Читать онлайн Дикое сердце, автора - Нейл Джоанна, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дикое сердце - Нейл Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дикое сердце - Нейл Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дикое сердце - Нейл Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейл Джоанна

Дикое сердце

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Вечеринка проходила в самом укромном уголке пляжа, где не было ветра и песок был твердым и ровным, а бухточки, окруженные скалами, и заливчики создавали атмосферу, напоминающую сборище контрабандистов. В кругу, выложенном из серых камней, горел костер, а шум волн смешивался с музыкой радиоприемников, поставленных в удобных местах. Кто-то приготовил пунш, который шел очень хорошо.
Лора поискала глазами в толпе Мэгги, но ее нигде не было. Видно, что-то ее задержало. Она все еще не вернулась, когда Джеймс приехал за Лорой, и Лора оставила Мэгги записку, чтобы она шла сюда.
Лора не могла сидеть спокойно. Она все время вертелась. Пальцы ее босых ног ворошили песок, проделывая в нем маленькие канавки. Посасывая свой пунш, она подошла к воде, нашла удобное место, где могла сидеть и смотреть, как волны с шумом разбиваются о берег, превращаясь в пену.
Вынув из сумки небольшой этюдник, она стала набрасывать быстрыми уверенными штрихами контуры просторного изгибающегося побережья бухты.
Появление в ее жизни Дэниела сделало ее не уверенной в себе. Впрочем, он всегда вызывал у нее такое чувство, с самой первой встречи…
У нее были каникулы, и она помогала в магазине, когда он впервые вошел туда. Его высокая внушительная фигура, казалось, заполнила собой весь магазин. Волосы у него были темные, почти черные, и коротко подстрижены; лицо властное, худощавое. Такое лицо вызывает волнение, подумала Лора. Подбородок его был решительным, бескопромиссным, рот твердый, с оттенком жестокости. Она подумала, что он будет решительным противником тому, кто окажется настолько глуп, что вступит с ним в борьбу. Одет он был неброско, но чувствовалось, что его костюм стоит дорого. Одежда не скрывала его ладной мускулистой фигуры.
Без каких-либо предварительных разъяснений он сказал:
— Я ищу Кэлама Брэнта. Он здесь? Его властный тон заставил ее напрячься. Она довольно робко ответила:
— Он вышел. Может быть, я могу вам помочь?
Когда она вышла из-за прилавка, его холодные серые глаза окинули ее фигуру, оценивая. На ней была обтягивающая майка и джинсы, тоже довольно узкие. Ей не понравилось, что он так ее разглядывает.
— Вы, должно быть, Лора, — произнес он задумчиво. — Я — Дэниел Ворвик. Она кивнула и сказала:
— Вы из Окли? Отец говорил мне, что вы должны приехать.
Правда, Кэлам не сказал ей, что за дела у него с Ворвиком. Просто сообщил, что тот должен приехать. Отец казался озабоченным, даже немного сгорбился от усталости. И ей показалось, что лицо его стало бледным. Она не знала, отчего, но ей показалось, что предстоящая встреча с Ворвиком тревожила его. Ему не хотелось его видеть, но она знала, что спрашивать, почему, было бесполезно: он был не таким человеком, чтобы делиться с кем-то своими трудностями.
— Он ушел посмотреть на карточный столик эпохи Регентства, но должен скоро вернуться.
— Ничего. Я пришел немного раньше, чем мы договорились.
Он стал ходить по магазину, осматривая вещи, выставленные на продажу. И она спросила:
— Вы интересуетесь старинными вещами? — Она положила руку на резной шкафчик, проведя пальцем по замысловатой инкрустации, — Смотря какими, — небрежно заметил он, быстро окинув взглядом стоявшие в магазине вещи. — Ваш отец, кажется, интересуется картинами. Есть здесь что-то стоящее?
Лора вспомнила, что говорили о замечательной коллекции картин, собранных Ворвиками, и сухо ответила:
— Боюсь, что вы не найдете здесь ни полотен Моне, ни картин Ренуара. — А потом добавила:
— Именно это вы ищете, не так ли?
— Вы так считаете? Почему? Пожав плечами она ответила:
— Так пишут в газетах.
Его серые глаза диковато поблескивали.
— Не стоит верить всему, что пишут в газетах.
Она холодно на него взглянула:
— Чему из того, что о вас пишут, я не должна верить? — спросила она. Рот его скривился в усмешке. Он оценил ее ответный удар.
— Вот, например, очень неплохие работы маслом. Вот эта написана пятьдесят лет назад. На картине был изображен парусник с грузом, прикрытым брезентом, на фоне черного штормящего моря. Картина напоминала время, когда под прикрытием темноты контрабандисты доставляли в страну шелк, бренди или пряности.
Он внимательно изучал картину. Наконец повернулся к ней и спокойно спросил:
— Вам здесь интересен сюжет? Или же вас привлекает манера письма?
— Вы явно не романтик, — ответила она. — Вас ничто не интересует, ведь так? — Она нахмурилась.
— А вас? — спросил он.
— Мы собираем такие вещи, которые нравятся нашим покупателям, — ответила она, раздраженная тем, что он заставляет ее защищаться. — Мы должны на что-то жить.
