Читать онлайн Наследница из Гайд-Парка, автора - Нейвин Жаклин, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейвин Жаклин

Наследница из Гайд-Парка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

Спальня Тристы была выполнена в розовых и желтых тонах. В ней использовалось много изысканных тканей, оборок, подушек и мебели из орехового дерева с утонченной резьбой. Это была чисто женская комната, отделанная по вкусу Тристы, но как только в нее вошел Роман, ее дух мгновенно изменился. Нет, это уже не убежище одинокой женщины, которое она пыталась сотворить, тщательно подбирая ткани и мебель. Теперь спальня выглядела роскошной, словно специально созданной для сладострастия.
Триста закрыла дверь на защелку, и тут Роман, пристально глядя на нее, прижал ее к двери и поцеловал снова. Длинное, с налитыми мускулами тело вжалось в нее, и она затрепетала. Его руки скользнули вниз по ее спине, стягивая жакет. Не прерывая поцелуя, Роман как-то справился с жакетом и уронил его на пол.
Теперь она могла вполне ощущать силу его мышц под тонкой рубашкой. Его запах пробудил в ней воспоминания о прошлом. У Тристы закружилась голова.
Она выдохнула его имя, и Роман победно рассмеялся. Отступив, он взял ее за руку и, пятясь назад, повел к кровати, не отрывая взгляда от ее лица. Вожделение мощными ударами пробежало по ней. Он коснулся губами ее ладоней, а потом начал целовать палец за пальцем. У нее потемнело в глазах. Дыхание Романа стало тяжелым, словно он бежал марафон.
Когда край кровати ударил его под колено, Роман упал, увлекая за собой Тристу. Потом он медленно стал играть с ее пальцами, покусывая их.
– Если ты голоден, мы можем заглянуть на кухню, – тяжело дыша, проговорила она.
– Думаю, мой аппетит быстрее утолить здесь, – ответил он и повернулся на кровати так, чтобы им обоим было удобнее. – Хотя, если ты имеешь склонность к кухне, мы можем попробовать и там, когда закончим здесь. Уверен, там есть прочный стол.
Она не успела и глазом моргнуть, как оказалась на спине.
– Здесь. – Вздохнув, он дьявольски улыбнулся.
– Тебя и на это хватит? – лукаво заметила она.
Сев на кровати, Роман стянул с нее высокие ботинки и поспешно сбросил их на пол. Те с шумом упали. Затем он принялся за свою обувь.
– Как умело я тебя повалил! Если бы я промахнулся, пришлось бы долго объяснять врачу, как мы получили свои травмы. Все было тщательно рассчитано, без малейшей ошибки. – Он удобнее разместился рядом с ней. – Но это было романтично, разве не так?
– Очень романтично. – Она отчаянно боролась с лихорадкой, которая охватывала все ее тело. – Я чуть не задохнулась.
Приблизив губы к ее плечу, он произнес:
– Если тебе уже не хватает дыхания, то что будет через несколько секунд?
Она начала судорожно глотать ртом воздух. К тому времени, когда он снял ее платье, ее игривость уже сменилась бешеным голодом.
Роман посмотрел на нее темными глазами. Ее тело едва прикрывала сорочка, но она была тонкой, не из грубой хлопчатобумажной ткани, какую Триста носила раньше, и домысливать, что под тканью, не было нужды. Поскольку он продолжал смотреть, Триста машинально прикрыла грудь перекрещенными руками.
– Твоя грудь изменилась. Стала больше, полнее, – произнес он. Затем мягко отстранил ее руки, чтобы не лишать себя зрелища.
Триста молча лежала под его изучающим взглядом, ее дыхание становилось все более быстрым и менее глубоким. Она хотела крикнуть: «Ну дотронься же до меня!» От его откровенного изучения она испытывала одновременно и смущение, и возбуждение.
Его глаза жадно пожирали ее. Роман стянул сорочку с ее плеч и обнажил грудь. Какое-то время он возился со своей рубашкой, затем нетерпеливо взялся за воротник и снял ее через голову.
Он снова протянул руки к ней.
– Твое тело изменилось, – произнес он благоговейно. Словно ребенок, в нетерпении разворачивающий подарок, он внезапно потянул ее рубашку и наконец убрал последний разделяющий их барьер. – Я хочу увидеть тебя всю, – горячо прошептал он.
Она лежала совершенно обнаженная, а его потемневшие глаза медленно изучали ее тело. Потом Роман улыбнулся:
– Ты просто великолепна. Я забыл об этом. Как я мог позабыть?
