Читать онлайн Разбитое отражение, автора - Николас Дебора, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разбитое отражение - Николас Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разбитое отражение - Николас Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разбитое отражение - Николас Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Николас Дебора

Разбитое отражение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

У стойки Дрейк заказал два больших сандвича с креветками. Оставалось только надеяться, что у Рейчел нет аллергии на морепродукты, потому что возвращаться и спрашивать, что она будет есть, ему сейчас хотелось меньше всего. Спокойно смотреть в это растерянное, убитое лицо, не замечать безмолвного упрека в синих глазах было выше его сил.
Черт побери, что это на него нашло?! С ума он сошел, что ли? Заслонить ее от Фэйрчайлда, чтобы их не застукали вместе, чтобы не сорвать операцию, – это одно, но целовать так, будто от этого зависит вся жизнь, – совсем другое.
Хуже всего, она понимает, что он не притворялся. Другая сомневалась бы, думала бы, что он просто убедительно играет нужную роль, но не Рейчел, не его напарница-телепатка, будь она проклята!
Барменша, крупная блондинка в открытой маечке и джинсах, уютно облокотилась о прилавок прямо напротив него.
– Слушай, парень, здесь ждать необязательно. Когда сандвичи будут готовы, я принесу. – Она усмехнулась и кивком показала ему на Рейчел: – Давай, иди к своей девчонке.
Дрейк глянул на нее так свирепо, что, верно, отбил у толстухи всякую охоту улыбаться. «Иди к своей девчонке…» Черта с два один поцелуй сделает Рейчел его девчонкой. Не все так просто, к сожалению. Должно быть, он стареет: лет десять назад после такого поцелуя он не стал бы терять время, заказывать какие-то сандвичи – подхватил бы Рейчел и затащил в ближайшую постель.
Десять лет назад. До того, как он ушел из флота. До тюрьмы. До Анджелы…
Господи, да кого он обманывает? Даже мысль об Анджеле ни на йоту не ослабила влечения к Рейчел, хотя и должна была, должна, черт возьми!
Он повернулся и пошел обратно к столику. Может, так оно и лучше: покончить с этим поскорей, и все тут. Времени мало, они еще не договорили о деле, а Рейчел надо вернуться в контору, пока Фэйрчайлд не узнал, чем она занималась в обеденный перерыв.
Чувствуя, как неизвестно отчего теснит грудь, он сел напротив нее.
– Я заказал вам сандвич с креветками. Вы любите креветки?
– Креветки – это чудесно, – каким-то деревянным голосом отозвалась Рейчел. – Вообще все чудесно!
В ее словах было столько яда, что Дрейк не удержался и посмотрел на нее. Обиженные синие глаза, угрожающе напряженное лицо…
– Ну, давайте. Выкладывайте. Вижу, вам есть что сказать.
Рейчел промолчала и демонстративно отвернулась. Дрейк вздохнул.
– Послушайте, если это из-за того поцелуя…
– Поцелуя? Мы разве целовались? – Она явно пыталась говорить непринужденно, но вышло совсем наоборот – зло и горько. – Судя по вашему поведению, ничего такого не было. Да и я теперь уже не могу поверить, что пять минут назад вы набросились на меня, как голодный на хлеб.
Дрейку показалось, что ему с размаху врезали под дых, но он как-то заставил себя сделать равнодушное лицо.
– Рейчел, это был всего лишь поцелуй. Поцелуй, понимаете? Ничего страшного. Извиняться я не стану, как и утверждать, что это – начало большого чувства. – Он заметил, как она вздрогнула, но безжалостно продолжал: – Мы с вами в одной связке, а в таких случаях опасность иногда толкает на разные глупости. Повышается уровень адреналина, и мы делаем то, чего не хотели…
– Чепуха! И вы сами это прекрасно знаете.
Его взбесил ее уверенный тон.
– Почему не сказать просто «брехня», как говорят все нормальные люди?
Она метнула в него убийственный взгляд.
– Не пытайтесь сменить тему. Я не такой ребенок, как вы думаете. Да, сегодня я допустила несколько ошибок…
– Мы оба, а не вы одна.
