Читать онлайн Наследница из Гайд-Парка, автора - Нейвин Жаклин, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.28 (Голосов: 47)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейвин Жаклин

Наследница из Гайд-Парка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Триста подумала, что если бы Роман лучше приготовился к визиту и узнал вкусы Эндрю, все прошло бы гораздо удачнее. Эти мысли она доверила бумаге и отправила письмо Роману.
Прошло немного времени, и она получила ответ с просьбой к ней и Эндрю оказать ему честь, посетив сад Воксхолл в субботу. Это приглашение удивило и обрадовало Тристу. Когда она сообщала новость сыну, то ее голос срывался от ликования.
– Мы едем в Воксхолл, Эндрю! – воскликнула она. Триста давно мечтала туда попасть.
Увидев ее радость, Эндрю тоже загорелся.
– Ура! – Он начал прыгать по комнате, хлопая в ладоши, но вскоре внезапно остановился. Его лоб прорезала озадаченная складка. – А что такое Во-хо?
Триста весело рассмеялась и медленно произнесла название.
– Это сад для отдыха, туда люди ходят развлечься. Там подают чудесное мороженое и очень тонко нарезанную ветчину, просто чудесную, и замечательных цыплят Ты можешь там пообедать на свежем воздухе. В Воксхолле очень красиво, там бывают разные выставки и развлекательные представления – акробаты, фокусники, а также волшебный фонарь, который показывает картинки на экран.
Глаза Эндрю стали большими.
– Дядя Дэвид пойдет? – спросил он. – Я хочу, чтобы он посмотрел на акробатов и волшебный фонарь.
– Посмотрим. Нас пригласил лорд Эйлсгарт. Я пошлю ему сообщение и спрошу, не возражает ли он против того, чтобы с нами были дядя Дэвид и тетя Люси.
Радость исчезла с лица мальчика.
– Почему он должен там быть?
– Это была его мысль. Эндрю, ты должен лучше себя вести с лордом Эйлсгартом. Он хочет стать твоим другом. – Ответом был упрямый взгляд. – Я знаю, ты думаешь, что я расстроилась после одного его прихода. Он и я когда-то были хорошими друзьями. – Она тщательно подбирала слова, желая не говорить ему неправды. Но она и не хотела, чтобы Эндрю догадался о ее отношениях с Романом. Ее материнский инстинкт говорил ей, что для этого не настало время. – Он знал твою бабушку, и она его всегда любила. Когда он был мальчиком чуть старше тебя, моя мама считала, что он очень хороший парень.
Эндрю скривился:
– Почему она так думала?
Вздохнув, Триста спросила:
– Ты можешь сказать, почему ты так его не любишь?
– Он как-то странно смотрит на тебя, – выпалил Эндрю. – Мне это не нравится. Он хочет тебя забрать.
Триста откинулась на спинку кресла, изумленная таким заявлением.
– Что за чепуха! Он желает быть твоим другом.
– Ну, он не может им быть. Я друг дяди Дэвида.
Триста призадумалась. Она может настаивать на своем, к примеру, потребовать, чтобы он изменил свое отношение к лорду Эйлсгарту, если хочет пойти в Воксхолл.
Но это вряд ли лучший способ действий. Да и поведение Эндрю нельзя назвать невежливым. Он просто чувствует себя с Романом неуверенно. Похоже, он его боится. Триста пожала плечами:
– Ну, тогда ты упускаешь возможность получить хорошего друга. Вспомни, как ловко он бросал эти камни. Они летали над водой словно птицы. И на прогулках по Серпантину всегда полезно иметь кого-нибудь, кто не боится жаб.
Но Эндрю только молча смотрел на нее, не зная, что ответить. Триста поняла, что не сможет убедить его, что бы она ни сказала.
Похоже, Бог обрек ее иметь дело только с упрямцами.
Люси и Дэвид тоже приняли участие в прогулке по Воксхоллу. Триста решила, что это уменьшит страх Эндрю, и Роман с этим согласился.
Правда, поначалу вышла заминка – мужчины поспорили о том, кто будет платить за входные билеты. Роман настаивал на том, что это он всех пригласил, но Дэвид отказывался, чтобы за него платили. Для обоих вопрос оказался важным. Дэвид был рад новой работе и хотел показать свою щедрость, Роману же уступить не позволяла гордость.
