Читать онлайн Молодая жена, автора - Нейл Долли, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Молодая жена - Нейл Долли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Молодая жена - Нейл Долли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Молодая жена - Нейл Долли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нейл Долли

Молодая жена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

На следующее утро Джули не пошла в лагуну на свое обычное купание перед завтраком. Она приняла душ в домике за бунгало. Это, собственно, был не совсем душ, просто большой бидон с водой, прикрепленный к перекладине на потолке при помощи механизма, применяющегося на судах, чтобы во время шторма предотвратить наклон керосиновых ламп и пожар.
Она намылилась, затем дернула за веревку, бидон накренился и смыл с нее пену. Это был примитивный, но эффективный способ соблюдения чистоты. Отец соорудил этот домик для Гизелы, отказавшейся купаться в морской воде.
Вернувшись в свою комнату, Джули энергично расчесала волосы и потратила некоторое количество времени, чтобы подровнять их неаккуратные концы. И если с боков это было достаточно просто, то красиво подстричь волосы сзади было нелегкой работой. Достигнув необходимого эффекта, Джули надела льняную юбку, бледно-голубую блузку и слегка подкрасила губы помадой. В первый раз за всю свою жизнь она стояла перед зеркалом, которое висело на стене в спальне, и критически рассматривала себя, поворачиваясь то одним, то другим боком, и пользуясь маленьким карманным зеркальцем, чтобы увидеть себя со спины.
Что ж, я, конечно, не могу сравниться с Гизелой, но выгляжу так же «нормально», как любая американская девушка в Сент-Винсенте, решила она.
Потом она переоделась в бикини, сделала два хвоста на голове и стерла с губ все следы помады. Выйдя на веранду, Джули с удивлением увидела Гизелу, идущую по тропинке с пляжа.
– Я пригласила Саймона позавтракать с нами, – объявила мачеха, поднявшись на веранду. – У него на яхте великолепный камбуз, но он прекрасно может питаться с нами, пока находится здесь. Он скоро будет.
Она размотала белый шифоновый шарф, которым всегда прикрывала голову, когда выходила за пределы веранды, и отдала тетушке Лу распоряжение приготовить хороший завтрак для их гостя. Джули отошла к балюстраде и стояла там, глядя вниз на спокойную прозрачную воду лагуны, окруженную неровными скоплениями затопленных кораллов. Каким бы жарким ни был день, на Солитэре никогда не бывало изнуряющей жары. Здесь всегда дул освежающий бриз, шелестящий верхушками пальм.
– Интересно, вернется ли отец сегодня?
– Надеюсь, что он уже преодолел свое дурное настроение, – небрежно заметила мачеха – Думаю, что ты слышала в ту ночь нашу ссору. Джонни давно пора понять, что я не стану подчиняться диктату.
Джули терпеть не могла, когда мачеха называла отца Джонни, именем, совершенно не подходящим ему. Джонатан звучало гораздо лучше.
– Почему ты вышла за него замуж, Гизела? – неожиданно спросила она.
Вопрос поразил ее саму точно так же, как и мачеху. Он просто сорвался у нее с губ, прежде чем она смогла себя остановить.
– Ты задаешь странные вопросы, тебе не кажется? – с удивлением заметила Гизела. – А вот и Саймон, – улыбаясь, она поднялась с кресла навстречу ему.
Но Джули почувствовала, что она невольно разрушила обычно неуязвимое самообладание Гизелы.
– Прошу прощения, что заставил вас ждать. Доброе утро, Джули. – Саймон подошел к веранде и одним прыжком преодолел три ступеньки, ведущие на нее.
Взглянув на него, Джули ощутила волнение. Он заговорщицки улыбнулся ей, будто давая понять, что помнит их неожиданную встречу на пляже прошлой ночью и тем более произошедший между ними разговор.
– Доброе утро, – холодно приветствовала она его. – Прошу извинить меня, но я должна пойти помочь с завтраком.
В кухонном домике тетушка Лу пекла оладьи.
– Этот джентльмен с Барбодоса – большой сильный парень, ему наверняка надо много еды. Зачем он приехал сюда, милочка?
– Он хочет повидать отца, – ответила Джули, не став упоминать о его настоящих намерениях. Незачем расстраивать тетушку Лу.
Саймон съел четыре оладьи, Джули – три, как обычно, Гизела ограничилась двумя чашками черного кофе.
– По-моему, вам нет необходимости соблюдать диету, миссис Темпл, – заметил Саймон, поднося зажигалку к ее сигарете.
Гизела откинула голову назад и выпустила дым из красиво очерченного рта.
– Ах, даже хорошую фигуру необходимо держать в форме, – небрежно сказала она. – На Гаити я вела активный образ жизни... теннис... верховая езда... танцы... Здесь я лишена всего этого. Надеюсь, что никогда не опущусь до той рутинной жизни, на которую обречены многие женщины. Это неблагородно со стороны их мужей, не правда ли? – Она бросила на него лукавый взгляд: – Или вы один из тех мужчин, которые никогда не обращают внимания на то, как выглядит женщина?
Он как-то странно выпрямился на стуле, глаза его чуть прищурились, легкая улыбка тронула губы.
– На некоторых женщин трудно не обратить внимания.
