Читать онлайн Наследница из Гайд-Парка, автора - Нейвин Жаклин, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейвин Жаклин

Наследница из Гайд-Парка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

В детской Уайтторна Эндрю уныло дожевывал бисквит. Нянечка поглядывала на него с улыбкой, но ее рот был решительно сжат.
Нянечка, Нэнси, во многом напоминала Эндрю маму. Она всегда хорошо знала, когда ему что-то не нравилось.
Он ходил вниз, чтобы найти кое-какие игрушки, которые оставил в гостиной, и случайно услышал, что папа собирался взять маму в какое-то особое место, и когда мама захотела захватить и его, Эндрю, папа сказал «нет».
Это наполнило Эндрю горечью. Он побежал в детскую. Он не мог забыть, что папа отказался. Нэнси сразу поняла, что он расстроен. Она не знала почему, но хотела знать. Она задавала ему вопросы и с беспокойством следила за ним.
– Ну ладно, – обратилась она к Эндрю. – Ты можешь налить немного сливок в чай. Ты же любишь это? Вкусно и сладко, верно?
– Ладно, – сказал Эндрю, но только чтобы ее не огорчать. Он не хотел доедать бисквит и допивать чай. Он был не в состоянии это сделать. У него уже сводило живот.
Нэнси налила еще сливок в его кружку и помешала, с надеждой улыбаясь:
– Вот так-то лучше. Теперь... как насчет прогулки после небольшого отдыха?
Эндрю равнодушно пожал плечами:
– Да, пожалуй.
Наклонившись, она отвела волосы от его лица. Так всегда делала мама. Он хотел, чтобы сейчас здесь была мама. Хотя он и любил Нэнси и она к нему хорошо относилась, маму заменить она была не способна.
– Похоже, ты немного устал, – сказала она, положив на лоб Эндрю ладонь, чтобы проверить, нет ли у него температуры. Убедившись, что все в порядке, она успокоилась. – Немного отдохнув, ты снова повеселеешь. Я уверена в этом.
Она оставила его и принялась наводить чистоту в детской. Время от времени Нэнси отрывалась от работы, и на ее лице можно было заметить некоторое беспокойство. Эндрю изображал, что он прихлебывает чай и доедает бисквит. Нэнси решила, что ничего серьезного не случилось, и покинула комнату, чтобы принести свежие постельные принадлежности. Покончив с чаем, мальчик должен был лечь в кровать.
Эндрю перелил свой чай в чайник, а бисквит выбросил в окно. Затем забрался в кровать, натянул одеяло поверх головы, закрыл глаза и стал думать о папе и маме. Его маленькое сердце трепетало, как пойманная птичка.
Эндрю с силой сжал глаза, желая быстрее заснуть и забыть о том, о чем думает. Они никогда раньше не оставляли его, собираясь на прогулку. Его брали всегда, даже когда он поначалу этого не хотел.
А мама обещала, что всегда будет его любить. Папа говорил, что любит его больше, чем когда-либо прежде, но он в это не верил. Если мамину любовь он чувствовал всегда – сильную и постоянную, то про папу этого сказать было нельзя.
Папа вел себя вежливо, иногда с ним даже было весело. Но его глаза смотрели только на маму, и Эндрю был уверен, что он любит ее, а не его.
Наверное, именно поэтому папа и не захотел сегодня взять его, Эндрю, с собой на прогулку. Возможно, он боится, что Эндрю будет себя плохо вести. А может, он хотел увести маму одну.
Об этом было горько думать, ведь папа начал ему нравиться. Папа знал много такого, о чем было не известно маме. Он любил приключения, веселые розыгрыши, от которых Эндрю почти всегда приходил в восторг. И мама обычно не возражала против этих проделок, хотя папа и совершал при этом поступки, за которые бы ему, Эндрю, попало. Иногда папа смотрел на нее как-то странно, от чего она краснела.