— Сомневаюсь, что вы сможете жить на то, что у вас здесь собрано. — Он прошел в заднюю комнату, и Лора последовала за ним, несколько расстроенная. Вещи покупал ее отец. Возможно, они были не высшего класса, но магазин работал многие годы. Какое право имеет этот Дэниел Ворвик приходить сюда и утверждать, что отец делает все не так, как нужно?
Он стал изучать картину, которая висела на противоположной от двери стене. Дэниел Ворвик считался знатоком изобразительного искусства. «Интересно, что он скажет об этой картине?» — подумала она, нахмурившись.
Подпись на картине ничего не могла ему дать. Ее подписала мать своей девичьей фамилией, Кэстелл, так что он не сможет никак связать ее с семьей Лоры.
Картина была написана во Франции: маленькие белые домики спускались по склону к морю; на воде мирно покачивались яхты, вечернее солнце освещало лучами бухту. Это было единственное, что осталось от матери. Она будет беречь всю жизнь это полотно, напоминающее ей о прошлом. Она взяла себя в руки, ожидая, что он скажет.
А он медленно произнес:
— В этом что-то есть. Картина проникнута искренним чувством, оно передается вам, кажется, что художник хорошо знал это место и любил его.
Лора почувствовала, как по телу ее разлилось тепло. Только она знала, как ее мать любила это маленькое рыбачье село, где они прожили всего несколько коротких лет.
— Сохранилось так мало оригиналов произведений Джейн Кэстелл, — пробормотал он себе под нос.
Лора спокойно сказала:
— Она умерла молодой. Кто знает, чего бы она могла достичь, если бы прожила дольше.
Он отошел немного назад, разглядывая картину.
— Сколько за нее просит ваш отец? — спросил он вдруг. — Трудно сразу охватить все, что выражено здесь. Это что-то необыкновенное. В ранней юности я несколько лет отдыхал летом во Франции. Моя мачеха имеет дом на берегу моря. И когда у меня была такая возможность, я спускался к морю и смотрел на яхты. — Он повернулся к Лоре лицом. — Это так похоже на то место, где я жил, мне кажется, что это и есть та самая деревня.
— Эта картина не продается, — ответила Лора дрогнувшим голосом. Все картины ее матери были проданы. Осталась только эта. И Лора сделает все от нее зависящее, чтобы картина осталась с ней! Кэлам Брэнт не простил своей жене того, что она оставила его и отняла у него дочь. После ее смерти он поехал во Францию и привез Лору обратно в Англию. Все ее картины были проданы, кроме этой, которая была подарком матери своей дочери. И ничто не заставит ее расстаться с этой картиной.
— Уверен, — сказал Дэниел, — что он продаст эту картину, если я хорошо заплачу…
Она посмотрела на него глазами, полными иронии.
— Даже у вас не хватит денег, чтобы купить эту картину, — сказала она сквозь зубы. — Джейн Кэстелл была моей матерью, вот в чем дело, поэтому картина бесценна.
— Вашей матерью? — повторил он, заинтересовавшись. — А у вас есть еще ее работы? Лора отрицательно покачала головой:
— Нет. Это единственная.
Он снова взглянул на картину:
— Жаль, — сказал он и повернулся лицом к Лоре, рассматривая ее изящную фигурку. Впервые он улыбнулся, и эффект был потрясающим. Сердце ее перестало так колотиться. Он произнес очень мягко:
— Жаль, что картина не продается. Вы знаете, в магазине кроме этой картины есть еще только одно достойное внимания… — Он вопросительно посмотрел на нее. Взгляд его остановился на ее пухлых губах. Она смутилась и отошла от него. Щеки ее зарделись.
Как раз в это время в магазин входил Кэлам, зазвонил колокольчик у двери, прервав воцарившуюся тишину, и она поспешила навстречу отцу, расстроившись при виде его посеревшего от усталости лица.
— Ну как столик? — спросила она. Он отрывисто ответил:
— Пустая трата времени.
— Жаль.
Кэлам увидел посетителя:
— Мистер Ворвик, сожалею, что заставил вас ждать.
— Все нормально? Я просто пришел раньше времени. Ваша дочь провела меня по магазину. Кэлам кивнул:
— Вы пили кофе?
— Мы беседовали, — ответил Ворвик, и Кэлам, нахмурившись, посмотрел на Лору. Она извинилась и направилась в кухню.
Ей показалось, что мужчины ее выпроводили, чтобы спокойно поговорить о деле, и это ей не понравилось. Но у ее отца был твердый характер, и она уже привыкла к его поведению за последние несколько лет. То, что она училась в колледже и проводила там основную часть времени, давало ей возможность свободно дышать и философски относиться к неизбежному.
Дэниел Ворвик стал регулярным посетителем магазина. У него были кое-какие связи с поставщиком отца Лоры, как она узнала, хотя сам он интересовался в основном расширением своей собственности.
Приходя в магазин, он всегда спрашивал о Лоре, и она, несмотря на опасения, которые он ей внушал, все больше и больше ждала его. Он мог быть очень приятным человеком, когда ему этого хотелось, и пускал в ход весь свой шарм. Это Лора поняла. Как только появлялась в дверях его темноволосая голова или слышался звук его приятного низкого голоса, сердце ее начинало биться сильнее, ей становилось жарко.