– Не надо! – Рейчел перегнулась через столик и погрозила Дрейку пальцем. – Не убеждайте меня, что этот поцелуй тоже был ошибкой. Не пытайтесь лгать. Вы поцеловали меня после того, как ушел Тед, и поцеловали так, будто именно этого хотели! А я действительно ответила вам и не вижу в том ничего дурного. Ни-че-го, слышите? Только зачем было потом отталкивать меня? Почему вы притворились, будто ничего между нами не было? Просто объясните, почему сначала вы заставили меня пожелать вас, а потом вдруг оттолкнули. Почему, Дрейк?
Он заскрипел зубами. «Пожелать вас»… Впору завыть от терзающей душу боли! Разве можно было ожидать, что этот поцелуй потрясет Рейчел так же, как и его самого? Впрочем, какая разница. Что меняет ее желание?
– Послушайте, а может быть, вы женаты? – спросила она, чуть запнувшись на последнем слове. – Наверное, в этом все дело! Когда вы перестанете притворяться бригадиром, то, должно быть, отправитесь к жене?
Дрейк посмотрел ей в глаза и чуть не солгал – так хотелось на ходу сочинить себе милую, любящую женушку. Сделай он это, разговор закончился бы немедленно, но – вот штука – не мог он смотреть в эти чистые глаза и лгать, сознавая притом, как трудно ей было задать такой вопрос.
Рейчел выжидательно смотрела на него, и Дрейк сказал правду:
– Я действительно был женат, но она подала на развод сразу после моего ареста.
Она вздрогнула, как от боли, совсем переменившись в лице от жалости и сострадания. Уж лучше бы злилась! Ах, дьявол, вот так годами копишь в себе обиды, прячешь от всех больные места, а потом является такая Рейчел… Как ей удается вытащить на свет божий все то, что ему самому казалось давно похороненным? Нечего ей о нем заботиться, незачем жалеть, черт бы ее побрал!
Она медленно покачала головой.
– Как же ваша жена… Как вообще женщина может бросить мужа, когда ему так плохо?!
«В самом деле, как? – подумал Дрейк, по-прежнему глядя в глаза Рейчел. – И почему у одних главное достояние – большой бюст, а у других – большое, как у Рейчел, сердце? Почему то, от чего Анджела с отвращением отшатнулась, в Рейчел пробуждает желание утешить и пожалеть? И почему у Рейчел такие чудесные, лучистые глаза – совсем как граненый хрусталь? – подумал он еще, теряясь в этой ласковой, теплой синеве. – Почему, откуда у нее такие глаза, в которых можно утонуть?»
– Анджела жила со мной, потому что я быстро продвигался по службе и меня, как говорится, «ждало большое будущее», – услышал он собственный голос. Дрейк не знал, зачем он это говорит, просто вдруг обнаружил, что ему легко и не больно рассказывать Рейчел об Анджеле. – Я думаю, она рассчитывала однажды стать женой «большой шишки», тем более по всему было похоже, что я пробьюсь на самый верх.
Иногда он сам не мог поверить, что все это было на самом деле. Когда девочка с глазами, как звездочки, вчерашняя школьница из Флориды, превратилась в жадную до чинов офицерскую супругу? Его ли отец внушил ей эту жадность или она всегда дремала в Анджеле и просто однажды проснулась?
– Она была разочарована, когда вас арестовали? – ровным голосом произнесла Рейчел.
Дрейк тяжело вздохнул.
– Разочарована – это не то слово. Впрочем, я еще раньше разрушил ее мечты, когда вышел в отставку и занялся бизнесом. Арест стал последней каплей.
Рейчел совсем ушла в себя. Она сидела выпрямившись, плотно сжав губы, будто ее мучила невыносимая боль и она старалась не застонать. Синие глаза влажно поблескивали. Почему? Из-за него? Из-за его страданий? От одной мысли об этом ему стало совсем тошно.
Что толку рыться в этом мусоре, скопившемся на дне души за всю жизнь? Анджеле было наплевать, что работа в разведке уже начала разрушать его мозг, что он хочет попробовать заняться созиданием, а не разрушением, что ему опротивело ломать мир вместо того, чтобы строить его. Куда там! Она только твердила, что в полку он самый молодой капитан и может добиться чего угодно, что теперь она будет «оторвана от общества». Дрейк фыркнул. Да уж, на военное «общество» она только что не молилась!