Его рот опустился к ее плоскому животу. Его руки скользнули над лоном, которое родило его сына, и он поцеловал трепещущую плоть.
Триста закусила губы, но сдержала крик. Прикосновение его рук привело ее в лихорадочное состояние. Она притянула к себе его за брюки. Теперь настало ее время изучать его тело. Он стал длиннее, крепче и стройнее – и все изменения были в лучшую сторону. Встав на колени, она повернулась к нему.
– Шесть лет, – сказал он, взяв ее лицо в ладони. – Прошло шесть лет.
Затем потянул ее на кровать рядом с собой и накрыл ее рот губами.
Сразу стало ясно, что за прошедшие годы Роман многому научился. Он стал увереннее в себе и нетерпеливее. Впрочем, возможно, его нетерпение объяснялось тем, что они слишком долго ждали этого, с первой секунды, как встретили друг друга.
Его раздражала ее стыдливость. И было странно снова видеть ее обнаженной после стольких лет разлуки. Но и раздражение, и удивление испарились под напором наслаждения. Его умелые руки возбуждали ее, а его зубы нежно покусывали се трепещущую кожу. Триста словно снова знакомилась с его телом, с мужским телом – теплым, шелковистым на ощупь и вместе с тем грубоватым.
Его руки ходили по ее коже, понемногу ускоряя темп. Роман что-то чуть слышно произнес, когда его губы прошлись по соскам ее груди. Внутри Тристы зажигался огонь, распаляясь медленно, но все горячее. Движения рук Романа стали неуклюжими – он слишком спешил, чтобы действовать умело. К тому же и ему начало мешать растущее в теле напряжение. Жадно хватая воздух ртом, тяжело дыша, они переплели пальцы, и Роман опустился на нее, вжимая ее в шелковое покрывало. А потом он стал частью ее; ее тело выгнулось в порыве страсти, и он выкрикнул ее имя.
Каждое их прикосновение словно возвращало их на многие годы назад. Тристу охватило чувство, что ею обладают. Но это только возвращало все на место, объединяло ее с частью ее самой – той частью, что она оставила, порвав с ним.
Роман долго не открывал глаз, опасаясь, что если сделает это, то все происходящее окажется сном или иллюзией, навеянной долго сдерживаемыми желаниями. Но он ощущал рядом с собой Тристу. Чувствовал ее запах – от кожи, цветов и духов, – обычный запах женщины, и он подумал: «Открой глаза, все в порядке. Это она».
Триста тихо спросила:
– Ты уже спишь?
Он широко открыл глаза:
– Я думаю.
Перед ним и в самом деле лежала Триста. Она была великолепна. Ее лицо раскраснелось, легкий пот на коже создавал ощущение едва заметного свечения.
– О чем ты думаешь? – Вытянувшись на кровати, она обняла его за талию.
– Как снова заняться с тобой любовью.
Она положила голову ему на грудь.
– Ты не можешь заснуть. – Она сказала это так лениво, что он заподозрил, что она сама готова задремать.
– Я не засну. – Спать? В такой момент? – Клянусь.
Он думал о ней очень часто, проигрывая в мозгу те взлеты страсти, которые они пережили вместе. Но со временем эти воспоминания становились все слабее и туманнее.
Но зато теперь она перед ним, живая и новая. Он услышал ее ровное дыхание. Она спала. Роман глядел на нее, не веря своему счастью. Как ему ее всегда не хватало!
Ее рот, немного приоткрытый, был алым, как вишня, и очень соблазнительным. Ее бок, касающийся его тела, излучал притягательное тепло.
Она принадлежала ему. У него было предчувствие, что она предназначена ему с самого начала. Когда он был ребенком, то еще не понимал своих желаний. Она была еще девочкой. Очень красивой, но тогда в его чувстве к ней еще не было ничего плотского. Он только знал, что в ее присутствии он испытывает что-то необычное. Каждый раз, когда он смотрел на нее, его сердце было не на месте. Он по-детски думал, что просто желает ее поддразнить или как-то показать свое превосходство.
Только став мужчиной, он понял силу этого чувства. Когда он вернулся домой из университета и увидел ее снова, то внезапно осознал, что его стремление дразнить ее, бороться с ней, утешать и учить ее было только предтечей растущего в нем желания.
Это возвращение получилось очень нелепым. Ему было двадцать четыре, и он был совсем не рад вернуться в дом, где провел жалкое и одинокое детство. Он хотел отправиться в большое путешествие по Европе, но отец решил, что его сыну пора заняться семейными делами.
