за обменом «любезностями», вдруг оживился и посмотрел сначала на Беллу, потом на графа.
– Вы хотите сказать, что тот, кто женится на Белле, станет наследником?
– Да, но он должен поторопиться: как я уже сказал, время не ждет.
– Уж не хотите ли вы сказать, что разорвали майорат? – спросил потрясенный Эдуард. – Вы не могли это сделать.
– Я этому не верю, – заявил Луи. – Старик пытается обмануть нас, чтобы кто-нибудь женился на девчушке.
– Мисс Хантли, – вмешался Джеймс, – могу ли я просить вас уделить мне минутку наедине?
Все взоры были обращены на полного фермера в грязной одежде. Не в его правилах принимать поспешные решения, но он знал, что если первым сделает предложение, то получит преимущество перед остальными.
– Ох, Белла, – произнес Эдуард, глядя на Беллу, на лице которой отразился ужас. – Ты не обязана принимать его предложение, что бы там ни говорил его светлость.
Луи, молча наблюдавший за всем сквозь лорнет, отбросил его и повернулся к Джеймсу.
– Неужели ты полагаешь, что мисс Хантли примет твое предложение? Ты только взгляни на себя, – сказал он. – А как ты пахнешь? Пойди домой, прими ванну и переоденься.
– А ты тем временем займешь мое место. Луи захохотал тоненьким голоском.
– Да это последнее, что я сделаю. – Он достал из кармана кружевной платок и замахал им у себя под носом. – Милорд, пожалуйста, отошлите его прочь.
– Белла! – Граф взглянул на нее. – Ты хочешь, чтобы он ушел?
Прежде чем она успела ответить, в вестибюле послышались шум и громкий протестующий голос Джоллиффа. Затем раздался другой голос, сердитый:
– Я пришел поговорить с мистером Тренчардом – и поговорю с ним.
– Пойди посмотри, что случилось, – приказал граф Белле. – Прикажи Джоллиффу выгнать того, кто пришел. Я не потерплю скандалов у себя в доме.
Белла, обрадовавшись передышке, поспешила выполнить требование деда. В вестибюле стоял мужчина средних лет в рабочей одежде и мял в руках шапку.
– В чем дело, Джоллифф?
– Он хочет поговорить с мистером Тренчардом, – сердито сообщил дворецкий. – Я сказал ему, что вы все собираетесь обедать…
– Вам повезло, что у вас есть обед, – зло заявил мужчина. – Вы что, думаете, мне хотелось сюда идти? Мне не поздоровится, если они об этом прослышат.
– Кто это «они»? – спросила Белла.
– Жители Истмера, мисс. Они сказали, что снесут амбар и сожгут дом, если мистер Тренчард не приедет и не даст им денег.
Джеймс вслед за Беллой вышел в вестибюль.
– В чем дело? Неужели я не могу отлучиться на пять минут, чтобы ты за мной не бегал?
– Мистер Тренчард, сэр, мужики пришли на ферму и бунтуют. Денег требуют. Говорят, подавай пятьдесят фунтов в счет зарплаты и цен на хлеб.
– Хорошо бы мне их иметь, эти пятьдесят фунтов, – угрюмо ответил Джеймс. – Скажи им, чтобы пошли к приходскому попечителю – вот к кому им следует обращаться.
– Сэр, вы должны приехать, иначе они подожгут дом.
– А где Фейт и Констанция? – в тревоге спросил Джеймс.
– Они с миссис Кларк, но она боится и за собственную жизнь…
– Джеймс, вы должны ехать, – сказала Белла. Наверное, это отголоски сборища в Илае. Толпа от слов перешла к действиям. Но почему они выбрали Джеймса? И где Роберт? Знает ли он об этом? – Я уверена, граф вас простит.
– Да, я должен уехать. – И, обратившись к своему работнику, сказал: – Я поеду верхом, а ты иди следом, и побыстрее, так как можешь мне понадобиться. – Уже на полпути к двери он остановился и повернулся к Белле. – Мисс Хантли, я прошу разрешения вернуться и уладить дело, которое мы обсуждали.
Она молча кивнула. В гостиной она сообщила графу о том, что случилось. Его мало волновала безопасность Джеймса. Он и мысли не допускал, что нельзя справиться с горсткой взбунтовавшихся работников.
– О чем только думают власти, – сказал он. – В прошлом году в Суффолке они уступили толпе, и теперь, похоже, происходит то же самое. Надо послать за войсками – посидят в тюрьме и быстренько одумаются.
– Дедушка, они голодают и доведены до крайности, – заметила Белла.
– Ну и что? – Графа больше интересовали собственные дела, чем то, что происходило в деревнях и на полях Восточной Англии. – А ты бы лучше обдумала свое положение. Одно предложение у тебя уже есть.
