Читать онлайн От ненависти до любви, автора - Нейл Джоанна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - От ненависти до любви - Нейл Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.05 (Голосов: 38)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

От ненависти до любви - Нейл Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
От ненависти до любви - Нейл Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейл Джоанна

От ненависти до любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Ким сидела, словно окаменевшая, и смотрела на Грега непонимающим взглядом.
— Дербишир? — медленно повторила она. Он кивнул.
— В пятницу во второй половине дня у меня там назначена встреча с местным землеустроителем, а после этого деловая встреча за обедом. Я думаю, мы можем выехать часа в два пополудни. А в субботу я хотел взглянуть на строительство. Мне хотелось бы, чтобы вы обошли стройплощадку вместе со мной. Вам это будет полезно. Заодно посмотрим, какие идеи подскажут вам ваши интуиция и воображение.
Ким молчала, и он вопросительно посмотрел на нее.
— Вас что-нибудь смущает? Ким откашлялась и произнесла, действительно немного смущенно:
— Я уже построила планы на эти выходные.
— Ну так отмените все. То, что я вам предлагаю, гораздо важнее!
— Для вас, видимо, да. Он несколько опешил.
— Неужели мне нужно еще раз напоминать вам об условиях вашего контракта? Там, к вашему сведению, есть параграф, в котором говорится о возможной работе в выходные дни время от времени.
— Может быть, оно и так, — сухо сказала Ким, но там разве не сказано, что я имею право быть предупрежденной заранее, а не за один день до этого?
— Что же вы наметили на выходные?
— Я приняла приглашения на два вечера, в пятницу и в субботу.
— Хорошо, сможете ли вы выехать в Дербишир в субботу утром? Если да, то я объясню, как туда добраться. Как только мы решим все вопросы со строительством, мне нужно будет повидать одного из членов местного совета, а вы будете свободны и сможете вернуться домой. У вас останется еще масса времени для ваших личных дел.
— Надеюсь, — тихо сказала Ким. Он предложил компромиссное решение и отказываться в данном случае было неудобно.
— Что-то я не замечаю энтузиазма в вашем голосе.
Итак, все было решено! Грег повернулся к столу, взял блокнот и, вырвав из него листок, набросал схему дороги, сопроводив ее короткими примечаниями внизу страницы. Закончив, он протянул листок Ким.
— Думаю, что вы легко найдете… Встретимся у подъезда к строительной площадке со стороны шоссе. В два часа. Постарайтесь не опаздывать.
Субботнее утро выдалось холодным и ветреным. К середине дня погода еще больше ухудшилась, стал накрапывать дождь со снегом.
Ким на свою беду слишком поздно обнаружила, что отходящие от основного шоссе дороги покрыла гололедица. Поэтому ее занесло на повороте, и она краем машины задела придорожный столб. Дрожащей рукой она остановила машину и стала растирать плечо, в которое так сильно врезался ремень безопасности. Через несколько минут она не без труда вылезла из машины. Немного кружилась голова. В унынии она уставилась на помятое крыло.
Почему все так по-идиотски складывается? Именно тогда, когда ей особенно нужны деньги, на нее свалились непредвиденные расходы — покупка новых туфель, теперь вот и ремонт машины…
Ким глубоко вздохнула и, подняв воротник, плотно запахнула полы пальто, чтобы хоть как-то сохранить тепло. Пока она устало плелась по дороге туда, где должен был ждать ее Грек Коултер, начало темнеть. Ныло плечо, болела голова, да и настроение соответствовало унылому и мрачному, продуваемому насквозь ледяным ветром, пейзажу.
Грег Коултер спокойно стоял на краю обрыва, рассматривая простирающуюся внизу долину. Но когда Ким, осторожно ступая все еще слабыми после перенесенного шока ногами, поднялась по крутой дороге, он с раздражением взглянул на часы и спросил требовательным тоном:
— Какого черта вы опаздываете! Я стою здесь уже полчаса.
Ким закусила губу и промолчала. Она не могла даже предположить, как он отреагирует на ее объяснение. Очень уж ей не хотелось выслушивать его едкие замечания по поводу женщины за рулем. Нестерпимо болела голова, и ей безумно хотелось оказаться сейчас дома, в тепле. А ведь надо было еще отыскать где-нибудь поблизости гараж, чтобы оттуда послали кого-нибудь посмотреть, что случилось с ее машиной. Но ей, как всегда, «повезет», и к тому времени, когда она освободится, все мастерские уже будут закрыты. Низко опустив голову, она стала рыться в сумке в поисках блокнота, бормоча при этом какие-то извинения в воротник своего пальто.