Старый лорд Эйлсгарт, вызывая сына, не упомянул, что намерен его женить. Отец окружил сына вниманием, в котором отказывал столь долго, польстил ему, доверив участие в семейных делах, передал ему часть ответственности за них, чтобы Роман почувствовал гордость, считая себя занятым важным делом.
И Роман с готовностью взял на себя эту ответственность. Теперь он имел цель в жизни и достойное занятие.
Но после того как он вновь увидел Тристу, они оба влюбились друг в друга. Это было замечательное время. Роман чувствовал, что нашел женщину, которой можно навсегда отдать сердце. И на него полагался единственный человек, доверия которого он искал.
А потом его поставили перед выбором.
Триста не только отказалась понять его выбор, она прокляла Романа. Словно он был способен пойти наперекор судьбе. Будто он мог встать против всех и крикнуть: «Нет, я должен жениться на Тристе Нэш и ни на ком больше, поскольку она единственная, кого я люблю!»
Что бы произошло, сделай он это? Семья оказалась бы в отчаянном положении. Они все были бы на краю бедности, если не в тюрьме. Его сестра, у которой в жизни не было ни одной своей вещи, теряла надежду получить что-то в будущем. А его женитьба давала хотя бы стабильность.
В этой истории именно он был пострадавшей стороной. Триста ненавидит его за то, что он ее предал, но это она предала его. Возможно, он простит это, простит, что она утаила от него Эндрю. Может, он будет прощать ей все потому, что она до сих пор желанна.
За прошедшие шесть лет это ненасытное желание стало только глубже, сильнее, а теперь оно, словно прорвавшаяся через дамбу река, стало неудержимым и заполнило его всего страстью.
Триста чуть слышно вздохнула во сне и передвинулась. Роман чуть оттолкнулся, чтобы высвободить ее, и Триста повернулась на другой бок, так и не проснувшись. Роман поднялся с кровати и начал одеваться. Его конечности были тяжелыми, и их чуть покалывало. Он чувствовал себя вялым – как у него всегда было после секса, только на сей раз куда заметнее, поскольку его тело не желало делать те движения, которых требовал мозг. Когда он натянул на себя брюки, что-то выпало из его кармана. В темноте и тишине звук удара прозвучал неестественно громко.
Роман поднял игрушечного солдатика. Это было изображение майора Коури из конной гвардии – он принес его Эндрю в первый день их встречи. Его сын отверг игрушку – подарок, который Роман тщательно отбирал, уверенный, что сыну он понравится.
Этот маленький деревянный человечек с ничего не выражающим раскрашенным лицом и прямым телом стал для Романа чем-то вроде талисмана. Он положил его в карман, выбросив упаковку, и стал носить с собой. Это было напоминанием. Роман пробежал пальцами по фигурке, чтобы удостовериться, что она не раскололась, и снова положил в карман.
Бросив на Тристу взгляд, Роман остановился у двери. Он увидит ее завтра, пообещал он себе и уже от одной этой мысли почувствовал себя лучше. Когда он шел по коридору, то продолжал ощущать аромат ее кожи.
Когда Триста проснулась, то первым делом потянулась, пробежав руками по шелковому одеялу. И тут она заметила в мышцах нечто новое. Непривычным был и запах. А еще тревожило ощущение какой-то потери. Открыв глаза, она обнаружила, что Роман ушел. Часы на столе показывали уже почти три утра. Ее лампа все еще горела, но количество масла заметно уменьшилось.
Сев в постели, она осмотрелась. Никаких следов присутствия Романа. Она вздохнула. Не надо было так внезапно засыпать. Откинувшись на кровать, она попыталась разобраться в своих чувствах. Их было много, и очень противоречивых. Здесь были счастье и страх, замешательство и беззастенчивая радость. А над всем этим преобладало удивление, что она оказалась столь слабой перед ним. Она-то воображала, что может быть строгой к Роману, лорду Эйлсгарту.
Это все чертова лошадь Дэнди. Когда она увидела его на этом велосипеде, гордого и самоуверенного, как петух, с сияющими глазами и откровенно желающего произвести впечатление на сына, у нее дрогнуло сердце. Она уступила ему во всем, и вот она теперь здесь, через десять часов, размышляющая над тем, как она оказалась с ним в постели.
