Читать онлайн Золотой урожай, автора - Нел Стелла, Раздел - ГЛАВА ДЕСЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Золотой урожай - Нел Стелла бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Золотой урожай - Нел Стелла - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Золотой урожай - Нел Стелла - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Нел Стелла

Золотой урожай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Добродушное солнце вовсю сияло на небе, уже стряхнув с великолепного утра остатки ночного сна. Джейн босиком стояла у окна и восхищенно наблюдала, как оживает природа под благодатными лучами приветливого светила. Оно проникало повсюду, даже под сумрачной тенью кустов затеяли веселую чехарду солнечные зайчики. Только дальние предгорья были еще подернуты прозрачной дымкой; там, за усыпанными золотыми плодами апельсиновыми плантациями, еще властвовала ночь. День обещал быть прекрасным, и Джейн ощутила радость и энергию.
Она долго стояла под душем, потом с удовольствием позавтракала, попутно посплетничала с Элизабет и Джанет. Немного позанимавшись рукоделием, девушка побродила по дому, а затем решила погулять в саду, но, увидев копающегося там Оливье, быстро удалилась – встреча с ним никак не входила в ее план. Дядюшка Барт упомянул, что сегодня Флип работает у них последний день, а затем двинется дальше. Этот человек вел странный образ жизни – бродил с места на место, батрача на других. У него не было ни своего дома, ни семьи. Он любил землю и умело обращался с ней, и та платила ему щедрым урожаем. Неужели он никогда не мечтал о собственном угодье, никогда не хотел обзавестись женой и детьми, для которых мог бы работать и в ком находил бы утешение? Кочевое существование, наверное, очень романтично, но в то же время делает человека таким одиноким.
Через два часа после ленча Джейн заявила, что собирается пойти искупаться. Джанет предупредила ее, чтобы она не заходила далеко, и предложила взять с собой молодую служанку из местных.
Джейн рассмеялась.
– Моя дорогая тетя, я уже давным-давно чувствую себя в буше как дома, так что не волнуйся. Я не потеряюсь, а змеи при виде меня скользят прочь. Как можно заблудиться здесь, со всеми этими горами, садами, а вдобавок еще и речкой? Лучших ориентиров и не найти!
Она долго плавала в прохладной, чистейшей воде, а затем лежала на прогретом солнцем валуне, как ленивая ящерица. Ближе к вечеру, натянув на себя шорты с рубашкой и надев босоножки, она решила немного прогуляться по еще не очень знакомым ей окрестностям фермы и тронулась в путь, дав себе слово не выпускать речку из виду. По дороге она собирала листья интересных незнакомых ей растений и складывала их в мешочек для более тщательного изучения дома. Она не забыла о данном Сэнди обещании завершить начатую девочкой книгу о природе. После ужина Джейн предполагала вышить для этого сделанную из льняной материи обложку, которую она выкроила еще утром. Земля у речки была влажной и сплошь поросла молодым ивняком, ягодными кустами, травой и неизвестно как попавшими сюда сосновыми и камедными деревцами. Невдалеке, на ставшем здесь крутом берегу, она заметила необычной формы выступающий корень, очень похожий на толстощекого гнома с фантастических размеров красным носом. Джейн опустилась на колени и принялась ощупывать причудливое порождение природы, пытаясь понять, как можно извлечь его из земли. Неожиданно тишину нарушило громкое конское ржание. Испугавшись, Джейн потеряла равновесие, упала на живот и заскользила вниз по влажной почве. К ее счастью, торчащая из реки коряга услужливо предложила ей свою помощь и спасла заляпанную грязью жертву любопытства от падения с большой высоты. Немного отдышавшись, Джейн начала обратный путь, короткий, но трудный, который проделала полуползком, хватаясь за низкорослые кустарники и поскальзываясь на каждом шагу. К тому времени, как она выбралась на крутой берег, от прежней чистенькой девушки не осталось и следа. Какую жалкую картину она теперь собой представляла: заляпанная грязью с головы до ног, с разодранной от локтя до кисти рукой, сочащейся кровью!
Прохромав несколько десятков метров, Джейн увидела того, кто стал причиной ее падения. К дереву был привязан конь. Он опять заржал и оглядел Джейн с живейшей симпатией и искренней жалостью. Девушка медленно подошла к нему, удивляясь незнакомому всаднику, который нашел себе занятие в этой тихой и дремучей части леса. Берег вновь стал пологим, а речка мелкой. Омывая рану в прохладном потоке, Джейн тихо приговаривала что-то благородному животному. Она уже хотела войти в воду, чтобы заодно вымыть ноги, но неожиданно остановилась. До нее донесся женский крик. Может быть, это кричала птица? Джейн насторожилась. Звук повторился. Нет, это был не крик. Женский голос отчетливо кого-то ругал… Джейн, крадучись, поднялась к молодой сосновой поросли. Ее ноги бесшумно ступали по мягкому ковру из сухих сосновых иголок. Теперь ее глазам открылась небольшая прогалина между деревьями, и она тихо остановилась на краю. В прогалине стояла пестрая раскрашенная повозка, похожая на цыганскую кибитку. К ее яркому боку прислонилась женщина, одетая для верховой езды. Она отчитывала мужчину, стоявшего к ней лицом. Джейн узнала участников непонятной сцены, и от изумления у нее перехватило дыхание. Флип Оливье и Мара Сэксон!
Мужчина сделал грубый жест, и девушка услышала его громкий голос:
– Так зачем же ты пришла сюда, как не затем, чтобы немного поразвлечься? Ты знала, где стоит мой фургончик. А теперь дрожишь от страха! Что, испугалась, миссис Сэксон?
В чистом воздухе далеко донесся угрожающий смех.
Джейн начала тихо приближаться, стараясь не выдать своего присутствия. Она была поражена, увидев, как грубо обращается Оливье с Марой. Да и вообще, что она здесь делает?
С искаженным от гнева лицом Мара подняла руку с хлыстом, но Флип сделал шаг вперед и вырвал его из ее пальцев.