– А ваши родители? – донесся до него словно откуда-то издалека мягкий голос Рейчел.
Дрейк вспомнил побелевшее лицо отца, и боль опять тугой удавкой захлестнула горло. В ту же секунду глаза Рейчел наполнились слезами, будто его боль отозвалась и в ней. Она прямо излучала сочувствие, и ему захотелось поделиться с нею своими обидами, рассказать ей то, чего не рассказывал никогда, никому…
– Мать умерла от рака, когда я был еще ребенком. Но я не сомневаюсь: она была бы на моей стороне в любом случае, такой уж мама была человек. А вот отец… – Он стиснул зубы, помолчал. – Отец поступил примерно так же, как Анджела. Он…
Вдруг на столе перед ним появилась тарелка с сандвичем, Дрейк невольно перевел взгляд на нее и осекся на полуслове. Проклятье! Ведь предупреждал он себя: не смотри на нее. Делай что хочешь, говори что взбредет в голову, только не смотри!
Длинно выругавшись, он стукнул по столику обоими кулаками.
– Вы опять принялись за свое? Опять начали вытягивать из меня то, до чего вам не должно быть никакого дела? Я уже говорил вам: никогда не смотрите на меня так! Вы обещали, что не будете. Вы…
– Я не обещала, – еле слышно возразила Рейчел.
Бороться с собой он не мог и, несмотря на все свое бешенство, все-таки взглянул на нее – искоса, только одним глазком. Зря беспокоился: ее глаза были устремлены на стоявшую перед нею тарелку, но, кажется, ничего не видели. А когда она взяла нож, чтобы разрезать пополам сандвич, у нее так тряслись руки, что она выронила нож и вздрогнула, когда он с громким стуком упал на пол.
«Ну что, небось несладко выворачивать наизнанку чужие мозги?» – злорадно подумал Дрейк.
– Вы, надеюсь, сможете добраться до конторы сами. – Он оттолкнул от себя тарелку и встал из-за стола. – Эта дрянь мне в горло не полезет. Я возвращаюсь на стройку.
– Подождите! – тихо попросила Рейчел. – Пожалуйста, подождите…
Он замер на месте, неестественно выпрямившись, глядя мимо. Теперь, когда полдень уже миновал, в зале остались только они с Рейчел да пара стариков у стойки.
– Простите меня. – От этого мягкого голоса все внутри у Дрейка сжималось в тугой комок. – Мне не стоило делать этого, зная, как вам будет неприятно. Но я отчаялась понять, почему вы поцеловали меня, и еще…
– Отчаялись? – грубо перебил он. – И все из-за одного поцелуя? Я подозревал, что у библиотекарш проблемы с сексом, но никогда не думал, что дело настолько плохо.
Рейчел стала мертвенно-бледной, и он сразу пожалел, что не может взять свои слова обратно. Да что с ним такое? Сначала накинулся на бедняжку, как Казанова на невинную простушку, а когда она пустила в ход свое единственное средство защиты, оскорбил за то, что посмела защищаться.
Она тоже встала и сбивчиво пробормотала:
– Мне… мне пора обратно в контору.
– Ах, дьявол! – промычал Дрейк, кладя руку ей на плечо. – Кажется, мне снова придется просить прощение. Я сказал вам гадость, и теперь мне очень стыдно.
Рейчел стряхнула его руку.
– Нет, это я… Я все неправильно поняла, и я… – Она громко всхлипнула, не сумев сдержаться.
– Рейчел, – прошептал он. – Я не буду притворяться, будто не хочу вас. Да, тот поцелуй… и на меня подействовал. Но вы должны понимать, что любые нерабочие отношения между нами поставят под угрозу всю операцию.
– Да, конечно, – равнодушно отозвалась она. – Можно, я пойду?
Дрейк вздохнул. Нельзя отпускать ее вот так – расстроенную и униженную.