Устав спорить, Роман, к изумлению Тристы, повел себя бесцеремонно – оттеснив Дэвида в сторону, он положил деньги в кассу. После чего, сочтя конфликт исчерпанным, зашагал прочь.
Дэвид задохнулся от гнева и вытащил платок. Кашлянув, он внимательно посмотрел на платок и прислушался, нет ли шумов в легких. Это был плохой признак. Люси обняла его за локоть и прошептала:
– Ты заплатишь в следующий раз, дорогой.
Они обменялись заговорщическими взглядами и пошли своей дорогой. Это они сделали по просьбе Тристы, которая боялась, что Эндрю проведет весь день рядом с дядей, вместо того чтобы побыть с отцом.
Когда Триста направилась вслед за Романом, Эндрю потянул ее в другую сторону, за Люси и Дэвидом, но Триста проигнорировала его стремление. Взяв его за руку, она потянула Эндрю за собой. Роман подождал их, потом пристроился к их шагу, и они направились по Большой аллее – обсаженной вязами дороге.
На протяжении всего времени, когда Триста жила в Лондоне, она не могла позволить себе поездку в Воксхолл. Каждое заработанное пенни, если оно не шло на насущные нужды, она откладывала на приобретение шляпного магазина. Теперь время бедности казалось ей чем-то далеким, хотя с той поры прошло всего несколько месяцев. Но она так привыкла себя ограничивать, что мысль посетить парк развлечений ей пришла в голову только после предложения Романа.
За ней следом плелся Эндрю с широко раскрытыми глазами, в которых отражался свет расставленных между деревьями фонарей. Сияние фонарей казалось волшебным, призрачным, впрочем, вся атмосфера парка была сказочной. Роман посмотрел на Эндрю, затем на Тристу, и на его губах появилась довольная улыбка.
Внезапно ее захлестнула волна блаженства, такая сильная, что Триста захотела броситься в объятия Романа. Только сейчас она поняла, как хотела, чтобы в ее жизни произошло нечто подобное. Однако ее счастье отравляла мысль, что по отношению к Эндрю она поступила нечестно, пообещав, что дядя Дэвид будет с ними.
Однако по Эндрю было незаметно, что он от этого сильно переживает. Его быстро захватили чудеса парка.
– Гляди-ка, мама! – воскликнул он, показывая на кукольный театр.
Они остановились, чтобы посмотреть игру. Когда одна кукла начала колотить другую, Триста недовольно скривилась, но Эндрю завыл от восторга. Роман просто сиял от успеха своего предприятия. Он надеялся, что, если Эндрю здесь понравится, это изменит их отношения.
На это рассчитывала и Триста, но когда они покинули маленькую площадку для зрителей, Эндрю снова занял место рядом с матерью.
– Мы пойдем по южной аллее, – сказал Роман. – Видишь эти арки? За ними находится знаменитая картина «Развалины Пальмиры». Она написана так правдоподобно, что, когда смотришь издали, можно принять ее за настоящие развалины древнего города, расположенные прямо в центре Лондона.
– Развалины Пальмиры, – благоговейно произнес Эндрю.
Триста с сомнением подумала, что он не знает, что такое развалины и где находится Пальмира, но это звучало так экзотично, что даже пятилетний ребенок мог почувствовать благоговейный восторг.
Они повернули на широкую аллею и прошли мимо продавцов и лотков. Посетителей было немного, так что они могли разглядеть диораму во всем ее великолепии.
– Это просто восхитительно, – чуть слышно промолвила Триста.
Роман воспрянул духом.
– Лучше полюбоваться всем этим, сидя за столом. Здесь можно пообедать «аль фреско».
– Это значит – обед на свежем воздухе, – объяснил Эндрю.
Это был первый раз, когда мальчик по своей воле говорил что-то Роману, и оба – и Роман, и Триста – поняли важность этого события.
– Отлично. Тогда я все организую.
Когда они расположились в домике в древнегреческом стиле, Триста заметила:
– Похоже, ты здесь не в первый раз. Ты приходишь сюда часто?
Роман пожал плечами. Триста хорошо его знала, и в ней вспыхнула ревность. Она не смогла удержаться от того, чтобы не задать вопрос:
– Ты приводил сюда других женщин?
– Да. Ревнуешь?
– Да.