– Нет, детка, не смей! – его голос был полон ярости, и Мара вжалась в бок повозки. – Грант Сэксон уже достаточно оскорбил меня, неужели ты думаешь, я позволю и тебе ударить меня! Ты убила своего мужа, потому что уж больно любила потягивать винцо!
– Хватит на сегодня, мистер Оливье!
Возмущенное восклицание Джейн на полуслове прервало эту злобную тираду.
Флип Оливье стремглав обернулся на голос и угрожающе поднял хлыст при виде тоненькой девушки, бесстрашно идущей к нему. Джейн прошла мимо и стала рядом с Марой. Поколебавшись, Флип опустил хлыст и фыркнул:
– Ах, как приятно! Сегодня девушки слетаются ко мне, как голуби в голубятню!
Джейн сделала вид, что не слышит его слова.
– Все в порядке, Мара?
– Да… Я не ожидала…
– Ах, что я слышу! Она не ожидала! А зачем ты приехала в такую даль, куда никто и никогда и не заглядывает? На днях ты остановила свою роскошную машину, чтобы поговорить со мной, и я сказал тебе, где стоит мой фургончик. Пришлось соврать вот этой малышке, что я чинил твою машину. А ты, мисс Зазнайка, не пожелала даже на секундочку остановиться, чтобы поговорить с вечно согбенным от тяжкого труда работником!
Он резко оттолкнул Мару и уперся в повозку руками по обе стороны от Джейн, полностью отрезав ей путь к бегству.
– Ты легко даришь свои поцелуи, девушка. Я собственными глазами видел, как ты прижималась в клубе к Сэксону и как Девенпорт ловил тебя в люцерне возле машины. Как ты думаешь, мне тоже полагается моя доля?
Его зловещий тон и грязное предложение разгневали Джейн.
– Я даю тебе пять секунд, чтобы ты опустил руки. – Ледяное презрение, прозвучавшее в ее словах, сгустило и без того гнетущую атмосферу. – Я жду.
– Я это сделаю, если ты поцелуешь меня. Ну же, всего один поцелуй – я человек не жадный. Один поцелуй, и я уверен, детка, что ты вернешься сюда за вторым и за третьим!
С другой стороны поляны к этой группе приближался Грант Сэксон. Увидев отчаянное положение Джейн, он рванулся вперед. Мара сделала шаг к Оливье:
– Отпусти ее, ты…
– Заткнись! Так что же, девочка?
Девочка не стала ждать дальнейших призывов. Она резко подняла коленку, мужчина согнулся вдвое и застонал от боли. Тренированным движением Джейн захватила его руку и повернулась, точно зная, что последует дальше. Бросок – и Оливье полетел на землю головой вниз. Да, тоненькая девушка оказалась не такой приятной собеседницей, как полагал Флип.
С земли Флипа поднял подбежавший Грант. При виде его бешеного лица Джейн стало не по себе.
– Отпусти его, Грант, он не стоит твоего гнева – просто бесхребетная крыса.
– Говорите обе. Он хоть пальцем дотронулся… Он обидел кого-нибудь из вас?
– Нет. У него не было времени, – лаконично уверила его Джейн, стараясь унять стук сердца.
Мужчина в его руках все еще стонал от боли. Грант презрительно бросил его к колесу повозки.
– Слушай меня внимательно, Оливье. В течение двух часов ты должен зайти к сержанту Мэсону. Я даю тебе столько времени, чтобы ты успел не только отметиться в участке, но и покинуть наш округ. Если ты этого не сделаешь, я подпишу ордер на твой арест в связи с нападением на двух беззащитных женщин. Помни – два часа. Сержант будет ждать тебя – я предупрежу.
Джейн взяла Мару за локоть, отвела ее в сторону и быстро сказала:
– Ты только молчи, я сама все объясню.
– Но что… что ты собираешься ему сказать? – прошептала побелевшая Мара.
Джейн осторожно ступила на ковер из сухих иголок и коротко ответила:
– Я тебя не выдам.
Они медленно, держась за руки, повернулись лицом к угрюмому мужчине.
Грант молча смотрел на них, уперев руки в бедра.
– Ну, я жду.
Скрестив пальцы, как ребенок, собирающийся нагло соврать, Джейн мысленно извинилась перед слушающим и, несомненно, шокированным ее враньем Провидением и начала вдохновенно фантазировать, беря пример с небезызвестного барона Мюнхаузена.
– Мы – Мара и я – встретились там, где мы обычно купаемся, и решили немного побродить по окрестностям. Мы ничего не знали о фургоне, пока не натолкнулись на него.
– Ах, не знали. Весьма интересно. Вы, очевидно, ослепли от красот пейзажа, ведь его раскрашенный верх просто бросается в глаза!
– Мы… – девушка жалобно посмотрела на Мару. – Ах да, мы разговаривали и внимательно смотрели под ноги. Ты же знаешь, здесь водятся змеи.
Грант скептически поднял брови.
– Только женщины могут быть так слепы! Что же, ты шла пешком, а Мара ехала верхом?
О Господи, она совсем забыла про лошадь!
– Она… Она…
– Ты ехала верхом, а Джейн шла пешком? – резко прервал ее заикание Грант и посмотрел на Мару.
Джейн задержала дыхание. Догадается ли Мара, что в густом кустарнике всадник не проедет? Мара откинула со лба прядь волос.
– Я вела коня под уздцы.
Джейн кашлянула, чтобы скрыть вздох облегчения. Должно быть, Мара свернула с дороги, провела лошадь по прогалине и привязала ее невдалеке от речки. Случайно ли она выбрала для коня это скрытое от глаз место?
– Почему ты не оставила лошадь там, где вы купались?
– Потому что здесь есть выход на дорогу, и отсюда гораздо ближе к дому, – ляпнула Мара, не подумав.
Во взгляде Гранта сверкнула молния, и Джейн в ужасе отступила, но, моментально взяв себя в руки, бросилась исправлять ошибку:
– Нам об этом сказал Оливье еще до того, как стал хулиганить.
Чтобы переменить тему, она схватилась за пораненную руку и сморщилась, как от невыносимой боли.
– Ой-ой, как сильно я разбилась! Мне пришлось худо там, на берегу, правда Мара?