Гизела засмеялась, она выглядела польщенной. Но Джули, наблюдавшая за ними, усомнилась, не было ли в его словах едва заметной иронии.
При ее ограниченном опыте жизни вне Солитэра девушка была не в состоянии оценить вкус своей мачехи, проявляющийся в ее умении одеваться. Но иногда у Джули возникало подозрение, что стиль Гизелы был чуть-чуть излишне выразительным.
Фигура ее, бесспорно, была великолепной, но было ли прилично надевать столь облегающую белую трикотажную блузку и брюки, которые, казалось, были приклеены к ней? И разве тени с золотыми блестками и зеленую тушь для ресниц накладывают с самого утра? Джули казалось, что подобный стиль в косметике более приемлем для дансингов и вечеринок. Но, возможно, она ошибалась... Что она знала обо всем этом?
Неожиданно мачеха обратила на нее свое внимание.
– Тебе следовало бы немного поправиться, дорогая. У тебя одни кожа да кости. И я не могу понять почему – ешь ты хорошо. Видимо, все дело в твоей нервной системе. Тебе нужно расслабиться, перестать забивать голову всякими глупыми идеями, научиться радоваться жизни и попытаться немного прибавить в весе. Мужчины не любят слишком худых женщин, не правда ли, Саймон?
Джули вспыхнула и опустила голову. Последние восемь лет она проводила большую часть своего времени, занимаясь плаванием. Носиться под горячими лучами солнца, имея на себе минимум одежды, было для нее так же естественно, как и для детей тетушки Лу. И она инстинктивно чувствовала, что в данном случае ее скудная одежда была гораздо более уместной, чем наряд Гизелы, тщательно закрывающий тело.
Но сейчас она не могла побороть смущения, неожиданно охватившего ее. Даже руки и ноги горели, таким сильным было унижение, которое она испытывала.
– Думаю, что большинство мужчин предпочитает пухленьких женщин, – небрежно заметил Саймон. – Но я бы не назвал Джули очень уж худой. По-моему, у большинства девушек ее возраста проблемы с лишним весом, не правда ли?
Джули отодвинула свой стул.
– Извините меня... я собираюсь пойти поплавать, – резко сказала она.
Торопливо спускаясь по тропинке, она услышала, как мачеха, мило воркуя с гостем, пыталась объяснить ее неожиданный уход.
– Ах, славная девочка, на нее опять напала хандра. Как бы я хотела завоевать ее расположение, но всегда боюсь показаться бестактной. Если бы она позволила мне помочь ей, я сделала бы ее более привлекательной.
Разумеется!.. ты ведь так предана мне, подумала Джули. Она не слышала, что ответил Саймон, так как была уже далеко от дома.
Оставшуюся часть утра она провела, плескаясь и плавая в лагуне в компании детей тетушки Лу, которые почему-то внушали Гизеле неприязнь.
Философия самой Джули была проста. Люди отличаются друг от друга только внешним видом, имея разный цвет кожи, хотя в принципе все они похожи. Одних она любила, других – нет. И дело было не в том, как они выглядят, главное, чтобы они имели доброе сердце и отзывчивую душу. Гизела была потрясающе красива, но ее сердце – оставалось холодным, а душа – черствой. Тетушка Лу весила очень много и, по мнению Джули, была просто огромной. У нее был тройной подбородок, и она тряслась, как желе, когда смеялась. Но она излучала внимание, заботу и жизнерадостность.
Возясь с мальчишками, Джули почти забыла про утренний разговор, и только присутствие на острове Саймона Тьернана заставляло ее время от времени поднимать глаза, чтобы посмотреть, не появилась ли лодка с возвращающимся отцом.
Потом дети умчались, а Джули прилегла на песок вздремнуть. Обычно она никогда не спала днем, но последняя беспокойная ночь сделала ее непривычно вялой. Она начала дремать, когда звук щелкнувшей зажигалки заставил ее открыть глаза. Менее чем в двух ярдах от нее на песке сидел Саймон и курил сигару. В первый момент она решила притвориться спящей, но потом любопытство взяло верх и заставило девушку сесть. Интересно, почему он покинул Гизелу и отыскал ее?
– Никаких признаков возвращения вашего отца, – заметил он, откинувшись назад и опершись на локоть.
– Да, – сказала Джули, отряхивая с ног прилипший песок. – А где Гизела?
– Переодевается к ланчу.
Девушка стала размышлять, как же они провели утро. Скорее всего, за беседой. Он – именно тот тип мужчины, за которого Гизеле следовало выйти замуж, подумала Джули. Если яхта его собственность и он может позволить себе покупать острова, значит, он принадлежит к одной из богатых семей Барбадоса. Да, он составил бы для Гизелы великолепную партию. Впрочем, может быть, он из тех, кто увиливает от женитьбы, пока это возможно. К тому же отец говорил, старые колониальные семьи состоят из ужасных снобов. Вряд ли кто из них женился бы на маникюрше из отеля. Когда он решит обзавестись семьей, это будет кто-то из его круга... девушка, которую он знает всю свою жизнь!
Джули задумалась, но голос Саймона отвлек ее от плавно текущих мыслей.
– Почему вы позволяете Гизеле выводить себя из равновесия? Она не стала бы мучить и издеваться над вами, если бы вы восстали против нее.