– Хорошо. – Он усмехнулся, и Триста нахмурилась. – Но я в первый раз приглашаю даму прийти с сыном.
– Конечно, я особый случай. И ценю это.
Он весело взглянул на нее, и Триста вспомнила, как они когда-то любили подшучивать друг над другом. Сейчас, в этом волшебном месте, она могла бы продолжить давно забытую традицию.
– Я покажу тебе лошадь Дэнди, – сказал Роман, когда они покончили с обедом. – Это новое изобретение, довольно сложное, на котором может ездить человек.
Он повел их к продавцу, торговавшему странными конструкциями с двумя колесами, грудой наваленными на прилавке. Роман оплатил одно устройство и выбрал самое большое.
У механизма было два колеса, очень тонких, похожих на колеса кареты, но расположенных друг за другом. Между ними помещалось сиденье, а спереди был руль.
– Это очень необычно. Что это такое?
– Это велосипед. Посмотри, как он работает.
Оттолкнувшись могучими руками, Роман выехал на открытую часть аллеи и, слегка поворачивая руль, стал маневрировать. Казалось, он должен был выглядеть смешно, однако все оказалось наоборот. Он показал себя мастером, уверенно держась в седле лошади Дэнди. Тристу даже кольнула зависть, что она так не умеет.
Эндрю эта сцена явно заинтриговала. Это действительно казалось чудом и произвело бы впечатление на любого мальчика.
– А у тебя большая практика! – заметила Триста. В ее голосе слышались ядовитые нотки.
– Я катался всего несколько раз, – произнес Роман, проезжая мимо. С силой оттолкнувшись ногами, он сделал еще один круг.
– Без сомнения, ты занимался этим, когда бывал в Воксхолле раньше. Женщины могут ездить на этой штуке так же хорошо?
– Могут, но только если не бояться, что юбки попадут между спицами и порвутся.
– О, тогда, надо думать, твоим спутницам приходилось ждать, когда ты накатаешься.
Он лишь таинственно улыбнулся и, направив велосипед прямо на нее, затормозил совсем рядом.
– А! – воскликнул он с выражением удовольствия на лице. Потом повернулся к Эндрю: – Ты хотел бы попробовать?
– О да!
– Нет! – произнесла Триста.
– Тебе не следует чересчур опекать мальчика, – смело не согласился с ней Роман.
– Это слишком опасно.
– Не опасней, чем взбираться на лошадь. Бросьте, миссис Фэрхевен, вы не можете лишать мальчика такого удовольствия. Я возьму ему один из самых маленьких велосипедов, предназначенных для детей, и буду держать его за седло, чтобы он сохранял равновесие. Я побегу следом, чтобы он не упал. Это не причинит ему никакого вреда.
Однако Тристе его идея все равно не нравилась. При виде этой странной машины она начинала нервничать.
– Я так не думаю, – возразила она. – Есть и другие развлечения. – Ее тон достаточно ясно говорил, что ее решение окончательно.
Триста ожидала, что он будет возражать. Она давно знала Романа и помнила, что он не любит, когда ему противоречат. Но она была готова к бою. Однако Роман так грустно опустил голову, что ей даже стало его жалко. Впрочем, его печаль могла быть и притворством – уж слишком удрученным он выглядел.
– Ладно, – вздохнул Роман. – Тогда, Эндрю, покончим с этим. Так сказала твоя мама.
Лицо Эндрю вытянулось, казалось, еще мгновение – и он заплачет. Его обвиняющий взгляд был направлен на Тристу, а не на Романа. Роман сочувственно положил Эндрю руку на плечо, и тот не отстранился.
Триста нахмурилась:
– Ты сделал это нарочно.
Роман посмотрел на нее ясными невинными глазами. Это он умел, как это ни было трудно человеку с квадратной челюстью и выступающими скулами.
– Можно это понимать как согласие?
Каким же невыносимым он мог быть!
– Только один маленький круг, и ты будешь держать его все время, – сдалась она и тут же подумала, что совершила ошибку.
– Прекрасно! Теперь, Эндрю, устраивайся на сиденье. Посмотри, как это делаю я. Ты сможешь повторить так же?
Эндрю сказал «да», но это нисколько не ободрило Тристу. Он бы согласился на все ради одного круга на велосипеде. С нетерпением он выслушивал инструкции Романа, кивая, но не вдумываясь в смысл. Триста это поняла и хотела было вмешаться. Но тут Роман громко заявил, что если Эндрю хочет ехать, то должен внимательно слушать.
