Читать онлайн Молодая жена, автора - Нейл Долли, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молодая жена - Нейл Долли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молодая жена - Нейл Долли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молодая жена - Нейл Долли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейл Долли

Молодая жена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Джули, не совсем понимая, что происходит, изумленно и недоверчиво смотрела на него, когда вдруг зазвонил телефон.
– Проклятие! – сердито бросил Саймон. Он выпустил ее руки и потянулся через стол к аппарату. – Говорит Саймон Тьернан.
Джули опустилась на стул, чувствуя странную слабость в ногах.
Собеседник продержал Саймона у телефона три или четыре минуты. В конце концов с резкостью, которая заставила бы Джули съежиться, если бы с ней разговаривали в подобном тоне, Саймон заключил:
– Я не могу сейчас спуститься. Ты должен решить эту проблему как считаешь нужным, старик. Я полностью доверяю тебе, – и положил трубку на рычаг. – Извини, пожалуйста, – обратился он к Джули. – Ну как, ты уже начала приходить в себя после нокаута, вызванного моим предложением?
– Но почему? – беспомощно откликнулась она, переводя дыхание. – Так неожиданно... вдруг?
Он потянулся за сигарой, все еще тлеющей в пепельнице. Но не закурил, а стал машинально вертеть ее в руках.
– А что тебя так удивляет? Разве я не могу руководствоваться самыми обычными мотивами? – спросил он, и в глазах его заиграли веселые огоньки.
– Но не будешь же ты утверждать, что любишь меня? – робко сказала она.
– Почему? – вопросом на вопрос ответил он.
Джули была слишком смущена и все еще боялась поверить его словам, поэтому она медленно проговорила:
– Ну... этого просто не может быть.
– Ты недооцениваешь себя, Джули. – Его насмешливая улыбка заставила бешено забиться ее сердце. – Когда твой круг знакомств расширится, я думаю, появится очень много мужчин, влюбленных в тебя. Разумеется, в том случае, если ты решишь отклонить мое предложение. Следует ли мне назвать некоторые из твоих качеств, за которые тебя можно полюбить? – И поскольку она ничего не ответила, Саймон продолжил: – Во-первых, ты очень красивая девушка. Красота не является исключительной собственностью зеленоглазых искусственных блондинок. К тому же в отличие от других привлекательных девушек, ты интеллигентна и умеешь готовить. – Он сделал короткую паузу. – Ты на редкость преданный человек. А это качество в людях я ценю выше всего... даже когда оно не совсем уместно, – сухо добавил он. – Для меня очень ценно, что в море ты чувствуешь себя как дома. Я люблю время от времени уходить в плавание. Это делает невозможным мой брак с девушкой, страдающей от морской болезни или не желающей проводить время на яхте. А ты, я уверен, будешь испытывать удовольствие от скитаний на «Моряке» не меньше, чем я сам. Ну что, мои слова убедили тебя? Или ты по-прежнему думаешь, что «просто невозможно» полюбить тебя?
– Я... я не знаю, что думать, – тихо сказала она. – Мы познакомились только две недели назад.
– Экстремальные ситуации требуют незамедлительных действий, – пожал он плечами. – Если бы обстоятельства сложились по-другому, я не действовал бы так... стремительно... А может, ты ничего не чувствуешь ко мне? Я что, физически неприятен тебе?
Джули сильно покраснела.
– Что за чушь ты говоришь! Я не нахожу тебя физически отталкивающим... – взволнованно пробормотала она.
– Время от времени ты довольно убедительно имитируешь это.
– Ты... ты иногда выводишь меня из себя, – громко сказала она, щелкая замочком своей сумочки. – Тогда я начинаю злиться и говорю все, что приходит в голову.
– Понимаю. Что ж, если ты согласишься выйти за меня замуж, я обещаю никогда больше не выводить тебя из себя. Что ты скажешь теперь? – спросил он смеющимся голосом.
Джули взволнованно посмотрела на него, и их глаза встретились.
– Так ты шутишь? Это была просто шутка?
– Дорогое мое дитя, мужчины, которые делают предложение в шутку, сами достойны всеобщего осмеяния, – сухо заметил он. – Что я должен сделать, чтобы убедить тебя, что говорю серьезно? Перепрыгнуть через стол, пылко схватить тебя в объятия и умолять сделать меня счастливейшим из смертных? Мне казалось, что никакая демонстрация страсти с моей стороны не сможет больше повлиять на твое решение, чем спокойный уравновешенный разговор. Но если ты разочарована, это упущение легко исправить. – Он приподнялся с кресла.
– О нет... нет, – поспешно сказала Джули, – я предпочитаю спокойный разговор. Но я просто не могу поверить, что... ты решил сделать мне предложение...
– Что ж, прежде чем связать себя обещанием, тебе надо привыкнуть к этой мысли. Сейчас около половины первого. Поедем к нам и позавтракаем.
* * *
– Ты сказал об этом своей маме? – спросила Джули, когда они ехали в машине.
– Я обязательно поставил бы ее в известность... десять лет назад. Сейчас я обычно сам принимаю решения, – ответил Саймон, слегка улыбнувшись.
– Что она подумает? Она будет очень расстроена?
– Если ты отвергнешь меня, она об этом ничего не узнает. Если же ты согласишься, она будет в восторге. Последние пять лет она постоянно пытается меня женить.
– Возможно, но не на девушке, подобной мне, – усмехнулась Джули.
– На девушках, которые ничто в сравнении с тобой. – Он снял с руля левую руку и коснулся ее руки. – Ты должна стряхнуть с себя этот глупый комплекс неполноценности. Видит бог, я надеюсь, что ты никогда не станешь тщеславной, но некоторое количество самоуверенности тебе не повредит.