– Да-да, ты ужасно упала! Нужно немедленно принять меры! – быстро подхватила Мара.
Джейн громко рассмеялась, испытывая огромное облегчение.
– Ну, Грант, не злись, разве мы похожи на двух беззащитных женщин? У Мары был хлыст, а у меня – другие средства защиты! Да ты сам видел!
Грант подошел поближе и внимательно осмотрел рану.
– Этим надо сразу же заняться. Мара, возьми своего коня и возвращайся той дорогой, которой пришла… Джейн, иди за ней. Я вас догоню.
Повернувшись на каблуках, он пошел обратно.
– Пойдем, – Джейн показала Маре на то место, где она поскользнулась и упала в воду. – Если он спросит Оливье, мы погибли.
Рыжеволосая красавица закусила губу и поплелась вслед за Джейн по берегу реки. Конь покорно следовал за хозяйкой.
– Вечно меня губит любопытство, – наконец сказала она.
Джейн промолчала, ее мучили дурные предчувствия. Она представила себе – вот в этот момент Грант допрашивает Оливье. Как смела она столько лгать! Ею двигало инстинктивное стремление защитить Мару, скорее всего, от вполне заслуженного гнева Гранта. И это привело к такому обману с ее стороны! Грант совсем не из тех, кто даст себя одурачить. Он будет дознаваться об истинных причинах происшествия до тех пор, пока они обе не попадут в аккуратно выкопанную собственными руками яму. И, тем не менее, она, оборачиваясь к Маре, продолжала углублять и расширять эту свою могилу.
– Мара, если Грант узнает, что мы не были вместе, я скажу, что была с Оливье, а ты пришла мне на помощь. Поняла? Неважно, что он будет говорить, мы будем держаться этого. А если Флип начнет настаивать, объясним, что он ненавидит Гранта и поэтому утверждает, что с ним была ты.
Мара взглянула на нее с бесконечным изумлением.
– Зачем ты это делаешь для меня?
Если бы Джейн и могла ответить на этот вопрос (что было маловероятно), у нее просто не хватило бы времени на объяснения – сзади к ним приближался Грант. Они понуро вышли на мелководье и подождали его. Мужчина опустил повод и изучающе посмотрел на двух провинившихся.
– Придумали более гладкую сказочку, поближе к правде?
Обе головки поникли одновременно, но в обращенном к Джейн взгляде было только любопытство.
– У тебя просто талант попадать в самые невероятные истории.
Джейн вспомнила о предпоследней из них и покраснела.
– А тебе-то что?
Его губы тронула улыбка.
– Какой прием ты применила на этот раз? Оливье благоговейно молчал, когда я проезжал мимо. Хотя, может быть, ему просто было больно… Что это вдруг он взъелся на тебя?
На этот раз Мара проявила мужество и выступила на защиту Джейн.
– Он… разозлился на меня и вырвал из руки хлыст, а затем занялся Джейн, потому что она хотела помочь мне.
Грант спокойно перевел взгляд с одного лица на другое.
– У меня такое странное чувство, что вы, милые дамы, водите меня за нос. Что-то вы недоговариваете… Но вам лучше признаться во всем, не ради себя, но ради безопасности других девушек, гораздо более беззащитных. Мэсон займется этим делом…
– Да нет же, мы все сказали!
С плеч Джейн свалилась огромная тяжесть. Как хорошо, что Грант не расспросил Оливье и им не надо лгать дальше. Единственное, что мешало ей полностью расслабиться, была смешанная с чувством вины жалость к другим девушкам, которые, в отличие от них, не смогут дать отпор Оливье. Она покосилась на Мару. Что бы случилось с ней, не появись она, Джейн, вовремя на сцене? Мара была напугана, и этот малый мог зайти далеко…
Ее неприятные мысли прервал Грант.
– Ну хорошо, мы отвезем тебя домой.
Он легко вскочил на лошадь и протянул руку Джейн:
– Ну-ка, садись впереди меня.
Она позволила ему усадить себя, и Грант одной рукой крепко обхватил ее за талию. Каждый раз, когда она попадала в очередную историю, ей всегда на помощь приходила эта сильная рука… И вот она опять поддерживает ее, не дает упасть с коня… Ее спина, плотно прижатая к его груди, теплое дыхание, щекотавшее левое ухо… У Джейн закружилась голова и заколотилось сердце. Вот и еще одна золотая возможность ощутить прикосновение Гранта, чтобы запомнить его на всю жизнь. Ее переполняло странное ощущение – восторг и страдание одновременно, она закрыла глаза и отдалась на волю чувств, всем телом впитывая спокойствие и надежность в присутствии Гранта.
Что-то словно подтолкнуло ее изнутри. Она вскинула голову и увидела Мару, пустившую коня в галоп и вырвавшуюся вперед. За всю дорогу Грант не произнес ни слова.
Увидев заляпанную грязью дочь, Элизабет не смогла удержаться от жалостливых восклицаний, и Джейн потратила довольно много времени, убеждая мать, что с ней в общем-то ничего не случилось, она жива и здорова. Грант пристально наблюдал за девушкой, и Джейн была несказанно рада, когда тетка погнала ее в ванную. Как приятно было окунуться в горячую воду, смыть с себя пыль и грязь. Джанет почти заставила Гранта и Мару остаться на ужин.
Когда Джейн вернулась, в ее комнате была Мара. Рыжеволосая манекенщица с угрюмым видом приводила себя в порядок. При виде девушки она сделала шаг к двери, но Джейн пригласила ее остаться. Мара села. В полном молчании девушка оделась и подошла к зеркалу, чтобы причесать волосы и чуть подкрасить губы. Мара отвернулась.
– Пожалуйста, пользуйся всем, что понадобится. Вот, возьми пудру, – Джейн застенчиво улыбнулась, предлагая простенькую косметику. – Конечно, это не то, к чему ты привыкла.
– Спасибо, – натянуто поблагодарила Мара.
Джейн молча ждала продолжения. Наконец Мара повернулась, взяла протянутую пудру и повторила:
– Спасибо.
– Не за что. Теперь ты выглядишь лучше, не такая бледная.
Красивые губы Мары медленно дрогнули, и на них появилась слабая улыбка.