Но теперь-то она должна научиться ему сопротивляться.
С этой мыслью она стала снова уплывать в сон. Как славно было в полудреме раздумывать, что хорошо бы снова повидаться с Романом, чтобы видеть, как он погружается в сон вместе с ней. И вдруг Триста проснулась от внезапной мысли, что сжала все ее нервы в комок и заставила с жадностью глотнуть воздух.
Она вспомнила, почему покинула его шесть лет назад.
Они спорили, но обычно эти словесные перепалки становились преддверием их занятий любовью. Не всегда она тяготела к ним, но они были для нее интересны.
Они падали в кровать, и их спор тонул в страсти, а потом он уходил, а она лежала так же, как и сейчас. И думала, что ей придется стать его любовницей, потому что она слишком слаба перед его чарами. Она не в меру влюблена, чересчур привязана к нему. Нет, решила она тогда, она немедленно уедет. Пусть он для начала поймет, что все не так просто и она не собирается с ним спать, когда ему вздумается. Пусть поймет, что она для него значит.
А потом она узнала о своей беременности, и это заставило ее бежать. Ставки были очень высоки. Но скорее всего она переоценила себя. И сейчас, в предрассветных сумерках, Триста думала о том же. Она покинула Романа, поняв, что женщина ее социального слоя может быть для знатного мужчины только любовницей. Или шлюхой, что более грубо выражает суть дела.
Именно в таком положении она оказалась и сейчас. Роман ей ничего не предложил. Сколько раз надо переспать с каким-то мужчиной, чтобы официально считаться его любовницей? Один раз? Десять? Или, может, всего два?
Она повторила все во второй раз, и ничего не изменилось. Этот чертов лорд сделал ее такой, какой она была шесть лет назад, – влюбленной в него и тяжело дышащей от его прикосновений.
О Боже! Она была бы счастлива, если бы его обаяние тревожило ее хотя бы вдвое меньше.
Она не будет с ним больше спать. Когда Триста поднялась с кровати и начала одеваться, она была настроена совсем иначе, чем вчера. С холодной решимостью она отмела все сомнения относительно того, что ей делать дальше. То, что было шесть лет назад, удивительно переплелось с сегодняшним днем. Прошлое упорно повторялось.
В тот день Роман появился снова. Он взбежал по лестнице с радостной легкостью. В его руках были цветы, на лице играла улыбка.
Ему сказали, что миссис Фэрхевен нет дома.
Вместе с цветами он оставил визитную карточку, написав на ней, чтобы ему прислали сообщение, когда он может зайти. Однако никакого ответа не последовало.
На следующий день Роман поднимался по лестнице уже не так стремительно. Это было в тот час, когда весь город наносит визиты, и ему сказали, что миссис Фэрхевен отправилась делать визит. На сей раз Роман уже не оставил карточки.
Через день он появился вновь. Уже без цветов и без улыбки он постучал в дверь. Ему отворили, чтобы провести в заднюю часть дома, где Триста и Мишель Коури сидели вместе в семейной столовой.
Расстроенный, он притих в кресле, надеясь переждать посетительницу, но ее пригласили на чай. Время тянулось, однако Роман старался не терять терпения.
Он был вежлив, хотя это удавалось ему с трудом. Он даже затеял разговор с миссис Коури. Триста явно стремилась не замечать его присутствия, но Роман упорно дожидался своего часа. Она не может игнорировать его вечно. Бросив сочувственный взгляд на сводную сестру, Мишель сказала:
– Ну, мне пора. Майор должен этим вечером вернуться из путешествия, и потому нужно прибрать в доме. – Она объяснила Роману: – Мы закрываем дом на лето. Мой муж предпочитает сельскую местность, но позволяет мне приезжать в Лондон повидать миссис Фэрхевен.
Роман кивнул:
– Это очень хорошо. Было приятно познакомиться с вами.
Несмотря на обстоятельства этого знакомства, он нисколько не кривил душой. Мишель Коури была грациозной и доброй, хотя и достаточно проницательной, чтобы понять, что тучи сгущаются. Когда Мишель наконец ушла, Роман недовольно выдавил из себя:
– Ты должна мне все объяснить.
Триста сжала губы.
– Пожалуйста, не устраивай сцен.
– Думаю, нам стоит устроить сцену. У нас был долгий перерыв.
Триста сделала нетерпеливый жест рукой и выпрямилась, словно готовясь к бою.
– Что случилось, после того как я отсюда ушел? – резко спросил он, пристально глядя на нее.