Он пригласил ее однажды провести вместе вечер, и она согласилась. С тех пор они ходили в город на танцы, в кино, вместе ужинали. Это были приятные, веселые встречи. Но она прекрасно понимала, что он пойдет дальше, как только представится случай.
Лора всегда была начеку. Отец очень сдержанно говорил о Дэниеле, и она не могла освободиться от чувства, что что-то не так. Она разрывалась между верностью отцу и чувствами, которые вызывал у нее Дэниел, и должна была все время держать эти чувства в узде. Он был куда опытнее ее, но она не хотела показаться ему слишком наивной и беззащитной.
И все же Лора не могла бесконечно сопротивляться его нежным, шутливым манерам, и веселый живой разговор, который они вели, только усугублял ее привязанность к нему. Она уже мечтала о том, чтобы эти солнечные дни длились вечно, потому что с окончанием лета она должна уехать обратно в колледж, учиться. А это, конечно, положит конец всем ее тайным надеждам и мечтам. Конечно, он забудет ее, как только она уедет. Она была всего лишь молодой женщиной, в жизнь которой ворвался очень привлекательный, но опасный мужчина.
Лора очень беспокоилась за здоровье Кэлама. Он стал очень быстро уставать, и хотя она все время пыталась убедить его, чтобы он не волновался, в глазах его часто проглядывало беспокойство, губы были синими, это пугало ее. Она задавала себе вопрос, не расстраивают ли его посещения Дэниела, но когда она спросила его однажды, почему его встреча с Дэниелом была перенесена на более ранний срок, он промолчал.
Потом как-то он сказал ей:
— Он хочет купить наш магазин. Ты разве не догадывалась? Он полагает, что сможет убедить меня продать его. И я считаю, что он пойдет на все, чтобы добиться своей цели. Но я не продам ему магазин. В этом деле — вся моя жизнь. Это единственное, в чем я разбираюсь. И я буду бороться.
Она побледнела. Ее охватило сомнение. Но она медленно произнесла:
— И зачем это ему? Это же не его область.
— Ворвика не интересует сам магазин, — стал объяснять Кэлам. — Что бы он ни говорил, его интересует земля, на которой магазин стоит. Человек с деньгами может очень хорошо использовать эту землю. — Он вопросительно посмотрел на нее. — Ты считаешь, что ты ему нравишься?
Она промолчала, и он крепко сжал губы.
— Я уверен, Лора, ты ему нравишься. Но ты должна все время помнить, что дело не только в этом. Подумай, если он сможет привлечь тебя на свою сторону, у него будет союзник в тылу врага.
Она что-то пробормотала, а он задумчиво добавил:
— С другой стороны, если твоя связь с ним приведет к чему-то более постоянному, это может быть нам на руку.
Лору очень взволновали слова отца. Она старалась не вспоминать о последнем его замечании, в котором явно проглядывал расчет. Он плохо себя чувствовал, и работать ему было все труднее. Он просто был не в себе. Но как могла она забыть, что Дэниел в первую очередь был бизнесменом. У него была власть, у него были деньги, могучие предки. И ей нужно было быть сумасшедшей, чтобы мечтать, что она может войти в его мир.
Теперь она должна особенно внимательно следить за собой, стараться подавить свои радужные мечты, иначе она пропала. И она решила отдалиться от него, чтобы спастись.
Но бесполезно. Почувствовав ничем не объяснимое охлаждение, возникшее между ними, Дэниел стал проявлять по отношению к ней осторожную фамильярность, отказываясь принимать эту ее сдержанность.
Как-то жарким утром он нашел ее в саду возле дома. Несколько минут он молча смотрел, как она подрезает розовые кусты. Его пристальный взгляд смущал ее, и она сказала:
— Мой отец в магазине.
Он нахмурился, услышав холодный, сдержанный тон, и спокойно ответил:
— Он занимается с покупателем. Я подожду Лора продолжала заниматься цветами, бросая отцветшие розы в ведро. Она услышала, что он подходит к ней, и вся напряглась.
— Ладно, — сказал он. — Давай объяснимся. В чем дело?
Она спокойно на него взглянула:
— Дело в розах, и больше ни в чем. За ними нужно ухаживать, чтобы они хорошо цвели. — Она дотронулась до цветка, и розовые лепестки посыпались на землю.
Дэниел обнял ее одной рукой, а другой взял у нее из рук секатор и положил его на землю. Она сказала:
— Надеюсь, у тебя все же хватит терпения дождаться того, что ты хочешь получить. Для тебя, возможно, это просто кирпичи и бетон на земле, которую ты хочешь иметь, а для нас это наш дом. Отец долгие годы вкладывал в него все свои силы, и я не думаю, что он сможет начать все заново, где-то в другом месте. Поэтому тебе, видимо, следует отказаться от твоей затеи и заняться каким-нибудь другим участком.
Он задумчиво посмотрел на нее.
— Иногда люди не понимают своей выгоды. И их следует подтолкнуть в правильном направлении.