К ее удивлению, Эндрю повиновался. Он начал повторять те указания, которые сделал ему Роман. Триста не знала, чему удивляться больше – понятливости сына или терпению Романа.
Когда настало время пуститься в путь, Эндрю поехал, отчаянно работая рулем. Прижав руку ко рту, Триста кусала губы, наблюдая за вихлянием велосипеда.
– Держи его! – воскликнула она.
– С ним все в порядке, – ответил Роман сдавленным голосом.
Эндрю так ни разу и не упал. Работая рулем, он сделал неровный круг. Роман объяснил, как лучше управляться с велосипедом, но и на втором круге машина продолжала отчаянно вихлять.
Внезапно Эндрю опасно наклонился, и из груди Тристы чуть не вырвался крик. Но Роман был начеку, и он схватил Эндрю за пальто до того, как тот упал на землю. В другой его руке был велосипед; сейчас Роман выглядел прямо Геркулесом, с легкостью держа две свои ноши.
Эндрю освободился от его рук и снова оседлал лошадь Дэнди.
– Еще раз, – скомандовал он. Его тон нисколько не потеплел по отношению к Роману, но по крайней мере Эндрю уже с ним говорил – хотя только потому, что в этом нуждался.
– Пожалуй, хватит, – окликнула она.
Они притворились, что не слышат, и Эндрю сделал еще круг. Тристу раздосадовало, что эти двое действуют в союзе против нее. Эта машина ей перестала нравиться. Так неестественно лететь с большой скоростью, отталкиваясь ногами, но Роман – конечно, этот сумасбродный человек любит все, что опасно и безрассудно, – был без ума от этого устройства, как и ее сын. Роман взапуски несся за мальчиком, подталкивая велосипед и приводя Эндрю в восторг от скорости, и уже не было заметно, что Роман поддерживает седло.
Наконец они перестали ее мучить, и Эндрю спустился с велосипеда.
– Ты видела, мама?
– Видела, – ответила она, с силой прижимая к себе малыша.
Роман торжествующе улыбнулся.
Остальная часть вечера не могла идти ни в какое сравнение с таким захватывающим приключением, но и она прошла достаточно хорошо. Купив мороженое, они прогулялись по аллее, осматривая выставки или задерживаясь, завидев какое-нибудь представление. Встретив Дэвида и Люси, Эндрю взял дядю за руку. Когда вся компания вернулась домой, он уже едва держался на ногах.
– Давай я занесу его наверх.
– Я привыкла носить его, – ответила Триста, но, заметив решимость на лице Романа, не стала возражать. Он взял мальчика на руки. Тот не протестовал, когда Роман нес его в детскую.
Эндрю в руках отца выглядел совсем маленьким. Лицо Романа было каменным, не выражая никаких чувств. Он положил Эндрю на кровать и немного отступил назад. Триста же опустилась на кровать и стянула с Эндрю башмаки и носки, раздела его до нижней одежды и натянула ему через голову ночную рубашку.
Уложив его, Триста подоткнула одеяло и поцеловала сына в лоб. Он поежился и легонько вздохнул во сне. Выпрямившись, она увидела, что Роман затих в углу, молча наблюдая за обычным вечерним ритуалом.
– Хочешь что-нибудь выпить в гостиной? – спросила она и тут же удивилась – зачем она это спросила?
– Хочу, – просто ответил Роман и последовал за ней вниз по лестнице.
Когда они сели в гостиной – Триста со сладким вином на донышке бокала, а Роман со стаканчиком бренди, – она сказала:
– Спасибо тебе за этот вечер. Эндрю замечательно провел время.
– А ты? Тебе понравилось?
– Кроме того времени, когда вы испытывали мое терпение с лошадью Дэнди, я получила море удовольствия.
– Странно.
– Почему?
– Там был я. Думаю, если бы ты посетила парк отдыха с Люси или со столь почитаемым дядей Дэвидом, вы бы провели время гораздо интереснее. Эндрю определенно был бы больше рад.
– Тебе не стоит обижаться. Он привыкнет.
– Ты так думаешь? – бросил на нее изучающий взгляд Роман.