Эндрю почти привык к этим взглядам. Ему пришлось, поскольку замечал их все чаще и чаще. Со временем он перестал относиться к ним с тревогой. Пусть папа смотрит на маму, а мама на папу – это не значит, что они его забудут.
Но в этот день они его забыли. Они его оставили. И сделали это умышленно.
Может быть, они хотят отправить его обратно в Лондон? Он сможет жить с тетей Люси и дядей Дэвидом.
Мысль о возвращении к дяде Дэвиду была уже не столь волнующей, как раньше. Он до сих пор любил их и скучал без них, но он уже привык к этому дому и к папе. Конечно, тот не был морским капитаном, но с ним было интересно и удивительно, и Эндрю не мог им не восхищаться. Люди в церкви хорошо к нему относились, а другие мальчики стали его друзьями, как этого папа и хотел. Может, жить в Уайтторне было не хуже, чем плавать по морям на огромном корабле.
Наверное, ему не следовало плохо относиться к папе с самого начала. Но он не мог себя побороть. К тому же, похоже, папа на это мало обращал внимания.
Внезапно Эндрю пришла в голову мысль, от которой он глубже зарылся под одеяло.
Может быть, папа и обращал на это внимание.
Триста внимательно изучала счета за домашние покупки, когда в комнате появилась Грейс. Увидев Тристу в кабинете, Грейс в удивлении резко остановилась.
Триста произнесла:
– Если ты ищешь брата, он и Джейсон сейчас объезжают владения. Он сказал, что они будут заниматься этим очень долго.
– О, какая досада! – Грейс застыла на мгновение в неловкой позе.
– Если хочешь, можешь сесть. Я как раз собиралась сделать перерыв. – Триста потянулась. Она чувствовала себя усталой, тело ныло от долгого сидения за приходорасходными книгами. – Было трудно разобраться с отчетной системой, которую использовала миссис Бэндури.
Положив руку на талию, она медленно подошла к стулу. Грейс молча смотрела на нее.
– Это старая система, – продолжила Триста, расслабленно опускаясь на стул. – Ты не будешь возражать, если я позвоню и попрошу немного чая?
– Не хочу занимать твое время, – ответила Грейс. По ее лицу было видно, что она недовольна, обнаружив Тристу, когда искала Романа.
– Я тебя не задержу, – сказала Триста, – хотя думаю, что нам следует прояснить наши отношения. Ты согласна?
Эта мысль Грейс не понравилась. Нахмурившись, она поспешила сменить тему:
– Не думала, что он, как феодал, будет скакать по полям. Хотя отец часто делал это во время своих визитов в Уайтторн. Он говорил, что работникам нравится, когда он разговаривает с ними. Это пробуждает в них чувство избранности и собственной ценности. Эти дурачки не знают, что ему наплевать и на них, и на собственную семью.
– Похоже, ты не любишь своего прошлого, Грейс, – осторожно начала Триста, – и, возможно, из-за этого у тебя трудности в настоящем. Это был несчастливый дом для тебя и Романа.
– Тебе этого не понять. У тебя была мать.
– Она очень любила тебя и Романа. У нас было сложное прошлое, но мы должны теперь жить в настоящем.
– Да, и ты сейчас на коне. Хозяйка Уайтторна, жена Романа, мать его сына и наследника.
– А ты – любимая сестра моего мужа и тетя моего сына, двух самых для меня дорогих людей. Я бы очень хотела, чтобы мы лучше поладили.
Лицо Грейс выразило неудовольствие.
– А мы плохо ладим? Разве я проявила какое-то неуважение, после того как получила отповедь от твоих поклонников?
– Поклонников?
– От Романа. И Джейсона. – Последнее имя она произнесла сдавленно.
– Мне жаль, что так получилось. Им не следовало вмешиваться. – Но ей было приятно, что Роман ее защищал. – Я должна сама улаживать собственные дела.
– Да. – В ее голосе появилась насмешка. – Триста, всегда способная за себя постоять. Неутомимая Триста. Есть что-либо на свете, что ты не можешь делать?