— И ты решил действовать как сам Всевышний? — Голос ее был напряжен. — Так что же ты собираешься делать? Закопать нас бульдозером в землю и построить на этом месте еще один памятник в честь победы семьи Ворвиков? Вам мало того, что вы имеете в нашей стране и за границей? — добавила она мрачно.
Между бровями у него появилась морщинка.
— Что рассказал тебе отец? — спросил он.
— А что рассказывать? — возразила она резко. — Разве я и сама не вижу, что вы хотите отнять у него то, чем он живет? Или он не правильно тебя понял? Скажи мне, что ты не заинтересован в нашей собственности, и я поверю.
— Этого я не могу сказать, Лора. Но вам нечего волноваться…
— Нечего! — повторила она удивленно. Лицо ее выражало боль. — Мой отец просто заболел от переживаний, от беспокойства, что должен расстаться со всем этим. Прекрати, ты меня слышишь? Не мучь его больше, Дэниел, прошу тебя!
— Твой отец обеспокоен не моим предложением, — твердо ответил на это Дэниел. — Наоборот, оно помогло бы решить все ваши проблемы, но он слишком упрям, чтобы действовать разумно.
— Не думаю, что меня интересуют эти рассуждения о разумности, — сквозь зубы процедила Лора. — Ты сейчас признал, что хочешь лишить меня моего дома. И ты полагаешь, что я спокойно соглашусь с этим? Ты считаешь меня совершеннейшей идиоткой?
— Лора, все на самом деле совсем не так, как кажется на первый взгляд. Я никогда не сделаю ничего такого, чтобы повредить вам. Боже мой, я же люблю тебя… — Он коснулся пальцем ее щеки. Это было ласковое, нежное прикосновение, но она вздрогнула. Ее как огнем обожгло. Кэлам сказал, что Дэниел постарается ее использовать в своих интересах. Именно это он сейчас и делает? Мысль об этом была непереносима.
— Прекрати, не делай этого! Губы Дэниела сжались:
— Я не думал, что тебе так противно мое прикосновение, — сухо произнес он. — Извини. Такого больше не случится.
Обиженная и разозленная, Лора еле сдержала резкие слова, вертевшиеся на кончике языка, и побежала в дом, чуть не столкнувшись с удивленным Кэламом.
— Я услышал возбужденные голоса, — сказал он, нахмурившись. — Что происходит, Лора? О чем вы спорите?
— Просто кое-что выясняем, — ответила ему Лора. — Тебе не о чем волноваться.
— Я не хочу, чтобы ты ругалась с ним, Лора, — сказал Кэлам, — Нужно, чтобы он был на нашей стороне. Он может нам помочь, а может и уничтожить. Все зависит от того, как он будет относиться к нам. Если он не поддержит нас, нам придется очень трудно.
Лора замерла.
— Что ты имеешь в виду? — спросила она хрипло. Горло ее внезапно пересохло.
— Я имею в виду наши дела, Лора. Его чувства к тебе — это единственное, что спасает меня от банкротства. Не раскачивай тонущую лодку. Наше будущее во многом зависит от тебя. Ты меня понимаешь или мне нужно еще раз все объяснить тебе?
Она смотрела на него, не веря своим глазам, не понимая, что он говорит ей. В дверях появился Дэниел:
— У Лоры сегодня неважное настроение, — поспешил объяснить ему Кэлам. — Не стоит обращать внимание на ее женские выходки.
Лора чуть не задохнулась, такое фривольное объяснение ее чувств показалось ей недозволенным ударом в солнечное сплетение. Широко раскрытыми глазами она посмотрела на бесстрастное лицо Дэниела, затем резко повернулась и выбежала из комнаты, где она задыхалась, как в гробу. Она была взбешена, ей захотелось все разбить в этом доме. И только худое, бледное и растерянное лицо Кэлама остановило ее от того, чтобы не запустить в них обоих чем попало. Она не могла понять, что движет ее отцом, но что-то не так. Кэлам многое от нее скрывает, и ей было обидно, что он не доверяет ей, не хочет рассказать всю правду.
— Почему? — спросила она отца позже, когда они остались одни в маленькой гостиной. — Почему так важно, чтобы он был на нашей стороне?
Кэлам заморгал глазами. Он сидел сгорбившись в своем кресле и выглядел таким старым и усталым. — Я ему должен, — сказал он тихо. — Очень много. Больше, чем я смогу набрать даже через несколько лет. Пока он не требует уплаты долга. Но может потребовать. В любое время.
Руки Лоры, лежавшие у нее на коленях, сжались в кулаки.
— Я не понимаю. Зачем тебе нужно было занимать так много денег? Магазин наш заложен. И у тебя достаточно денег для того, чтобы жить. Торговля идет довольно бойко, ведь так? Как могло так случиться?
Кэлам беспомощно развел руками:
— Я тоже полагал, что все идет как надо, но в чем-то ошибся. И Ворвик предложил дать мне в долг.
— Почему же ты ничего не сказал мне? — спросила она возмущенно. Он поморщился:
— Я думал, что смогу выкрутиться.
Кэлам снова погрузился в свои мысли, казалось, не замечая ее присутствия. Такое с ним бывало и раньше. Лора объясняла это тем, что он долго жил один, когда ее мать оставила его и уехала жить во Францию, взяв с собой Лору. Возможно, он так и не смог примириться с тем, что она его оставила.