Белла знала, что Джеймс очень стеснен в средствах, несмотря на небольшую ежегодную ренту, получаемую от деда. Ей было жаль его, но не выходить же из-за этого за него замуж.
– Милорд, пожалуйста, не заставляйте меня принять предложение Джеймса.
– Я не собираюсь этого делать, дитя. Я буду удручен, если ты слишком быстро согласишься. Он здесь не единственный.
Белла была озадачена. Она взглянула на оставшихся двоих мужчин. Эдуард был рассержен, а Луи насмешливо улыбался. О чем они думают?
Снова появился Джоллифф.
– Милорд, подождать с обедом или подавать?
– Ох, нет, – сказала Белла. – Ждать нельзя – иначе все остынет. Дедушка, пожалуйста, давайте отложим разговор.
– Хорошо. Мы не можем продолжать без Джеймса. Скажи поварихе, что мы идем в столовую. И пошли Сильвестра за графиней. – Он позволил Эдуарду помочь ему подняться, затем под руку с Беллой вышел из комнаты и через обширный коридор прошествовал в большую столовую, где было очень холодно. Белла хотела, чтобы обед состоялся в одной из меньших столовых, но дед отклонил ее предложение. – Я хочу показать этим выскочкам, как принимает гостей граф, – заявил он. – Одному из них придется к этому привыкнуть.
Когда они уселись за длинный узкий стол, появилась графиня. Граф сидел во главе стола, а Белла – напротив. Элизабет заняла место слева от графа.
– Здесь холодно, как в склепе, – сказала она, глядя на слабый огонь в камине. – И так же уныло.
– Простите, миледи, – ответила Белла. – Мы не часто пользуемся большой столовой и в этом году впервые в ней затопили. Наверное, надо прочистить трубы. Завтра же прикажу это сделать.
– Дядя, вам необходима нормальная экономка, – сказала Элизабет. – Изабелла слишком юна для такой ответственности.
– Я считаю, что Белла прекрасно справляется, – вставил Эдуард. – Думаю, что его светлость не дал ей достаточно времени, чтобы подготовиться к внезапному наплыву посетителей.
– Тогда понятно, почему моя комната в таком состоянии, – сказала Элизабет. – Там лежит слой пыли, а огонь в камине едва теплится.
– Ты сама виновата, – сказал граф. – Мы не держим наготове комнаты для незваных гостей. В такие трудные времена это преступная трата денег. Поменяйся апартаментами с сыном – для него комнаты были приготовлены.
– Конечно, мама, – поспешно сказал Луи, не желая ссориться с двоюродным дедом. – Я сразу же после обеда перенесу свои вещи.
Слегка ублаженная Элизабет повернулась к Белле.
– А где мисс Батгерзби? Я ожидала, что она позаботится обо мне, поскольку ты слишком занята другими.
– Она навещает больную сестру в Даунем-Маркет. Я жду ее со дня на день, – объяснила Белла.
Элизабет пришла в ужас.
– Милорд, неужели молодая незамужняя девушка живет здесь без компаньонки? Если об этом узнают, то не избежать чудовищного скандала.
– Ерунда! Я ее дед, и здесь ее дом. И всегда будет здесь.
– Что касается дома, то я уверена, что Луи не такой жестокосердный, чтобы отказать ей в доме, когда он обзаведется собственным, но едва ли ей прилично оставаться здесь, пока он не жена.
– Вы слишком много себе позволяете, мадам. – Граф смерил ее ледяным взглядом.
– Мама, – вмешался Луи, – его светлость решил, что мисс Хантли произведет на свет наследника до его смерти.
– Какое это имеет ко всему отношение? Граф вздохнул.
– Объясни ей, Луи.
– Его светлость решил выдать ее замуж за одного из нас. Это условие наследования.
– Ты хочешь сказать, что он пытается заставить тебя жениться на Изабелле? – Она окинула девушку таким взглядом, который ясно говорил, что она обо всем этом думает.
– Это может быть Эдуард, либо Джеймс, либо Роберт, – угрюмо произнес Луи. – Ее ребенок будет обладать правом первенства.
– Он не может это сделать, – заявила Элизабет.
– Она – женщина, а поместье находится в майоратном наследовании.
– Ты осмелишься это проверить? – спросил его светлость.
– Я признаю: Эдуард может считать, что у него есть на это право, – сказала Элизабет, – но он заблуждается. Остальные двое… – Голос ее зазвучал громче. – Я не могу предположить, что вы рассчитываете на них. Один – олух, а другой – шалопай.
– Я сказал, что выбор сделает Белла, и от этого не отступлюсь, – ответил граф. – Джеймс уже высказал свое намерение сделать ей предложение.