Итак, «материнская любовь» Гизелы не произвела на него впечатления. На мгновение это удивило Джули, но потом она решила, что он так хорошо понимает Гизелу именно потому, что они с ней люди одного полета.
– Она вовсе не изводит меня, – отрезала Джули. – И я думаю, что наши семейные взаимоотношения не должны интересовать вас, мистер Тьернан. К тому же прошлой ночью вы были абсолютно согласны с ее мнением обо мне.
– Мм... я коснулся кровоточащей раны? – усмехнулся он.
Джули прикусила язык. Сама виновата, так тебе и надо! Пытаясь казаться спокойной, она невозмутимо произнесла:
– Ничего подобного. Единственные люди, чье мнение имеет для меня значение – мой отец и тетушка Лу.
– Я только что беседовал с ней. Она действительно высокого мнения о вас.
Беседовал с тетушкой Лу... Джули насторожилась.
– Полагаю, вы пытались подольститься к ней, чтобы она согласилась остаться... если вы вступите во владение Солитэром. – Девушка пронзила его уничтожающим взглядом. – Что ж, на вашем месте я не стала бы понапрасну расточать свое обаяние. Если отец продаст остров, тетушка Лу и Эркюль не останутся здесь: они уедут вместе с нами.
– Я удивлен, что вы признаете наличие у меня обаяния, – улыбнулся он. – Я думал, вы сбрасываете меня со счета как совершенно омерзительную личность.
– Я имела в виду фальшивое обаяние, – парировала она.
Саймон расхохотался. Зарыв сигару в песок, он поднялся и протянул Джули руку.
– Пойдемте поплаваем. Это охладит вашу легко воспламеняющуюся натуру. В таком настроении за ланчем вы будете плохо переваривать пищу.
Игнорируя протянутую руку, девушка вскочила на ноги.
– Это Гизела посоветовала вам сделать попытку очаровать меня?
Саймон стоял и медленно расстегивал серую льняную рубашку. Когда он внимательно посмотрел на Джули, она почувствовала, что с трудом выдерживает его взгляд. Он оставил пуговицы в покое и стянул рубашку через голову.
– А вы уверены, что это у меня не получилось бы? – насмешливо осведомился он.
– Покорение Джули Темпл... это можно было бы считать подвигом, не так ли?
Девушка растерялась, ощутив странный приступ паники, и невольно попятилась назад. В это время в море что-то сверкнуло под лучами солнца, и эта вспышка отвлекла ее.
– Это отец. Он вернулся! – закричала она, и лицо ее посветлело. – Смотрите... там! – Она указала на лодку, плывущую по сверкающей поверхности воды.
– Какое облегчение! – сухо заметил Саймон.
Джули бросила на него неприязненный взгляд и побежала к молу.
Но Гизела тоже заметила лодку и, когда она прошла через рифы, уже стояла рядом с Джули, радостно махая рукой, как будто они с мужем расстались в самых лучших отношениях.
– Ах, дорогой... мы так скучали по тебе! – воскликнула она, когда муж ступил на берег. И, игнорируя присутствующих, она обвила его шею руками и прижалась к нему, подставляя щеку для поцелуя.
Джонатан бросил на нее удивленный взгляд и мягко высвободился из ее объятий.
– Привет, дорогая! Привет, цыпленок! – Это Джули. – Я вижу, у нас гости, – сказал он, кивнув головой в сторону яхты.
– О, да... Весьма симпатичный молодой человек по фамилии Тьернан. – По тону Гизелы можно было предположить, что Саймон был двадцатилетним юношей. – Он остановился здесь вчера и попросил разрешения бросить якорь на день-два. Я дала согласие, чтобы он остался на это время. Он не из тех сомнительных типов, которых так много развелось в мире. Надеюсь, ты ничего не имеешь против? Джули он нравится... Не правда ли, Джули?
– Нет... нет, я ничего не имею против, – сказал Джонатан, прежде чем Джули успела что-то вставить. Он провел рукой по заросшему подбородку. – Мне надо привести себя в порядок и побриться. Уже подходит время ланча, не так ли?
У Джули не будет возможности поговорить с отцом до того, как он встретится с Саймоном, Гизела все хорошо рассчитала. По-видимому, Саймон сказал ей, что Джули знает о его намерении купить Солитэр. И Гизела ни за что не позволит падчерице выболтать все прежде, чем она сама заговорит об этом.
Внешне ланч прошел довольно оживленно. Саймон принес с «Моряка» бутылку хорошего вина, и они с Гизелой вели приятную застольную беседу, правда, перестав называть друг друга по имени, ехидно заметила Джули. Отец тоже выглядел весьма любезным. Он рассказал несколько забавных анекдотов и, по-видимому, не был раздражен тем, что, вернувшись домой, обнаружил здесь незнакомца. Но Джули он все равно показался усталым и каким-то изможденным.
Джонатану Темплу было едва за сорок, но, насколько могла вспомнить Джули, на его щеках всегда были глубокие складки, вокруг глаз – морщины, а в каштановых волосах много седины. Он был худощав, но всегда производил впечатление совершенно здорового человека. Когда он был спокоен, его изборожденное морщинами лицо не выражало никаких эмоций, и многим казалось, что перед ними человек сдержанного темперамента, но когда он радовался или был заинтересован чем-то, то не мог скрыть свои чувства: его голубые глаза излучали восторг и восхищение, а сам он был воплощением жизнерадостности и безумной энергии.