— Раз уж вы все-таки явились, то давайте начнем, — в голосе его чувствовалось нетерпение.
Он быстро зашагал по шоссе, огибавшему долину, оставив Ким, которая изо всех сил старалась не отставать от него, далеко позади. По дороге он говорил в общих чертах о различных деталях, которые ему хотелось бы включить в окончательный вариант проекта бизнес-парка. Парк должен был органично вписываться в окружающий пейзаж, ни в коем случае не умаляя естественной привлекательности местности. Ким старалась внимательно слушать Коултера и замерзшими от холода пальцами делала пометки в своем блокноте.
Время тянулось медленно. Мысли об аварии и о предстоящем ремонте машины не давали Ким покоя. Грег, казалось, не ведал усталости, он с легкостью шагал по покрытой инеем траве на своих длинных ногах. Глядя на его спортивную фигуру и энергичную походку с чувством нарастающего раздражения, Ким с трудом поспевала за ним. Время от времени она останавливалась, чтобы сфотографировать то или иное место, с трудом сжимая фотоаппарат окоченевшими пальцами. Потом, на работе, она внимательно изучит все снимки, чтобы еще раз удостовериться в тех возможностях, которые здесь открываются.
— Ладно, на сегодня хватит, — сказал наконец Коултер. Вздохнув с облегчением, Ким отвернулась от пронизывающего насквозь ветра, чтобы поправить растрепавшиеся волосы. Снова начал моросить дождь со снегом, оставляя на ее волосах и пальто крупные капли влаги.
— Надо выбираться отсюда, пока погода окончательно не испортилась, — решил Грег, глядя на свинцовое небо. Ким с радостью кивнула в ответ и, повесив фотоаппарат на здоровое плечо, сунула блокнот в сумку. Быстрым шагом они направились в сторону шоссе.
— Где вы оставили свою машину? — спросил Грег. — Я что-то нигде ее не вижу.
— Она… там, на обочине дороги, — голос ее был тих и слегка дрожал.
Серебристый «Астон-Мартин» Грега стоял у следующего поворота.
— Всего доброго! До понедельника, — тихо сказала Ким, когда они подошли к его машине, и, попрощавшись, пошла дальше по шоссе.
— Подождите. Я вас подвезу.
— Нет-нет, — пролепетала Ким. Видно, это было сказано столь обреченным тоном, что Грег поднял голову и внимательно посмотрел в ее бледное лицо.
— В этом нет никакой необходимости, правда, — добавила Ким более спокойно, стараясь контролировать себя. — Здесь недалеко, и я с удовольствием пройдусь пешком.
Грег в недоумении посмотрел на нее.
— Я настаиваю, — повысил он голос. — Вы слишком бледны и выглядите так, словно через мгновение превратитесь в кусок льда. А мне бы вовсе не хотелось, чтобы вы подхватили простуду, а потом обвинили в этом меня. Я не переживу. Мне вполне хватит тех обвинений, которые вы на меня уже повесили.
Он открыл переднюю дверь.
— Куда нам ехать?
Ким немного опешила, встретив такой напор, но после некоторых раздумий, решив, что может быть оно и к лучшему, сказала:
— Лучше всего поискать какой-нибудь гараж поблизости.
— Понятно. А могу я поинтересоваться, в чем дело? Кончился бензин? Или что-нибудь посерьезнее?
— Я вполне в состоянии обеспечить себя бензином, — сухо ответила Ким. — Просто дорога обледенела и машину занесло на повороте. Короче говоря, машина вышла из строя, во всяком случае, я не смогу на ней ехать, пока не вытащу ее на дорогу.
Грег нахмурился.
— А вам не пришло в голову сказать мне об этом сразу?
— Когда? После того как вы отчитали меня за опоздание. Не хватало мне в тот момент еще слушать нотации по поводу моих водительских способностей.
Приоткрыв дверь пошире, он подтолкнул ее внутрь.
— Садитесь. Покажите, где вы оставили свою машину.