– И вы отдадите ее этой куче навоза? Господи, вы, должно быть, сошли с ума. Подумать только: Джеймс Тренчард в этом доме! – Элизабет громко захохотала. – Да он будет держать свиней в гостиной, а цыплят – в вестибюле. Надеюсь у Изабеллы хватит ума, чтобы даже не думать о подобном предложении. Что касается тебя, Эдуард, то ты уже помолвлен с мисс Шарлоттой Меллиш.
– Не совсем, – отрезал он.
– То есть как – не совсем? Ты либо помолвлен, либо нет, а из надежного источника мне известно, что ожидается лишь объявление в газете. Ты прослывешь последним распутником, если изменишь своему слову.
– Что касается ваших сведений, мэм, то я еще не сделал официального предложения и могу быть отвергнут.
– О, значит, ты собираешься проявить себя настолько мерзко по отношению к мисс Меллиш, что она без колебания разорвет помолвку. Очень умно. – Она повернулась к Белле. – Ты сделаешь роковую ошибку, если примешь его предложение при таких условиях, моя дорогая.
– Я не сказала, что приму предложение от кого-либо из них, – с болью в голосе ответила Белла. – Все эти ссоры и споры не доставляют никому радости. Дедушка, пожалуйста, скажите, что вы всех разыгрываете.
– Ничего подобного я не скажу. – Он повернулся к лакею, принесшему второе блюдо, и сделал знак подавать. – А теперь мирно закончим трапезу.
Графиня открыла было рот, чтобы опять что-то сказать, но передумала и стала сосредоточенно поглощать рыбу. Белла чувствовала, что она все равно выскажется, как только закончится обед, и со страхом ждала этого.
Обед тянулся нескончаемо долго, одно блюдо сменялось другим. Дамы хранили молчание, а Луи без конца угощался вином его светлости. Даже Эдуард выглядел уже не таким высокомерным, когда перешли к фруктам. Кажется, все забыли – или делали вид, что забыли, – о причине, по которой они собрались, и говорили о чем угодно, но не о том, что было у каждого на уме. Все это походило на игру в кошки-мышки, и Белла ждала минуты, когда можно будет удалиться. Тут вошел Джоллифф и объявил его светлости, что прибыл капитан Хантли.
– Что ж, останется голодным, – заявил его светлость. – Мы уже почти закончили. Отведи его в гостиную – пусть подождет нас там.
– Милорд, он… – Джоллифф запнулся, – он несколько… растрепан. Мне кажется, с ним произошел несчастный случай.
У Беллы перехватило дыхание, а Эдуард положил на стол вилку и нож и встал.
– Он ранен? Где он?
В дверях за спиной Джоллиффа появился сам Роберт. Его красивый модный сюртук был порван и испачкан, галстук съехал набок. Но что хуже всего, так это то, что над глазом у него зияла рана с засохшей кровью, а под глазом – огромный багровый синяк. Он поклонился Элизабет и одновременно насмешливо улыбнулся Белле, которая хотела кинуться ему на помощь, но он остановил ее взглядом.
– Тысяча извинений, дамы. Я удаляюсь, чтобы привести себя в порядок. Простите, милорд. Помоги мне, Тедди, – обратился он к Эдуарду, – мне необходимо принять ванну. – И, хромая, вышел из комнаты, опираясь на руку брата.
– Ну и ну! – воскликнула Элизабет. – Небось участвовал в уличной драке и осмеливается после этого появиться в столовой. Куда мир катится? Ни манер, ни уважения. Что ж удивляться, когда низшие слои восстают против хозяев: у них есть с кого брать пример.
– Я уверена, что Роберт не дрался, – сказала Белла. – Он, разумеется, расскажет, в чем дело, когда приведет себя в порядок.
– В таком случае мы с тобой удалимся в гостиную, – заявила графиня. – Мы поболтаем, а его светлость и Луи поговорят о деле. – Она крепко взяла Беллу за руку, сделала реверанс графу и чуть ли не силком втащила Беллу в гостиную. – Ну, – сказала она, когда они уселись и им принесли поднос с чаем, – что же побудило твоего деда устроить этот спектакль? Ты не заметила – он последнее время не вел себя странно? Может, он не в себе?
– Он совершенно нормально себя ведет. Вот только подагра… Он не желает следовать совету доктора и воздерживаться от спиртного. Говорит, что подагра не имеет отношения к кларету и бургундскому, а причина ее – в сырой погоде. Возможно, он прав. Такой дождливой весны давно не было. Многие поля не вспаханы. Фермеры, как и Джеймс, находятся в бедственном положении и не могут заплатить своим работникам, которые вынуждены обращаться к приходским властям…
– Зачем ты притворяешься глупой, Изабелла? Меня совершенно не интересуют фермеры. Главное – чтобы они вовремя платили ренту. Я говорю об этой безумной идее выдать тебя замуж за наследство. Уверена, что дядю к этому склоняет старина Хансон.