– Нет. – Она вскинула голову, и он заставил себя улыбнуться. – Мы так рьяно вгрызались друг в друга, что забыли, зачем сюда пришли. Даже не обсудили, что делать с Жанной. Давайте по крайней мере условимся о наших действиях на ближайшее время.
Рейчел молча кивнула и со страдальческой покорностью опустилась на свое место. Дрейк тоже сел, соображая, как бы снять напряжение.
– Как вам в «Хисторик хоумз»?
– Нормально, – равнодушно ответила Рейчел, с несчастным видом отщипывая кусочки сандвича.
– Фэйрчайлд больше к вам не пристает?
Этот вопрос мучил его с того самого дня, когда он увидел, как Фэйрчайлд хватал Рейчел за коленки.
По-прежнему не глядя на него, она покачала головой, а Дрейк вдруг вспомнил, почему она тогда сидела на диване с Тедом.
– Кстати, вы не сказали мне, что у вас диабет.
Рейчел наконец слабо улыбнулась.
– Потому что у меня нет диабета.
– Но Лола говорила, что вы упали в обморок.
– Да. – Она помолчала. – Я… я допустила ошибку, слишком долго смотрела Теду в глаза, и…
– Увидели дьявола?
Откуда он знает? Рейчел испуганно вскинула голову.
– Я не верю в дьявола.
– А я верю. И если есть на земле его слуги, то Фэйрчайлд – из их числа.
– Потому что отмывает деньги?
– Господи, нет, конечно. Потому что он выпивает людей до донышка, а потом вышвыривает их на помойку, как пластиковые бутылки из-под газировки. – Он стиснул зубы, вспомнив, как изуродовал Фэйрчайлд разум Маршалла, превратив приличного человека в жалкого вруна… погибшего потом страшной смертью. – А впрочем, нет, не вышвыривает. Он расплющивает человека в лепешку, рвет его в клочки, втаптывает то, что осталось, в грязь и получает от этого огромное удовольствие.
Рейчел зябко поежилась и обхватила себя руками за плечи.
– Я всегда считала, что даже в самом плохом человеке остается что-то хорошее. Все, кто когда-либо признавался мне, испытывали раскаяние. Значит, в глубине души и они были добрыми.
– Потому-то вы и потеряли сознание, посмотрев в глаза Фэйрчайлду?
Рейчел непроизвольно вздрогнула, и ему захотелось схватить ее за плечи, как следует встряхнуть, сказать, что ей не место в этом логове воров и негодяев, что «Хисторик хоумз» не для нее… Впрочем, она бы не послушала.
– Это не имеет значения, – вымученно улыбнулась она. – Я справлюсь. Теперь я стараюсь ему в глаза не смотреть, так что особых хлопот он мне не доставляет.
– Насколько я понимаю, вам много и не надо…
Рейчел упрямо подняла подбородок.
– Неужели неуязвимому мистеру Хантеру не все равно, что со мной происходит?
– Разумеется, мне не все равно! – Дрейк изо всех сил старался сохранять деловой тон. – Если с вами что-нибудь случится, за задницу возьмут меня.
Она опустила голову, но он успел увидеть в ее глазах боль.
– Прошу прощения, я забыла, как вы рады моему участию в операции. Я ненормальная, эмоционально неуравновешенная, и…
– Рейчел, не надо так.
– Ничего, все в порядке. – Она примирительно махнула рукой. – Не вы один считаете меня… немножко сдвинутой. Сестры меня вечно дразнили.
– Сестры? – переспросил Дрейк, удивленно подняв брови. – Только не говорите, что у вас еще одна сестричка носит полицейскую форму и сейчас она появится непонятно откуда и устроит мне взбучку за то, что плохо забочусь о вас.
Рейчел резко подняла голову, посмотрела на него почему-то испуганно.
– Нет. Моя вторая сестра умерла.
«Да, вот это называется, разрядил обстановку!» – подумал Дрейк.
– Простите. Черт побери, я совершаю бестактность за бестактностью и ничего не могу с собой поделать. Простите.
Странно, но его смущение, кажется, успокоило ее.