– Я хотела тебя поблагодарить не только за косметику, но и за все, что ты сделала.
– Ты бы сделала то же самое, – беспечно произнесла Джейн.
– Неужели ты действительно веришь, что… А ты бы могла оказаться в подобной ситуации? – вскользь спросила Мара.
– Не думай больше об этом! Все в прошлом, – воскликнула Джейн улыбаясь.
Она искренне надеялась на это в глубине души.
После ужина все уселись на веранде, чтобы немного поболтать в вечерней прохладе. Но разговор никак не клеился: внезапно разгораясь, он также внезапно затихал, и за репликами следовали долгие паузы.
– А где Джулиус? – спросила Мара.
Джейн подумала, что она выглядит привлекательнее и естественнее без многослойного грима. Мара была бледнее обычного – наверное, еще не оправилась от потрясения.
– Он уехал сразу после того, как ты неожиданно решила прокатиться верхом одна, – ответил Грант. – По какой-то непонятной причине он начал волноваться о тебе и даже хотел догнать. Теперь я вижу, что он был прав, но тогда я остановил его. Он уехал позже, чем предполагал, но его беспокойство передалось мне, и я решил тоже проехаться и встретить тебя. А вы что, поссорились?
– Чуть-чуть повздорили, – высокомерно начала Мара и вдруг взорвалась: – Ненавижу его! Ненавижу его жеребца и вообще все!
– Его жеребца? – Грант удивлен был такой неожиданной вспышкой.
– Он предложил, чтобы я села на Шейха в следующем месяце на скачках.
– Шейх – отличный жеребец, Мара, и тебе придется тренироваться день и ночь, чтобы прийти первой. Джулиус очень гордится Шейхом, должно быть, он верит в твои силы…
– Ну уж нет, я не собираюсь принимать его заманчивое предложение. Нельзя же только и делать, что целыми днями трястись в седле – это уж слишком! Да и вообще я уезжаю. Возвращаюсь в Йоганнесбург. Скоро будет большой показ мод, и я подписала контракт.
Воцарилась гнетущая тишина. Грант тихо, но тяжело спросил:
– Ты возвращаешься на подиум?
– Как всегда, не так ли? – Она пристально смотрела на него, не обращая внимания на остальных. – А что ты от меня хочешь? У тебя есть другие предложения?
– И очень много. – Все вздрогнули от гневной нотки в его голосе. – Подиум – не лучшее место для тебя. Я считаю, что вдова моего брата обеспечена достаточно хорошо и у нее нет никакой необходимости выставлять себя напоказ перед всеми любопытствующими. Ты не вернешься в этот загаженный выхлопными газами город, пока у тебя есть прочная крыша над головой здесь, в поместье, на чистом, свежем воздухе!
Мара неожиданно улыбнулась мудрой и доброй улыбкой, как будто слова Гранта послужили доказательством какого-то созревшего внутри нее убеждения.
– Дорогой Грант, давай не будем расстраивать других своими проблемами. Мы можем обсудить эти… предложения дома, в спокойной обстановке, идет?
– Хорошо.
Он встал и протянул руку Маре, помогая ей подняться из глубокого плетеного кресла.
– Джейн, тебе надо проследить, чтобы в ранку не попала инфекция. Мы можем вернуться верхом, Барт.
– Нет-нет, ни в коем случае. Джанет и я отвезем вас, как договорились. С лошадьми все в порядке – они стоят в конюшне. Завтра утром пришли кого-нибудь с Томом, пусть заберут их.
– Отлично, – Грант не отпускал руки Мары. – Спокойной ночи, Элизабет. Спокойной ночи, Джейн.
Мать и дочь остались на веранде. Шум мотора становился все тише и тише. Грант уехал.
– Ну как поездка в клуб? – спросила Элизабет.
Джейн сладко зевнула, прикрыв рот рукой.
– Ах, мама, мы с тобой просплетничали все утро, а самое главное я так и забыла тебе сообщить – Питер сделал вчера предложение Пэт. Они собираются пожениться.
Она рассказала матери, что предшествовало неожиданному поступку Питера. Элизабет согласилась – они очень подходят друг другу.
– Готова голову дать на отсечение, что Пэт и сама изумилась, когда ее медицинский экспромт дал такой долгожданный результат! А вот в семействе Сэксонов, мне кажется, пахнет грозой. Уж очень Грант не хочет, чтобы Мара возвращалась в Йоганнесбург. Конечно, этим она рассчитывает заставить его сделать ей предложение, и наш чудак вполне способен на это, лишь бы она, наконец, остепенилась.
– Мама, никто не пойдет на такой решительный шаг только для того, чтобы заставить кого-то остепениться. Для этого нужна любовь, и притом с обеих сторон!
– Честно говоря, Мара совсем не похожа на человека, готового пожертвовать всем ради любви. Да она и пальцем не пошевелит из-за нежных чувств – уж слишком расчетлива. Грант – отличная партия, с какой стороны ни посмотреть, а Мара с возрастом будет стареть, но никак не молодеть, и она отлично знает – в ее профессиональном мире при первой же морщинке выпадаешь из колоды. Вот и желает заранее построить себе тепленькое гнездышко.
– Но Грант упомянул, что она хорошо обеспечена. Ей совсем не нужно выходить замуж по расчету, – запротестовала Джейн.
– Ну есть же такие люди – что им не дай, все мало.
По какой-то непонятной причине Джейн захотелось защитить Мару, женщину, которая за прошедшие два дня дважды оскорбила ее. Все-таки странно, почему такой мужчина, как Флип Оливье, пробудил в ней любопытство и волнение? Конечно, некоторых женщин притягивает животная сила подобных мужчин, но Мара!.. Благовоспитанная вдова уважаемого человека, все есть, чего ни пожелаешь, впрочем, за одним-единственным исключением… Но Грант скоро станет ее мужем. Она и им будет владеть, лелеять его… Люби его, Мара, как любила бы его я, если бы попала на твое место…
– Нет, я не думаю, что Мара такая. Не забывай, они были возлюбленными еще до того, как она вышла замуж за Джона и… и Грант… Мамочка, давай поговорим о чем-нибудь другом!