Она не ответила, не будучи уверена в этом. Вторжение Романа в жизнь их маленькой семьи многое перевернуло. Она теперь не могла сказать, что хорошо, а что плохо.
Триста никогда не считала сына нелюдимым – тем не менее Романа он продолжал чураться. Что бы он ни испытывал по отношению к этому человеку, это чувство было глубоким, и, похоже, ничто не могло его изменить.
Но вот что касается ее самой... это было для нее сюрпризом. Она не могла объяснить почему, но она оттаяла по отношению к Роману. Может быть, просто потому, что все, чего она боялась, произошло, так что Романа можно было больше не опасаться. Он узнал ее самый большой секрет и никак не попытался отомстить за ее бегство.
Она думала, что он по-прежнему будет груб. Но она ошиблась. Оказалось, что Роман может быть не только терпеливым – непонятно, где он мог этому научиться, – но и вполне тактичным. И даже на редкость обходительным. И Триста не могла понять, почему ее сын продолжает держаться с ним так враждебно.
Но она-то к этой обходительности относилась иначе. Роман встряхнул бренди в стаканчике и посмотрел на него сквозь стекло.
– Ты укладываешь его в постель каждый вечер? И у тебя нет для этого служанки?
– Иногда, когда меня вечером нет дома, это делает нянечка, но обычно я укладываю его сама. Не забывай, пять лет у меня не было прислуги. Эта обязанность была моей.
– Тебе она не нравилась?
– Совсем напротив. Какой матери может не нравиться ухаживать за собственным ребенком?
Она тут же пожалела об этих словах, поскольку наступила на больную мозоль Романа. Его-то мать совершенно не обращала внимания на своих детей.
Триста попыталась выйти из неловкого положения:
– Моя мама всегда заботилась обо мне. Я знала, что если у меня будут дети, я поступлю так же. А вот чего я и не предполагала, так это что у меня будут деньги. Но я не хочу из-за них как-то меняться.
– Тем не менее ты сильно изменилась.
– Вот как? Стала старше?
Может, она и впрямь стала старше в его глазах. Триста опустила голову, стараясь сосредоточиться на вине.
Это было ее любимое вино, сладкое, с запахами импортированных из Германии фруктов; но сейчас оно напоминало ей уксус. Она была не в настроении пить и отставила бокал.
– Ты выглядишь намного лучше, – уверенно заявил Роман. – Ладно, не притворяйся, что ты этого не знаешь. У тебя есть зеркало, и в нем ты видишь, что время тебя пощадило. Зрелость сделала тебя привлекательнее. Ты всегда была хорошенькой, а сейчас просто красавица.
Триста снова взяла бокал, только для того, чтобы скрыть замешательство.
– Спасибо. Можно было обойтись и без комплиментов.
– Ты думаешь, я тебя соблазняю?
– Нет. – Она посмотрела на него и неожиданно покраснела.
– Конечно, нет.
– Тогда я должен удвоить свои усилия. Я пытаюсь тебя соблазнить. – На его лице появилась многозначительная улыбка. – Ты наверняка догадалась, что я все еще тебя хочу. Я дал понять это достаточно откровенно.
Триста обругала себя за то, что ей льстит слышать подобное.
– Я знаю, что ты стремишься обольстить всех на своем пути.
– Не думай, что ты хорошо меня знаешь, Триста. Прошло немало времени, и многое изменилось. Ты и я уже не те зеленые юнцы, которыми мы были.
– Итак, ты меня соблазняешь. – Она произнесла это с насмешкой, а не с волнением. Но именно волнение она чувствовала, как бы ни осуждала себя за это.
– Ну, сейчас я радуюсь тому, что мой сын уже не шарахается от меня в страхе. Он даже позволяет подходить к нему. Думаю, мне очень помогла лошадь Дэнди. Иногда мне в голову приходят гениальные идеи.
– Ты слишком скромен.
– Никогда этим не страдал. Ты не могла забыть, каким я был бесстыдным.
– А... Теперь вспоминаю.
– Итак, я радуюсь своему успеху, наслаждаюсь этим бренди и твоим обществом. И надеюсь, что и дальше меня что-то ждет.
Ее сердце ёкнуло и забилось быстрее. Триста подняла подбородок и постаралась выглядеть ироничной.
– Нацелился на мою кровать?
– Или на ковер. Он кажется достаточно удобным.
