Читать онлайн Почему ты меня не хочешь?, автора - Найт Индия, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Найт Индия

Почему ты меня не хочешь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Уже четверг. Это означает одно.
– Ой, куошки, – говорит Хани.
Да, сегодня мы идем в “Милые крошки”. Но все не так страшно, потому что после детсада мы отправимся в гости к Луизе на ланч – ложка меда в бочке дегтя. Поскольку все мамаши в детском саду стараются одеваться как можно страшнее, сегодня я сделаю то же самое. Может, если мы все будем выглядеть одинаково ужасно, их сердца смягчатся. Я чувствую себя предательницей по отношению к Луизе – ведь она в прошлый раз была в нарядном бледно-розовом кашемировом костюме. Но придется чем-то жертвовать: не могу же я три дня в неделю жить в кошмаре, я должна вписаться в этот “кружок грязнуль” во что бы то ни стало.
И вот она я – одета так, что глаза режет. Футболка, вся в пятнах – ее забыл у нас один из неряшливых друзей Доминика, и после стирки она лежала у меня на дне ящика для колготок. Футболка коричневая, но не благородного каштанового или шоколадного оттенка, а цвета детской неожиданности. На ней круглые оранжево-рыжие разводы с белесыми точками, весьма напоминающими птичий помет. Удивительно позорная вещь – как будто ее делал слепец, когда над ним пролетала стая голубей.
Но и это еще не все. Поверх футболки я напялила огромный джинсовый комбинезон с широченными лямками. Раньше его носил Фрэнк – в качестве рабочей одежды, но даже он отказался от этого уродства. Штанины у комбинезона такие длинные, что мне пришлось их закатать, и еще они все заляпаны краской цвета коровьего навоза, так что можно подумать, будто я валялась в хлеву. Дабы придать образу завершенность, я надеваю замызганные грязные сандалии, в которых копаюсь на грядках, взлохмачиваю волосы, мажу губы блеском, намеренно не душусь и сбегаю вниз.
– Иии... – говорит Хани, что на ее примитивном наречии означает “ужас, ну и видок”.
– Знаю, – шепчу я, приглаживая ей кудряшки. – Это маскировка. Пойдем?
– Аида, – соглашается Хани, и мы выходим из дома.
Наше второе посещение тоже не увенчалось успехом. Наоборот, все было еще хуже.К обеду я не переставая повторяла про себя все известные мне матерные слова. Внутреннее раздвоение моей личности усилилось. Я едва сдерживала желание убить всех родительниц этого детского сада. Убить медленно, чтобы смерть была мучительной, например поджарить их живьем на вертеле, а потом разорвать на части, как мух.
Что с ними со всеми? Да тут сплошь больные, больные психи.Нет ничего хуже, чем быть отщепенцем, когда отвергающее тебя сообщество – сборище калек-идиотов, ходячих аномалий. Знаете, даже у взрослых случаются такие моменты, когда очень хочется, чтобы тебя приняли “за своего”, чтобы взяли тебя в игру и дали шанс показать, что ты тоже на что-то годен. Вот и у меня возникло такое чувство, только наоборот. Я – душа компании и звезда класса, с которой не хотят дружить зануды-отщепенки. Это они должны умолятьменя присоединиться к ним. Это я тут единственная нормальная женщина – я хотя бы иногда мою подмышки, и я не страдаю безумными педагогическими идеями. Так нет же, не помогла даже моя хитрая маскировка. Я чувствовала, как сгущается туча всеобщего порицания над моей головой, стоило мне подтереть ребенку нос, попросить невоспитанного засранца помолчать, когда я читаю детям сказку, или вслух подумать – не пора ли четырехлетнему мальчику научиться какать в горшок. Нет, не пора. Потому что “мы считаем, что каждый ребенок вправе сам решать, когда ему надоест ходить в подгузниках”, как сказала мне Марджори. “Мы” считаем неверным навязывать ребенку собственные стандарты и представления о том, что в обществе допустимо, а что нет. А заставлять ребенка мочиться в горшок – это насилие над его личностью, и это непорядочно по отношению к нему. (Я вам скажу, что такое непорядочно. Непорядочно заставлять меня нюхать и собирать говно чужих детей. Вот это непорядочно, если вас интересует мое мнение. Правда, их оно не интересовало.)