В этом отношении Джули была очень похожа на отца и часто производила такое же впечатление. Но стоило ей засмеяться, как девушка буквально менялась на глазах.
Обе стороны натуры Джонатана находили отражение в его живописи. Одни его картины захватывали яркими красками, ослепительным светом и изумительными карибскими пейзажами. Критики сравнивали эти полотна с таитянскими работами Поля Гогена. Но другие его работы были явно полемичными. Они обличали бедность, показывая тяжелую жизнь местных жителей, которую большинство туристов, прибывающих на острова Карибского бассейна, просто не замечали.
После ланча Гизела сказала:
– Ты обещала взять мистера Тьернана в южную бухту, Джули. У него на борту есть акваланг, и он хотел бы осмотреть рифы, – пояснила она мужу. – Ты выглядишь усталым, дорогой. Почему бы тебе не вздремнуть сегодня днем?
– Да, я немного устал. Очевидно, это признак старости, – с печальной улыбкой согласился Джонатан. – С вами мы увидимся за ужином, – обратился он к Джули и Саймону.
– Я тоже немного отдохну. Сегодня жарко, а вино ударило мне в голову, – подавляя зевок, сказала Гизела. – Благодарю вас за журналы, которые вы принесли мне, мистер Тьернан. Это то, чего я лишена здесь. Они принесут мне несколько счастливых часов, – еще один зевок, – если я не засну, прежде чем открою их. Желаю вам хорошо провести время.
Она улыбнулась Джули с видом любящей матери, отправляющей свою дочь на прогулку в достойном сопровождении, и последовала за мужем в спальню.
Джули отодвинула свой стул и, не глядя на Саймона, сбежала по ступеням веранды, направившись по тропинке, которая вела к восточному мысу. После нескольких минут быстрой ходьбы, углубившись в лесные заросли, она остановилась и прислушалась. Не было никаких звуков, свидетельствовавших о том, что Саймон идет следом за ней. Облегченно вздохнув, она продолжила свой путь, но теперь уже гораздо медленнее.
Она совершенно не обладала житейским опытом, но была очень развитой и начитанной девушкой. В бунгало стояли два плотно набитых книжных шкафа, и отец обычно привозил много книг, возвращаясь из своих поездок. Среди всех у нее были любимые, которые она часто перечитывала: «Анна Каренина» Толстого, «Госпожа Бовари» Флобера и два современных романа – «Дожди пришли» Бромфильда и «Пикник» Энн Бридж.
Из этих книг она черпала свое знание человеческой натуры, о которой раньше не имела никакого представления. До появления Гизелы она склонна была думать, что сложные семейные отношения, описанные в этих книгах, редко встречаются в жизни. Но появление мачехи заставило ее понять, что это не так. За последние двадцать четыре часа она ощутила такие глубины собственных чувств, о которых раньше никогда не подозревала.
Сидя на восточном мысу, она обхватила колени руками, испытывая безумную обиду и ненависть к мачехе. Она догадывалась – и при этой мысли краска залила ее лицо, – как умело Гизела заделает возникшую между ею и мужем брешь и заставит Джонатана забыть его унижение. А когда он снова попадет в ее сети, она ловко подбросит ему идею о продаже острова, которая даст ей возможность вести тот образ жизни, которого она так жаждет.
Как провел вторую половину дня Саймон, Джули не интересовало. Она побыла на мысу долго и, когда солнце начало спускаться, отправилась назад в бунгало, где на веранде застала одного отца.
– Красивая яхта у Тьернана, – сказал он, когда дочь села рядом с ним.
Джули бросила взгляд на лагуну.
– Да.
– Ты была на борту?
Девушка покачала головой.
– Ты же не разрешил мне этого делать.
– Я имел в виду, – улыбнулся отец, – если ты будешь здесь одна. К тому же Тьернан не относится к людям, о которых я предупреждал тебя.
– Откуда ты можешь это знать? Ты же видел его только один раз! – воскликнула девушка.
Он протянул руку и дернул за один из хвостиков на ее голове.
– У меня больше жизненного опыта, чем у тебя, цыпленок. Как твои дела? Ты была такой тихой во время ланча.
– У меня не было интересной темы для разговора. – Она взяла его руку и прижалась к ней щекой. – Я так рада, что ты вернулся, папа.
Хмурая тень пробежала по его лицу.
– Ненадолго. Предстоит эта проклятая поездка в Нью-Йорк. Полагаю, я должен время от времени там показываться, да и Гизела получает удовольствие от таких поездок. Ты уверена, что не хочешь поехать с нами, Джули? Помни, что все в твоей власти.
– Нет, я не думаю, что мне понравится Нью-Йорк. Я буду совершенно счастлива здесь с тетушкой Лу и Эркюлем.
– Ты не можешь всегда оставаться на Солитэре, цыпленок.
О нет... нет, прошу тебя! Не говори, что ты думаешь о его продаже. Не позволяй ей заставить тебя сделать это. Нам всегда было так хорошо здесь, подумала она, но вслух сказала:
– Я не собираюсь оставаться здесь вечно.