В течение нескольких дней после того случая Кэлам говорил с ней о делах так, как никогда не говорил раньше. Было ясно, что денежная проблема не дает ему покоя. Но, по крайней мере, теперь многое стало ясно, он наконец рассказал ей о своих проблемах. Она узнала, что большинство их счетов не оплачено, что поставщики не прислали ему многие заказанные вещи. Товара в магазине почти не было.
Однажды утром она зашла в контору и стала рассматривать раму на картине матери. Лора давно раздумывала, как лучше ее обновить. Вошел отец, тоже бросил взгляд на картину. Белки его глаз были желтыми. Он положил несколько коричневых конвертов на низкий столик.
— Опять счета на оплату? — участливо спросила Лора. Кэлам только хмыкнул в ответ. Его мысли были чем-то заняты. Он опять посмотрел на картину, нахмурив брови.
— Кризис больно ударил по людям. Никто ничего не покупает. — Он тяжело вздохнул. — Мне срочно нужны деньги. В кредит мне больше никто не даст, пока я не выплачу прежние долги.
Лора, поколебавшись немного, спросила:
— А Дэниел знает людей, с которыми ты имеешь дело? Он с ними в хороших отношениях? Кэлам нервно ходил взад и вперед по конторе.
— О, да. Он прекрасно их знает. Но поможет ли он, вот в чем вопрос.
— А ты разговаривал с ним?
Он отрицательно покачал головой.
— Нет, я не уверен, как он отреагирует на мою просьбу. Я могу только все испортить. А если он заинтересован в том, чтобы меня выжали как лимон? В таком случае я лучше все распродам. Он может попросить их еще больше прижать меня.
Лора, занимаясь делами, весь день думала о словах Кэлама. Дэниел не скрывал, что он хочет приобрести их собственность. Но не может же он быть так жесток, чтобы сознательно разорить ее отца? А вдруг может?
Лора не переставала задавать себе этот вопрос. После обеда она поехала в город, но все время продолжала думать об этом.
День был неудачным для покупок. Было очень жарко и душно. Небо потемнело, надвигалась гроза. Автобус медленно тащился по шоссе, подбирая пассажиров на каждой остановке. В салоне тоже была страшная духота. Открытые окна не помогали. Лора ерзала на сиденье. Наконец автобус добрался до города, и она вздохнула с облегчением. Где-то вдали гремел гром. Ей хотелось побыстрее купить все, что нужно, и вернуться домой до дождя. Однако жара и беспокойные мысли, не оставлявшие ее, лишали сил и энергии.
Когда она вышла из торгового центра, первые капли дождя упали на землю. Немного посвежело. Но вскоре тучи, висевшие низко над городом, разверзлись, и дождь полил как из ведра. Лора до нитки промокла, пока добралась до остановки автобуса. Вода ручьями стекала с ее волос на поднятый воротник куртки.
Неожиданно рядом с ней притормозила машина. Дождь хлестал по крыше и по стеклам. Дэниел крикнул:
— Лора, садись.
Она заколебалась, и он недовольно добавил:
— Ну скорей же. Мы загородили проезд. Он открыл пошире дверцу, и она забралась в машину, поставив свои покупки на пол у ног.
— Ты куда? Домой?
Лора кивнула, и он, развернувшись, выехал на шоссе.
— Ты куда-то спешил? — предположила Лора. — А теперь из-за меня можешь опоздать.
— Я должен повидаться с твоим отцом.
Она чувствовала себя довольно неловко. Всю неделю после того, как они поругались, она пыталась не думать о нем. Но теперь, когда они сидели рядом, ей трудно было справляться со своими чувствами. Дэниел молчал. Его близость мешала Лоре держаться свободно. Она смотрела на его загорелые сильные руки, когда он переключал скорость, и это волновало ее. Она мельком взглянула на него и быстро отвела глаза. Ее охватило волнение от его близости, но она пыталась подавить чувства, которые он вызвал в ней. Она чувствовала себя такой незащищенной.
Он остановил машину перед дверью магазина. Лора поспешно отстегнула ремень, собрала свои покупки, пытаясь как можно скорее выйти из машины. Рука его случайно коснулась ее колена, когда он ставил машину на ручной тормоз. Она вздрогнула от этого прикосновения и с испугом взглянула на него. Рот Дэниела был плотно сжат, глаза зло блестели. Лора отвернулась и выскочила из машины.
Кэлама дома не было. Магазин был закрыт на обед, и Лора решила, что он пошел на распродажу, о которой говорил накануне.
— Думаю, он скоро придет, — сказала она, приглашая Дэниеля в гостиную. — Я вся промокла. Сейчас переоденусь и сварю кофе.
Он промолчал, смотря на нее с холодным любопытством. На щеке у него подрагивал мускул. Лора решила поскорее уйти.
На кухне она подошла к раковине и стала наполнять чайник, нахмурившись, наблюдая за водой, текущей из крана. Даже сейчас, столкнувшись с его холодностью, она все же не могла поверить, что он желает им зла. Но неуверенность раздирала ее на части.