День все не кончался. Бесконечный день. Меня отчитывали за всякое разумное и нормальное действие: когда я разнимала дерущихся детей или вытирала им сопли, когда пыталась отчистить “Доместосом” мебель от грязи (потому что хлор вреден, а грязь, очевидно, – нет), когда решила почитать детям сказку про эльфов и сапожника, а не “развивающую” книжку про маленьких инвалидов (ой, простите, про детей с отклонениями в развитии), у которых было по две мамы. Я думала, что с этим маразмом мы покончили еще в восьмидесятых, ан нет. На выбор мне предложили почитать детишкам книгу про двух безруких (в буквальном смысле) сестричек или нудное описание жизни в пустыне Калахари с точки зрения пятилетнего мальчика. Закачаешься от такого разнообразия. Зато, как вы могли догадаться, авторами этих книжек были женщины среднего класса, проживающие в нашем районе.
Урод Икабод очумел от счастья на уроке рисования в художественном уголке.Да-да, еще один пунктик. Каждый старый и грязный предмет мебели в этой комнате обладает звучным названием. Книжный уголок – пара грязных пуфиков; кухня – обшарпанный стол, на котором навален серый пластилин; игровая площадка – негодный детский манеж; сундучок сокровищ – коробка с такими старыми игрушками и книжками, что я постыдилась бы отдать их даже в благотворительную организацию. Загадка на загадке. Все присутствующие здесь женщины живут в домах и квартирах стоимостью от 300 тысяч фунтов стерлингов. Так в чем же дело? Что мешает нам купить новые игрушки и новую мебель? Зачем нам притворяться бедными?Надо будет спросить Луизу. Я уже и раньше замечала такое за английским средним классом. Именно они покупают своим детям одежду в комиссионках, именно они возят своих детей в ржавых поломанных колясках. Зато представители рабочего класса одевают своих малышей в пуховички и возят их в колясках-джипах. Бледные, тощие заморыши, которых словно все время бьют и морят голодом, – они как раз и есть чада среднего класса. Почему так?
Зато я сегодня выучила новое слово: “пипи-хвостик”. Мило, да? Вам кажется странно? Пипи-хвостиками Марджори – грудастая кормящая чокнутая – называет пенисы. “Не забудьте потрясти свои пипи-хвостики”, – говорит она двум мальчикам, которые единственные умеют пользоваться унитазом, – правда, им уже скоро в школу идти.
– Пипи-хвостики? – спрашиваю я, не слишком удачно скрывая свой ужас.
Нет, в самом деле, мальчику четырех лет говорят, что у него есть хвост, только спереди. Мало того, этот хвост еще и пи-писает. Это нормально для психики ребенка? Что бы на это сказал добрый доктор Фрейд?
– Да, – отвечает Марджори, которая никогда мне не улыбается. – Так мы их здесь называем.
– А чем вас не устраивает “петушок”?
– Всем, – презрительно фыркает Марджори, которой явно пора заняться своими усами. – В том числе тем, что Петя-петушок – это имя. Такое сходство может привести к тому, что ребенка будут задирать и оскорблять, а мыэтого не поощряем.
Это “мы” произносится так, чтобы было ясно: я в “их” число не вхожу. Марджори поворачивает свою тушу и меряет меня наглым взглядом – уже во второй раз за день. “Хамка, – думаю я, – ленивая жирная хамка”. Совершенно некстати в памяти всплывает пенис Уильяма Купера – такой бледный, как огромный опарыш. Яунимаю дрожь и продолжаю гнуть свою линию:
– Ну а как насчет “пениса”? Такого имени нет.
– Никаких “пенисов”. Мы рекомендуем использовать анатомические термины начиная с шести с половиной лет. Для тех, кто младше пяти, мы в “Милых крошках” пользуемся уменьшительными названиями.
– Правда? А как “мы” принимаем такие решения? У кого-нибудь из нас есть педагогическое образование? Видите ли, я следую своему материнскому инстинкту, а вы?
– Я в этой области специалист высокого уровня, именно поэтому меня назначили ответственной за игры, – говорит Марджори.
– И как вы за них отвечаете? Поправьте меня, если я ошибаюсь, но в этой комнате, – показываю я рукой, – по-моему, чрезвычайно грязно. Тут небезопасно для детей. Мебель старая и поломанная. Туалеты отвратительные.
Мне просто интересно, по каким параметрам эта группа определяет себя как “детский сад”? И почему вы считаетесь ответственной за игры? Вы, Марджори, насколько я успела заметить, вы ведь не играете,нет? Вы только кормите Юана в углу и приказываете время от времени принести вам чашку чая.