Так и держа ее руку в своей, он подъехал к воротам Роуз-Холла. Когда машина остановилась перед домом, навстречу им выбежал Сэр Арчибальд. Его бурное приветствие чуть не сбило Джули с ног.
– Еще одно свидетельство твоей привлекательности. Мой пес старается выразить свое одобрение, – с улыбкой заметил Саймон.
Миссис Тьернан находилась в комнате, окруженная аккуратными стопками мальчишеских рубашек, нижнего белья и полосатых пижам.
– Джули! Какой приятный сюрприз! Как ты, дорогое дитя? – Она встала, чтобы поцеловать девушку в лоб. – Я исполняю свою ежегодную епитимью, – пояснила Энн. – Пришиваю метки к школьному снаряжению мальчиков.
Остальные члены семьи отсутствовали. Дети отправились гулять, Шарлотта и Эмма – за покупками, а Роб и близнецы были заняты какими-то неотложными делами.
За ланчем они ели морских ежей, зажаренных в масле с луком.
– Ты тоже учился в школе в Англии? – спросила Джули Саймона.
– Все мальчики получили образование там, – ответила за него его мать. – Мой муж считал, что постоянное пребывание на Барбадосе в период формирования их личности сделает их очень ограниченными. Вероятно, он был прав, но мне всегда было ужасно больно, когда они один за другим покидали дом. Особенно когда уехал Саймон, у которого не было старших братьев, чтобы присматривать там за ним.
– Ты бы терзалась еще больше, если бы знала, как я тосковал по дому, – с грустной улыбкой заметил Саймон. – В моей комнате было чертов-ски холодно, и я съеживался под одеялом, плача от холода и тоски.
– Саймон! Ты никогда не говорил мне об этом! – воскликнула миссис Тьернан. – Когда ты приехал домой на Рождество, то сказал, что чудесно провел время.
– Что ж, мужчины должны переносить свои страдания с достоинством, – шутливо сказал он. – К тому же вскоре я привык к суровой школьной жизни. Она только вначале казалась такой мрачной.
Отвозя Джули обратно в отель, Саймон рассказывал девушке о своем детстве, прошедшем на Барбадосе, о военных и послевоенных годах, когда еще не начался туристский бум, поднявший экономику острова. Но это продолжалось только до тех пор, пока он не поставил машину на стоянку перед отелем. Потом он повернулся к ней и сказал:
– Ну что, шок уже начал проходить? Ты приняла решение, будешь ли ты счастлива, проведя оставшуюся жизнь в Роуз-Холле?
Ей очень хотелось сказать: о да... да, с тобой я буду счастлива, где угодно. Но что-то удержало ее от таких слов, и она тихо попросила:
– Можно мне подумать об этом до утра, Саймон? Это такое важное решение.
– Даю тебе время до завтрашнего полудня. Если ты не примешь решения к этому сроку, мне все будет ясно. Позвони на фабрику в двенадцать, хорошо?
– Конечно, – кивнула головой Джули. – Завтра в двенадцать.
Она повернулась, чтобы открыть дверь и выскользнуть из машины, но Саймон положил руку ей на плечо и заставил задержаться.
– Когда надо принимать настоящие жизненно важные решения, инстинкт обычно лучший советчик, чем рассудок, Джули, – каким-то странным голосом проговорил он.
Саймон нежно накрыл ее руку своей, а потом ласково провел рукой от запястья девушки до ее шеи. Очень мягко коснулся нежной кожи за ухом. Потом его пальцы скользнули в ее волосы и заставили повернуться девушку к нему лицом. Необычное волнение неожиданно охватило Джули, а ее сердце сильно забилось. Его прикосновение доставило ей удивительное наслаждение, и она почувствовала слабость и легкое головокружение.
– Не думаю, что было бы трудно добиться от тебя положительного ответа прямо сейчас, Джули, – сказал он с тенью улыбки. –
Как обычно взмахнув на прощание рукой, он быстро умчался прочь.
Проходя через холл к лифтам, Джули была слишком взволнована, чтобы обращать внимание, вызывает ли ее появление особый интерес у обитателей гостиницы или нет. Добравшись до своей комнаты, она обнаружила, что забыла взять ключ от номера у портье, поэтому ей снова пришлось спуститься вниз.
В комнате она бросила сумочку на стул, а сама в изнеможении опустилась на тахту. Закрыв глаза, она все еще чувствовала прикосновение рук Саймона. Господи! Разве она могла когда-нибудь представить, что Саймон разбудит в ней доселе неизвестные ощущения.
Через дверь, соединяющую их комнаты, вошла Гизела.
– Мне показалось, я слышала, как ты вошла. Где ты была?
Джули встала с тахты и буквально с головой «нырнула» в шкаф, чтобы Гизела не догадалась о ее чувствах.
– Я ездила повидаться с Тьернанами, – объяснила она. – Как дела с поисками дома?
– Пока ничего определенного, но ничего, у нас еще есть время.
Они пообедали на балконе у Гизелы, а затем Джули, сославшись на головную боль, сказала, что собирается лечь пораньше.
– Я тоже не буду засиживаться после столь изнурительного дня: мне пришлось осмотреть массу домов, – заявила мачеха. – Пожалуй, только прогуляюсь немного перед сном по саду.
Около десяти часов Джули решила заказать в номер кофе и бисквиты. Увидев полоску света под дверью мачехи, она подумала, что та, возможно, тоже не будет возражать против такого заказа. Но, постучав и открыв дверь, она увидела, что соседняя комната пуста. В ванной Гизелы тоже не было. Джули слышала, как она вернулась с прогулки около двух часов назад, поэтому ее отсутствие показалось девушке каким-то загадочным. Куда она могла уйти в такое время?