Мистер Джордж Хансон был поверенным графа.
– Зачем ему это делать?
– Чтобы лишить наследства Луи. Ему никогда не нравился мой сын. Он считает его французом и поэтому смотрит на него с подозрением. Как это несправедливо по отношению к моему бедному мальчику! Он ведь почти всю жизнь прожил в Англии и отказался от своих земель во Франции.
– Отказался? – удивилась Белла. – Я думала, они были отняты у него революционерами.
– Да, это так, но предпринимались шаги, чтобы вернуть их. Конечно, сейчас там все разрушено и они ничего не стоят. – Графиня вздрогнула. – А если мы не проявим осмотрительности, то эта зараза распространится и мы получим революцию у себя на пороге.
– Не может быть!
– По дороге сюда я видела сожженные скирды, снесенные амбары и на пустых лавках плакаты «Хлеб или кровь». Вот и во Франции так все начиналось. Нам, чтобы это предотвратить, нужны у власти твердые люди, такие как Луи. Вот почему так важно, чтобы его наследство не было выставлено на торги.
Белла не назвала бы Луи твердым, но промолчала, спрятав улыбку.
– Миледи, неужели вам так отвратительна мысль о браке вашего сына со мной?
– О, ты довольно-таки приятная девочка, но скажи на милость, разве ты можешь соответствовать такому светскому человеку, как Луи? Ты живешь безвыездно в деревне, в обществе старика, который давно забыл, что значит вращаться в свете. Откуда тебе знать, как себя вести? Луи нужна представительная светская дама, а не робкая мышка. При дворе полно красивых женщин, а Колетт пользуется благосклонным вниманием принца-регента, который даст нам совет.
Беллу посетила непочтительная мысль, что дочка Элизабет пользуется не только благосклонным вниманием Георга, но и… Луи же являет собой жалкое подобие мужчины, если позволяет матери и сестре выбирать ему невесту.
– Я и не помышляю о том, чтобы помешать придворной карьере Луи, – сказала она.
– Хорошо. Значит, мы договорились – ты отказываешься от этой причуды графа и никого из них не выбираешь в мужья. Я от имени Луи могу пообещать, что он не даст тебе умереть от голода.
Белла поняла, что должна поблагодарить за это, но, прежде чем она придумала подходящий ответ, в комнату вошли граф и Луи. Оба были крайне раздражены. У Луи горели уши, а граф весь побагровел. Белла испугалась, что его может хватить удар.
– Дедушка, вы переутомились, – сказала она. – Не прилечь ли вам?
– Когда будет нужно, я это сделаю. Где Эдуард и Роберт?
– Они еще не спустились. Граф яростно затряс колокольчиком и послал лакея за молодыми людьми. Когда они появились, Роберт был умыт и одет в зеленый сюртук и высокие сапоги, а также в чистую рубашку и новый галстук. Правда, синяк и рана по-прежнему красовались у него на лице.
– Ну, что скажешь? – спросил его светлость, когда молодой человек принес извинения.
– Я ехал сюда и натолкнулся на толпу, – сказал он, усаживаясь и взяв чашку чая из дрожащих рук Беллы. – У них был не менее кровожадный вид, чем у французских солдат на поле боя. Я без оружия, но и пистолет меня не спас бы – их было слишком много. Они стещили меня с лошади и потребовали денег.
– Где это произошло? – спросила Белла.
Он повернулся к ней и внимательно ее оглядел: обыденное серое платье и разрумянившееся лицо. Ее усилия казаться непривлекательной возымели обратный эффект – она была прехорошенькой.
– На перекрестке между Уэстмером и Истмером. Они шагали, заняв всю дорогу, так что я не мог их объехать.
– Выходит, ты им сдался? – уточнила Элизабет.
– Если бы я этого не сделал, то не сидел бы сейчас здесь, но я сопротивлялся. В результате один из них ударил меня дубинкой.
– Вот сброд! – возмутилась графиня. – Надо вызвать войска и повесить побольше мятежников, либо мы закончим так же, как во Франции.
– Нет, до этого дело не дойдет, – мягко сказал Роберт. – Это разные случаи. У нас простой люд доведен до крайности. Когда я выразил свое сочувствие, они взяли деньги, которые я им предложил, и дали мне возможность уехать. Они не забрали ни ценностей, ни багажа – иначе мне не во что было бы переодеться.
– Ты видел мистера Тренчарда? – спросила Белла.
– Нет.
– За ним послали из дома. Слуга сказал, что работники угрожают снести амбар и дом.