Ожидая, пока вскипит вода, она поставила на поднос чашки, сахарницу и сливки, и тут на кухню неожиданно вошел Дэниел.
— Тебе что-то нужно? — испугалась она, держа в руках молочник со сливками. Голос ее немного дрожал.
— Да, мне кое-что нужно. Но не думаю, что ты согласишься выполнить мою просьбу, — ответил он, осматривая ее с ног до головы.
Кровь прилила к ее щекам. Пытаясь скрыть свое замешательство, она поставила молочник на поднос и уставилась на чайник на плите. Дэниел нетерпеливо посмотрел на часы.
— Когда же он вернется? — нетерпеливо спросил он. — Я предупредил его, что приеду. У меня мало времени. Через час я должен быть в другом месте.
— Думаю, он скоро придет. — сказала Лора. — Кофе готов. Ты не выпьешь чашечку?
Она села за стол, он подошел и тоже присел. Ресницы ее дрожали. Она придвинула к нему чашку:
— У тебя с отцом важный разговор? Он пожал плечами:
— Особенно важного ничего нет. Мир не погибнет, если мы не встретимся. Лора скривила губы.
— Ты готов ждать? — спросила она и подумала, что, возможно, это игра, ставкой в которой является она сама, как намекал ей отец.
— Я, в общем-то, не тороплюсь с этим делом. И мне нечего беспокоиться. Не понимаю, почему это так волнует тебя?
Она положила в кофе сахар и налила сливки.
— Конечно, зачем беспокоиться. Ведь речь идет не о твоем доме, — сказала она, тщательно выговаривая слова. — Ведь никто не собирается сносить Окли, не так ли?
Дэниел сжал зубы.
— Тебе следует знать, что твой отец живет иллюзиями. У него нет денег, чтобы жить здесь. Этот дом камнем висит у него на шее. Я уверен, что придет время и он поймет, что я говорил ему правду.
— Возможно, ты и прав, — произнесла Лора почти шепотом. — Но он болен. И я думаю, что его попытки сохранить этот магазин, сделать его доходным — единственное, что держит его в этой жизни. Неужели мы станем из-за этого врагами? Разве нельзя ему немного помочь?
— Врагами? Это слишком сильно сказано, ты не думаешь? Ведь дело за тобой. Решать тебе. А ты ведешь себя по отношению ко мне довольно неприветливо, мягко говоря.
— Это не так, — возразила она, покусывая губы.
Он вскинул на нее грустные глаза, г — Ты шутишь? — спросил он раздраженно. — Мое малейшее прикосновение вызывает у тебя ужас, как будто я собираюсь лишить тебя невинности. Мне казалось, что мы уже прошли эту стадию в наших отношениях. Я полагал, что мы хотя бы можем быть друзьями.
— А какая разница? Я имею в виду, как это может повлиять на ваши планы? — Глаза ее были широко открыты и излучали мягкий свет. Он задумчиво смотрел на нее, проводя пальцем по краю чашки. Она поняла, что он не собирается ей отвечать, и быстро добавила:
— Все так неопределенно. Отец сейчас совсем не тот, каким был прежде. Здоровье его подорвано. Я так беспокоюсь за него. — Она замолчала, а потом все же спросила:
— А ты не можешь помочь ему, Дэниел? Ему сейчас так трудно.
— А что, ты думаешь, я могу для него сделать?
— У тебя хорошие отношения с его поставщиками. Ведь так? Не мог бы ты поговорить с ними, чтобы они дали ему время оправиться?
Он нахмурился, и все ее надежды рухнули.
— Думаю, это можно сделать. Кое в чем я смогу помочь.
Лора с облегчением вздохнула.
— Спасибо, — сказала она, улыбнувшись ему дрожащими губами.
Дэниел серьезно взглянул на нее.
— Не благодари меня. Я еще ничего не сделал. И это ничего не решит, только несколько отодвинет крах. Рано или поздно твой отец вынужден будет признать, что ему не справиться с этим делом, что это выше его возможностей.
Она поджала губы в ответ на его предупреждение.
— Во всяком случае, это уже кое-что, — сказала она ровным голосом. — Когда ты сможешь поговорить с ними?
Дэниел отодвинул чашку и встал из-за стола.
— В ближайшие дни. Я скоро уезжаю в Швейцарию, и некоторое время меня здесь не будет. У меня дела в Европе. — Он направился к двери. — Здешними делами займется мой агент.
Это было для нее ударом. Она понимала, что рано или поздно их пути разойдутся, но она пыталась не думать об этом. И его внезапное заявление явилось для нее как гром среди Ясного неба.
Она медленно поднялась со стула:
— Ты уезжаешь? — спросила она. — И надолго?
Он пожал плечами:
— Кто знает? Может быть, года на два, а, может быть, и на более длительный срок. Возможно, я решу остаться там навсегда.
Она почувствовала, что полностью раздавлена чем-то тяжелым. Сердце ее сжалось. Она не могла дышать. Конечно, она спит и видит ужасный сон. Это не правда!
— А мой отец знает? — спросила она хрипло. Произнеся эти слова, она поняла, что отец тоже ничего не знает. Если бы он знал, он как-то предупредил бы ее.