Она объяснила, где найти машину, и уныло замолчала. Приятный запах кожи, уют и тепло роскошной машины — все это ненадолго. Она даже не могла поддаться искушению и положить гудящую от боли голову на мягкий и удобный подголовник, позволить своему уставшему телу расслабиться. Ей было над чем подумать, а для этого пришлось напрячь последние силы и сосредоточиться С неба повалили крупные хлопья снега. Тяжелым покровом снег ложился на деревья и кустарники живой изгороди, превращая все вокруг в какой-то фантастический мир. Грег вел машину по мокрой дороге легко, без напряжения. Лицо его было непроницаемо, губы плотно сжаты. Она вдруг вспомнила, что он говорил что-то о деловой встрече после рабочего дня, и почувствовала себя очень неуютно от того, что нарушила его планы, занимая его время.
Ее малолитражку нашли там же, где она ее бросила. Машина стояла под опасным углом на обочине у столба, который она задела. Крыло было довольно сильно помято. Грег удивленно присвистнул. Ким вышла из машины вслед за ним и молча встала рядом, опустив руки. Он обошел машину и у передних колес нагнулся, чтобы посмотреть, что случилось.
— Сядьте-ка за руль, — скомандовал он довольно резко, — отпустите ручной тормоз, когда я вам скажу.
Перепуганная до смерти, она без лишних слов села за руль, а Грег, подперев плечом капот, стал раскачивать машину. Она сначала просто качалась на бортовом камне, но потом медленно и неохотно стала сползать назад. Ким старалась помочь, выправляя колеса. Когда машина стояла всеми четырьмя колесами на ровной поверхности дороги, Грег распрямился, глубоко вздохнул и подошел к Ким. Она опустила стекло.
— Спасибо. Как вы думаете, можно заводить мотор?
Он посмотрел на нее с недоумением.
— Вы что, серьезно надеетесь куда-то ехать на этой развалине?
Из кармана пальто он достал чистый носовой платок и стал вытирать им руки. Ким с сожалением заметила, что там, где он касался ее машины, на его пальто остались грязные пятна.
— Я думала, — начала она не очень уверенно, — что, может быть, мне посчастливится, и я смогу добраться хотя бы до дома…
— Послушайтесь моего совета: у вас треснул поддон картера и подтекает бензобак; даже если не принимать во внимание все прочие повреждения, больше чем полмили вы не проедете.
— Так серьезно?
— Да-да. А вообще вам действительно нельзя позволять одной садиться за руль. — Она чувствовала на себе его оценивающий взгляд, прекрасно понимая, что выглядит как мокрая курица: покрасневший от холода нос, прилипшие к лицу волосы, струйки воды, стекающие за воротник.
— Идите в мою машину. Я что-нибудь придумаю, — сказал он сердито.
Его раздражение было вполне объяснимым, но ей совершенно не хотелось лишний раз перед ним извиняться. Если у него есть хоть капля сострадания, то он должен понять, каково ей сегодня, и не лезть со своими нравоучениями. В конце концов, она сюда поехала по его просьбе.
По радиотелефону он вызвал службу техпомощи, потом, набрав другой номер, отменил встречу, намеченную на вечер. Пока он вел переговоры, Ким удобно устроилась на сиденье, плечо уже не так сильно ныло, хотя неутихающая головная боль стала просто невыносимой, она с новой силой пульсировала в висках. Ким в изнеможении закрыла глаза.
Приехавший из гаража механик задумчиво почесал затылок.
— Я думаю, потребуется пара недель, не меньше, — констатировал он, осмотрев повреждения. — Надо поискать запасные части, да и с крылом возни предстоит достаточно.
Ким издала звук, похожий на тихий стон, а Грег протянул механику свою визитную карточку со словами:
— Посмотрите, может быть, удастся сделать побыстрее? Я отблагодарю вас. Позвоните мне, когда машина будет готова. Механик кивнул в ответ.
— Постараюсь сделать все возможное, — пообещал он.
Когда они отъехали от места аварии, Ким с издевкой спросила:
— Я, кажется, была свидетелем попытки подкупа?
— Оставьте ваши неуместные шутки при себе, иначе я вас высажу прямо здесь, посреди шоссе. Было видно, что он вовсе не собирался шутить, и Ким покорно замолчала. Она откинула голову и закрыла глаза. Плавное движение комфортабельной машины успокоило и убаюкало ее. Погружаясь в дремоту, она с облегчением подумала о том, что, слава Богу, она, наконец-то, скоро будет дома.
Когда она проснулась, приятная лирическая мелодия лилась из динамиков, заполняя салон машины. Ким в недоумении посмотрела вперед, потом выглянула в окно и, к своему удивлению, обнаружила, что едут они уже не по шоссе, а сворачивают на подъездную аллею, ведущую к какому-то загородному дому.