– Я поняла, что делаю ошибку. Снова.
– О, ради Бога! Я думал, мы уже установили, что ошибся я.
– Ты так думаешь? – У нее перехватило дыхание, в глазах вспыхнуло пламя. – Боже, как ты невероятно высокомерен! И очень забывчив. Виновата я – и твое поведение ни при чем.
– Ты сказала, что жалеешь, что не рассказала мне об Эндрю.
– Я сожалею об этом, но не раскаиваюсь в том, что отказалась быть твоей любовницей. Я тебе уже говорила, что никогда не пересматриваю своих решений. И я не буду меняться – ни для тебя, ни для кого-нибудь еще.
– Любовницей?
Триста повторила все снова, но более спокойно:
– Роман, мы знакомы уже давно, и оба знаем, что у нас были некоторые... отношения. Мы выросли вместе, и оба были довольны этим – я нашла друга, а моя мама во многом заменила тебе собственную мать. И вполне естественно, что, став взрослыми, мы оба думали, что влюблены. Но мы скорее всего принимали за любовь что-то еще, поскольку она оказалась не столь сильной и умерла. Но у нас все еще есть... ну, скажем, некоторая привязанность.
Роман молча слушал ее логические доводы, чувствуя, что у него падает сердце. Когда Триста говорила, она держала спину очень ровно и даже казалась чопорной.
– Ты узнал, что у тебя есть сын, и он будет теперь связывать нас на протяжении всей оставшейся жизни. Плохо, что эта связь снова привела нас в спальню. Будем считать, что это был просто интерес. Мы встретились после долгого перерыва, и наше прошлое...
Он сложил руки на груди и провел указательным пальцем правой руки по верхней губе, глядя на нее тяжелым немигающим взглядом. Это всегда пугало ее. Он это знал.
Триста неуверенно кашлянула, но подняла плечи, и ее голос стал строже. Она твердо произнесла:
– Теперь твой интерес удовлетворен, и мы не должны принимать наши чувства за что-то еще...
Роман оторвал от губ палец и направил его на нее:
– Ты не спрячешь от меня моего сына.
Это было произнесено тихо и спокойно, но тем не менее в словах ясно слышалась угроза. Триста испуганно заморгала, но потом ее лицо исказилось, словно он ее оскорбил.
«Да как она смеет»?! – подумал Роман. Она несколько дней не позволяла к себе войти, а теперь читает ему нотации, словно он слабоумный ребенок, да еще прикидывается оскорбленной.
Он нахмурился, собираясь с мыслями.
– Это моя кровь, – сказал он. – Я не уйду просто так только потому, что ты переоценила свое... отношение ко мне. Прошлое невозможно переделать. Он мой сын, и он со мной должен лучше познакомиться.
– Только не трогай Эндрю.
– Черт побери! В любом случае он – самое главное, что меня интересует в этом вопросе.
Он хорошо знал, как нанести удар, когда его обидели. А он был обижен. Его голос стал резким и хриплым.
– Ты можешь удовлетворять свои переменчивые прихоти сколько хочешь. Можешь следовать своей ненормальной женской логике. Не думай, что я упаду на колени и буду молить тебя снова отправиться в постель. Я не стану терять на это времени. Все, что мне от тебя нужно, – это чтобы ты не чинила мне препятствий и я мог видеть сына.
Триста лишь молча смотрела на него, но Роману показалось, что она сдерживается с большим трудом.
Сознание этого доставило ему удовольствие. Свое унижение он хотел компенсировать ее страданием. Ему сейчас нравилось причинять ей боль, пугать ее. В детстве он мстил зло и жестоко. Став взрослым, он изменился. Но сейчас ему доставлял удовлетворение страх в ее глазах. Он давал ему ощущение собственной власти. Это мало утешало, но по крайней мере он отомстил за свою уязвленную гордость.
– Он должен привыкнуть к нашим прогулкам и перестать меня бояться. Если хочешь, ты можешь посылать с ним служанку. Тебе нет нужды нас больше сопровождать. Я зайду за ним послезавтра, чтобы взять его в поддень и вернуть после чая.
Он вышел, стараясь взять себя в руки. В эту минуту его больше волновал не Эндрю, он хотел нанести Тристе ответный удар, хотел понять, что она думает, почему она снова бросила его.
Возвращаясь домой, он снова и снова посылал мысленные проклятия ей – и себе, за то, что дважды его оставляла в дураках одна и та же непостоянная женщина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин



я бы назвала эо тиво больше повестью,чем романом...милая,конечно,история,но не цепляет...из 10 баллов-5
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинМиранда
3.06.2012, 0.34





Почитать перед сном можно. Книга о семье ставлю 7.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛале
25.03.2013, 22.58





Но почему Вам не нравится. Очень даже неплохо! Как проелестно описан маленький сын героини! Как приятно читать о воссоединении сына и отца, и всей семьи вцелом. Советую почитать.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинВ.З..65л.
10.04.2013, 13.56





Очень милый домашний роман, мальчишка замечательный! Мне понравилось!
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинОльга
9.03.2014, 12.11





Интересная история любви между главными героями. И еще две истории между другими персонажами.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинКэт
3.05.2014, 14.52





Мне не понравилась История любви.Именно так, История Большой Любви Всей Жизни. Да хрен с ним, что он ее предал, женился, имел любовниц. Это семечки. Теперь леденцы. Какой мужчина, встретив любовь всей жизни, будет " снимать стресс с..." Да не важно с кем. Где уважение, преданность, желание одной?А если этого нет- че огород городить?!
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛиза
4.05.2014, 13.57





В романе не хватает чувств. Как чудно описаны их любовные отношения в юности! Дальше- встретил, вспомнил, захотел. Этого мало!Уже встречаясь с ней трахает сестру жены брата двоюрдного, причем трахает до упора, до полного выяснения отношений с "любимой" и... Ну что там бывает по большой любви. А о чем ты, быдло, думал трахая Анабеллу? Кого трахать понравилось больше?думал о чем?О своей большой любви?И где его разборки с любовницей перед браком с истинной любимой?Фу.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛайза
4.05.2014, 16.04





Ой, а меня это "чтиво" захватило! Немного похоже на сочинение в школе, но очень приятное! Если бы Ггерои сразу остались вместе, у них не было бы будущего! В жизни это бывает. Они страдали и выстрадали свою любовь и поэтому они вместе! Хороший роман! 8 баллов.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.08.2014, 11.51





Мне кажется, что все дело в неопытности автора. История как кто-то ищет побочных детей умершего брата, чтобы отдать им деньги, невероятна.Роман не экстра класса. Можно не читать. 5 баллов.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклинленочка
8.10.2014, 22.34





Безвкусная жвачка. Сухо, скучно, без каких-либо эмоций. Воспоминания о прошлом героини, которые она изливала своей кузине сильно смахивали на сеансы у психотерапевта. Странно, что "Встретимся в полночь" этого автора очень даже неплохой роман.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинAnaKonda.
7.04.2016, 14.58





чет какая-то муть. уж извините.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклинлелища
28.11.2016, 17.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100