– Нет, я его не видел. Но он не единственный в таком положении – толпа, встреченная мною, неистовствовала уже долгое время, некоторые были пьяны. Вернуть их по домам можно только при помощи войск.
– О господи, надеюсь, обойдется без кровопролития, – сказала Белла. – Бедняки настрадались. Цена на муку и хлеб поднялась очень высоко, а заработная плата слишком мала.
– Твое сочувствие им, Белла, делает тебе честь, – заметил Эдуард. – Но это не дает им права выступать против закона и крушить собственность тех, от кого они зависят.
– Ты узнал их имена? – спросил граф у Роберта. – Я могу послать за констеблем, и их арестуют.
– Нет, я этого не сделал. Маловероятно, что они сообщили бы мне их. – Роберт поставил чашку и встал. – А теперь прошу меня извинить, так как я страшно голоден и, если Эдуард будет так добр, что пополнит содержимое моего кошелька, отправлюсь в местный трактир и закажу себе обед.
– Ой, какая же я беспечная, – воскликнула Белла. – Роберт, пожалуйста, сядь, а я попрошу повариху что-нибудь тебе сготовить.
– Не надо, моя дорогая. Я прекрасно поем в трактире.
– Но разве тебя не интересует, почему его светлость созвал нас всех вместе? – спросил Луи.
– Эдуард ввел меня в курс дела. Простите, но я считаю, что все это сплошной вздор и лучше было бы не тратиться на поездку. Тогда у меня не забрали бы кошелек. А оно, – он указал на свое лицо, – осталось бы нормального размера и цвета.
Беллу повеселил его ответ, и она улыбнулась. Он отвесил ей галантный поклон, взял ее руку и поднес к губам. Его карие глаза смеялись. Белла была рада, что хоть кому-то эта ситуация кажется смешной.
– Прости, милая Белла. Я не хочу тебя унизить, но ты должна понимать, что любой брак, основанный на принуждении, обречен на провал. К тому же, как бы ни желал этого, я не могу соперничать с братом – права у него, а не у меня.
– Права! – негодующе выкрикнул Луи. – Если у кого они есть, то…
– О, пожалуйста, не ссорьтесь, – вмешалась Белла. – Я этого не вынесу. Дедушка, скажите же что-нибудь.
Но граф лишь улыбнулся и позвонил в колокольчик. Как только он ушел, поддерживаемый Сильвестром, Элизабет велела Луи сопроводить ее наверх, чтобы проверить, переменили ли слуги их комнаты, и, разумеется, чтобы обсудить дальнейшие действия. Белла осталась с Эдуардом и Робертом. Она в отчаянии переводила взгляд с одного на другого.
– Мне очень жаль, – вздохнула она. – Все это не я придумала. Не знаю, что нашло на дедушку.
– Тронулся, – сказал Роберт. – Очень может быть. По отношению к тебе это совершенно несправедливо. Правда, Тедди?
Брат охотно с ним согласился.
– Если он думает о твоем будущем, как он заявляет, мог бы обеспечить тебя ежегодной рентой или хорошим приданым.
– Но как же вы не понимаете? – воскликнула Белла. – Мое приданое – это Уэстмер.
– Я не уверен, что по закону это так, – сказал Эдуард.
– Как жаль, что папы нет в живых, – произнесла она. – Тогда не было бы никаких споров и ничего этого.
– Если тебя это хоть немного утешит, – сказал Роберт, – то мы тебя поддержим. Я обещаю, что ни один из нас не сделает тебе предложения.
Это было уж слишком, и Белла убежала в свою комнату, где бросилась на кровать и разрыдалась. Как дедушка может быть таким жестоким? А Роберт? Неужели он думает, что ее утешит, если она будет знать, что он не хочет делать ей предложение? Он все еще смотрит на нее как на маленькую кузину, которую иногда снисходительно развлекал: учил девочку ездить верхом и удить рыбу, когда приезжал в Уэстмер на летние каникулы из Кембриджа. Но, как заметил дед, она выросла и теперь вполне годится в невесты. Ох, до чего же ей не хватает мисс Баттерзби!
Эллен Баттерзби была немного легкомысленная и романтичная особа. Она любила вздыхать над романами и считала, что в жизни надо брать пример с литературных персонажей. Граф часто был прямолинеен и даже груб с ней, поэтому бедняжка старалась его избегать. Возможно, это было одной из причин ее долгого отсутствия. Но Белла в ней нуждалась.
Если мисс Баттерзби не сможет вернуться, Белла поедет к ней. До Даунем-Маркета легко добраться верхом. Если ситуация с наследством не изменится, Белла уедет и найдет способ зарабатывать себе на жизнь. Она встала и переоделась в амазонку. Ей не хотелось встречаться с кем-либо в доме, поэтому она взяла сапожки в руку и на цыпочках прокралась по верхней галерее к задней лестнице.