Затем он переменил тему разговора, и девушка облегченно вздохнула, понимая, что это только передышка перед бурей. Вечером после ужина мачеха постарается, чтобы мужчины смогли поговорить наедине. Саймон сделает свое предложение, а ее отцу предстоит решать – принять его или нет. Смогут ли его или ее собственные желания перевесить навязчивую идею Гизелы?
Как это сказал Саймон? Мнение жены для мужчины значит больше, чем мнение дочери?
Как и предполагала Джули, вскоре после ужина Гизела обратилась к ней:
– Пойдем, ты поможешь мне выровнять подол моего голубого платья, Джули. Я хочу взять его с собой в Нью-Йорк.
Джули последовала за ней в спальню, и Гизела закрыла за ними дверь.
– Это просто предлог. Мужчинам надо поговорить о делах. – Она подошла к кровати и удобно растянулась на ней, потянувшись за сигаретой. – Саймон сказал тебе, что собирается купить Солитэр, насколько я поняла? Странно, что ты не встала на дыбы при этом известии. Но не сомневаюсь, что ты попыталась переубедить Джонни, когда вы были одни.
– Нет, я не касалась этой темы, – спокойно ответила Джули.
– В самом деле? Ты удивляешь меня. Хотя тебе все равно не удалось бы повлиять на него, милочка. Я убедила его, что в наших интересах перестать разыгрывать семейство Робинзонов. И если предложение Саймона будет таким, как я предполагаю, это решит дело.
Джули прислонилась спиной к двери.
– Если отец сделает так, как ты хочешь, куда ты планируешь уехать?
– Я еще не думала об этом, – пожала плечами Гизела. – Возможно, на Ямайку.
– А почему не в Нью-Йорк или в Лондон? – зло поинтересовалась Джули. – Почему не изменить все основательно?
Ее сарказм вызвал улыбку на губах Гизелы.
– Нет, мне не нравятся холодные зимы и затруднения с дешевой прислугой. Было бы неплохо поселиться в Нассау... – Она засмеялась. – Не смотри так ужасно, моя дорогая. Саймон говорит, что полное отсутствие лоска делает тебя совершенно непохожей на других. Возможно, тебе будет сопутствовать большой успех, когда ты появишься в свете.
Она говорила так, как будто эта акция была уже свершившимся фактом. Джули вздрогнула и почувствовала слабость. Она опустилась на стул и взяла один из журналов Саймона, но фотографии и текст казались ей расплывчатым пятном из-за слез, стоящих в глазах.
С веранды доносился гул мужских голосов. В конце концов Гизела соскользнула с кровати и сделала попытку подслушать, но, постояв у двери несколько минут, разочарованно хмыкнула и вернулась на кровать.
После примерно часового разговора она услышала звук отодвигаемых стульев и приветливый голос Саймона:
– Спокойной ночи. Увидимся завтра утром.
Несколько мгновений спустя дверь отворилась, и в спальню вошел Джонатан.
– Ну? Сколько он предложил? – сразу же спросила Гизела.
– Прекрасную цену, – довольно мрачно ответил он. – Я хочу поговорить с Джули, дорогая. Наедине, если ты не против.
– Нисколько. – Гизела начала подпиливать ногти, триумфальная улыбка не сходила с ее губ.
– Ты знаешь, что Тьернан хочет купить остров? – спросил Джонатан, когда они остались одни.
Джули кивнула.
– Ты... принял его предложение, папа?
– Мне нужно время, чтобы все хорошо обдумать. Я сказал, что дам ему ответ после возвращения из Нью-Йорка.
– Понимаю, – глухо сказала девушка.
Он наклонился вперед и положил руку на ее стройные загорелые колени.
– Не смотри так трагически, цыпленок. Я знаю, что ты любишь Солитэр. Если бы ты была еще девочкой, я отверг бы его предложение. Но ты выросла, Джули, и наша жизнь не может так продолжаться. Уверен, тебе даже в голову не приходит, как ты будешь жить, если со мной что-нибудь случится. Ты ведь будешь брошена на произвол судьбы: у тебя нет никакой профессии, нет ни друзей, ни родственников, к которым ты могла бы обратиться.
– Но что может случиться? – запротестовала девушка. – Ты еще не старик, папа. Тебе всего сорок три.
– Существуют такие вещи, как несчастные случаи, – хмуро напомнил он. – Но даже не касаясь этой стороны, надо считаться с Гизелой, цыпленок. Она никогда не будет счастлива здесь. Я знаю, что вы не очень ладите, но она моя жена, и у меня есть обязательства перед ней.
– Но мы не собираемся жить в центре города, Джули. Все, что хочет Гизела, это быть неподалеку от оживленных мест. Это не такое уж необоснованное желание, ты же понимаешь. Очень немногие люди смирились бы с ее положением. Она не привыкла к уединенности этого острова. Тебе трудно это понять. Ты была еще ребенком, когда мы приехали сюда. Думаю, вряд ли ты помнишь жизнь в Лондоне.
– Очень смутно, – согласилась она.
Но если мы переедем, на этом ничего не закончится. Гизела захочет устраивать приемы или отправляться куда-нибудь каждый вечер. Дом будет полон ее приятелей. У тебя не будет ни покоя, ни тишины. Она не оценит твою жертву. Ее заботит только стоимость картин. Если она узнает, что ты сможешь больше заработать, рисуя календари, она заставит тебя сделать это, подумала Джули.