Позже Джули никак не могла понять, что заставило ее одеться и отправиться на поиски Гизелы. Если бы тогда она осталась в своем номере, ее будущее могло стать совсем иным. Ей не пришлось долго искать мачеху. В холле напротив главной лестницы располагался один из коктейль-баров отеля. В нем на высоком табурете около стойки сидела Гизела в белом облегающем декольтированном платье. Неопределенного возраста грузный мужчина с толстой шеей, сидящий с ней, что-то шептал ей на ухо. Гизела смеялась и кокетливо поглядывала на него из-под бархатных ресниц.
Увидев отражение Джули в зеркале над стойкой, мачеха быстро повернулась, и глаза их встретились. Джули мгновение смотрела на нее, потом быстро развернулась и стремительно поднялась в свой номер. Она задыхалась от отвращения, горячие слезы текли по ее щекам. Боже, какой я была наивной, доверяя ей, в отчаянии подумала девушка. Саймон прав. Она просто играла хорошо заученную роль... Она дурачила меня точно так же, как дурачила отца.
Гизела без стука вошла к ней в комнату.
– Что случилось, Джули? Почему ты убежала?
– Выйди из моей комнаты, – дрожащим голосом сказала девушка.
– Послушай меня... – начала Гизела.
– Нет, это ты послушай меня! – разозлилась Джули. – Прошло только девять дней с тех пор, как умер мой отец. Я понимаю, ты не любила его. Неужели у тебя нет вообще никакого уважения к его памяти? Разве так трудно хоть на время сделать вид, что ты горюешь о нем?
– Что такого ужасного я сделала? Просто немного выпила в приятной компании, – зло проворчала Гизела. – Почему я постоянно должна сидеть в четырех стенах одна? Джонни ничего не имел против, если мы выпивали с кем-нибудь.
Злость Джули улетучилась, и она почувствовала усталость, опустошение и безграничное разочарование.
– Я рада, что он не успел узнать, что ты собой представляешь, – решительно сказала она. – Слава богу, он был избавлен от этого. А сейчас выйди и оставь меня одну. Утром я уеду и надеюсь, что никогда в жизни больше не увижу тебя.
– Что ты говоришь? Разве у тебя есть какие-нибудь деньги? Теперь все в моих руках. И я не дам тебе ни цента, поняла, ты, наглая крошка! – хрипло бросила ей Гизела.
– Как-нибудь обойдусь. – Джули вошла в ванную и с шумом закрыла за собой дверь.
* * *
В восемь утра она позвонила в Роуз-Холл. К телефону подошел дворецкий.
– Могу я поговорить с мистером Тьернаном? Это – Джули Темпл.
– Доброе утро, мисс Джули. Конечно, если вам угодно, я сейчас позову мистера Саймона.
Через несколько минут она услышала быстрые шаги Саймона. Во рту у нее пересохло, и она вынуждена была сделать глоток воды из стакана, стоящего на столике у кровати.
– Джули? – послышался более низкий, чем обычно, голос Саймона.
– Д-доброе утро, – заикаясь произнесла она. – Я... решила не ждать условленного часа и сообщить тебе: я с радостью принимаю твое предложение.
На другом конце провода воцарилась такая долгая пауза, что Джули подумала, не разъединили ли их.
– Алло? Ты здесь? – обеспокоенно спросила она.
– Да, я здесь. Это... прекрасно, Джули. Благодарю тебя.
Что-то в его голосе заставило ее насторожиться:
– А ты не изменил своего решения?
Послышался звук, напоминающий смех.
– Нет, дорогая. Мое предложение остается в силе. Ты уже позавтракала?
– Не успела, я только что встала.
– Побыстрей съешь что-нибудь, через сорок пять минут я заеду за тобой, и мы поедем покупать кольцо. – После этих слов послышался щелчок и связь отключилась.
Джули заказала завтрак в номер, затем вошла в комнату мачехи и разбудила ее.
– Через полчаса я уезжаю. Если тебе что-то понадобится, я буду в Роуз-Холле у Тьернанов.
– О! Ты собираешься жить за их счет, милочка, не так ли? – насмешливо протянула Гизела. – И сколько времени, по-твоему, они будут оказывать тебе гостеприимство? Думаю, не слишком долго, моя дорогая. Хотелось бы мне знать, куда ты отправишься потом, когда Тьернаны тактично укажут тебе на дверь?
– Я буду жить там постоянно... в качестве жены Саймона, – спокойно сказала Джули и вернулась к себе.
Когда она паковала свой по-прежнему скудный гардероб, Гизела вошла к ней. Как ни странно, мачеха не выказала ни удивления, ни недоверия к словам девушки. Прислонившись к двери и закуривая сигарету, она сказала:
– Мои поздравления. Когда это все произошло? Вероятно, вчера. Почему же ты ничего не сказала мне вечером?
– Предпочитала ненадолго сохранить это для себя одной.
– Итак, ты отдала свое нежное девичье сердце Саймону Тьернану? Довольно неожиданно, ты не находишь? Когда он впервые появился на Солитэре, ты сделала вид, что терпеть его не можешь.
– Да, а сейчас я люблю его... и благодаря какому-то чуду он тоже любит меня, – тихо сказала Джули.
Она ждала язвительного замечания со стороны мачехи, но та только спросила:
– И когда же свадьба?
– Не знаю. Мы еще не обсуждали детали.
– Тебе действительно повезло. – Гизела выпустила кольцо дыма. – Мужчины с состоянием Саймона обычно бывают старыми и безобразными. Тебе можно позавидовать, милочка: теперь ты будешь кататься как сыр в масле.
– Я вышла бы за Саймона даже если бы у него не было ни цента, – резко ответила Джули.