В той части дома, где не жили, было темно и пахло сыростью. Беллу проняла дрожь, словно ее преследовали призраки рода Хантли. Наконец она добралась до маленькой двери в самой древней части дома и вышла на свежий воздух.
Она надела сапожки и, приподняв юбки, побежала к конюшне. Никого из конюхов там не было. Белла тихонько разговаривала с Дымкой, чтобы лошадь не ржала, пока она ее седлала и выводила из конюшни. Белла села в седло, встав на чурбан у двери конюшни, и поехала сначала по аллее, а потом по дороге, где повернула в сторону Даунем-Маркета.
Погрузившись в свои мысли, она забыла о мятежниках и о возможной опасности. Но, как только въехала в деревушку в Истмере, встретилась с озлобленной толпой, двигавшейся по улице с вилами и дубинками. Двое несли кусок ткани, на котором корявыми буквами было написано: «Хлеб или кровь».
Белла натянула поводья и свернула на обочину, чтобы дать пройти людям, но их было очень много, и все были страшно возбуждены. Они толкались и испугали кобылку, которая захрапела и встала на дыбы. Белла изо всех сил удерживала поводья, но лошадь, непривычная к резкому обращению, так сильно дернулась, что сбросила Беллу прямо под ноги идущим.
Первым, кого она увидела, открыв глаза, был Роберт. Ее голова лежала у него на коленях.
– Слава богу, – сказал он. – Я думал, что ты умерла…
– Меня сбросила Дымка.
– Знаю. К счастью, я видел, как это случилось. Я просто не мог поверить своим глазам. После того, что было сегодня утром, как ты могла поехать одна?
У Беллы при падении с лошади упала шляпа, и волосы растрепались. Она прекрасно осознавала, какой у нее вид, и постаралась сесть, но у нее закружилась голова, и она опустилась прямо ему на руки.
Роберт смотрел на нее со смешанным чувством: то ли ругать ее, то ли утешать.
– Ты ушиблась? Ничего не сломала?
Странно, как тепло, уютно и безопасно находиться в его объятиях, несмотря на то, что над ними все еще раздаются крики и их вполне могут растоптать.
– Нет, вряд ли. Но голова болит.
Роберт осторожно подложил руку ей под затылок.
– Неудивительно. У тебя там шишка величиной с яйцо и идет кровь.
Он огляделся вокруг в поисках безопасного места. Через дорогу находился трактир, в котором мятежники уже побывали и, выпив все, что там было, двинулись дальше. Это заведение мало подходило для нежной юной леди, но другого выхода не было. Роберт поднялся на ноги, нашел шляпу Беллы и сунул ей в руки, затем, нагнувшись, поднял ее на руки, словно ребенка. Распахнув ногой дверь трактира, он внес ее внутрь, усадил на скамью и сам сел рядом.
– Лучше подождать здесь, пока все не утихнет. В закоптелой, с низким потолком комнате, где пахло прокисшим пивом, никто к ним не подошел, что было неудивительно. Но стоящий на пороге задней комнаты мальчик лет одиннадцати-двенадцати уставился на них с любопытством.
– Получишь шесть пенсов, если поймаешь серую лошадь и приведешь ее сюда, – сказал ему Роберт. – И еще один шестипенсовик, если приведешь черного жеребца, привязанного на постоялом дворе «Корона».
Мальчик мгновенно исчез.
– Он может привести с собой мятежников, – прошептала Белла.
– Нет. Они заняты своим делом. – Роберт отошел от нее, вернулся со стаканом воды и помог ей напиться. Затем принес миску с водой. – Чистого полотенца нет, – сказал он, вынимая льняной носовой платок из кармана сюртука и смачивая его в миске. – Дай-ка я взгляну на твою рану. – Пальцы Роберта очень нежно касались ее затылка, когда он смывал кровь с волос. – Все не так страшно, как я сначала подумал, – сказал он и, переместив руку с затылка, погладил Беллу по щеке указательным пальцем. – Бедняжка моя, ты бледная, словно призрак.
От его ласкового прикосновения ее бросило сначала в жар, потом в холод. А может, это просто последствия падения с лошади?
– Я немного перепугана, – сказала она. – Но скоро приду в себя.
– Буду очень рад. – Он улыбался, отчего багровая опухоль у него под глазом стала еще более заметной.
– Роберт, что ты здесь делаешь?
– Забочусь о тебе.
– Да нет, я не об этом. Я имею в виду Истмер.
– Приехал узнать, могу ли я чем-нибудь помочь Джеймсу. Они говорили о нем в «Короне», где я обедал. Они, кажется, считают, что он, скорее всего, даст им денег без особого сопротивления – из-за детей.