— Где мы? — спросила она хриплым ото сна голосом, устало вытянув затекшие ноги и с раздражением ощущая тяжесть промокшего пальто. — Почему мы свернули с шоссе?
— Разве вы не видите, какая жуткая погода? Я не собираюсь в таких условиях ехать дальше. Мы остановимся здесь, пока не кончится снегопад.
— Но… — она выпрямилась и попыталась рассмотреть дом через окно машины. — Чей это дом? Что-то не похоже на гостиницу или пансион. Не можем же мы свалиться людям на голову без предупреждения.
— Ну, насчет этого можете не беспокоиться. — Он выключил зажигание. — В доме никто не живет. Этот дом принадлежит мне. Здесь прекрасно можно отдохнуть, прийти в себя. Я частенько приезжаю сюда отрешиться от дел. Я уверен, что мы найдем, что перекусить.
— Я не могу здесь остаться, — медленно сказала Ким. — Я должна ехать домой.
— Выкиньте эту глупую идею из головы. По крайней мере, на сегодняшний вечер. Посмотрите вокруг. Только умалишенный может пытаться ехать на машине в такую погоду.
— Я поеду поездом, — решительно возразила Ким. — В доме есть телефон? Я хочу узнать расписание поездов.
— К чему такая спешка? Вы ведь с трудом передвигаете ноги. Как же вы доберетесь до станции? Да и нет ничего такого, ради чего вам надо было бы так спешить обратно.
— И все-таки я хочу попытаться, — сказала она твердо.
Он загадочно улыбнулся и постучал пальцами по стеклу.
— Посмотрите, что творится за окном. Настоящая вьюга. — Он говорил с ней спокойным, выдержанным тоном, каким обычно разговаривают с капризным и непослушным ребенком. — Если судить по недавно переданным новостям, то на севере погода значительно хуже, а значит, поезда ходят очень плохо, либо не ходят совсем.
— Но должен же быть хоть какой-нибудь выход. Я…
— Нет, — резко оборвал он ее, — его нет, иначе я бы уже нашел его! Мы остаемся здесь и точка. Обидно, если мысль о том, что вы останетесь со мной под одной крышей, так пугает вас.
Щеки Ким заалели от смущения.
— Я вовсе не…
— Нет, именно так. Но должен заметить, что я вовсе не собираюсь рисковать своей жизнью, чтобы укротить ваш неуравновешенный характер. Впрочем, это ведь по вашей вине мы оказались здесь. Если бы вы не попали в аварию и мы бы не задержались из-за вашей машины на обратном пути, мы уже добрались бы до города. Но все сложилось иначе, поэтому, окажите любезность, выходите из машины и идите в дом, пока мое терпение не лопнуло окончательно.
Грег вышел из машины и с силой захлопнул дверь. Ким покорно поплелась за ним.
— Не могу понять, почему вы злитесь, — проворчала Ким. — Я не просила вас привозить меня сюда. Я, в конце концов, сама бы как-нибудь управилась… — Она поежилась на холодном ветру. — Мне так не хотелось причинять вам беспокойство.
Коултер сердито посмотрел на нее и усмехнулся.
— К сожалению, мисс, уже ничего нельзя изменить. Неприятности так и следуют за вами по пятам.
Он открыл дверь и вошел в дом. Она, немного замешкавшись на пороге, последовала за ним. Он включил свет в холле; на стенах, затянутых декоративной тканью, висело несколько пейзажей. Прекрасный ковер овальной формы закрывал натертый до блеска паркет.
Грег прошел в гостиную, сел на корточки у камина и стал разводить огонь.
— Скоро согреемся, — сказал он, окинув ссутулившуюся от холода фигуру Ким в мокром пальто. — Вам лучше бы снять пальто. Мне кажется, вы промокли насквозь. Сейчас принесу вам сухой свитер.
Он подождал, пока она снимет пальто, взял его и унес наверх, зябко поеживаясь, Ким как завороженная смотрела на синие языки» пламени и, потирая ноющее плечо, слушала, как потрескивают дрова в камине. Головная боль ни на минуту не оставляла ее, и она вдруг почувствовала себя такой несчастной и одинокой.
— Вот. Оденьте. — Она вздрогнула, когда возле ее уха раздался голос Грега. — Он вам, конечно, велик, но какое это имеет значение.