– Все в порядке. Просто Си Джей умерла совсем недавно, и я иногда сама забываю, что ее больше нет. – Она дотронулась до сандвича, но не взяла ни кусочка. – Так мы собирались поговорить о Жанне…
– Да, конечно.
Что-то в его словах чуть не вспугнуло ее, но сейчас ему совсем не хотелось выяснять, что именно. Сегодняшний день вымотал их обоих, а Дрейку еще предстояло ругаться с Фэйрчайлдом.
– Когда Годшо и его ребята установят слежку за Жанной, пожалуй, надо мне попробовать заглянуть в те, другие лотки.
– По-моему, это проще сделать мне.
– Нет-нет. Даже и не думайте так рисковать. Вас поймают. Давайте уж я этим займусь. Она ведь и на стройке бывает со своей тележкой.
– И что толку? – Рейчел взяла креветку и положила ее в рот. – Если она привозит деньги в «Хисторик хоумз», то на стройку приходит уже без них.
Верно, тут ничего не возразишь…
– Тогда я постараюсь на следующей неделе быть в конторе к обеденному перерыву.
– О да, это очень естественно! Ни у кого и тени подозрения не возникнет.
Рейчел театрально закатила глаза, и Дрейк невольно улыбнулся, хоть и был зол.
– Рейчел, я не шучу. Я не хочу, чтобы вы совались повсюду сами и ставили под угрозу всю операцию. Это слишком опасно.
Рейчел не ответила. Тогда он перегнулся через столик и схватил ее за руку, в которую она взяла сандвич.
– Обещайте мне, что не станете сами заглядывать в те лотки!
Она выдернула у него руку так резко, что майонез с сандвича брызнул на блузку, и проворчала, промокая пятна салфеткой:
– Какой смысл доверять мне секретную работу, если никак не использовать меня?
– Вы уже дали мне ценную информацию, и это оправдывает ваше присутствие. – Дрейк нахмурился. – Рейчел, вы должны обещать мне не вмешиваться. Я не отпущу вас обратно в контору, пока вы не пообещаете.
Рейчел в сердцах швырнула салфетку и встала из-за стола, сердито глядя на него.
– Клянусь, иногда вы – настоящий неандерталец! Хотя, наверно, этого и следовало ожидать. Какой там девиз у моряков? «Бей первым»? Надо бы – «первым дави всякого, кто с тобой не согласен!»
Не успела она сделать и шага в сторону, Дрейк тоже вскочил со стула и снова схватил ее за руку.
– Длинновато для девиза, вам не кажется? – протянул он, но попытка обратить все в шутку не удалась. Рейчел даже не улыбнулась, и он крепче сжал ее руку. – Обещайте не делать глупостей!
Она упрямо вскинула подбородок.
– Этого я вам обещать не могу. Вы ведь считаете глупым все, что я делаю.
Дрейк выругался вполголоса.
– А если не пообещаете, я скажу Годшо, что не желаю с вами работать. И на этот раз сумею настоять на своем.
С минуту они яростно смотрели друг на друга, не желая уступать ни в чем, потом Рейчел устало вздохнула:
– Ладно. Обещаю.
Довольный, он выпустил ее руку, и она почти побежала к выходу. Глядя ей вслед, Дрейк упорно пытался подавить в себе чувство вины, желание окликнуть ее и попросить прощения. К черту сантименты! Как она не понимает, что он обязан защищать ее? Неужели не соображает, к какой катастрофе могут привести ее благие намерения?
Как она не понимает, что он не вынесет, если с ней что-то случится?..


Подойдя к крыльцу недостроенного дома, Дрейк услышал через приоткрытую парадную дверь возбужденные голоса. Рабочие еще не вернулись с обеда, но Фэйрчайлд, очевидно, нашел-таки себе козла отпущения и, судя по всему, вкладывал в процесс воспитания всю душу.
Прыгая через две ступеньки, Дрейк взбежал на крыльцо. В коридоре голоса слышались яснее; он узнал пронзительный тенорок Марко Синьорелли, сопровождаемый ритмичными ударами – судя по всему, лупили кулаком в стену. На подходе к кухне Дрейк начал разбирать слова.
– Не тронь!.. Увидишь, я в лепешку расшибусь, но не… – кричал Марко.