– А как быть с тетушкой Лу и Эркюлем? – поинтересовалась девушка. – Они оба приехали сюда с Бекии и, сколько я себя помню, живут с нами на Гренадинах. Мы не можем бросить их в трудном положении, отец. Они ведь как члены нашей семьи.
– Тьернан заверил меня, что, если я приму его предложение, он гарантирует им жизнь здесь так долго, как они захотят.
Джули встала и подошла к балюстраде. Она обеими руками ухватилась за перила, и, как ни старалась, слезы хлынули из глаз.
– Итак, ты уже принял решение? – прошептала она.
– Нет еще. Я же сказал, что окончательный ответ дам, когда вернусь из поездки. – Он подошел и нежно обнял дочь. – Ах, Джули, не плачь, моя дорогая. Мир не рухнет, если мы уедем отсюда, обещаю тебе.
Ты прав, папа, подумала она в отчаянии. Но я буду лишена своего мира, в котором была счастлива и спокойна.
Она вынула носовой платок и вытерла нос и глаза.
– Прости меня за эти слезы. Но все случилось так неожиданно, что у меня не было времени привыкнуть к этой мысли. – Она положила голову ему на плечо. – Понимаю, что это глупо, но мысль об отъезде пугает меня.
– Ты же не боишься акул и других морских созданий. – Отец успокаивающе похлопал ее по руке. – А они гораздо опаснее, чем люди, цыпленок.
Неужели? – подумала Джули.
* * *
Раньше, когда Темплы покидали Солитэр, Эркюль отвозил их на север на Сент-Винсент на лодке, на время путешествия снабженной мотором. Через Сент-Винсент не пролегала ни одна из главных линий воздушного сообщения, но там были введены рейсы самолета-амфибии, соединяющие этот остров с другими, где имелись большие аэропорты. Но когда Саймон услышал о предстоящей поездке в Нью-Йорк, он предложил доставить их на Барбадос на своем комфортабельном «Моряке».
– О, это было бы великолепно! – воскликнула Гизела в восторге. – Терпеть не могу качаться в этой маленькой скорлупке. Пока мы добираемся до Кингстауна, я обычно промокаю до нитки.
– Очень любезно с вашей стороны, Тьернан, – поблагодарил его Джонатан.
– Рад оказать вам подобную услугу, – сказал Саймон и посмотрел на Джули: – Думаю, вы с волнением ждете предстоящее путешествие? Нью-Йорк такой интересный город.
– Я никуда не еду, – холодно ответила она.
От удивления его брови поползли вверх, и он повернулся к отцу девушки:
– Вы собираетесь оставить ее здесь одну?
– Она будет в полной безопасности с прислугой. Ей не хочется ехать с нами, – заявила Гизела. – Мы будем отсутствовать всего неделю... самое большее дней десять.
– Но если случится что-либо непредвиденное? Вдруг она заболеет, ваши люди знают, что делать?
– Я ни разу не болела за всю свою жизнь, – резко возразила Джули.
– Все когда-нибудь случается впервые, – заметил Саймон. – Вы можете сломать ногу или у вас случится приступ аппендицита, что тогда?
– В этом случае Эркюль отвезет меня на Сент-Винсент.
– Да, они очень надежная пара, – согласился ее отец, улыбнувшись. – Джули часто раньше оставалась одна. Солитэр так же безопасен, как женский монастырь.
– Но значительно более доступен. В этих водах шляется достаточно негодяев без стыда и совести.
– Да, это так, – спокойно согласилась Джули. – Но вы первый... я имела в виду первый незнакомец, заплывший сюда. – Она услышала, как яростно выдохнула Гизела, и увидела, как застыло загорелое лицо Саймона. – К тому же я не думаю, что вы могли бы справиться с Эркюлем, – мягко закончила девушка.
– В самом деле, Джули... – возмущенно начала мачеха.
– Я имела в виду, что мистер Тьернан выглядит достаточно... крепким, – пояснила Джули после легкого колебания перед выбором прилагательного. – Но Эркюль просто гигант, не правда ли? И он знает много опасных приемов, про которые не раз рассказывал мне. – И она приняла вид человека, невольно совершившего бестактность. – Ах, я не имела в виду... – Девушка замолчала и посмотрела на отца.
Он явно счел это невольной оплошностью, и его голубые глаза весело блестели, но Гизела смотрела злобно, а Саймон вспыхнул так, что, если бы Джули предстояло остаться с ним наедине, она бы струсила, чувствуя его испепеляющий взгляд. Но поскольку сейчас девушка была не одна, она позволила себе быть дерзкой.
– Очень любезно с вашей стороны, мистер Тьернан, что вы так беспокоитесь о моем благополучии, но в этом абсолютно нет необходимости. Если бы я была одна, когда вы приплыли, я бы просто не разрешила вам сойти на берег. Лучше проявить осторожность вначале, чем позже сожалеть о случившемся, не правда ли? Ведь внешность бывает такой обманчивой. Я уверена, что большинство ужасных акул тоже могут проявить обаяние, когда им это необходимо. А теперь прошу меня извинить, я собираюсь нарвать цветов к ланчу.