Это было так неожиданно, что Триста рассмеялась, хотя следовало презрительно нахмуриться. Но смешливость неизменно была ее недостатком. Его озорное поведение всегда забавляло ее, обезоруживало и очаровывало. Вот и теперь ее сердце медленно таяло от чувства, которому трудно было противиться.
– Никто так не смеется над моими шутками, как ты, – заметил Роман. – К слову, это замечательный смех. Обычно мою иронию люди воспринимают неправильно. Они принимают всерьез, когда я иронизирую над собой, или просто считают меня чудаком.
– Ты чудак и есть.
– И нахал?
– Конечно. Похоже, тебе это польстило. А это не комплимент.
– Это мне пригодится. К примеру, вспомни ночь, когда мы впервые поцеловались. Я дразнил тебя и говорил очень смело. Я желал знать, как ты будешь реагировать. Поразит ли тебя это и ударишь ли ты меня? Будешь ты возражать, притворно меня осудив, но в то же время поощряя? И надо сказать, ты не сделала ни того, ни другого. Ты просто смотрела на меня, ожидая каких-то действий. Мне надо было либо идти дальше, либо, поджав хвост, убраться восвояси.
Это было правдой. Она действительно ждала от него поцелуя. Когда герой ее детства вернулся домой мужчиной и заметил, что она стала взрослой, она приняла его ухаживания.
На его лице появилась чуть заметная улыбка.
– Каким же неловким я был! Я подкрался ближе, а ты отстранилась, но продолжала смотреть мне в глаза, и только это подбадривало меня. Тебе не следовало на меня так смотреть.
Триста почувствовала, как у нее учащается пульс. Когда Роман пускался в погоню, он становился опасным, но это и волновало больше всего.
– Но ты смог сократить расстояние, – сказала она.
Он прищурил глаза:
– Ты мне это позволила. Это так и было.
– А ты просто стоял, – прошептала она, бросив на него дразнящий взгляд, хотя и сама не могла понять зачем, – разговаривая без конца и края, пока я не решила, что ты никогда не замолчишь и не сделаешь этого.
– А в конце, когда я наклонился, чтобы тебя поцеловать, ты прямо прыгнула в мои объятия.
Триста сообразила, что улыбается. Она тут же спохватилась и отвернулась.
– Нам не следует обо всем этом вспоминать.
– У тебя были другие любовники? – откровенно спросил Роман.
– Нет, – решительно мотнула она головой. – А как насчет тебя?
– Никого, кто бы представлял интерес.
– За шесть лет ты не встретил никого, кто бы заинтересовал тебя хотя бы немного?
– Никого, – спокойно повторил он.
– И даже никого из тех леди, кого ты водил в Воксхолл?
– А они тем более. – Он чуть заметно иронично улыбнулся. – И это были не леди.
– А как насчет той женщины, для которой ты пришел в магазин покупать шляпу? Он должна быть для тебя чем-то особым.
Вздохнув, он откинулся назад:
– Я ждал, что ты задашь этот вопрос. Думаю, мне нужно все объяснить. Она была особой только в том смысле, что является сестрой крикливой жены моего кузена. Я, кузен, его жена и Аннабелла составляем две пары, которым удобно отправляться вместе на прогулку. В тот день ветер сдул ее шляпу, и она начала причитать, что даме неприлично идти с непокрытой головой. Реймонду и мне не оставалось ничего, кроме как тотчас же что-то предпринять. Неудивительно, что мой кузен пьет. Мы поспешили к ближайшему шляпному магазину, готовые заплатить хоть в десять раз большую цену за шляпу, лишь бы она перестала ныть.
Триста рассмеялась:
– Она перестала?
– К сожалению, нет. Я как-нибудь познакомлю тебя с ней, и ты узнаешь дальнейшую историю от нее самой. Хотя в обществе я с тех пор их не видел.
Триста опустила глаза. Не означают ли его слова, что с Аннабеллой он больше не встречался?
– Мой кузен и его жена вернулись в Гемпшир, где они живут.
– А эта сестра?
– Она довольно мила, но... – Он замолчал, подбирая слова. Триста замерла в напряженном ожидании. – Но мне не подходит.
Триста решила, что он над ней издевается. Паузу он сделал специально, чтобы она решила, что он произнесет: «Она не ты».
Ей не следует забывать, как любит Роман подобные розыгрыши.