– Иди ты на хрен! Вообще не твое дело… попробуй только помешать, и я… – угрожающий голос Фэйрчайлда с каждым словом становился все громче.
Дрейк остановился. Как быть? Ретироваться, пока не заметили, или, наоборот, вмешаться? Дело в кухне явно шло к потасовке. Следующий удар кулака пришелся явно по кости и развеял его сомнения. Он шагнул через порог кухни как раз в тот момент, когда Фэйрчайлд вытирал с губы кровь, а Марко застыл в боксерской стойке, подняв кулаки к подбородку.
– Так вот ты как, Синьорелли? – процедил Фэйрчайлд, не замечая стоявшего в дверях Дрейка. – Ну, смотри! Я предупреждал.
Прежде чем Дрейк успел двинуться с места, он нагнулся, схватил лежавший на полу пистолет-гвоздемет и прижал дуло к ботинку Марко.
– Не-е-ет! – взвыл тот, но Фэйрчайлд уже нажал на спуск раз, и другой, и третий, надежно пригвоздив ногу Марко к полу.
Дрейк остолбенел и на миг лишился дара речи. Марко оторопело смотрел на Фэйрчайлда, не сразу почувствовав боль, а потом упал на одно колено.
– Ах ты, сукин сын! Гадина! – завопил он, перемежая брань беспомощными стонами и тщетно пытаясь остановить сочащуюся из ботинка на пол кровь.
– Господи! – невольно вскрикнул Дрейк, и Фэйрчайлд резко обернулся, по-прежнему не выпуская из рук гвоздемет.
Его глаза были белыми от бешенства, он походил сейчас на хищника, застигнутого врасплох над трепещущей, израненной добычей.
– Какого черта ты здесь ошиваешься, Хантер? – недовольно прорычал он. – У нас конфиденциальный разговор!
Дрейк пытался сохранять хладнокровие. Ему было ясно: Фэйрчайлд пока не осознал, что натворил что-то не то… и тому есть свидетель. Но вот лицо его исказилось от злобы, а потом стало совершенно бесстрастным, как гипсовая маска. Дрейка передернуло; он слишком часто сталкивался с теми, у кого бывают такие лица, – на китайских толкучках, в портовых борделях, во дворе американской тюрьмы…
– С Марко случилось несчастье, – сухо проронил Фэйрчайлд. Произнося эту заведомую ложь, он даже не потрудился отложить гвоздемет. – Несчастный случай, а, Марко?
К этому времени вокруг ботинка Марко натекла уже целая лужа крови, а сам он был даже не бледным, а пепельно-серым. Но сейчас на его бескровном лице отражалась не только мучительная боль, но и панический страх.
– Мне… мне бы доктора, босс, – всхлипнул он. – Мне нужен доктор.
Фэйрчайлд опять обернулся к Дрейку:
– Да, разумеется. Доктор. Такая жалость! Представляешь, стоим тут, разговариваем, и вдруг бедняга Марко совершенно случайно стреляет себе прямо в ногу.
«Несколько раз», – подумал Дрейк, но не переменился в лице. Фэйрчайлд не сводил с него глаз, ожидая, как он поведет себя. Прекрасная возможность доказать ему верность… Но, боже правый, какой ценой?!
Так или иначе ссора, свидетелем которой он стал, явно произошла из-за незаконного бизнеса, и Марко так же мало хотелось признаваться в этом, как и Фэйрчайлду. У Дрейка в горле жгло, будто он глотнул кислоты, и потому голос прозвучал сипло:
– Я позвоню в «Скорую».
– И сообщишь о несчастном случае, – с нажимом договорил Фэйрчайлд и многозначительно посмотрел на него.
В его глазах стояла пустая чернота, но Дрейк нашел в себе мужество встретить этот пустой взгляд с убийственным спокойствием.
– Разумеется, несчастный случай. Я ведь и сам видел.
Он вышел из кухни к телефону, набрал номер и механически произнес в трубку ложь о несчастном случае на стройке. Тем временем рабочие начали возвращаться с обеда.