— Благодарю вас, — жеманно ответила Ким. Ей очень не понравился ее собственный тон. И ему тоже. Это она поняла по выражению его глаз.
Свитер из колючей грубой шерсти был как нельзя кстати, и Ким покорно натянула его поверх своего тонкого джемпера. Но когда она поймала взгляд Коултера, ей стало немного не по себе. Он просто дразнит ее, и делает это нарочно. Ну что ж, поиграем в эту игру, если вам так хочется, мистер Коултер. И она ответила ему таким же презрительно-насмешливым взглядом. Ее большие серые глаза с наигранным равнодушием скользили по его фигуре в спортивном свитере, плотно облегающем его мощную грудь, и голубым джинсам, ладно сидящим на его узких бедрах, длинным ногам… Она вдруг осознала, что приняла не самое разумное решение, согласившись остаться здесь, и отвела взгляд. От него исходило такое мощное притяжение, такое обаяние, что она неожиданно для самой себя почувствовала волнение. Вдали от дома, наедине с таким мужчиной находиться было весьма небезопасно — она понимала это и страшилась своих непонятных чувств.
— Ну, вы довольны? — спросил он насмешливо.
— Благодарю, думаю, что в нем я быстро согреюсь, — ответила Ким, делая вид, что не поняла подтекста.
— Рад быть вам полезен. Может, немного бренди? Это поможет вам согреться. Или в данной ситуации вы из осторожности предпочтете только кофе? — Он рассмеялся и вышел из комнаты.
Черт бы его побрал! Пора бы ей научиться не придавать значения его насмешкам. Ему, видно, доставляет удовольствие подтрунивать над ней.
Она подошла поближе к огню и села в кресло у камина. Глядя на яркие языки пламени, она расслабилась и понемногу успокоилась.
Эта злополучная поездка в Дербишир доконала ее. Отсюда ее нервозность, возбужденное состояние. И присутствие Грега Коултера не имеет к этому никакого отношения.
Вскоре появился Грег, неся поднос, на котором рядом с чашками и кофейником стояла большая тарелка с горячими бутербродами.
— Морозильник и микроволновая печь — замечательные изобретения, — объяснил он, прочитав удивление в ее взгляде. — Угощайтесь! Боюсь, что ничего другого вам сегодня предложить не смогу. Чертовски устал. — Он зевнул и, развалившись в кресле рядом, с удовольствием вытянул вперед свои длинные ноги.
Ким разлила кофе по чашкам и одну пододвинула ему.
— Вы говорили, что иногда бываете в этом доме. Кто-нибудь из ваших родных живет рядом?
— Мой брат с женой. Но чаще всего я приезжаю сюда, чтобы побыть в одиночестве: обожаю пешие прогулки, чистый деревенский воздух…
— Да, я заметила, — тихо сказала Ким, с новой силой ощутив тяжесть в своих усталых ногах.
— Уверен, что вы не ждете от меня сочувствия, — бросил он. — Вам пришлось пройти пару миль от вашей машины до строительной площадки, а потом еще ходить со мной несколько часов по холоду, снегу и грязи. И за все это время вы не выразили мне ни слова протеста. Если вы таким образом добиваетесь признания своей независимости, то вам, кроме себя, не на кого пенять! Естественные человеческие чувства вам подошли бы больше. Они изменили бы вашу жизнь к лучшему.
Это было уже слишком. Ко всем ее сегодняшним волнениям и бедам… Ким сжалась, как от удара, губы ее задрожали, и она, глубоко вздохнув, прикрыла рукой рот, стараясь сохранить спокойствие.
— Что может знать о чьих-либо чувствах ходячий автомат вроде вас? — наконец произнесла она. — Вам самому абсолютно неведомы глубокие чувства, вы просто не знаете, что это такое, поэтому вы с такой легкостью можете избавляться от людей, которые верой и правдой много лет служили фирме. — И, задумчиво глядя на огонь, она взяла с подноса чашку кофе.
Грег тоже взял с подноса небольшой пузырек, высыпал на ладонь две большие белые таблетки и протянул их Ким.
— Это аспирин, — сказал он. — У вас такой вид, что мне кажется, вам лучше его принять. Мне не хотелось бы, чтобы вы заболели. Кстати, может, и настроение немного улучшится…
— Мое настроение, — сказала Ким, беря таблетки, — улучшится гораздо быстрее, если мне не придется выслушивать ваши постоянные замечания.