Она направилась к Дэниелу. Голова кружилась. Она шла, как во сне, как сомнамбула, которая не понимает, куда идет, что делает. Она должна двигаться, и все.
— Я не говорил ему, — сказал Дэниел. Глаза его были темными, отчужденными, лицо серьезным. Она стояла совсем рядом с ним.
— А разве это имеет какое-нибудь значение?.. — Он замолчал. В голосе его появилась ирония, но она не придала этому никакого значения. Когда она теперь увидит его? В эти последние летние недели он стал для нее так много значить, что изменил весь ход ее жизни. Если он уедет, жизнь ее потеряет всю свою радость. Она никогда больше не будет счастлива.
— Лора… — произнес он тихо, и она облизала внезапно высохшие губы. Она смотрела на его волевой подбородок. Дэниел был от нее так близко, что она видела поры на его загорелой коже и ямочку на подбородке, так привлекавшую ее. Она ощутила запах свежести, исходящий от него, и перевела взгляд на твердые контуры его рта. Неуверенно она подняла руку и дотронулась до шелка его рубашки на груди.
— Я не знала, что ты собираешься уезжать, — прошептала она. — Ты не говорил…
Он вопросительно поднял свои темные брови:
— А разве я должен был говорить? Я полагал, что тебе это неинтересно. Ты была так холодна ко мне последнее время.
В ответ она только вздохнула, приложив пальцы к его рту.
— Прости, — сказала она хрипло. — Я так волновалась из-за отца…
Она замолчала, тихонько проводя пальцами по его подбородку. Он стоял, не двигаясь, твердо сжав губы. Она чувствовала, что мускулы его напряжены, и думала, что он молчит и терпит только из вежливости.
— Неужели ты ничего так и не понял? — прошептала она, обняв его за шею и запустив пальцы в его темные волосы на затылке. Она пододвинулась вплотную и прижалась к его крепкой, как стена, груди. Некоторое время она стояла, не двигаясь, чувствуя его тело и исходившее от него тепло. Ее груди, прикрытые только тоненькой блузкой, стали твердыми, прикоснувшись к его груди.
Он глубоко вздохнул, и она поняла, что тоже ему небезразлична. Он обнял ее за талию и прижал к себе, и она почувствовала прилив блаженства. Они как бы слились воедино. Она буквально опьянела от этой неожиданной близости. Заглянув ему в глаза, она увидела, что они горят желанием, и на какой-то момент ее охватило инстинктивное чувство, присущее всем женщинам, начиная от Евы.
— Дэниел, — прошептала Лора, и он потянулся к ней. Губы ее приоткрылись в ожидании поцелуя.
— Я не могу сопротивляться, — прохрипел он. — Ты — сладкий соблазн. — Губы их слились в медленном поцелуе. Тело ее обмякло, она едва держалась на ногах.
Он все еще целовал ее, сначала в губы, потом в шею. — Я так долго ждал этой минуты, Лора, — прошептал он хрипло прижавшись лицом к ее волосам. — Я обнимал тебя так во сне.
Затем, как бы придя в себя, он немного отодвинулся от нее и посмотрел на нее сверху вниз. Глаза его были темные, рот плотно сжат. Она в замешательстве широко раскрыла глаза. Он так внимательно ее рассматривал, что она испугалась, что сделала что-то не так. Возможно, он считает ее слишком наивной и неопытной? Он говорил что-то о соблазне. Но она только хотела, чтобы он не считал ее одним из мимолетных увлечений, она хотела значить для него значительно больше. Но это невозможно. Зачем себя обманывать? На что она рассчитывает, надеясь, что сможет стать частью его жизни? Он крупный финансист, вращается в высшем обществе. Она никогда не сможет занять место с ним рядом.
Он вновь притянул ее к себе, ища губами ее губы, крепко прижимая к груди.
— Лора, я хочу любить тебя, — прошептал он хрипло, все теснее прижимая ее к себе. Он впился в ее губы своими губами. Но Лора неуверенно оттолкнула его, обуреваемая своими противоречивыми чувствами и опасаясь, что он будет потом смеяться над ней.
Дэниел почувствовал, что она снова удаляется от него. Он сказал:
— Я думал, Лора, что ты тоже этого хочешь? Всего несколько минут назад ты сказала мне об этом. Не словами, конечно. Неужели я ошибся?
— Ты слишком быстро действуешь. Для меня, во всяком случае, — ответила она ему резко. — Я просто ничего не соображала. Не знаю, почему так получилось. — Она прикусила губу своими маленькими зубками. — Ты уезжаешь. А я не думаю, что смогу пойти на мимолетную связь, связь на одну ночь. Ведь ты мне это предлагаешь?
— А ты чего ожидала? Лора холодно посмотрела на него. — Не знаю… — ответила она неуверенно. — Ты застал меня врасплох… Я не была готова… Но я надеялась на что-то большее, чем мимолетная связь перед отъездом. — В ее словах слышались нотки горечи. Вот, значит, кем она была для него! Девушкой на одну ночь. Флирт, несколько приятно проведенных часов перед отъездом. И все, не больше.
— А если бы я не уезжал, то что тогда? — спросил он тихо. — Что-нибудь изменилось бы?