Последнее восклицание дочери вконец расстроило Элизабет.
– Девочка моя, как бы я хотела помочь тебе! Ты ведь любишь его, и сейчас твое бедное сердечко разрывается от боли?
Джейн заломила руки в душевной муке.
– Ах, мама, я понимаю, это ужасно глупо, но ничего не могу поделать! Я все время думаю о нем, даже если убегу на другой конец земли, мне и там не удастся вырвать его из сердца. То есть я хочу сказать, что, если они поженятся, мне придется уехать… Я не смогу вынести…
Она замолчала.
– Мы так и сделаем, дорогая.
* * *
Доктор Мюллер изучал информацию, переданную ему взволнованным ассистентом. Внимательно просмотрев угрожающие данные, он мрачно протянул:
– Н-да, довольно печально.
– Сэр, больных такое количество, что у нас просто не хватает антибиотиков. – Питер в волнении взъерошил шевелюру.
– Я послал срочный запрос на медикаменты, Питер, и нас должны с минуту на минуту соединить с Преторией. Сейчас самая большая проблема – нехватка персонала. Какая неприятность, что заразились сразу три медсестры. Грипп распространяется прямо под нашим носом.
– Да уж, сэр, ничего хорошего. Но здесь мы хоть можем принять профилактические меры. Больше всего меня беспокоит, с какой скоростью болезнь охватывает весь наш округ.
Дэвид угрюмо согласился.
– Вчера была доставлена горничная Девенпортов, а только что звонил Джулиус… Его бабушка совсем разболелась. Она не из тех, кто любит жаловаться, но он беспокоится: у нее характерные боли, тяжелая голова, ноют конечности, опухает гортань. Самое страшное для пожилых – осложнения после гриппа. Мы чаще всего имеем дело с воспалением легких, а в немолодом возрасте это может оказаться фатальным. Съезжу-ка я туда сам и осмотрю ее. За ней должен кто-нибудь постоянно ухаживать.
Он задумчиво потер подбородок. Питер сказал:
– Почти у всех женщин в нашем округе есть семьи, но они все-таки предложили свою помощь, готовы сделать все, что смогут, и Пэт сейчас составляет для них списки адресов с возможными случаями заболевания, чтобы они смогли поехать и посмотреть, что где происходит. Мара не хочет этим заниматься, но, если на нее повлияет Грант, то, может быть, и она согласится.
– Может быть, – скептически усмехнулся Дэвид и снял трубку зазвонившего телефона. – Доктор Мюллер слушает.
– Дэвид, только что заезжал Джессоп и поставил диагноз. Это грипп, как ты и сказал.
Джулиус был очень обеспокоен.
– Ну как она?
– Не очень хорошо. Джессоп сделал укол и оставил нужные лекарства. Но он не смог никого к ней прикрепить для интенсивного лечения. Кажется, эта дрянь распространяется со скоростью света. Ты можешь помочь?
– Извини, Джулиус, у нас заболели три медсестры, и мы с Питером просто головы сломали – не знаем, как всюду успеть. Позвони-ка лучше Гранту, у него есть две здоровеньких кандидатуры – Мара и Джейн – любая тебе поможет. Все, что твоей бабушке сейчас нужно – это разумный человек рядом, не обязательно специально обученный. А ты можешь стоять неподалеку, следить, подгонять и все прочее, главное, чтобы все предписания врача тщательно выполнялись. Я буду здесь, если ты не найдешь Джессопа.
– Джейн или Мара? Ладно, попробую, раз у тебя никого нет. Сейчас с бабушкой сидит соседка, но на ней дом, и она не может долгое время оставаться у меня.
– Поговори с Грантом, – еще раз посоветовал Дэвид взволнованному фермеру.
– Спасибо, поговорю.
* * *
Прибыв в «Мимозу», Том протянул Джейн конверт. Похолодевшими пальцами она медленно его вскрыла. Все ясно: Мара и ее соучастница разоблачены и внутри предупреждение об увольнении. Какой начальник оставит в должности доверенного секретаря, девушку, уличенную во лжи?
Грант писал:
«Джейн!
Не могла бы ты захватить с собой необходимое и пожить в моем доме в течение неопределенного времени? У меня вспышка гриппа среди работников, и я мечусь с утра до ночи. Минна тоже свалилась. Хорошо? Грант».
Она облегченно вздохнула и еще раз перечитала записку. Должно быть, дела действительно плохи, если Грант хочет, чтобы она жила в его доме. Ну почему, почему судьба постоянно их сводит без всякого желания с ее стороны? Но она тут же остановила себя. Разве это правда? Разве не единственное ее желание – быть рядом с Грантом? Конечно, в его присутствии она сильно страдала, но что было бы для нее большей мукой – видеть Гранта или избегать его?
Джейн решительно положила письмо в карман. Он нуждается в ней, и она придет ему на помощь. Предложив Тому пройти на кухню и выпить там чашечку кофе, она бросилась в комнату, чтобы собрать вещи.
Когда девушка приехала в имение, в кабинете Гранта никого не было. По ее просьбе Том услужливо перенес маленький чемоданчик на веранду, и Джейн прошла через весь дом на кухню. Несколько растрепанная Мара пригласила ее выпить ароматного кофе и выкурить сигарету, Джейн налила себе немного ароматного напитка, села за стол напротив Мары и осмотрелась. Там, где раньше Минна поддерживала безупречный порядок, царила полная неразбериха. Мара сердито пыхтела сигаретой.
– Ну и что? Я даже не представляю, с чего начать, а Грант просто-напросто взял и пропал.
– Вы завтракали? А как Минна?
– Грант поджарил тост, сварил себе кофе и предложил мне самой здесь разбираться. Он дал Минне какие-то таблетки, и она сейчас спит, а эта дрянная девчонка Полли еще и не появилась! Теперь мне нужно приготовить желе и ячменный отвар для Минны, а он даже не задержался ни на минутку, чтобы показать мне, где какие продукты, уж не говоря о том, что я просто не знаю, как все это делать!
Мара гневно фыркнула и затянулась дымом.
Джейн поставила чашку и положила руки на стол.