Он улыбался каким-то своим мыслям.
— Когда я сталкиваюсь с упрямством, во мне просыпаются не лучшие мои качества. И тем не менее, позволю себе заметить, что вы почувствуете себя гораздо лучше, когда примите горячую ванну, а затем выспитесь как следует. Спальня для гостей напротив ванной. — Он откинулся на спинку кресла, закинув руки за голову. — Вода уже достаточно нагрелась. Махровый халат вы найдете в шкафу.
— Спасибо, — нерешительно выдавила из себя Ким, совершенно сбитая с толку переменой в его настроении. — Вы правы. Это как раз то, что мне сейчас нужно.
Она поднялась с кресла и собралась было убрать посуду со стола, но он остановил ее:
— Оставьте. Я все уберу сам. — Он зевнул. Ким в нерешительности постояла еще какое-то время у камина, потом взяла свою сумку и пошла к двери.
— Да, чуть не забыл, — крикнул он ей вслед. — Щеколда в ванной плохо закрывается, но пусть вас это не беспокоит. Я обещаю вам, что буду держать себя в узде…
Его язвительный смех звучал в ее ушах все время, пока она поднималась по лестнице.
— Я ненавижу тебя, Грег Коултер, — прошептала она. — Я ненавижу тебя.
Ким вовсе не была уверена, что он не станет рваться в ванную комнату, просто так, чтобы поиздеваться над ней, поэтому, прежде чем раздеться, она, на всякий случай, забаррикадировала дверь стулом. Горячая ванна действительно принесла облегчение, боль в плече, которая постоянно давала себя знать, немного утихла. Да и голова, кажется, перестала болеть. Широкая красная полоса шла через все плечо, повторяя путь ремня, врезавшегося в кожу при аварии. Других явных повреждений на теле, слава Богу, не было. Она взяла с полки шампунь и вымыла голову, затем, накинув халат на мокрое тело, пошла в спальню. Там она высушила волосы феном и расчесывала их до тех пор, пока они мягкими блестящими волнами не легли ей на плечи. С чувством блаженства она улеглась на широкую мягкую постель, завернулась в теплое одеяло и очень скоро заснула.
Прошло, должно быть, часа три или четыре. Ким беспокойно заворочалась во сне, прежде чем поняла, что головная боль снова вернулась. Надо выпить еще пару таблеток аспирина, подумала она. Те, что дал ей Грег, помогли лишь на время. В ванной, кажется, была аптечка, вспомнила Ким, там должен быть и аспирин. Она полежала еще минут пять, привыкая к темноте и всматриваясь в незнакомые очертания комнаты, прежде чем выскользнула из-под одеяла и нащупала халат.
Она вышла в коридор и в недоумении остановилась. Темнота. Куда идти, где дверь в ванную комнату? При свете люстр все выглядело совсем иначе. Ким нерешительно двигалась по коридору пока, наконец, не нащупала знакомую ручку двери. Тихо приоткрыв дверь, она вошла внутрь и стала шарить рукой по стене в поисках выключателя. Яркий свет вдруг залил все вокруг, заставив ее зажмуриться. Она не сразу поняла, куда попала…
Лежащий на широкой кровати Грег приподнялся на локте и смотрел на нее в недоумении. Его загорелый мускулистый торс резко выделялся на белоснежной постели. Он с интересом оглядел ее с головы до ног: спутанная грива волос, испуганные, ничего не понимающие глаза, распахнутые полы халата, изящные стройные ноги. Он нежно улыбнулся ей.
— Что-нибудь случилось?..
Не говоря ни слова, Ким отрицательно покачала головой и резким движением в испуге запахнула халат.
— Должен ли я воспринять ваше появление как желание выпить со мной бренди? — спросил он тихим вкрадчивым голосом. Она ничего не ответила, продолжая оцепенело стоять в дверях. Тогда он отбросил край одеяла, то ли действительно намереваясь, то ли делая вид, что хочет подняться. Вот тут-то Ким и пришла в себя, осознав, что произошло. Она издала сдавленный крик, и, выскочив за дверь, плотно прикрыла ее за собой.
Тяжело дыша, она двинулась в обратном направлении и, наконец, нашла ванную комнату. Там, к сожалению, не оказалось ничего, что могло бы хоть как-то облегчить ее страдания. Пытаясь сообразить, как быть дальше, она приложила свой разгоряченный лоб к зеркалу. Ну конечно же, пузырек с лекарством остался внизу, в гостиной, у камина.