– Ты думаешь, ему грозит опасность?
– Трудно сказать, но лучше отдать им то, что они требуют.
– А иначе они поступят с ним так же, как с тобой.
Роберт дотронулся до синяка на щеке и печально улыбнулся.
– Наверное.
– Это произошло в Илае после того, как я уехала?
– Илай, Истмер… Какое это имеет значение? – загадочно ответил он. – Брожение происходит по всей стране.
– Как ты думаешь, графиня права? Я хочу сказать – насчет революции.
– Нет, не думаю. Но как только доставлю тебя домой, поеду к Джеймсу. Возможно, я смогу ему помочь.
– Я не собираюсь ехать домой.
– Нет? А куда ты направлялась?
– Я ехала в Даунем-Маркет к мисс Баттерзби.
– К старушке Баттерзби? Зачем?
– Мне необходим ее совет.
– А, понятно. – Он ехидно ухмыльнулся. – Попасть в разгар бунта и быть сбитой с лошади предпочтительнее, чем выбрать себе мужа, да?
– Это дело нешуточное.
– Что именно: бунт или муж?
– И то, и другое. – Белла помолчала – у нее продолжала кружиться голова. – Просто не знаю, что делать. Дедушка не так уж хорошо себя чувствует, и, если я его ослушаюсь, с ним может случиться удар. Я ведь его очень люблю.
– Конечно любишь, моя милая, но он поступил с тобой на редкость не по-доброму. В то время, как других леди твоего возраста отправляют в Лондон, в свет, где они танцуют на балах, посещают званые вечера и пикники, ты сидишь в деревне со старым скрягой, который думает больше о сохранении своих земель и поместья, чем о чувствах внучки.
– Он не скряга. – Преданная Белла стала защищать графа. – Просто он стареет и мучается от подагры и от этого делается таким своенравным. И его беспокоит, что станет со мной, когда… – Она не смогла заставить себя закончить фразу.
– Ты, как всегда, верна ему, моя дорогая. Я не стал бы тебя винить, если бы ты послала всех нас к черту.
– Ты ни в чем не виноват.
– И Эдуард тоже. Тебе ведь нравится старина Тедди, правда?
Ее удивил его тон.
– Да, конечно, но ты мне тоже нравишься…
– Очень приятно это слышать, – сказал Роберт. – Но разница существует. Он – законный наследник, и я уверен, что его светлость просто решил повеселиться.
– Мне от этого совсем не весело.
– Нет, конечно. Но само собой разумеется, чего он ждет – что ты выберешь Эдуарда. Кого же еще?
– Эдуард помолвлен.
– Но он не сделал предложения.
– Не хочешь же ты сказать, что он разорвет помолвку? Ох, Роберт, я не могу так плохо о нем думать – он честный человек.
– Титул и богатство – веские аргументы. Я рад, что передо мной не стоит подобный выбор. – Она молчала, и это убедило Роберта в том, что он прав: Беллу удерживает от того, чтобы выбрать Эдуарда, только его помолвка. – Подумай о себе, – продолжал он. – Почему бы тебе не попросить его светлость, чтобы у тебя был светский сезон в Лондоне, как это полагается? Ты можешь встретить кого-нибудь, кто тебе понравится и подойдет в женихи.
– О, это было бы чудесно! Но как же я смогу поехать? Меня некому вывести в свет.
– Моя мама могла бы это сделать, – сказал Роберт. – Она снимает дом в городе на время светского сезона.
– Дедушка меня не отпустит. Он не позволит мне никуда уехать, пока я не скажу, за кого из вас выйду замуж.
– Тогда мы зашли в тупик.
Вдруг ее осенила мысль, но такая дерзкая и в то же время простая, что Белла удивилась, как же не додумалась до этого раньше.
– Ты мог бы кое-что для меня сделать, – медленно произнесла она.
– Что угодно, милая Белла. Все, что в моих силах.
– Если дедушку удастся убедить в том, что я сделала выбор, он больше не вернется к этому вопросу.
– Конечно.
– Тогда, пожалуйста, сделай мне предложение.
– Я? – Роберт не мог поверить своим ушам.
– Ой, не пугайся так. Я не имею в виду, что это будет настоящая помолвка, но если бы мы могли притвориться…
Он был поражен и заинтригован.
– И что это даст?
– Мне необходимо время и… немного свободы на несколько недель. Если мы скажем его светлости, что пришли к согласию, он позволит мне нанести визит твоей маме. Конечно, если кузина Генриетта будет так добра, что пригласит меня. Я на самом деле не в состоянии ничего сообразить, пока нахожусь в Уэстмере. Возможно, когда я уеду, мне что-нибудь придет в голову.