Поднимаясь по тропинке, ведущей в глубь острова, она очень надеялась, что Саймон слишком зол, чтобы найти предлог и последовать за ней. Было невероятно, что он сможет разыскать ее потом. Он легко мог настичь ее на открытом пространстве или в воде, но не в густых зарослях острова – тенистом зеленом лабиринте.
Должно быть, он догадался, что у него нет никаких шансов поймать ее в лесу, так как в течение целого утра она не заметила никаких признаков его появления. Не пришел он к ним и на ланч. Отец сказал, что мистер Тьернан занят исправлением какой-то незначительной поломки в машинном отделении «Моряка».
Саймон появился только за ужином, но ни разу не обратился к ней и не взглянул на нее. Из их беседы с отцом девушка поняла, что не ошиблась в своих предположениях на его счет. Его предки поселились на Барбадосе в семнадцатом веке, и сейчас его семья владела плантацией сахарного тростника и фабрикой по изготовлению рома. Преуспели благодаря тяжелому труду своих несчастных рабов, презрительно подумала Джули.
После ужина Гизела извинилась перед присутствующими и отправилась готовиться к завтрашнему отъезду. Мужчины уселись в удобные тростниковые кресла на другом конце веранды, а Джули помогла тетушке Лу убрать со стола. Покончив с этим, она уселась за кроссворд в одной из старых газет. Время от времени, задумываясь над очередным словом, она поднимала голову и невольно смотрела в сторону мужчин. Ее удивляло, что отцу, похоже, нравится Саймон, хотя, казалось бы, между ними не должно быть ничего общего.
В какой-то момент, когда Джонатан на несколько минут покинул веранду, Саймон обернулся и посмотрел на девушку.
– У меня какое-то странное ощущение в затылке. Вы пытаетесь наслать на меня злые силы, Джули? – поинтересовался он, насмешливо улыбаясь.
– К несчастью, я лишена подобного дара, – парировала она.
– Тогда почему бы не попросить вашу кухарку? Возможно, она обладает таинственными силами.
– Вы получили то, что хотели. – Джули вонзила в бумагу кончик карандаша. – И теперь торжествуете, да?
– Еще ничего не известно. Ваш отец пока не принял окончательного решения.
– Он пойдет вам навстречу, – горько сказала девушка, – хотя и не хочет этого... но продаст наш остров. Хотелось бы надеяться, что вы будете счастливы здесь, мистер Тьернан. На вашем месте я бы не смогла. Но вы, возможно, не позволите каким-то угрызениям совести беспокоить вас.
– Вы в самом деле несносная маленькая штучка. – Он встал и подошел к ней. – Почему вы говорите со мной так, как будто я совершил какое-то мошенничество? Цена, которую я предложил, очень высока, но вашего отца никто не заставляет дать мне положительный ответ. А если он решится, почему моя совесть должна быть нечиста?
– Потому что вы прекрасно знаете, что он делает это не по своей воле, а под давлением милой женушки, – чуть слышно проговорила она. – Вы просто воспользовались ситуацией.
– «Ситуация», как вы ее называете, не могла оставаться неопределенной. Если бы не подвернулся я, случилось бы еще что-нибудь, – спокойно заметил Саймон.
Вскоре вернулся отец, и Джули отправилась спать.
* * *
На следующий день за завтраком Гизела была очень оживленной, а Джули чувствовала себя так, как будто только что была приговорена к пожизненному лишению свободы с незначительным шансом добиться свободы путем апелляции. Последней оставшейся надеждой было то, что неделя, проведенная в шумном и слишком оживленном Нью-Йорке, заставит отца воспротивиться желанию Гизелы переехать.
В восемь часов Эркюль перевез их багаж на «Моряк». Саймон заранее предоставил свою шлюпку, чтобы помочь всем добраться до катера. Когда вещи были подняты на борт, Джули повернулась к отцу, чтобы проститься.
– Желаю хорошо провести время, папа. Береги себя.
– До свидания, цыпленок, – обнял он дочь. Но потом вдруг произнес нечто неожиданное. Отпуская ее, он мягко сказал: – Прости меня, Джули.
Гизела, выглядевшая стройной и элегантной в зеленом брючном костюме, нетерпеливо ожидающая отъезда, холодно сказала, подставив щеку для поцелуя:
– Прощай, дорогая.
– Прощай, Гизела. – Джули повернулась и медленно пошла вдоль палубы. – Прощайте, мистер Тьернан.
Саймон, который ждал, чтобы помочь девушке спуститься в лодку Эркюля, ответил, как показалось, умышленно подчеркнуто:
– До свидания, Джули, – и предложил ей руку.
Она, проигнорировав ее, небрежно бросила:
– Сомневаюсь, что мы встретимся снова.
– Как знать. – Без всякого замешательства он опустил руку и окинул ее внимательным взглядом. – Было бы любопытно увидеть вас месяцев через двенадцать... когда эти зазубренные края станут гладкими.
На Джули был ее купальный костюм, и она вспыхнула от его слов. Перемахнув через борт, девушка нырнула и показалась из воды там, где Эркюль смог помочь ей забраться в лодку.
* * *
На следующий день, поскольку Эркюль не собирался ловить рыбу, Джули решила доплыть до Урагана и вернуться назад.