– Ты сможешь убрать постель и вытереть пыль? Ну так пойди приберись. А я загляну к Минне, посмотрю, как у нее дела. Потом сама приготовлю желе и отвар и приведу здесь все в порядок. Полли, наверное, скоро придет, если тоже не подхватила грипп. Грант появится, когда освободится. К тому времени мы будем готовы к дальнейшим действиям. Согласна?
Когда хозяин вошел в кухню, там царила обычная сияющая чистота. На плите мирно булькали в чугунке телячьи почки, распространяя вокруг восхитительный запах перца и специй, а рядом жарился бифштекс. На столе уже стояли наготове чашки для чая.
– Молодец, Джейн, – похвалил он девушку.
– Доброе утро, Грант.
– Мне бы хотелось, чтобы вы обе были наготове в том случае, если мы не будем справляться с больными. Я постараюсь найти кого-нибудь для домашних дел, а вы можете понадобиться в изоляторе. Семь работников уже свалились от гриппа, у других тоже неблагоприятные симптомы. Больница в Миссии переполнена, но я все-таки позвоню Дэвиду и выясню, есть ли у нас шансы переправить заболевших туда. Мы должны остановить вспышку. Джейн, когда пойдешь к Минне, позаботься о собственной безопасности…
Его речь прервала резкая трель телефона. Он вернулся с плотно сжатыми губами.
– Сэнди возвращается домой, будет здесь с минуты на минуту. Школы закрываются на время гриппа. Ангус Макдональд забрал своих ребятишек в четыре утра, а заодно прихватил Сэнди. Вот молодец! Он живет рядом и подумал о нас.
Почти одновременно с его словами послышался шум подъезжающего автомобиля, и Сэнди радостно прыгнула в объятия Джейн. Ангус, сухопарый и веснушчатый фермер, нахмурился, когда услышал, что девочка попала из огня в полымя, но Грант уверил его, что он все равно забрал бы племянницу – она будет здесь в безопасности, насколько позволят обстоятельства. Он был действительно благодарен Ангусу за его заботливость – ведь иначе ему пришлось бы потратить много времени на дорогу в оба конца. После радушно предложенной чашки кофе Макдональд с детьми уехал домой.
Быстро и невнимательно поздоровавшись с Грантом и Марой, Сэнди уже не отходила от Джейн. Она очень расстроилась, узнав, что слегла ее любимая Тойки. Маре было неприятно видеть, насколько явно маленькая дочка предпочла родным соседку. Она внимательно приглядывалась к Сэнди, и материнская интуиция ее все же не обманула:
– Грант, тебе не кажется, что у малышки жар?
Джейн и сама заметила, что у девочки горит лицо, но подумала, будто это от радости. Она еще раз внимательно посмотрела на маленькую подружку и как бы нечаянно коснулась рукой ее лба, делая вид, что убирает назад темно-рыжие волосы. Сэнди громко чихнула ей в ладонь.
– Извини, Джейн, у меня от пыли совсем разболелось горло. В дороге было очень жарко. Мы завтра пойдем на рыбалку?
Взрослые обменялись испуганными взглядами. Мара ласково сказала:
– Иди сюда, Сэнди, у меня есть красивая розовая конфетка специально от кашля. Если ты ее съешь и полежишь сегодня в постели, все пройдет.
– Весь день пролежать в постели! В такую отличную погоду!
Сэнди зло топнула ногой. Сейчас она совсем не была похожа на веселого и жизнерадостного ребенка, каким была всегда.
– Я посижу с тобой, дорогая, – утешила ее Мара, но девочка почувствовала в ее сладком голосе раздраженную нотку и мертвой хваткой вцепилась в Джейн.
– Нет, пусть она! Если Джейн посидит со мной, тогда я буду послушной, обещаю!
Грант решительно сказал:
– Хорошо, Джейн посидит с тобой, но недолго. Сегодня офис закрыт, и Джейн приехала оказать помощь больным людям. Будь хорошей девочкой и делай все, что тебе скажут.
Джейн прошла с Сэнди в ее комнату и помогла ей раздеться. В кровати девочка немного успокоилась и попросила Джейн принести ее любимые книжки. Пока они болтали, девушка размышляла о Маре. Когда Сэнди отказалась от сопровождения матери, та взглянула на нее со смешанным чувством облегчения и оскорбленного самолюбия. Джейн искренне надеялась, что неприязнь этой красивой женщины к ней не станет сильнее. Сегодня Мара не пыталась делать ядовитых замечаний, но, может быть, у нее просто не хватило для этого времени! После того эпизода с Оливье Мара несколько приутихла, по-видимому пережитый ужас немного привел ее в чувство.
Джейн услышала, как в гостиной снова требовательно зазвонил телефон. Трубку снял Грант – до нее донесся его приглушенный расстоянием голос. Вскоре после телефонного разговора в комнате Сэнди отчетливо послышался резкий голос рассерженной Мары.
– Нет, нет и еще раз нет! И не подумаю! Абсолютно не выношу этого человека! Он груб и невоспитан!
– Но ведь больше никого нет. Ты поедешь и поможешь ему – у него просто ужасное положение!
Мара гневно хлопнула дверью, скрывшись в своей комнате.
Грант прошел мимо ее спальни и вошел в детскую.
– Джейн, дай малышке одну капсулу сейчас, а другую – через три часа. Знаешь, звонил Джулиус. Ему срочно нужна помощь – бабушка заразилась этой дрянью.
Джейн искренне огорчилась.
– Какая жалость! Она такая славная! Надеюсь, у нее хватит сил перебороть болезнь.
– К ним заезжал доктор Джессоп, он сделал укол и оставил лекарства, но Джулиусу нужна для ухода женщина, а Мара, похоже, единственная свободная кандидатура.
– Ты хочешь послать Мару? Да разве она сможет?.. То есть я имею в виду, что сама могла бы поехать. Я знаю…
На пороге комнаты возникла Мара. Ее трясло от дикой ярости – правда, от этого она стала только красивее. Мара прервала Джейн на полуслове.