Ким с трудом нашла дорогу в гостиную, постояла у камина, глядя на тлеющие угли, потом, оглядевшись вокруг, увидела, что пузырек с лекарством по-прежнему стоит на подносе. Она попыталась открыть его, но пластмассовая пробка оказалась очень тугой и никак не поддавалась. Ким попробовала еще раз. Опять не получилось. Тогда она нажала на пробку изо всех сил и таблетки вдруг рассыпались по полу как конфетти.
Ругаясь на себя, она села на корточки и стала подбирать таблетки, закатившиеся под стол. Она была так поглощена своим занятием, что не заметила, как Грег Коултер вошел в комнату и встал у нее за спиной.
— Ну, это уж совсем никуда не годится, — сказал он.
Ким повернула голову. В старых линялых джинсах, в белой футболке он совершенно не был похож на того подтянутого бизнесмена, которого она привыкла видеть изо дня в день.
— Не ожидал, что вы умеете так ругаться. А поза прекрасная, — продолжал он как ни в чем не бывало нарочито растягивая слова. — Ужасно сексуально! Так хочется к вам присоединиться…
Намереваясь встать, она рывком подняла голову и со всей силы ударилась о крышку стола. Раздался сдавленный вопль. Белая фарфоровая ваза, стоявшая на столе, закачалась и упала на пол, разлетевшись на дюжину осколков. Скрестив ноги, Ким села и, обхватив голову руками, горько заплакала.
Грег протянул ей руку.
— Держитесь, вылезайте оттуда.
Она отмахнулась. Он снисходительно улыбнулся, глядя на это плачущее взъерошенное существо, сидящее на ковре. Эта улыбка вызвала у Ким новый прилив ярости.
— Не смейте смеяться надо мной, вы, чудовище!
Она несколько раз ударила его по рукам, пока он безуспешно пытался поднять ее с пола, потом сложила пальцы в кулак и, изловчившись, ударила его по лицу.
— Ну, это уже слишком! — Он поднес руку ко рту, на нижней губе выступила кровь. — Больно ведь, — тихо сказал он, вытирая кровь.
— Так вам и надо, — всхлипнула она. — Я рада. Не трогайте меня. Не смейте ко мне приближаться, а то я снова ударю вас. Я ненавижу вас, Грег Коултер. Я ненавижу вас и вашу дурацкую фирму, вашу гнусную высокомерную манеру общения, ваши гадкие насмешки и ваш мерзкий флакон с аспирином… и… и… уберите руки…
Остальные слова трудно было разобрать, потому что, приподняв ее и с силой прижав к своей груди, Грег бесцеремонно оттащил ее от осколков разбитой вазы и усадил на клетчатый шерстяной плед, покрывавший диван. Одной рукой он обхватил ее за талию, другой сжимал шею чуть ниже затылка.
— На сей раз я не буду обращать внимания на очередные выверты вашего прелестного характера, — сказал он раздраженно. — Я понимаю, что прошедший день сложился для вас не самым лучшим образом. Вы, видимо, частенько попадаете в какие-нибудь передряги, так ведь? Однако то, что вы разбили свою собственную машину — это одно, а если вы собираетесь нечто подобное устроить в моем доме — уже совсем другое.
— Если бы я только могла, я бы устроила такое…
— Могу себе представить, но боюсь, что успеха вы здесь не добились бы, как и тогда, когда попробовали саботировать проект Ашфорда.
Ким со злостью посмотрела на него и, преодолев его сопротивление, сползла на пол, сев прямо на острый осколок вазы. От боли она закусила губу, и слезы выступили у нее на глазах. Сильные руки Грега моментально подняли ее и пересадили в более безопасное место.
— Мне кажется, ваши нервы взвинчены до предела. Все, что вам сейчас нужно, так это немного расслабиться. Хотите, я научу вас некоторым приемам расслабления?..
Он плавно сполз с дивана и сел на ковер рядом с ней.
— Откуда вы знаете, что кому нужно? — огрызнулась Ким. Как следствие истерики, у нее началась икота. — Как будто вы способны понимать людей? Вы злобный, хитрый, самовлюбленный тип. Любой человек, имея даже половину…
Он мягко прикрыл ей губы своей рукой, прервав поток оскорбления в свой адрес.
— Мне кажется, у вас еще не прошел шок после аварии. Не говорите ничего, о чем потом можете пожалеть.