– Это нехорошее место, девочка. Я волнуюсь за тебя, когда ты там, – обеспокоенно сказала тетушка Лу, когда Джули собирала пакет с едой.
– Ты никогда не была там, тетушка Лу. Этот остров ничем не отличается от Солитэра, и я всегда возвращалась оттуда живая и здоровая, не так ли?
– На нем живут злые духи. Я никогда не поехала бы туда даже за тысячу долларов. Когда заходит солнце, злые духи выходят наружу. Если ты окажешься там после наступления темноты, они наверняка схватят тебя.
– Я вернусь задолго до захода солнца, – улыбнулась Джули, обнимая толстуху. – Не беспокойся. Меня они не схватят.
Утро было немного ветреным, но в десять часов девушка уже добралась до Урагана. Остров получил свое название из-за того, что еще в восемнадцатом веке один из ужасных карибских штормов уничтожил на нем семью французских поселенцев вместе с их рабами.
Дом, который упоминала Джули в разговоре с Саймоном, представлял собой полуразвалившиеся руины. Если бы он был сделан из бревен, как бунгало Темплов, от него давно не осталось бы и следа, но он был построен из огромных кусков кораллового камня, благодаря чему его стены уцелели в течение двух столетий.
Еще в одно из первых посещений Урагана Джули обнаружила под домом винный погреб, куда вели ступени, заросшие папоротником и кустарником. В самом погребе, маленьком и заплесневелом, валялось несколько пустых бутылок. Ее всегда удивляло, почему несчастная семья не спряталась там, когда почувствовала приближение урагана. Или он обрушился на остров так неожиданно?
Но несмотря на трагическую историю и суеверия местных жителей, в это солнечное утро Ураган выглядел удивительно мирным. Несколько часов Джули провела, плавая под водой вдоль рифа. Слегка перекусив, она прилегла отдохнуть, потому что давно взяла за правило не идти в воду сразу после еды. Это грозило неприятностями.
Неожиданно для себя девушка заснула и, проснувшись через какое-то время, сразу же почувствовала, что вокруг все изменилось.
Стало значительное прохладнее. Голубое небо поменяло свой цвет на серый и мрачный. На море появилась сильная зыбь, сердитые волны ударялись о риф и вспенивали воду в лагуне. Нужно было скорее добраться до Солитэра, пока шторм не сделал невозможным возвращение в такой маленькой лодке. Но доплыв до нее, Джули увидела, что проход между рифами закрыт – ведь не может же она таранить острые коралловые уступы в бурлящей воде.
– Ах, черт! – громко воскликнула девушка. – Теперь я застряну здесь, пока не стихнет этот дурацкий ветер. Будем надеяться, что это не продлится долго. Если я не вернусь к ужину, тетушка Лу и Эркюль закатят мне истерику.
Она закрепила лодку так надежно, как только смогла, и поплыла обратно на берег.
Съежившаяся и несчастная, Джули спряталась с подветренной стороны скалы. С собой у нее не было ни полотенца, ни какой-либо одежды, и тело быстро покрылось гусиной кожей. Но думала она сейчас не столько о себе, сколько о тетушке Лу, которую она лишила покоя, так как вовремя не вернулась на Солитэр. Если бы она знала, что творилось в душе тетушки Лу, Эркюля и детей, которые столпились на берегу, обеспокоенно вглядываясь в море в надежде увидеть плывущую лодку, она никогда бы не причинила им столько неприятных минут. Но девушка даже не могла догадаться, что в это время по всему Северо-Атлантическому побережью от Тринидада до Балтимора судовым и береговым радиостанциям было передано зловещее сообщение о приближении страшного урагана.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Молодая жена - Нейл Долли

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8

Ваши комментарии
к роману Молодая жена - Нейл Долли



ну может для 65года это и было супер, то сейчас для меня это скукотища кок как дочитала
Молодая жена - Нейл Доллианя
9.10.2011, 13.50





супер
Молодая жена - Нейл ДоллиKarolina
9.10.2011, 20.40





мило
Молодая жена - Нейл ДоллиПоли
9.10.2011, 21.04





мне понравился я люблю такие романы легкие отдыхающие милая старушка любовь которая пришла во время чтобы главная героиня не осталась без средств к существованию а все недобрая злая мачеха могла исковеркать всю жизнь молодому созданию а так нашелся рыцарь и мечта которая была у героини ос уществилась она будет жить на том острове на котором провела все свое детство и этот подарок подарил ей мужчина которого она полюбила
Молодая жена - Нейл Доллинаталия
27.10.2012, 19.45





затянуто но хорошо
Молодая жена - Нейл Доллианна
17.11.2012, 20.43





Средненько 7/10
Молодая жена - Нейл Доллитая
19.11.2012, 22.02





Так себе :-Р
Молодая жена - Нейл ДоллиТатьяна
11.12.2012, 19.05





совсем неплохо,но название не подходит,женой ему она была только две последние главы,для расскрытия коротковато 8/10
Молодая жена - Нейл Доллиatevs17
5.11.2013, 19.28





Утомительно. Как то сухо, без эмоций,не интересно.
Молодая жена - Нейл ДоллиНика
9.05.2016, 13.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100