– Ах, ты знаешь, Джейн Уилер? Ты все знаешь и умеешь – ну так скажи! Скажи, что я не в состоянии заботиться о больных, что ты самая способная и умелая и вообще во всех отношениях лучше меня! Я вполне могу ухаживать и за Минной, и за Сэнди, и за миссис Ди не хуже, чем любая другая тварь! – Мара повернулась к Гранту. – Она может ехать, а я останусь здесь.
Сэнди в страхе широко раскрыла глаза – ее потрясли и такие слова, и такой взрыв эмоций.
– Нет, Джейн, пожалуйста, не уходи, – торопливо зашептала девочка.
– Все, хватит. – Сделав шаг вперед, Грант решительно взял Мару за локоть и вывел ее в коридор. – Собери свои вещи. Джулиус будет здесь в полдень. Ты поедешь с ним и будешь ухаживать за миссис Девенпорт, прилагая все свое умение и старание. Не надо расстраивать ребенка – ей может стать хуже.
Мара понизила тон, и теперь ее голос звучал просительно, но то, что она говорила, было ужасно:
– Может быть, ты не знаешь, милый, но твоя умелица Джейн по уши влюблена в Джулиуса. Зачем лишать ее удовольствия? Ты же видел, как охотно она предложила поменяться местами со мной. А как только она умчится к своему возлюбленному, Сэнди сразу примирится с моим присутствием.
Джейн вздрогнула, услышав такую наглую ложь, и затаила дыхание, ожидая ответа Гранта. Последовало короткое молчание, и затем Грант ровным голосом произнес:
– В Джейн нуждается Сэнди. Джулиусу женщина необходима для помощи, а вовсе не для развлечений. Во время эпидемии обо всех великих страстях надо забыть. Меня ждут в изоляторе, поэтому хватит споров и разговоров. Будь готова к приезду Джулиуса.
Раздались приглушенные шаги. Грант ушел. Наступила тишина.
Когда Мара вошла в столовую, там уже была Джейн. Она накрывала на стол, думая о том, ставить ли прибор для Джулиуса.
Нарочито небрежным тоном красавица бросила:
– Это замечание про тебя и Джулиуса… Я думала, мне удастся таким образом уговорить Гранта послать тебя вместо меня. Как бы не так! Все бесполезно, если Сэксон принял решение. До чего же не хочется ехать!
Очевидно, она считала такое объяснение вполне достаточным.
Джейн проглотила готовое сорваться с уст едкое замечание и полностью сосредоточилась на ножах и вилках. Не стоит скандалить – атмосфера и так сильно накалена.
– Я поставлю прибор для Джулиуса.
– Мне-то что. Если ты подложишь ему яду в салат, я буду только рада. – Мара принялась разглядывать свой маникюр. – Похоже, ты не можешь дождаться, пока я уеду – ведь тогда Грант будет в твоем полном распоряжении.
– Не идиотничай, Мара! – с раздражением отозвалась Джейн. – Ты же знаешь, что я здесь выполняю определенную работу. Жизнь не ограничивается только погоней за мужчинами!
– Вот и не гоняйся, по крайней мере, за одним из них! – вяло посоветовала Мара и уселась на диван с каким-то журналом.
В полдень объявили последние новости по Высокому вельду: в Киперсоле зарегистрировано четыре новых случая гриппа, и из Претории скоро прибудет группа медсестер для помощи задыхающимся от нагрузки врачам в Нельспрейте.
На подъездной аллее показалась машина Девенпорта. Из нее вышли Грант и Джулиус. Они поднялись по ступенькам на веранду и вошли в дом.
Скоро все сели за стол. Мужчины говорили о том, что сам по себе грипп не опасен – с помощью антибиотиков можно с ним успешно справиться. Но легкомыслие заболевших часто приводит к осложнению – легочной пневмонии. В округе не хватает свободных рук, поэтому на плечи оставшихся на ногах людей ложится двойная нагрузка.
Неожиданно Джулиус повернулся к Джейн:
– Ты не разлюбила меня, ласточка? – Он покосился на Гранта. – Может быть, поменяемся, а, сосед?
Грант внимательно посмотрел на вспыхнувшее от изумления лицо Джейн, и его глаза потемнели. На скулах Мары тоже выступил румянец, вызванный очевидным предпочтением, которое оказал Джулиус этой девчонке. Да, Мара была настоящей собакой на сене – она совсем не желала ехать к Девенпортам, но ее мучила сама мысль о том, что кто-то (даже Джулиус) в ее присутствии оказывает повышенное внимание другой женщине. Самолюбие Мары страдало.
– Грант и сам так хотел, но Сэнди так вцепилась в Джейн, что мы решили не волновать девочку. – Горящие зеленые глаза вызывающе посмотрели на Гранта.
Но он ответил Джулиусу:
– А я-то думал, тебе нужна сиделка для бабушки…
– Это так, но, видишь ли, иногда бабушка спит.
Джулиус с безмятежным видом рассматривал всю компанию. Словно издалека до Джейн донесся насмешливый голос Гранта:
– Ну, Джейн, если бы у тебя был выбор, кого бы ты предпочла?
Джейн, мило улыбнувшись Джулиусу, произнесла:
– Кто-то, не помню, кто именно, как-то сказал, что на время эпидемии все великие страсти и эгоистические желания должны отходить на второй план.
– Неужели? – Джулиус в изумлении заерзал на стуле. – Так это значит, что после вспышки гриппа нас ждет хорошенькая эпидемия подавленных желаний и бурных страстей! Вся округа займется огнем! Ух, и горячо же будет! Но мне это положительно нравится. Ну ладно, отложим мечты на потом. Мара, нам пора ехать.
Джейн тоже встала.
– А мне нужно отнести Минне и Сэнди немного домашнего отвара – им пора принимать лекарства. До свидания, Мара. До свидания, Джулиус. Передай от меня привет миссис Ди и скажи, что я желаю ей скорейшего выздоровления.
– Она быстро поправится, если за ней буду ухаживать я, – любезно заметила Мара и гордо прошествовала в свою комнату, чтобы еще раз посмотреться в зеркало перед дорогой.
* * *
В этот вечер Грант вернулся домой поздно. Он устало сел за стол и за ужином хмуро сообщил Джейн, что им просто повезло, поскольку удалось заранее устроить в поместье изолятор и закупить необходимые лечебные препараты.