– Я не могу сделать тебя такой, как я, – сказала Триста. – Хотя я пыталась это почти всю жизнь.
От этих слов Грейс надолго замолчала. Потом недоверчиво прищурилась:
– Тебе недостаточно, что Роман у твоих ног? И похоже, Джейсон? Ты хочешь, чтобы тебя обожали все?
– Нет. Я хочу твоей дружбы. Мы здесь единственные женщины. В детстве мы росли вместе, и у нас могли бы быть особые отношения. Однако ты этого не хочешь, и я принимаю это спокойно. Было бы нормально, если бы ты и дальше старалась казаться любезной. В конце концов, это твоя семья.
– О, прошу, не притворяйся, что ты заботишься обо мне. Ты делаешь это только ради Романа и Эндрю.
– Конечно. Что в этом плохого? Я стараюсь сохранить в семье мир ради нас всех. Если бы не они, я бы не потратила ни минуты на такую высокомерную, мелочную, неблагодарную, озлобленную особу, как ты.
Грейс сжала губы и ответила:
– Если бы ты не родила такую хорошую копию моего брата и затем не вышла бы за него замуж, я бы нашла способ избавиться от тебя.
– Я прекрасно это понимаю.
Грейс стояла неподвижно, изучая свою собеседницу.
– Мы никогда не станем друзьями.
– Мы для этого зашли слишком далеко, – кивнув, согласилась Триста.
Грейс медленно улыбнулась:
– Ну, по крайней мере мы поняли друг друга.
Триста кивнула с любезной улыбкой:
– Совершенно. А, вот и чай. Ты уверена, что не присоединишься ко мне?
Грейс опустилась на стул, сложила руки на груди и с равнодушным видом стала ждать, когда Триста нальет ей чаю.
– А теперь, – сказала Грейс, откинувшись назад с чашечкой в руках, – нам хорошо бы поговорить об Эндрю. Как познакомить его с соседскими детьми?
– Я хочу устроить в доме детский праздник.
– Это интересная мысль. Но праздник может привести к непредсказуемым последствиям. Вспомни об обстоятельствах. Ты когда-то была в этом доме служанкой. Теперь ты хочешь, чтобы к тебе относились как к хозяйке. Надо сделать так, чтобы это не привело к неприятным случайностям.
– Ты считаешь, что я не смогу справиться с обязанностями хозяйки дома? – насмешливо спросила Триста. – Ты так хвалила меня всего минуту назад.
– Во мне говорила злость. Но у тебя же нет никакого опыта. – Пока Триста жевала бисквит, она отпила чай. Триста прекрасно могла бы встретить гостей, но Грейс очень хотелось ее уколоть. – Однако я могла бы помочь. Наши не очень просвещенные соседи могут смотреть на тебя свысока, но они не откажутся от приглашения от нас обеих. Конечно, я сделаю это только ради Эндрю, – поспешно добавила она. – Он должен чувствовать себя хорошо, и если мы выступим с тобой единым фронтом против всех этих сплетников, у них не будет предлога игнорировать нашу семью. Вся семья должна показать свою поддержку тебе, так что им придется признать тебя леди Эйлсгарт.
Хотя ей было больно слышать эти слова, Триста не могла не признать их правоты.
– При твоем участии дело примет совсем другой оборот. Спасибо за предложение.
– Да, но не будем лить слезы умиления. Это всего лишь праздник – ради Эндрю.
Триста наклонила голову:
– Конечно.
Грейс поправила платье.
– Это не такое значительное событие, как, к примеру, вопрос о том, следует ли строить новое крыло дома.
– О! – воскликнула Триста. – Но я меняю обстановку моей комнаты и не могу сделать выбор. Ты не посмотришь, какие цвета там лучше подойдут?
– Что? Ты собираешься переделать комнату моей матери? – Грейс недовольно выпрямилась. – Это все было сделано для нее и за большие деньги. Там очень мило, и я определенно не шевельну пальцем, чтобы что-либо изменить.