Дрейк повесил трубку и обратился к Джереми:
– У нас тут случилось несчастье – Марко прострелил себе ногу из гвоздемета. «Скорая» уже едет, так что ты позаботься, чтобы сюда до их появления никто не совался. Марко еще в шоке, и ему совсем не надо, чтобы вокруг него толпились зеваки.
Он заметил, что Фэйрчайлд вышел из кухни и теперь стоит у Джереми за спиной, одобрительно кивая при каждом слове. Дрейку хотелось разбить его лживую физиономию в кровь, хотелось взять гвоздемет, но все это не приблизило бы его к цели. Нет, если уж ему не суждено увидеть Фэйрчайлда мертвым, лучше засадить его в тюрьму. А это удастся, только если сейчас сохранять полное спокойствие.
– Позвони Лоле, – велел Фэйрчайлд. – Нужно сообщить ей, иначе она нас замучит звонками, если узнает об этом от кого-нибудь другого. Сейчас она должна уже быть в конторе.
– Сегодня деньги привозила не Лола, а новенькая, – неожиданно встрял Джереми.
Дрейк чуть не поперхнулся, а Фэйрчайлд удивленно взглянул на него.
– Это правда? Деньги привозила Рейчел?
Дрейку оставалось только кивнуть.
– Наверно, Лола вдруг плохо себя почувствовала. Не знаю, что у них там случилось. Думаю, они решили поменяться в последнюю минуту.
Фэйрчайлд нахмурился.
– Я с этим разберусь, – проронил он, ни к кому не обращаясь.
«Только этого еще не хватало! Ну, удружил Джереми!» – мрачно подумал Дрейк. Сегодня у него уже был случай посмотреть, как Фэйрчайлд разбирается с людьми…
Фэйрчайлд повернулся, поманил Дрейка за собой и пошел по коридору к заднему выходу во двор. Когда Джереми уже не мог их услышать, он спросил:
– Не мог бы ты поехать с Марко в больницу, присмотреть, чтобы все было в порядке?
Дрейк молча кивнул – слова застревали у него в горле. Черт с ним, с Марко, а вот что задумал Фэйрчайлд насчет Рейчел? Слава богу, она работает не на этого ублюдка, а на Пеннелла. И Фэйрчайлд, безусловно, понимает, что не может обойтись с нею так же, как с Марко.
– Слушай дальше, – продолжал Фэйрчайлд. – Я хочу, чтобы ты убрал тот гвоздемет. Замени его сломанным – здесь наверняка найдется, если поискать.
Дрейк опять кивнул, и Фэйрчайлд явно успокоился.
– И еще. Следствие по этому делу мне ни к чему, так что позаботься, чтобы никто не болтал лишнего. Ты понял? У нас с Марко… есть кое-какие общие дела, и мне не нужно, чтобы кто-то об этом знал. Я рассчитываю на твою порядочность.
– О чем вы? – сквозь зубы процедил Дрейк. – Я видел только несчастный случай. На стройке такое случается сплошь и рядом.
Рот Фэйрчайлда растянулся в улыбке, и Дрейк почему-то вспомнил, как разевает пасть удав, перед тем как проглотить лягушку.
– Отлично, Хантер. Ты умнее, чем я думал. Не сомневайся, я оплачу твою сообразительность.
Дрейк не ответил. Ярость затуманила ему глаза, и он едва видел, как Фэйрчайлд лениво спускается по ступенькам во двор, насвистывая себе под нос.
«Да, червяк, ты мне заплатишь! За все заплатишь! Столько, сколько тебе и в страшном сне не приснится. Уж об этом я позабочусь…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Разбитое отражение - Николас Дебора

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Разбитое отражение - Николас Дебора



советую почитать здесь есть детектив и любовь и убийство роман супер.
Разбитое отражение - Николас Дебораирина
30.09.2013, 22.07





советую почитать здесь есть детектив и любовь и убийство роман супер.
Разбитое отражение - Николас Дебораирина
30.09.2013, 22.07





Хотя тут и есть любовная линия (даже две), это все-таки детектив. Причем неплохой. Читайте.
Разбитое отражение - Николас Дебораren
9.05.2014, 2.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100