После ужина он пропал – наверное, отправился в офис. Джейн помогла Полли вымыть посуду, затем зашла к Сэнди и к Минне, пожелала им спокойной ночи и спустилась вниз. В доме было тихо. Выйдя на веранду, она услышала, как в кабинете медленно, с перерывами, стучит машинка. Она на цыпочках подошла к открытой двери и некоторое время наблюдала за неловкими движениями Гранта. Он заметил девушку, и его движения стали еще неувереннее, а интервалы дольше. Улыбка тронула губы Джейн. В конце концов, Грант совсем остановился и поднял на нее свои светлые ирландские глаза. Джейн подошла поближе и улыбнулась с превосходством опытной машинистки.
– Ну-ка, позвольте босс, пропустите специалиста высокого класса.
Она не очень-то вежливо толкнула его в плечо, и он, благодарно улыбаясь, уступил ей место. Джейн точным движением вставила в каретку чистый лист бумаги и склонилась над записями.
Отпечатав последнюю строчку, она оторвала взгляд от работы и увидела, как Грант старается незаметно подложить заполненную поспешными каракулями записку под ту, которую она только что закончила печатать.
– Ой… Ты не возражаешь, Джейн? Вот еще одно письмо, его нужно обязательно отправить завтра, оно срочное, понимаешь? Ты, конечно, устала, и я просто сел тебе на шею, да еще и пытался тебя обмануть, но…
– Давай, давай, это не так уж и сложно, когда человек печатает десятью пальцами, а не двумя. Пойди, выкури сигарету, ты меня задерживаешь.
Джейн взяла новый документ, даже не взглянув на Гранта, и, к своему счастью, не заметила странного выражения, появившегося на его лице, иначе ей грозила бы полная деморализация и потеря всех хваленых навыков!
Девушка надписала адрес на конверте, приклеила марки, закрыла машинку чехлом и вышла на веранду к Гранту. Ей захотелось чуть-чуть отдохнуть, и она присела на низкую ступеньку веранды, прислонившись головой к колонне. Легкий ветерок ласково развевал ее русые волосы. Под холодным светом звезд ее лицо казалось изваянным из белого мрамора, а карие с янтарными крапинками глаза таинственно мерцали.
Быстро летели минуты… Вот Грант медленно подходит к ней, нежно обнимает, прижимает к себе и шепчет слова любви – те самые, о которых она столько мечтала долгими ночами…
– Джейн, проснись, ты упадешь с перил! Джейн! – издалека донесся до нее голос Гранта.
Кто-то тронул ее за плечо. Вздрогнув, Джейн вернулась из страны грез, опустила вниз ноги и выпрямилась. Грант взял ее за руки, и она взглянула на него еще затуманенными глазами.
– Джейн, ты выглядишь, как верховная жрица в трансе, – он мягко встряхнул ее. – Не пугай меня, девочка, побыстрее приходи в себя. Что с тобой случилось?
– Извини, Грант. Кажется, моя душа на какое-то время покинула тело. Как мне было хорошо и спокойно! – Джейн, тихо освободившись от его рук, отступила подальше. – А ты ничего не почувствовал? Будто время растворилось в вечности?
– Я посмотрел на тебя, и мне показалось, что передо мной высеченная из мрамора статуя. Как будто действительно твоя душа покинула бренное тело. И я почувствовал навязчивое желание вернуть ее на землю. – Грант тряхнул головой и поежился. – Ладно, Джейн, давай не будем об этом, а то мне становится как-то не по себе. Наверное, мы оба устали. Но мне кажется, перед тем как рухнуть в постель, было бы неплохо выпить чашечку горячего чая.
Вот она, реальность! Сразу взъерошившись, Джейн произнесла:
– Я знаю, чем ты недоволен – тебе опять пришлось бы спасать эту неуклюжую дуреху от очередного падения, на сей раз с веранды. Потому тебе и становится нехорошо.
Грант с любопытством посмотрел на нее.
– Ты мечтала, Джейн. Скажи, ты думала о Джулиусе?
– О Джулиусе? – изумилась Джейн.
– Ну, девушки всегда мечтают о тех, кто им по сердцу.
– Интересно, откуда ты знаешь, о чем мечтают девушки? – Джейн уклонилась от прямого ответа и с беззаботностью обреченно пошутила: – Вы прочли слишком много романов, босс.
– Так ты мечтала о Джулиусе, Джейн? – Грант сделал вид, что не обратил внимания на ее последнюю фразу.
– Нет, до этого я еще не дошла – ты вовремя меня разбудил.
«Это совсем неправда», – утешила себя Джейн. Со временем Джулиус вполне мог появиться в ее мечтах, как самый достойный кандидат после… Она быстро отвернулась.
– Пойду, приготовлю чай.
Грант закрыл дверь в кабинет и последовал за ней на кухню. Там он сел на край стола и не вставал, пока она, наконец, не протянула ему чашку, наполненную горячим, крепким напитком.
– Мою чашку я возьму с собой, Грант. Обожаю потягивать чай, лежа в постели. Один из моих многочисленных недостатков. Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Джейн. Приятных сновидений и счастливого продолжения грез, – тихо промолвил Грант.
Она сжала дрогнувшую в руке чашку. Его слова больно отозвались в ее сердце. «Да, Грант Сэксон, как быстро ты потерял бы всякое желание шутить, если б только узнал, что, открыв глаза и увидев тебя стоящим так близко, я чуть не бросилась в твои объятия и не призналась, как сильно люблю тебя. И что в золотом мире моих грез паришь только ты, один ты и никто другой… Только ты, любимый, дорогой, единственный…»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Золотой урожай - Нел Стелла

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Золотой урожай - Нел Стелла



сэксон
Золотой урожай - Нел Стеллаандрэеы
13.12.2011, 18.50





Ну так...читаемо)rnИнтересно даже
Золотой урожай - Нел СтеллаИнна
27.08.2015, 18.37





Глупо. И слишком много выкуривают😅
Золотой урожай - Нел СтеллаРузанна
3.02.2016, 17.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100