– Тогда я прибыла вовремя, – прозвучал чей-то новый голос. – Похоже, как раз, чтобы вы не поссорились. Я отлично разбираюсь в декоре комнат.
– Тетя Мэй! – воскликнула Триста и бросилась к маленькой женщине, буквально ворвавшейся в комнату в облаке перьев.
Мэй рассмеялась.
– Я просила дворецкого не сообщать обо мне. Я хотела застать тебя врасплох. Вижу, что мне это удалось. О дорогая! – добавила она, когда Триста обняла ее слишком горячо.
– Я скучала без тебя, – сказала Триста. – И я знаю, что Эндрю тоже. Он будет очень рад.
– Тогда приведи его немедленно, чтобы я могла сообщить ему хорошую новость, что я приехала. Я заметила, что, упоминая тех, кто скучал без меня, ты не упомянула своего мужа.
– Чепуха. Роман будет очень рад. Он был счастлив, что ты приедешь, когда я показала ему твое письмо.
Мэй похлопала руку Тристы и повернулась к Грейс:
– Привет, леди Грейс. Рада видеть тебя снова.
– Грейс и я как раз раздумывали, как устроить детский праздник, – объяснила Триста.
Мэй радостно хлопнула в ладоши. Потом решительно сдернула перчатки с рук.
– Тогда я была права, когда сказала, что приехала как раз вовремя. Я просто мастерица устраивать праздники.
– Да, тетя Мэй, но я хотела бы попросить руководить всем Грейс, – беспокойно сказала Триста, когда Мэй устраивалась в кресле. Тетя Мэй всегда любила всем командовать сама.
Мэй улыбнулась, глядя на племянницу. В ее глазах было понимание.
– Грейс, тогда ты должна рассказать мне о здешних обычаях. Каждая округа имеет свои порядки, и как наш эксперт ты должна помочь нам разобраться в них.
Появление Мэй Грейс приняла настороженно, но, рассказывая о праздниках, она совсем успокоилась и даже не раз рассмешила своих собеседниц, упомянув несколько забавных происшествий.
Мэй поняла, что Грейс достаточно хорошо знает быт соседей, и решила не волноваться. Грейс вполне справится со своими обязанностями. Возникший было задор испарился, и Мэй начала раздумывать о Роберте. Эти мысли заставили ее злиться то на Роберта, то на себя. Наконец она решила, что ей не стоит осуждать Роберта за то, что он ее так обругал. Она и в самом деле могла нанести ему вред, и если это будет так, она этого не переживет. Она скорее бы приняла причитающееся ему наказание на себя – и так, чтобы он этого не узнал.
Все эти думы разволновали ее. Плохо было и то, что ей оставалось только ждать. Если ее визит к Энн Несбит был ужасной ошибкой, она узнает о последствиях этого очень скоро.


Триста отметила для себя, что ее тетя была не такой яркой и приветливой, как обычно. То, что она почти не приняла участия в планировании праздника, а это было ее любимым занятием, уже указывало на какое-то неблагополучие. Мэй извинилась и объявила, что хотела бы повидать Эндрю, а затем отправиться отдохнуть перед ужином. Но тетя совершенно не выглядела уставшей. Триста все же решила дать Мэй немного вздремнуть. Поговорить же можно позже.
Она продолжала разрабатывать с Грейс план праздника, удивленная, с каким энтузиазмом ее-золовка принялась за дело, составляя вместе с ней список гостей, блюд и развлечений.
Когда вернулись мужчины, Грейс взглянула поверх своих записей и сухо заметила:
– Лорд усадьбы прибыл из путешествия по своим землям, где он осматривал владения. Надо убить и зажарить поросенка, наложить куски мяса на доску и откупорить бочонок эля. А потом выйти к нему навстречу для приветствий.
Роман быстро поцеловал Тристу в лоб.
– Грейс и я собираемся устроить праздник, – сказала ему Триста.
– Эндрю, – поспешно вставила Грейс, с тревогой бросив взгляд на удивленно поднявшего брови Джейсона.