– О, разумеется... Ты ведь из породы донкихотов. Надеюсь, ты не забудешь пригласить меня на свадьбу? Мы же не хотим, чтобы возникли какие-то кривотолки и «Дейлиньюс» опубликовала бы еще какую-нибудь скандальную статейку, – нежно промурлыкала Гизела. – Итак, я говорю не «прощай», а только «до свидания». – Она засмеялась и удалилась в свою комнату, закрыв за собой дверь.
Джули дожидалась приезда Саймона у входа в отель. Когда он подъехал, она смущенно сказала:
– Ты, наверное, удивлен, увидев меня с вещами. Я могу вернуться в коттедж, Саймон? Мне здесь очень плохо. Твоя мама не будет против?
– Конечно нет. Я сам собирался предложить тебе снова переехать к нам. Кстати, я поделился с мамой, рассказав ей о нашем решении, и она дала мне записку для тебя.
Джули развернула листок белой бумаги и с волнением прочитала:
«Моя дорогая девочка! Я не могла не обрадоваться той неожиданной новости, которую Саймон обрушил на нас, поэтому тебе не надо беспокоиться о предстоящей встрече с твоей будущей свекровью. Желаю вам вдвоем провести чудесный день. Шампанское будет ждать вас дома. Энн».
– Любимая моя, что в ее письме заставило тебя плакать? – поднял брови Саймон, когда Джули взглянула на него глазами, полными слез.
– Н-ничего. Просто... я так счастлива, – объяснила она.
Саймон засмеялся, быстро и нежно обнял девушку и положил ей на колени свой носовой платок.
– Женщины! Женщины! – с улыбкой протянул он.
Он уже позвонил ювелиру в Бриджтауне, и к их приезду тот приготовил редкой красоты обручальные кольца.
– Не торопись, дорогая. Ты выбираешь кольцо на всю оставшуюся жизнь, – сказал Саймон, видя ее неуверенность.
Джули покраснела, когда он ласково обратился к ней. Она бросила на Саймона сияющий взгляд, но сразу же отвела глаза, боясь выдать свои чувства. Девушка, примерив кольца с изумрудом, с бриллиантом размером с горошину, с сапфиром, окруженным крошечными бриллиантиками, с кроваво-красным рубином, чувствовала, что все они не очень подходят ей.
– Сапфир хорошо играет на вашей руке, – галантно подчеркнул ювелир. – Его цвет напоминает ваши глаза, мисс Темпл.
– Ни одно из этих колец не годится мне, – убежденно сказала она. – Может быть, потому, что руки у меня слишком загорелые и пальцы не очень длинные. Я могу померить вот это, Саймон? – Джули указала на кольцо, лежащее на подносе со старинными брошами и медальонами. Это был золотой ободок с крошечными яркими вкраплениями сине-зеленой бирюзы.
– О, это прелестная безделушка, – растерялся сбитый с толку ювелир, – но она не годится для обручального кольца. Это просто сувенир для американских туристов.
Но Джули уже надела его на палец.
– Вы видите? Оно замечательно выглядит на моей руке. Остальные кольца слишком величественны для меня, Саймон. А это очень милое. Могу я получить именно это кольцо?
Серые глаза Саймона странно блеснули.
– Ты действительно предпочитаешь его всем остальным?
– А ты? – обеспокоенно спросила она. – Если ты настаиваешь, я могу взять одно из тех. Но, по-моему, они слишком дорогие. А это кольцо так необычно, я никогда не видела раньше ничего подобного.
– Мы берем его, – сказал Саймон ювелиру. Сев в машину, он расхохотался.
– Что случилось? Почему ты смеешься, Саймон? Скажи мне, в чем дело? – удивленно спросила Джули.
– Все дело в тебе, моя милая. Думаю, тебе не стоит заходить сюда одной. Бедный старик де Суза может не удержаться и свернуть тебе шею.
– Почему? Чем я обидела его?
– Кольца, которые он приготовил для нас, стоили по нескольку тысяч долларов. Для него был страшный удар, когда ты отвергла их и выбрала дешевое колечко.
– Несколько тысяч?! Я никогда бы даже не взглянула на них, если бы знала. А если бы я выбрала тот огромный бриллиант, а потом где-нибудь потеряла его? Ты бы, наверное, не скоро простил меня. По-моему, кольцо дорого человеку не только потому, что оно стоит целое состояние, во всяком случае, обручальное. Ты не согласен со мной?
– Ты совершенно права. – Саймон перестал смеяться и обнял ее за плечи. – Ты понимаешь, что я еще ни разу не поцеловал тебя?
Джули нервно заерзала на сиденье.
– Ты же не можешь поцеловать меня здесь... прямо на улице?
На мгновение его глаза стали насмешливыми, и она подумала, что он может нарочно поцеловать ее.
– Нет, разумеется, нет, – промолвил Саймон, отпустил ее и сосредоточил все свое внимание на дороге.
Он привез ее в городскую гавань Каринейдж, где стояли огромные теплоходы, высокомачтовые торговые шхуны, спортивные яхты и дюжина различных типов других судов малого водоизмещения.
– Я обычно проводил здесь целые дни, когда был мальчишкой, – сказал Саймон, когда они шли вдоль оживленного причала.
– О, там «Моряк»! – воскликнула Джули, увидев впереди яхту.
Ей пришло в голову, что Саймон собирается подняться на борт, где уединится с ней в каюте и поцелует ее. Перспектива оказаться в его объятиях вызывала у нее чувство радостной тревоги. Она была уверена, их поцелуй будет олицетворять реальность события, происшедшего в жизни обоих, и помолвка не будет напоминать золотой мыльный пузырь, который в любой момент может лопнуть. Но Саймон не догадался или не решился предложить ей подняться на борт «Моряка».