Она не знала, что ответить. Многие ее подружки по колледжу гораздо свободнее, чем она, относились ко всему этому. Они бы просто удивились, узнав, что она задумалась над предложением Дэниела. Не зная, как себя вести, она промямлила:
— Не знаю. Я всегда считала, что люди должны брать на себя какие-то обязательства перед тем, как…
— Перед тем, как лечь в постель? — закончил за нее фразу Дэниел. — Какие обязательства ты имела в виду? Женитьбу?
Он как бы выплюнул это последнее слово. И она отпрянула, как если бы он дал ей пощечину.
— А ты что-то имеешь против такого порядка вещей? — спросила она его смущенно.
— В отношении других людей нет. Что же касается меня, то я на практике убедился, что женщина порой желает выйти замуж не только потому, что любит, а по ряду других причин. Ведь я богат. Ты же знаешь это, Лора?
— Я об этом не думала…
Она не закончила своей мысли. Его глаза блеснули как нож. — Не думала? — спросил он холодно, сквозь зубы. — Я чуть было не поверил, что ты действительно меня любишь. Но ты ведь знаешь, чего тебе нужно. Ведь так? Я решил проверить тебя, сказав, что уезжаю, и ты сразу запаниковала. Решила действовать быстрее.
— О чем ты говоришь? — спросила она его дрожащим голосом, сразу побледнев. Он стал чужим для нее, голос его был неприятно холоден, даже зол, как ей показалось. Что она такое сказала, что он так разозлился?
А он смотрел на нее с презрением, потом выдавил:
— Чья это идея? Твоя или твоего отца?
— Слушай, я не понимаю тебя, — защищалась она. — Какое ко всему этому имеет отношение мой отец?
Но он продолжал:
— Не строй из себя наивную девочку. Я слышал, что говорил тебе отец в тот день, когда мы были с тобой в саду. Ты ведь прекрасно поняла, что он имел в виду?
Глаза ее широко открылись, она с ужасом смотрела на Дэниела и отрицательно качала головой. Он язвительно улыбнулся, не разжимая губ, показывая, что не верит ей.
Она прошептала:
— Что ты говоришь, ты с ума сошел?… Он резко прервал ее:
— Тогда ты и решила, как нужно себя вести, ведь так? Но ты думала, что со мной можно играть бесконечно.
— Нет, нет. Ты не прав… Я не понимаю, о чем ты говоришь…
Он опять ехидно улыбнулся:
— Не понимаешь? Вот уже несколько недель ты то холодна со мной, то нежна, то пытаешься свести меня с ума. Ты отскакиваешь от моего случайного прикосновения, как от каленого железа, но сегодня вдруг ты неожиданно сама проявляешь инициативу. Я удивлялся, почему твой отец медлит, когда единственный разумный выход из создавшегося положения — продажа магазина. На что он надеется? На что вы оба надеетесь? — Он презрительно посмотрел па нее и сказал:
«Можешь не отвечать. Я знаю, что вам нужно от меня. Это очевидно».
— Ты что, не понимаешь? — пыталась она возразить. — Я… Ты уезжаешь… Я хотела… Я возвращаюсь в колледж, и я думала…
— Ты думала, что это последний шанс уладить ваши с отцом дела, — закончил он за нее, сжав кулаки. Она попятилась, почувствовав, что он готов на все, испугавшись.
— Ты рассчитывала, что сведешь меня с ума и я соглашусь на все, даже на женитьбу. Так вот. Знай же, что ты ошиблась, Лора. Жаль, но твое притворство ни к чему не привело. Тебе, возможно, и удалось бы обмануть меня, но я уже стреляный воробей. Мне это знакомо.
— Ты ошибаешься, — сказала она хрипло. Он засмеялся. Но смех его не был веселым.
— Нет. Я не ошибаюсь. Моя ошибка в том, что я не сразу распознал вашу игру. Я был слеп, и ты воспользовалась этим.
Он пошел к двери и резко распахнул ее. Обернувшись, он напоследок сказал:
— Я не люблю, когда мною пользуются, Лора, — и захлопнул дверь.
Лора пошатнулась. Она глядела на дверь и в то же время ничего не видела. Его слова звучали снова и снова в ее ушах, как бой барабана.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Дикое сердце - Нейл Джоанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Дикое сердце - Нейл Джоанна



Так себе: 4/10.
Дикое сердце - Нейл Джоаннаязвочка
6.03.2013, 17.38





Хорошо. Роман не затянут. Написан как-то слегка наивно. Героиня не торопиться уступать, прыгать в постель к ГГ. А то иногда раздрожает - конфликты,недосказанность, ругань между героями, но им это не мешает, спать друг с другом, а еще лучше детей делать из-за которых, потом выясняют отношения. Читать, на мой взгляд, можно, а главное быстро.
Дикое сердце - Нейл ДжоаннаНаташик
25.01.2014, 8.15





Неплохой роман. Раздражает масса опечаток (как и во многих других)Кроме того, аннотация к какой-то другой книге, и это встречается не в первый раз. rn Мне понравилась главная героиня - гордая барышня,её стойкость придает остроту повествованию.
Дикое сердце - Нейл ДжоаннаТаточка
27.04.2014, 18.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100