– Это будет что-то в духе средневекового праздника? – озадаченно спросил Роман.
Триста рассмеялась и посмотрела на Грейс. Та встретилась с ней глазами и улыбнулась тоже:
– Нет, нет. Грейс сказала, что ей вспомнился феодал, когда ты поскакал... ну, я объясню потом. Наверху тетя Мэй. Она приехала несколько часов назад.
– А! Я с нетерпением хочу ее повидать. – Роман направился к столу, где в графинах стояли спиртные напитки. – Это очень любезно с твоей стороны – помочь, используя твой опыт. Мы благодарны тебе за это. Джейсон, тебе налить этого яда?
– Два пальца виски. – Он сел и, улыбаясь, посмотрел на Грейс: – Праздник... Хорошо.
Поскольку в его голосе звучала насмешка, Грейс ответила ему мрачным взором.
– Для того, чтобы Эндрю завел друзей.
– Извините меня, – проговорила Триста, вставая. – Раз уж речь зашла об Эндрю, я хотела бы провести с ним время, перед тем как переоденусь на обед.
– Но я только приехал домой! – возразил Роман с разочарованным видом. – А ты уже убегаешь.
– Это не моя вина, что тебя не было все утро. Тогда пойдем со мной.
Роман пожал плечами:
– Хорошо. Вот, Джейсон. – Он передал свое виски другу. – Я скоро вернусь.
Грейс и Джейсон не успели возразить, а Грейс определенно была намерена это сделать, как они уже оказались одни в кабинете. Роман и Триста удалились, дружески переговариваясь между собой. Издали доносился их смех.
Грейс решила тоже уйти:
– Простите, но я хотела бы немного... отдохнуть. И переодеться к обеду.
– Снова устала? Ты должна поговорить с врачом. Почему на тебя нападает слабость, когда я появляюсь в доме?
– Не насмешничай, – спокойно ответила она. – Такое поведение не подобает пастору.
– Это у меня старые грехи. – В его глазах горело озорство. И что-то еще, от чего у нее по спине пробежала дрожь. – В конце концов, я всего лишь человек из плоти и крови. Не святой.
Ее голос стал ядовитым.
– Твои прихожане не разочаруются, когда узнают об этом?
– Я верю, что ты сохранишь мой секрет в тайне. – Он направил на нее тонкий палец. – А я сохраню твои тайны.
– Но у меня нет тайн. – Она помолчала. – По крайней мере таких, которые тебе известны.
– Я знаю, что ты совсем не такая холодная, как пытаешься изобразить. Твоя помощь в организации детского праздника это подтверждает. Могу я надеяться, что здесь сыграл свою роль наш последний разговор? – Он намеренно поддразнивал ее, довольно незамысловато, но это сработало.
– Это смешно. Мне просто скучно. И это все ради...
– Эндрю, которого ты обожаешь, конечно. Ты дважды сказала это, с особым ударением, чтобы я не пропустил. Хотя я не сомневаюсь, что тебе действительно скучно без города. – Он энергично махнул рукой. – Я уверен, что тебе все здесь кажется унылым после нескольких лет восхитительной жизни в Лондоне и вращения в свете.
Грейс выпрямилась.
– Это не твое дело, – с раздражением ответила она и решительно направилась к окну. Обхватив плечи, она стала смотреть во двор.
Наступила долгая пауза. Нахмурившись, Джейсон размышлял о чем-то своем.
– Грейс?
– Мне не нравится, что на тебе воротник священника.
Он кивнул и подошел к ней.
– Я знаю.
– Почему ты всегда так терпелив со мной? – спросила она. – Из-за твоих обязанностей? Потому что ты пастор?
Какое-то мгновение он размышлял над ее словами.
– Ты всех стараешься от себя отпугнуть?
– Тогда почему ты не уходишь? – спросила она. Но в ее голосе не было злости.
– Я знаю тебя слишком хорошо и долго. Ты ничего не можешь от меня скрыть.