Когда они возвращались назад, он предложил зайти в ресторан выпить что-нибудь и обсудить вопросы, касающиеся их будущего. Они расположились на балконе, выходящем на оживленный торговый центр. Джули маленькими глотками потягивала пенистый зеленый коктейль, а Саймон – ромовый пунш.
– Ты готова выйти замуж сразу или предпочитаешь длиннющую помолвку на случай, если передумаешь?
– Я не передумаю, – застенчиво молвила она.
– Вероятно, нам не стоит устраивать пышной свадьбы, поскольку прошло не так много времени после смерти твоего отца. Она будет очень тихой, только члены семьи и несколько близких друзей, и, если ты не против, состоится на следующей неделе. На отдых после свадьбы мы можем поехать на Бекию, повидать тетушку Лу и Эркюля, с которым мне хотелось бы обсудить начало восстановительных работ на острове. Надеюсь, ты не будешь возражать, если получишь Солитэр в качестве свадебного подарка?
Джули удивилась, почему он назвал медовый месяц отдыхом.
– Если бы отец умер на острове, возможно, я пока не хотела бы возвращаться туда. Но все произошло в другом месте, поэтому лучшего свадебного подарка пожелать трудно, – медленно сказала она. – Я знаю, папа не хотел, чтобы я носила по нему глубокий траур. Он не одобрял людей, одетых в черное, не любил похорон и тем более возложений цветов на могилы. Однажды он сказал: «Цветы предназначены живым». Он часто любил повторять чьи-то слова: «Лучше забыть и веселиться, чем помнить и печалиться». Я никогда не забуду его и всегда буду вспоминать о нем только с радостью.
– Он когда-нибудь писал тебя?
– О да... часто, – улыбнулась Джули. – Но не портреты, а какие-то неузнаваемые изображения: прыгающую на берегу – олицетворяющую радость или скорчившуюся на очень неудобных камнях, когда хотел выразить чувство заброшенности, одиночества.
После ланча Саймон ненадолго оставил ее рассматривать витрины магазинов, в то время как сам пошел дать объявление об их помолвке в две местные газеты. Ожидая его, Джули увидела в одной из витрин черепаховую шкатулочку для запонок. Она стоила всего десять долларов, но именно столько у нее осталось от всех денег, привезенных с Солитэра. Джули купила шкатулку и торжественно вручила Саймону, как только он вернулся.
– Это мой свадебный подарок. Хотя, возможно, у тебя уже есть шкатулка для запонок, тогда она пригодится для чего-нибудь еще.
– Нет, мои запонки валяются в ящике для воротничков. Большое спасибо, Джули, – улыбнулся он, нежно глядя на нее.
Когда они уже ехали домой, Саймон спокойно заметил:
– Как Гизела отреагировала, когда ты сказала ей о нас? Это может нарушить ее планы, связанные с покупкой дома для гостиницы.
– О, она приняла это почти равнодушно, – ответила Джули. – Думаю, она только рада избавиться от ответственности за меня. Во всяком случае, она не выдвинула никаких возражений. Ты был прав – мы с ней не смогли бы ужиться. Я не чувствую никакой вины за то, что покидаю ее. У нее, должно быть, достаточно денег, чтобы обеспечить себе ту жизнь, о которой она всегда мечтала, по меньшей мере в течение года. Возможно, за это время она успеет выйти замуж.
– Надеюсь, что она сумеет подцепить какого-нибудь туриста и исчезнет из нашего поля зрения, – жестко сказал Саймон. – Мне не нравятся ее способы ведения дел.
Джули с удивлением взглянула на него, не совсем понимая, что он имеет в виду. Ей очень хотелось спросить его об этом, но они уже доехали до Роуз-Холла, и все его обитатели вышли им навстречу.
Тьернаны, казалось, восприняли неожиданную помолвку Саймона с откровенным одобрением и радостью. Каждый желал молодой паре здоровья и счастья. Шампанское текло рекой.
Узнав, что свадьба состоится на следующей неделе, миссис Тьернан, Шарлотта и Эмма решили помочь Джули выбрать фасон свадебного платья. Они принесли целую кипу журналов мод и часть вечера посвятили поискам подходящего наряда, который, по их мнению, мог подойти их будущей родственнице.
День для Джули прошел на удивление счастливо. Наконец наступило время Саймону проводить ее в коттедж, и она втайне нетерпеливо ожидала этого момента.
– Ты, наверное, устала? – спросил он, когда они вышли из дома, сопровождаемые Сэром Арчибальдом.
– О нет, я чувствую себя невероятно бодрой. Какой восхитительный вечер! – Джули подняла глаза на сияющее созвездие Ориона. – Тебе не кажется смешным, что люди тратят тысячи долларов на один-единственный бриллиант, когда все небо усыпано такими прекрасными звездами, похожими на изумительные бриллианты.
– И все же сейчас самое подходящее для тебя время лечь спать. Насколько я знаю маму и девочек, они вытащат тебя из кровати на рассвете, чтобы решить вопрос с платьем, – смеющимся голосом сказал Саймон. – В течение следующих дней у тебя не будет ни минуты покоя.
– Сейчас я совсем не уверена в этом. – Ее рука скользнула в его ладонь.
Саймон засмеялся и крепко сжал ее руку.
– Сколько шампанского ты сегодня выпила? – улыбнулся он.
Джули почувствовала странное разочарование. Она ждала, что он скажет что-нибудь романтическое, а сейчас создавалось впечатление, что ему как-то не по себе, когда они остались наедине.
– Не вздумай лежать без сна, мечтая о свадебном наряде, – сказал он у входа в коттедж. – Я не хочу, чтобы моя невеста, шатаясь, шла к алтарю с мешками под глазами. Спи крепко, милая. Доброй ночи. – И отпустив ее руку, он ласково коснулся ее лба и быстро ушел.