– Белла, по-моему, удар по голове отразился на твоих мозгах. Ты подумала, чем это кончится, даже если я соглашусь? Я не тот человек, который разрывает помолвки. Ничего не получится. Высший свет вынесет мне смертный приговор, как только это станет известно. Меня не примут ни в одном приличном доме. А лорд Уэстмер придет в бешенство, не говоря уже об Эдуарде.
– А почему он будет возражать?
– Белла, ты только подумай. Он знает, что наследник – он, и мы оба договорились, что не играем в игры, затеянные его светлостью.
– Пожалуйста, Роберт. Нам не нужно официальное объявление о помолвке, и твоя гордость не пострадает, когда все закончится.
– Тогда для чего все это?
– Чтобы ублажить дедушку.
– Ты хочешь сказать – одурачить его.
– Мне некого больше попросить. Джеймс уж точно не повезет меня в Лондон. Ему нужна экономка и мать для девочек, больше ничего. А если я появлюсь в Лондоне в обществе Луи…
– Да, понятно, – Роберт улыбнулся. – Тебя примут за одну из его «подружек».
– Значит, ты мне поможешь?
– Белла, ты милая девочка, но… – Он замолк. Искушение рискнуть и попытать счастья было велико, но он не может себе это позволить, так как уверен в том, что граф хочет, чтобы Белла вышла за Эдуарда, а это законно и справедливо. Эдуард сможет дать ей намного больше, чем он, Роберт, и обеспечит ей жизнь в ее любимом Уэстмере. Просто граф избрал своеобразный способ соединить их, а мисс Меллиш препятствием он не считает. – Как ты думаешь, мы можем уже ехать? – спросил он.
Ей стало очень грустно. На мгновение она подумала, что нашла выход, но Роберт прав – это безрассудный план.
– Да, можем.
– Я выйду и посмотрю, привел ли мальчик наших лошадей.
Белла встала и прошлась по комнате. Дойдя до окна, она выглянула на улицу. Там все было спокойно, никакой точны, только Роберт и мальчик вели Дымку и черного жеребца к трактиру. Роберту повезло, что его коня не украли, подумала Белла. Она вдруг осознала, какой Роберт высокий и сильный, какие у него резкие, но красивые черты загорелого лица и смеющиеся карие глаза. Ее это взволновало.
– Мятеж закончился? – спросила она.
– Мальчик говорит, что все собрались на рыночной площади. Уверен, чем скорее ты уедешь домой, тем лучше.
– Но как же мисс Баттерзби и Джеймс…
– Я поеду и посмотрю, как они, после того, как провожу тебя в Уэстмер, – сказал он, помогая ей сесть на лошадь.
– Спасибо, Роберт, но меня не надо провожать. – Голос прозвучал слишком резко. Она этого совсем не хотела, так как сердилась на себя больше, чем на него Как она могла попросить его сделать ей предложение? Одного этого вполне достаточно, чтобы он стал испытывать к ней отвращение. – Гораздо важнее узнать, что случилось. Привези Эллен домой. И ее сестру тоже, если она пожелает.
– Тем не менее я настаиваю. Неизвестно, кого ты встретишь по пути.
– Глупости! Я езжу по этим дорогам всю жизнь.
Но она сказала это ради приличия, и они молча поехали рядом. Когда они достигли окраины деревни Уэстмер и впереди показалась северная ограда поместья, Белла остановилась у калитки и сказала:
– Я почти дома, капитан, и доберусь через лес, срезав часть дороги. Спасибо за то, что спас меня.
Она явно прощалась с ним. Роберт хотел было поспорить, но передумал. Белла – прекрасная наездница, и на землях поместья ей ничто не угрожает. А ему не очень-то хотелось возвращаться в гнетущую обстановку Уэстмер-Холла.
Он спешился и отворил ей калитку. Белла улыбнулась и слегка поклонилась ему. Когда она скрылась среди деревьев, он закрыл калитку и снова сел в седло.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Наследство Уэстмера - Николс Мэри

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Наследство Уэстмера - Николс Мэри



Неплохой роман, осталось приятное ощущение в душе.
Наследство Уэстмера - Николс МэриТаня
12.02.2014, 12.41





Roman ne ochen. Pustie opisanija, ne interesnie dialogi, nikakih emotsij. Ne sovetuju, esli u vas est chto nibud bolee zahvatueshee pochitat. 5/10
Наследство Уэстмера - Николс МэриZzaeella
20.03.2014, 15.26





не самый плохой,но и не очень увлекательный роман. Скучновато, но есть очень милые,даже романтичные моменты...
Наследство Уэстмера - Николс МэриItis
31.07.2014, 1.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100