– И чего я от тебя не могу скрыть? – Она посмотрела на него в упор, не стараясь придать лицу какое-либо выражение. Джейсон подумал, что у него есть какая-то надежда.
И он сказал просто:
– Твое сердце.
Она была поражена, но отнюдь не огорчена. Было видно, что в ней борются противоречивые чувства. Наконец она пришла к решению, неуверенно произнеся:
– Это, возможно, грех – лгать священнику.
– Грех.
Она опустила глаза:
– Ты, возможно, услышишь об этом рано или поздно. Что ты говорил о праздниках и вращении в свете? Я... вела тихую жизнь в городе. Я не посещала праздников. Совсем напротив.
– Но ты не хочешь сказать, что никогда не бывала в свете?
– Бывала, конечно, когда только приехала, но, обнаружив, что люди столь... Я не ожидала, что увижу это в городе.
– Тогда почему ты там оставалась? – спросил он. Она посмотрела ему прямо в глаза:
– Потому что я не могла вернуться сюда. Я не переносила этот дом, это место. Здесь я чувствовала себя совсем одинокой.
Он медленно покачал головой:
– Нет, ты не была бы здесь одна.
Она отвернулась, ее лицо покраснело. Ей и в голову не приходило, что она может вернуться сюда к Джейсону. Их разделяли многие годы, и он вряд ли думал о ней. Джейсон взял ее за локоть. Его пальцы были сильными, она через тонкую ткань платья ощущала его тепло.
– Скажи мне, почему ты не чувствовала себя в Лондоне счастливой?
– Люди там... другие... Я с ними не была знакома. Как оказалось, мне с ними не о чем говорить. На общественных мероприятиях я никогда не знала, что сказать. Они были такие утонченные, имели хорошие манеры, а я выглядела как простая сельская девушка. Наверное, я им казалась совсем дурочкой.
– Ты никогда не выглядела глупой.
Она прервала его, поняв, что он как-то желает ее утешить.
– Я была уверена, что все считают меня неполноценной. Роман несколько раз пытался переубедить меня, что это не так. Иногда ему это удавалось. Но как только я представляла, что начну говорить с этими людьми, меня охватывал дикий страх, и я никак не могла с ним справиться. Я пыталась призвать на помощь силу воли, пробовала себя уговорить, но это не помогало, и я опустила руки. Когда я встречала на прогулке кого-то из знакомых и он спрашивал, не может ли он меня проводить, и говорил, что он думал обо мне, я готова была провалиться сквозь землю. В конце концов я перестала вообще выходить из дома.
– Боже, Грейс! – Он подвинулся ближе. Она почувствовала исходящий от Джейсона дразнящий мужской запах. От него слегка кружилась голова.
Повернувшись, чтобы посмотреть ему в лицо, она сказала:
– Вот так. Можешь радоваться. Избалованная богатая маленькая девочка оказалась в Лондоне совсем жалкой. – Слезы жгли ей глаза. Черт побери, она не заплачет перед ним снова. – Все получилось наоборот. Ты меня считал снобом, а я оказалась ниже их всех. Какой же я сноб?
Она направилась к двери, но Джейсон ее опередил, быстро метнувшись наперерез и поставив руку на стену, чтобы не дать ей уйти.
У Грейс перехватило дыхание. Она старалась не смотреть на него.
– Не знаю, зачем я рассказываю все это, – проговорила она. – Если у тебя есть талант заставлять людей сообщать о своих провалах, если ты научился обезоруживать их и вынуждать показывать собственные слабости, тогда ты должен предупреждать о таком оружии.
– Грейс, – прошептал он. Она закрыла глаза, пытаясь скрыть волнение. – Ты сама захотела мне все рассказать.
Это так и было. Она почувствовала облегчение.
Грейс заставила себя повернуться к нему. От его красивого лица, от его уверенной твердости и мужественности у нее замерло сердце. Сейчас она была очень чувствительна к его чарам. Грейс попыталась отвернуться, но он поймал ее за подбородок свободной рукой и не дал этого сделать. Его глаза скользили по ее лицу, и она ответила на его взгляд, зная, что больше не может от него что-либо скрывать.