Джули с изумлением смотрела ему вслед, пока Саймон не скрылся из вида. Расстроенная прощанием, она, прикусив нижнюю губу, долго стояла неподвижно. Почему он не поцеловал ее, как положено жениху?..
* * *
На следующее утро девушка получила записку от Гизелы. В конверт был вложен чек на четыреста долларов.
«Дорогая Джули, – писала мачеха, – думаю, ты нуждаешься в деньгах на свадебное платье и т. п. Саймон получит их для тебя. Г.».
Гнев охватил Джули, и в первый момент она решила отослать чек обратно. После того, что произошло между ними, девушка скорее согласилась бы выйти замуж в лохмотьях, чем принять какую-либо милостыню от Гизелы. Но потом она подумала, что если она не примет деньги, в которых очень нуждалась, то ей придется просить их у Саймона. Делать это ей не очень хотелось, и она заставила себя забыть о гордости. Ведь в конце концов это были деньги ее отца. Гизела не сделала ей никакого одолжения и ничем не унизила ее.
Первая реакция Саймона была точно такой же, как ее собственная.
– Отошли чек назад, – резко сказал он. – Я предполагаю, что она весьма расточительна и вскоре ей понадобится считать каждый цент из денег, оставленных твоим отцом.
Но Джули переубедила его, и Саймон нехотя согласился получить, по его мнению, эту унизительную для девушки подачку.
– Хорошо, я сделаю так... если ты настаиваешь, – пробурчал он. – Ты просто не хочешь зависеть от меня, пока мы не женаты, не так ли?
– Дело в другом. Мне кажется, что отец тоже принимает какое-то участие в моей свадьбе, – объяснила она.
Она решила не рассказывать Саймону, как рассталась с мачехой. Зачем? Со всем этим было покончено, и она предпочитала забыть это как можно быстрее.
Как и предсказывал Саймон, дни, предшествующие свадьбе, были настолько заполнены приготовлениями, что у нее не оставалось времени для себя.
Миссис Тьернан настояла на том, чтобы, вернувшись из свадебного путешествия, Саймон и Джули заняли главные апартаменты в доме. Как ни возражала Джули, что с их стороны выгнать женщину из ее комнат, которые она занимала со времени своего замужества, будет выглядеть просто неприлично, Энн Тьернан твердо стояла на своем:
– Теперь это ваш дом, дорогая моя девочка Я уже давно решила, что, когда дети вырастут, поселюсь в коттедже. Пока это не вполне целесообразно, но это не должно мешать занять вам главные апартаменты. Кстати, в них я чувствовала себя довольно одиноко с тех пор, как умер Эндрю.
– Вы меня заставляете чувствовать себя узурпатором, – с чувством неловкости заметила Джули. – Это ваш дом. Почему мы с Саймоном не можем поселиться в коттедже?
– Саймон чувствовал бы себя там как великан в игрушечном домике, – сказала его мать. – Не волнуйся за меня. Мне будет очень удобно пока и в Голубой комнате. Но не думай, что я буду мешать тебе создавать свою семейную жизнь так, как ты считаешь нужным. Как только ты сможешь сама справляться с хозяйством, я удалюсь. Тебе знакома старая мельница в саду? Я собираюсь перестроить ее в очаровательный маленький домик. Таким образом, я всегда буду рядом, если вы захотите, чтобы я присмотрела за вашими детьми, когда вы с Саймоном поплывете куда-нибудь на «Моряке». Перестань смотреть так расстроенно, дорогая! Я все тщательно обдумала!
* * *
Накануне свадьбы Саймон отправил Джули в постель в девять часов вечера. Но когда он собирался проводить ее в коттедж, его неожиданно позвали к телефону.
– Проводи ее, пожалуйста, Джо, – попросил он младшего брата. И, повернувшись к Джули, добавил: – Увидимся завтра в одиннадцать, дорогая. Не опаздывай больше чем на пять минут. Доброй ночи. – Он взял ее руку и поцеловал внутреннюю часть запястья.
– Ну как, ты трепещешь при мысли об одиннадцати часах? – шутливо спросил Джо, когда они шли через залитый лунным светом сад.
Джули засмеялась и покачала головой. Но сердце почему-то тревожно щемило. Почему Саймон не позволил ей дождаться, пока он поговорит по телефону, и сам не проводил ее? Похоже, он был рад избежать их последней встречи наедине. Или это просто ее глупое воображение?
– Ты прелесть, Джули, – сказал Джо, когда они подошли к коттеджу. – Старик Саймон – везучий черт! – Он положил руку ей на плечо и поцеловал девушку в кончик носа. – Желаю приятных сновидений, маленькая сестричка.
Ворочаясь без сна в кровати, она думала: в это время завтра я уже буду миссис Саймон Тьернан. Я знакома с ним меньше месяца, а завтра на всю жизнь свяжу с ним свою судьбу. Разве это не безумие? Но остальные, похоже, так не считают. Неужели все невесты испытывают подобные чувства накануне свадьбы... неуверенность... страх... сомнения? Возможно, Саймон тоже нервничает. Хотя ему это, похоже, не свойственно.
Переворачивая подушку и беспокойно ворочаясь, она вдруг поняла, что ее так мучает: она вдруг четко осознала, что на протяжении их короткой помолвки Саймон не один раз отказывался от возможности остаться с ней наедине. Он был внимательным и обаятельным, но только не страстным. Он целовал ее в щеку, когда она выходила к завтраку, часто брал за руку, обнимал за плечи или за талию. Но ни разу не поцеловал ее в губы и не сказал ни слова о своей любви.