– Да будет вам известно, – шипит Марджори, – что я пять лет заведовала детскими садами по всему Лондону, и родители сами назначили меня ответственной.
– Не сомневаюсь, – говорю я, наклоняясь, чтобы подтереть нос Пердите. – Я всего лишь хотела узнать, какое у вас образование, только и всего. Но если вы не хотите говорить, дело ваше. Так о чем мы беседовали? Ах да, пипи-хвостики. Видите ли, по-моему, это весьма нездоровое название для данной части тела. Как насчет “штучки”? – предлагаю я вежливо, чтобы еще больше ее разозлить. – Хотя мне доподлинно известно, что, называя пенис “штучкой”, мальчик обрекает себя во взрослом состоянии на долгое лечение у психоаналитика.
– Конечно, нет, – отвечает Марджори с тупым выражением на лице. – А что касается ваших замечаний, меня они не слишком интересуют. Если вам так не нравится наш детсад, Стелла, вам лучше подыскать другой.
– Здесь нравится Хани, и только поэтому я все еще здесь.
– Вот и я о том же. Не вам, а детям должно тут нравиться. И за все годы моей работы я ни разу не руководила детским садом, который бы дети не любили.
– Все в порядке? – нервно спрашивает Фелисити, вдруг выпрыгнув у меня из-за спины.
– Мы просто беседуем, – улыбается Марджори сквозь зубы. – Я лишь втолковала Стелле кое-что.
– Боже мой! – ахает Фелисити, дергая свое жемчужное ожерелье. – Ох, Марджори, ты же понимаешь, что Стелла очень старается.
– Да, с платками и “Доместосом” в руках, это я заметила, – цедит Марджори.
– Скорее! – паясничаю я. – Звоните в полицию, в социальные службы, в СЭС!
– Она, – Марджори тычет в меня жирным пальцем, – пренебрежительно отозвалась о книжке, которую мы читаем детям на этой неделе.
– А я и не знала, что уже выбраликнижку на эту неделю, – говорю я. – И как она называется?
– “Когда мамочка умерла”, – хором отвечают они.
– Что за хрень! – едва не кричу я.
– Видишь? – Марджори смотрит на Фелисити. – Видишь? То же самоеона сказала и до этого.
– Это очень сложная тема, – морщится Фелисити. – Но мы все решили, что она прекрасно изложена в этой книге. Очень чутко. Подруга Марджори прислала ее нам из Америки.
– Это детский сад для детей до пяти лет. И я не собираюсь читать им книжку про умирающую маму.
– Но это важная тема, – назидательно произносит Марджори. – Все мы умрем. Мы уже сейчас умираем: и вы, и я, и все наши дети. Дети умирают. Детям полезно как можно раньше узнать о смерти и принимать ее как неизбежность. Смерть – это естественно.
– А мама после смерти попадает в рай? – спрашиваю я.
– Нет, – отвечают обе.
– Она вообще после смерти попадает в какое-нибудь хорошее место?
– Ее хоронят в землю, и она снова воссоединяется с матерью-природой, – говорит Марджори. – И по-моему, это прекрасно. Это круговорот жизни.
На это у меня нет времени. На самом деле нет. Я могла бы стоять и спорить с Марджори до скончания веков.
– Пусть каждый останется при своем мнении, – говорю я более примирительно, чем хочу.
– Все мы становимся мудрее. Может быть, и вы, Стелла, научитесь чему-нибудь здесь, в “Милых крошках”.
– Не исключено. И знаете, Марджори, возможно, вы тоже.
– Я всегда открыта всему, что способствует духовному росту. Всегда.
Фелисити уводит Марджори, а я принимаюсь намазывать кусок хлеба дешевым клубничным джемом. Да, меня явно ожидают неприятности, ну да бог с ними.
Как только мы выходим из детского сада, начинается дождь, а когда доходим до Регентс-Парк-роуд, уже льет как из ведра. Звоню в квартиру Луизы, но тщетно. Видимо, она еще не вернулась от дантиста. Дождь так и хлещет, и, видимо, нам придется залезть под навес пекарни и ждать.