К счастью, именно в эту минуту в комнату вошла леди Мэй Хейуорт. Грейс направилась к выходу, не став ничего объяснять изумленной леди Мэй и не простившись с мрачно нахмурившимся Джейсоном Найтсбриджем.
На следующее утро леди Мэй нашла Тристу завтракающей в одиночестве. Это была прекрасная возможность поделиться своими тревогами и рассказать о Роберте.
Триста положила вилку. Еда ее больше не интересовала.
– Так человек, которого я встретила в доме, Роберт... он...
– Карсонс. Он этот Маркус Робертс. Да, он и в самом деле держит конюшни и продает экипажи, как я и сказала. Он занимался этим, когда мы встретились. В настоящее время он этим зарабатывает на жизнь.
– Но... он также и разведчик?
– Был разведчиком. – Погрузившись в размышления, Мэй похлопала пальцем по щеке. – Знаешь, я всегда это чувствовала. В нем было всегда что-то... скрытное.
Триста собиралась ответить, когда в комнату вошел Роман. Он дружелюбно улыбался. Мэй с Тристой обменялись тревожными взглядами.
Ощутив напряженность, Роман нахмурился.
– Я говорила Тристе об одной проблеме, с которой столкнулась, – объяснила Мэй.
– Я могу чем-нибудь помочь? – спросил он, опускаясь на сиденье и разворачивая салфетку.
– Речь идет о моем... ну, он мне друг. Если вам не скучно, я хотела бы продолжить разговор.
– Не скучно, – улыбнулся Роман, положив на тарелку яйца.
Он внимательно слушал, когда Мэй повторяла свою историю, время от времени вставляя вопросы. Особенно его заинтересовала мисс Несбит.
– Она виновата, – сказал он, в раздумье прищурившись. – Но она не относится к Маркусу Робертсу враждебно и не стала отрицать, что лгала.
– О да. Она даже почувствовала облегчение, когда этот груз упал с ее совести, – подтвердила Мэй.
– Тогда ее можно привлечь для установления истины.
Лицо Мэй выразило нерешительность.
– Одно дело – рассказать лично мне все это запутанное дело и другое – выступить на публике. Я думаю, что она была просто покалеченным ребенком, у которого не было сил не соглашаться со взрослыми, выдумавшими всю эту ложь.
– Тем не менее, пока она не расскажет правду, Робертс будет в розыске. Захочет ли она смириться с тем. что этого человека приговорят к смерти, или же решит не ввязываться?
– Ну, определенно я не могу сказать, – ответила Мэй, застигнутая врасплох таким поворотом разговора. – Я говорила с ней всего один раз. – Она посмотрела на Романа, и ее лицо осветилось надеждой. – Не исключено, что ее можно убедить.
Роман взял ее за руку:
– Мы нанесем ей визит вместе – ты и я. Наверное, мы сможем дать ей хороший совет.
Триста заметила, как Мэй в надежде сжала руку ее мужа. Ее охватила гордость. Он выглядел очень солидным, уверенным и могучим по сравнению с маленькой тетей Мэй. Было видно, что Мэй довольна его желанием помочь.
– Это хорошая мысль, – сказала она. – Давайте ее осуществим. После праздника мы составим план.
– Да, – сказала Триста. – Мы все отправимся в Лондон. Эндрю может навестить Люси и Дэвида. Я скажу ему.
Остаток дня они провели дома. Пошел сильный дождь, и пришлось играть в карты. Роман показал разные карточные игры – и в каждой из них он оказался искусен. После нескольких проигрышей Триста и Мэй так разъярились, что объединили свои усилия, чтобы его победить. Когда это им удалось, Роман потребовал реванша. На чай явился Джейсон и присоединился к карточной игре.
Триста заметила, что Джейсон взволнован. Он постоянно посматривал на дверь, словно кого-то ожидая. Возможно, он хотел поговорить с Грейс, однако сестра Романа в этот день не выходила из комнаты. Триста чувствовала себя в этот вечер превосходно и была рада, что Грейс не испортит ей настроения.