Правда, их помолвка длилась чуть больше недели и большую часть времени Джули была занята покупками и примерками, а Саймон целыми днями пропадал на фабрике. Однако наверняка большинство мужчин ухитряются побыть вдвоем с невестой по крайней мере один или два раза...
Единственным объяснением его странного поведения, которое могло прийти ей в голову, было то, что он намеренно сдерживал свои эмоции, опасаясь испугать ее. По-видимому, он считал ее молодой и неопытной и, поскольку ее воспитал отец, настолько невинной и несведущей, что старался быть исключительно осторожным и мягким с ней.
* * *
Утром в назначенный день, сразу же после завтрака, со своим ассистентом прибыл мсье Аристид, готовый сделать прически всем четырем дамам. Миссис Тьернан запретила Саймону высовывать нос из своей комнаты, так как ему не полагалось видеть Джули до свадебной церемонии.
В половине одиннадцатого жених и Роб, его шафер, покинули дом. Джули к этому времени тоже была готова.
В свадебный наряд ее одевали в комнате Шарлотты, и, когда девушка посмотрела на себя в большое зеркало, она вспомнила слова Саймона, сказанные в то памятное утро на сахарной фабрике: «Ты очень красивая девушка». Сейчас, глядя на свое отражение сквозь тонкое кружево фаты, она подумала: это правда... я, действительно, красива. Именно сегодня, в этом платье, с белыми цветами на голове, я выгляжу совсем другой... прелестной. Ах, Саймон, любимый! Я постараюсь сделать тебя счастливым!
После того как все отбыли в церковь, находящуюся в полутора милях от дома, Джули должна была отправиться туда с Джеймсом.
Перед этим он заставил ее выпить немного шампанского.
– Это поможет тебе успокоиться, – твердо сказал Джеймс.
Ровно без пяти минут одиннадцать он бережно усадил ее в автомобиль: в его обязанность входило отвезти ее в церковь, где Джули должен был ждать Джо, который был на свадьбе посаженым отцом невесты.
На машине, украшенной белыми лентами, они отправились в путь. Двое мужчин, ехавшие в тележке, запряженной осликом, сияя, помахали им руками. Джули улыбнулась им в ответ. Наконец-то ее нервозность исчезла. Она ощущала восторг и радостное волнение.
– Ах, Джеймс, я так счастлива! – воскликнула она.
– Ты выглядишь ошеломляюще, тебе это известно? – Он улыбнулся. – Когда Саймон увидит тебя, он рухнет.
– Боже, надеюсь, что этого не случится! – засмеялась она. – Было бы ужасно, если перед началом церемонии жениха пришлось бы приводить в чувство с помощью нюхательной соли.
Все прошло великолепно. Единственный неприятный момент возник, когда Джо повел Джули по проходу к алтарю. Она вспомнила отца и почувствовала острую боль. Губы ее дрогнули, глаза наполнились слезами. Но она быстро взяла себя в руки и под руку с Джо медленно и уверенно пошла навстречу Саймону.
* * *
Как быстро они пролетели, самые незабываемые часы ее жизни. Казалось, прошло только мгновение, с тех пор как Джеймс подал ей бокал шампанского. А сейчас она стоит в окружении милых ей людей, расточающих комплименты и желающих счастливой семейной жизни.
– Пора переодеваться, миссис Тьернан, – весело сказала Шарлотта, подойдя к ней, и, взяв ее за руку, повела наверх.
В спальне было очень тихо после шумного и веселого завтрака на террасе. В церковь и на неофициальный прием были приглашены только самые близкие друзья семьи, но вместе с Тьернанами и штатом прислуги они составляли более сорока человек.
– Дорожное снаряжение невесты состоит из рубашки, полотняных брюк и парусиновых туфель, – со смехом произнесла Шарлотта, осторожно откалывая венок Джули из душистого белого жасмина. – Саймон собирается удрать через десять минут... Войдите! – крикнула она, поскольку кто-то постучал в дверь.
Дверь отворилась, и в спальню вошла Гизела в изящном светлом шелковом костюме и огромной черной шляпе, напоминающей колесо.
– Могу я ненадолго остаться с Джули наедине? – вежливо поинтересовалась она.
– Сейчас довольно неподходящее время, – холодно возразила Шарлотта. – Они уезжают.
– Я не задержу ее. – Гизела села на стул, положив ногу на ногу.
Шарлотта вопросительно взглянула на Джули.
– Ты справишься сама?
– Да... если ты расстегнешь молнию.
– Мне кажется, твоя сноха недолюбливает меня, – сказала Гизела, когда Шарлотта вышла. Во рту у мачехи была неизбежная сигарета. – Ты была прелестной невестой, Джули. Где вы собираетесь провести медовый месяц?
– Мы отправляемся на Бекию повидаться с тетушкой Лу и Эркюлем.
– О, вот как! – удивилась мачеха. – Как ты думаешь, зачем я пришла?
– По-видимому, пожелать мне счастья, – спокойно заметила Джули, снимая свадебное платье и аккуратно вешая его на плечики.
– Конечно, милочка. Но есть еще одна маленькая проблема, которую мы с тобой должны обсудить, прежде чем ты станешь хозяйкой Роуз-Холла.
Джули начала отстегивать первые в ее жизни нейлоновые чулки, которые она надела в этот торжественный для нее день.
– Ну? – поторопила она, думая, что речь, конечно, пойдет о деньгах ее отца.
– Так вот, если бы не мое содействие, ты не оказалась бы в этой счастливой ситуации, моя дорогая.
– Что ты имеешь в виду?