– Это все так знакомо, – внезапно сказал он. – В Уайтторне мы провели много вечеров вместе – ты и я. Я никогда больше не испытывал той особой атмосферы пикировки и удовольствия, которую всегда ощущал в твоем обществе.
– Нам лучше, всего не вспоминать Уайтторн.
– Почему? – Он допил бренди. – Это было приятное время. Пока Грейс куксилась, а мать страдала от одиночества, мы могли вволю поговорить. Если бы у меня не было возможности с тобой поспорить, я бы сошел с ума. Мы были так горячи в спорах, что всех отпугивали. Они отправлялись спать, и тогда ты и я...
– Уже поздно! – прервала его Триста, поднимаясь.
Роман не двигался с места.
– ...мы занимались любовью.
Триста стояла неподвижно, в изумлении, не веря, что он это сказал.
Роман медленно поставил пустой стакан. Потом неторопливо стал подниматься. Когда он выпрямился, он оказался с ней рядом.
Триста словно окаменела, не способная пошевелиться. Но как только он протянул руку, оцепенение прошло.
Какой смысл бороться, если она прекрасно знает, что эту битву ей не выиграть? Разрыдавшись, она наконец дала выход тому напряжению, что сковывало ее на протяжении уже нескольких часов – нет, многие дни, недели. Ей показалось, что из-под ее ног ушла земля.
Она упала в его объятия, и он поцеловал ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклин



я бы назвала эо тиво больше повестью,чем романом...милая,конечно,история,но не цепляет...из 10 баллов-5
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинМиранда
3.06.2012, 0.34





Почитать перед сном можно. Книга о семье ставлю 7.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛале
25.03.2013, 22.58





Но почему Вам не нравится. Очень даже неплохо! Как проелестно описан маленький сын героини! Как приятно читать о воссоединении сына и отца, и всей семьи вцелом. Советую почитать.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинВ.З..65л.
10.04.2013, 13.56





Очень милый домашний роман, мальчишка замечательный! Мне понравилось!
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинОльга
9.03.2014, 12.11





Интересная история любви между главными героями. И еще две истории между другими персонажами.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинКэт
3.05.2014, 14.52





Мне не понравилась История любви.Именно так, История Большой Любви Всей Жизни. Да хрен с ним, что он ее предал, женился, имел любовниц. Это семечки. Теперь леденцы. Какой мужчина, встретив любовь всей жизни, будет " снимать стресс с..." Да не важно с кем. Где уважение, преданность, желание одной?А если этого нет- че огород городить?!
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛиза
4.05.2014, 13.57





В романе не хватает чувств. Как чудно описаны их любовные отношения в юности! Дальше- встретил, вспомнил, захотел. Этого мало!Уже встречаясь с ней трахает сестру жены брата двоюрдного, причем трахает до упора, до полного выяснения отношений с "любимой" и... Ну что там бывает по большой любви. А о чем ты, быдло, думал трахая Анабеллу? Кого трахать понравилось больше?думал о чем?О своей большой любви?И где его разборки с любовницей перед браком с истинной любимой?Фу.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЛайза
4.05.2014, 16.04





Ой, а меня это "чтиво" захватило! Немного похоже на сочинение в школе, но очень приятное! Если бы Ггерои сразу остались вместе, у них не было бы будущего! В жизни это бывает. Они страдали и выстрадали свою любовь и поэтому они вместе! Хороший роман! 8 баллов.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
8.08.2014, 11.51





Мне кажется, что все дело в неопытности автора. История как кто-то ищет побочных детей умершего брата, чтобы отдать им деньги, невероятна.Роман не экстра класса. Можно не читать. 5 баллов.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклинленочка
8.10.2014, 22.34





Безвкусная жвачка. Сухо, скучно, без каких-либо эмоций. Воспоминания о прошлом героини, которые она изливала своей кузине сильно смахивали на сеансы у психотерапевта. Странно, что "Встретимся в полночь" этого автора очень даже неплохой роман.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин ЖаклинAnaKonda.
7.04.2016, 14.58





чет какая-то муть. уж извините.
Наследница из Гайд-Парка - Нейвин Жаклинлелища
28.11.2016, 17.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100