Мы простояли там минуты три. Хани тепло и сухо – она в коляске под непромокаемым чехлом, а мне сыро и холодно – я без зонта, и ветер заносит струи дождя под навес. И тут я замечаю, что к нам идет мужчина. Идет вразвалочку, на нем спортивные штаны в духе восьмидесятых, с двумя яркими полосками по бокам, огромная черная толстовка с капюшоном и каким-то непонятным логотипом и черная шапочка, как будто сооруженная из колготок, – такие любят носить подростки-негры. Прямо как Али Джи, и, конечно, непременно в черных очках, хотя на улице дождь.
Призрак Али Джи останавливается у двери и выуживает из кармана штанов ключ. Это может означать только одно: если у Луизы квартира А, то у него – квартира Б. То есть он мог бы нас впустить в подъезд. И уж лучше сидеть в сухом подъезде, чем тонуть здесь. Поэтому я выскакиваю из-под навеса:
– Простите...
– Йо, – отвечает мужчина.
– Вы тут живете?
– Йе.
– Меня пригласила в гости ваша соседка Луиза...
– А, ага.
– Но, видите ли, ее еще нет дома, – я показываю на небо, – а мы уже промокли до нитки.
– Ага, – снова говорит он, вставляя ключ в замок.
Штаны у него какие-то странные.
– Вот я и подумала, может, вы нас впустите в подъезд? Мы бы подождали Луизу там.
Он оглядывает меня с ног до головы тем же взглядом, что Марджори, только малость добрее.
– Реально. Входите. – Теперь он изъясняется на почти нормальном языке.
– Спасибо, – говорю я, когда он помогает мне затащить коляску в подъезд через узкую дверь. Хани крепко спит.
– Тут сухо. Чайку? – спрашивает он. – Я как раз собирался заварить себе свежего.
– Вы так добры. Спасибо, не откажусь, если вас это не затруднит.
– А ребенок?
– Я оставлю ее тут. Она спит, да и здесь, как мне кажется, безопасно.
– Наверх, – произносит он и поднимается по лестнице.
– Кстати, меня зовут Стелла, – говорю я, следуя за ним.
– Янг-Ца, – представляется он в ответ. Не поняла, наверняка ослышалась.
– Простите. – Мы подходим к его двери, которая раскрашена под камуфляж. Занятно. – Я не расслышала вашего имени.
Он уже снял свои очки, и, хотя в коридоре темно, я вполне могу разглядеть, что лицо у него вовсе не азиатское. Я точно ослышалась.
– Янг-Ца, – повторяет он.
– А, понятно, – улыбаюсь я.
– Я-н-г-с-т-а, – произносит он по буквам.
– Боже мой, как необычно, – восклицаю я, как курица-Фелисити.
– Диджей, – говорит он так, словно этим все объясняется. – М. С. Янгста. Слышали?
– Простите, нет. Я больше слушаю не музыкальное радио, знаете, а новости, спектакли, – извиняющимся тоном отвечаю я. – Последний раз была на дискотеке лет пятнадцать назад.
– А я давно диджею.
– Круто, – говорю я, – наверное, это интересно.
– Да, зашибись, – отвечает он, распахивая дверь. – Вот мы и дома.
У Янгсты все стены в квартире завешаны флайерами и постерами с его именем. Похоже, он большая знаменитость – от Кингс-Кросс до Ибицы и Айанапы. Я никогда особенно не интересовалась диджеями. Для меня они – явление молодежное, а себя я к молодежи давно не отношу. Хотя иногда натыкаюсь на их музыку, переключаясь на спутниковые каналы. Я люблю АББА и всякую попсу, Кайли Миноуг например. Сказав, что слушаю по радио только новости, я слукавила – у меня бывают приступы ностальгии, когда я включаю радио-ретро и вслух подпеваю хитам былых лет. (Раньше меня это несколько удручало, но потом я смирилась – что же делать, если современный рейв вызывает у меня головную боль и депрессию.)
– Обычный, “эрл грей” или ромашковый? – спрашивает Янгста, чем несколько меня удивляет.
– Обычный, пожалуйста, с молоком и без сахара.
Пока он возится с чайником, я разглядываю комнату. Все в серо-бежевых тонах, более современная версия логова Купера. Стиль возрожденных семидесятых: диваны с замшевой обивкой, воловья шкура на черном полу и куча всяких безделушек по всей комнате. Дальняя стена заставлена виниловыми пластинками и вертушками. В пепельнице окурки косяков, на полу разбросаны носки. В комнате царит характерный холостяцкий беспорядок, но все выдает, что ее хозяин – человек стиля.