– Поскольку я ненавижу стирать позолоту с имбирного пряника, обратимся сразу к фактам. Саймон сделал тебе предложение не потому, что был безумно влюблен, милочка. Его рукой управляла я. Я увидела способ обеспечить тебе безбедную жизнь и воспользовалась случаем.
Был великолепный день, но Джули вдруг почувствовала, как на нее повеяло леденящим холодом.
– Гизела, если ты пытаешься испортить мою свадьбу... – начала она.
– Напротив, надеюсь, ты будешь очень счастлива, – мягко прервала ее мачеха. – Ничто не помешает тебе быть счастливой... если ты правильно разложишь карты. Возможно, Саймон сделал предложение и под давлением, но, похоже, он прекрасно приспособился к ситуации. Устраивать браки – обычное дело в других странах. Люди женятся по практическим соображениям, а страсть приходит потом.
– Чего ты добиваешься? И как ты могла «устроить» мой брак?
– Помнишь статью в «Ньюс», которая так расстроила тебя? Она содержала довольно пикантную историю о том, как вы с Саймоном вдвоем провели ночь на Урагане.
– Ну и что из этого?
Гизела улыбнулась, глаза ее коварно блестели, как у кошки, запустившей когти в добычу.
– Другими словами, газета позволила обывателю неверно истолковать полученную информацию. К сожалению, это случается сплошь и рядом, и многие люди склонны видеть вещи в самом плохом свете, моя дорогая. К тому же я вскоре выяснила, что Саймон пользуется репутацией отъявленного беспутного гуляки. Теперь, разумеется, он будет примерным мужем, но в свое время должен был перебеситься. Ты не должна упрекать его в этом. Он весьма привлекателен, и наверняка большинство женщин сами кидались ему на шею.
– Прошлое Саймона – это его дело,... – отрезала Джули. – Меня оно не касается.
– Касается, милочка, хотя и косвенно. Мужчины всегда выходят сухими из воды, а доброе имя девушки очень легко замарать. Кто мог поверить, что ты покинула Ураган столь же невинной, какой приплыла туда?
Джули потребовалось несколько секунд, чтобы понять смысл слов мачехи, и, когда она поняла их – вспыхнула до корней волос.
– Что за отвратительная инсинуация?
– Я уверена, что Саймон вел себя по-рыцарски. Но, боюсь, большинство людей – другого мнения. Поэтому я все рассказала корреспонденту в «Ньюс», а после публикации статьи позвонила Саймону и «устроила» этот брак. Он был весьма сговорчив. Несомненно, он не собирался компрометировать бедную девушку и стремительно сделал тебе предложение.
Джули побледнела.
– Я... не верю тебе. Ни один человек не может быть так низок. Даже ты. Я не верю этому.
– Полагаю, что это шокирует тебя. Но ты же сама сказала, что было чудом с его стороны полюбить тебя? Помнишь, милочка?
О боже! – страдальчески подумала Джули.
Это правда. Именно поэтому он ни разу не поцеловал меня. Она вынудила его заключить этот брак. Он вообще не любит меня. И никогда не любил. Он не сказал, что хочет жениться на мне, потому что побит меня. Он сказал: «Разве так невероятно, что я мог руководствоваться обычными мотивами?»... Ах, Саймон, как ты мог позволить ей так поступить с тобой... с нами обоими?
– Зачем ты сделала это? – внезапно охрипшим голосом спросила она. – Только не лги, что ради меня.
– Частично ради тебя. Но надеюсь, что это и мне принесет пользу. Я полная дура во всем, что касается денег, они текут у меня сквозь пальцы. И если мне немного не хватит... ты сможешь меня выручить, милочка. Я уверена, Саймон не будет скупым, а ты не расточительна и всегда сможешь помочь своей бедной старой вдовствующей мачехе, – саркастически рассмеялась она.
Дверь снова отворилась, и вошел Саймон.
– Ты готова, Джули?
При виде Гизелы он даже не попытался скрыть чувство антипатии, появившееся на его лице.
И это только еще больше подтвердило неопровержимость отвратительного откровения мачехи.
– Она почти готова, Саймон, – весело сказала Гизела. – Прощай, дорогая! Желаю счастливого медового месяца. – И она медленно выплыла из комнаты, оставив их одних.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молодая жена - Нейл Долли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Молодая жена - Нейл Долли



ну может для 65года это и было супер, то сейчас для меня это скукотища кок как дочитала
Молодая жена - Нейл Доллианя
9.10.2011, 13.50





супер
Молодая жена - Нейл ДоллиKarolina
9.10.2011, 20.40





мило
Молодая жена - Нейл ДоллиПоли
9.10.2011, 21.04





мне понравился я люблю такие романы легкие отдыхающие милая старушка любовь которая пришла во время чтобы главная героиня не осталась без средств к существованию а все недобрая злая мачеха могла исковеркать всю жизнь молодому созданию а так нашелся рыцарь и мечта которая была у героини ос уществилась она будет жить на том острове на котором провела все свое детство и этот подарок подарил ей мужчина которого она полюбила
Молодая жена - Нейл Доллинаталия
27.10.2012, 19.45





затянуто но хорошо
Молодая жена - Нейл Доллианна
17.11.2012, 20.43





Средненько 7/10
Молодая жена - Нейл Доллитая
19.11.2012, 22.02





Так себе :-Р
Молодая жена - Нейл ДоллиТатьяна
11.12.2012, 19.05





совсем неплохо,но название не подходит,женой ему она была только две последние главы,для расскрытия коротковато 8/10
Молодая жена - Нейл Доллиatevs17
5.11.2013, 19.28





Утомительно. Как то сухо, без эмоций,не интересно.
Молодая жена - Нейл ДоллиНика
9.05.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100