Она даже скрипнула зубами от злости. Глубоко вздохнув, Ким прошептала:
— Я вполне отдаю себе отчет в том, что говорю. Я никогда не встречала еще столь самонадеянного, высокомерного, упрямого…
Она не смогла договорить. Грег приник к ее губам, погасив всякое сопротивление, которое она поначалу пыталась ему оказать. Ким растерялась и затихла, но скоро пришла в себя и попыталась вырваться из его объятий. Грег отодвинулся на какое-то мгновение, но лишь для того, чтобы уложить ее на ковер. Его сильное гибкое тело нависло над ней, она оказалась в ловушке. Халат распахнулся у нее на груди и Ким попыталась повернуться, чтобы прикрыть свою наготу, но руки его, теплые и сильные, остановили ее, прижав к полу, и она тихо застонала, когда его длинные нервные пальцы нежно коснулись ее кожи.
Распахнув халат, он увидел ужасный след от ремня, который, как шрам, тянулся через все плечо. Кожа ее горела от его прикосновений, но стонала она не от боли… Эти нежные прикосновения заставляли бешено колотиться ее сердце. Ее бросало то в жар, то в холод.
Она вдруг почувствовала тепло его дыхания, и горячие губы его приникли к ее плечу… Ее начала бить сладостная дрожь, когда его губы двинулись вдоль следа от ремня, туда, где вздымались округлые бугорки ее грудей. Отпор, который она собиралась ему дать, злые слова, готовые сорваться с ее губ и никак не срывавшиеся, — все это потонуло в волнах неведомых ей доселе ощущений.
Его ласки оказывали на нее какое-то гипнотическое действие, и она в отчаянии, из последних сил, взывала к голосу разума. Жар этого сильного тела она чувствовала даже через ткань его одежды, понимая, что если сейчас же она не вырвется из его объятий, то пропадет…
Она тихонько всхлипнула и тревожно задвигалась, а он как завороженный не мог оторвать глаз от совершенных форм ее тела.
Наконец она нашла в себе силы оттолкнуть его. Неуверенно встав на ноги, она запахнула халат. Господи, о чем она думала? Что с ней случилось? Она с ужасом осознала, что еще немного и она бы уступила ему…
Грег тоже поднялся с пола, тяжело дыша. Ким с ненавистью смотрела на его красивое мужественное лицо. Как же могла она так забыться? Где же ее преданность Стиву?
Этот жестокий человек походя раздавил его, а она чуть было… Она уже не испытывала никаких чувств, кроме стыда.
— Я пойду спать, — сказала Ким. — Утром, как только расчистят шоссе, я уеду.
— Да-да, — пробормотал Грег. — А как вы предполагаете отсюда выбраться? Кругом такие сугробы…
— Я пойду пешком.
Грег посмотрел на ее босые ноги. Он прекрасно понимал, что в тех туфельках, в которых Ким сюда приехала, она вряд ли сможет уйти дальше входной двери.
— Ладно, — сказал он. — Как хотите… — Он немного помолчал. — Интересно было бы узнать, от кого вы так стремительно убегаете? От меня? Или вы не доверяете себе самой?..




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - От ненависти до любви - Нейл Джоанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману От ненависти до любви - Нейл Джоанна



приятно читать! сюжет понравился!
От ненависти до любви - Нейл Джоаннатиша
22.02.2012, 12.17





классный роман!
От ненависти до любви - Нейл Джоаннататьяна
9.05.2012, 21.27





Легко читаемый,который приятно читать
От ненависти до любви - Нейл ДжоаннаНИКА*
6.03.2013, 14.15





Простенько и неоригинально - ненавижу, ненавижу, и вдруг люблю. А уж как герой догадался о чувствах героини и вовсе непонятно - видать ясновидящий: 3/10.
От ненависти до любви - Нейл Джоаннаязвочка
6.03.2013, 17.00





мне понравилось ..
От ненависти до любви - Нейл Джоаннаmadina
27.04.2014, 0.51





Я только начала читать, пока нравится. Вообще люблю такие темы, начинающиеся с неприязни:)
От ненависти до любви - Нейл ДжоаннаАся
25.05.2014, 8.18





Все как-то сумбурно и не логичный конец.
От ненависти до любви - Нейл Джоаннаиришка
25.12.2014, 4.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100