Игра проходила весело, они часто смеялись, до колик в животе. День получился совсем отличным от обычных дней – бессмысленных, скучных и тихих. О них Триста сейчас даже не вспоминала. Ей было весело.
Завершив уроки, к чаю спустился Эндрю. Триста сообщила ему хорошую новость: скоро приедут дядя Дэвид и тетя Люси. К ее удивлению, Эндрю не выразил по этому поводу восторга. Он чуть поблеинел и бросил злой взгляд на отца.
Триста хотела поговорить с ним, но когда она пыталась притянуть его к себе, он отстранился, и Триста не стала настаивать. Она поговорит с ним позже.
Она вздохнула, решив немного подождать. Джейсон и Роман в это время начали спорить по поводу ставок в игре, и, глядя на них, Триста рассмеялась.
Тетя Мэй обняла Эндрю и что-то тихо начала ему говорить. Напряженное выражение исчезло с его лица. Возможно, подумала Триста, ни один день нельзя назвать совершенством, но сегодняшний был к этому очень близок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин



я бы назвала эо тиво больше повестью,чем романом...милая,конечно,история,но не цепляет...из 10 баллов-5
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинМиранда
3.06.2012, 0.34





Почитать перед сном можно. Книга о семье ставлю 7.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛале
25.03.2013, 22.58





Но почему Вам не нравится. Очень даже неплохо! Как проелестно описан маленький сын героини! Как приятно читать о воссоединении сына и отца, и всей семьи вцелом. Советую почитать.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинВ.З..65л.
10.04.2013, 13.56





Очень милый домашний роман, мальчишка замечательный! Мне понравилось!
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинОльга
9.03.2014, 12.11





Интересная история любви между главными героями. И еще две истории между другими персонажами.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинКэт
3.05.2014, 14.52





Мне не понравилась История любви.Именно так, История Большой Любви Всей Жизни. Да хрен с ним, что он ее предал, женился, имел любовниц. Это семечки. Теперь леденцы. Какой мужчина, встретив любовь всей жизни, будет " снимать стресс с..." Да не важно с кем. Где уважение, преданность, желание одной?А если этого нет- че огород городить?!
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛиза
4.05.2014, 13.57





В романе не хватает чувств. Как чудно описаны их любовные отношения в юности! Дальше- встретил, вспомнил, захотел. Этого мало!Уже встречаясь с ней трахает сестру жены брата двоюрдного, причем трахает до упора, до полного выяснения отношений с "любимой" и... Ну что там бывает по большой любви. А о чем ты, быдло, думал трахая Анабеллу? Кого трахать понравилось больше?думал о чем?О своей большой любви?И где его разборки с любовницей перед браком с истинной любимой?Фу.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛайза
4.05.2014, 16.04





Ой, а меня это "чтиво" захватило! Немного похоже на сочинение в школе, но очень приятное! Если бы Ггерои сразу остались вместе, у них не было бы будущего! В жизни это бывает. Они страдали и выстрадали свою любовь и поэтому они вместе! Хороший роман! 8 баллов.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.08.2014, 11.51





Мне кажется, что все дело в неопытности автора. История как кто-то ищет побочных детей умершего брата, чтобы отдать им деньги, невероятна.Роман не экстра класса. Можно не читать. 5 баллов.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклинленочка
8.10.2014, 22.34





Безвкусная жвачка. Сухо, скучно, без каких-либо эмоций. Воспоминания о прошлом героини, которые она изливала своей кузине сильно смахивали на сеансы у психотерапевта. Странно, что "Встретимся в полночь" этого автора очень даже неплохой роман.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинAnaKonda.
7.04.2016, 14.58





чет какая-то муть. уж извините.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклинлелища
28.11.2016, 17.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100