– Вот. – Янгста появляется в дверях с двумя дымящимися кружками.
– Спасибо. Простите за беспокойство. Я уверена, что Луиза скоро вернется, так что, если у вас есть дела, можете с чистой совестью выставить меня за дверь.
– Не-а, – говорит он, скидывая кроссовки и растягиваясь на диване. – Я только проснулся и до вечера абсолютно свободен.
Янгста зевает, а я про себя отмечаю, что он может говорить как нормальный человек. И еще замечаю, что Янгста довольно симпатичный. То есть одет он, конечно, нелепо и смешно (очень не по возрасту – как дед в ползунках) и говорит так, словно изо всех сил старается походить на негра-рэпера, и, похоже, носит сеточку для волос, но если бы он заткнулся и снял с головы всю эту дрянь, ни одна женщина не отказалась бы переспать с ним. У него, например, выразительные зеленые глаза. Не могу точно сказать, какая у него под шапкой прическа, но, скорее всего, волосы короткие. Только для диджея он, по-моему, староват – мы с ним наверняка ровесники. Но сейчас я сижу в его кресле и пью его чай, так что поднимать эту тему было бы крайне неучтиво. Поэтому я тихо сижу и наблюдаю, а Янгста предлагает мне сигарету и первый раз за все это время улыбается. Я тоже улыбаюсь ему и даже думаю, а не пофлиртовать ли, пока Хани спит внизу, но вовремя вспоминаю, во что я одета – все в тот же жуткий комбинезон. Мало того, что он нисколько не помог мне вписаться в ряды сумасшедших мамаш, теперь не могу даже построить глазки симпатичному мужику.
Но тут – о чудо – Янгста говорит:
– Мне нравится ваша футболка.
Это он про мой диарейно-пометный наряд. – Господи, вы что, шутите?
– Нет. Я серьезно. Ретро не стареет.
От радости я даже зашевелила пальцами на ногах. Янгста опускает глаза к моим поношенным сандалиям и смотрит на них так, словно это шикарные шпильки.
– Итак, – произносит он.
Его прерывает радостный окрик, доносящийся снизу. Это Луиза. И через тридцать секунд она, задыхаясь, появляется в дверях:
– Стелла! Прости, пожалуйста. У дантиста сто лет просидела. Вот, купила – в качестве компенсации за моральный ущерб, – добавляет она, выставляя две бутылки белого вина. – Привет, Адриан. Спасибо, что присмотрел за ней.
– Адриан? – Я в растерянности перевожу взгляд с Луизы на Янгсту.
– Да что ты, Луиза, пустяки, – бормочет Янгста, смутившись.
– Ну... спасибо за чай. – Я поднимаюсь с места. – И... хм... приятно было познакомиться.
– По кайфу, – кивает Янгста. – Увидимся.
Пару часов спустя, после ланча, состоявшего из бутылки вина, экологически чистых оливок и куска сыра, Луиза уже показывает мне свои шляпы, фотографии бывшего мужа, свадебный альбом и фотографию туфель в журнале “Вог”, которые она жаждет прикупить. Благодаря вину мы избежали первой неловкости и стеснения, по-быстрому обменялись своими историями и перешли к прочим насущным темам.
Хани и Александр с большим удовольствием играют на полу.
– Она спит днем? – спрашивает Луиза.
– Обычно да, как раз в это время. Но она уснула по дороге сюда, так что не знаю, как будет сегодня. Хотя она уже трет глазки.
– У Александра сейчас тоже тихий час. Но я его не укладываю. Ставлю мультик, и мы устраиваемся на диване, там он и засыпает. Причем довольно быстро. Попробуем?
– Конечно, – соглашаюсь я. – Но сначала я в туалет. А потом... ты, конечно, не собиралась открывать вторую бутылку?
– Ты читаешь мои мысли, – смеется она. – Я так рада, что ты тоже очень ответственная мать.
– Понимаешь, дети хотят спать, на улице дождь, и ничего другого мне что-то в голову не приходит. Но если ты занята...
– Стелла, у меня нет жизни, – грустно говорит Луиза. – Мне уже давно не было так весело, как сейчас. Пойду-ка за штопором.
Вернувшись из туалета, я вижу, что дети уже смотрят мультфильм. Александр сосет большой палец, а Хани теребит кудряшки – оба отключатся через пару минут.
– По-моему, я этой серии раньше не видела, – шепотом говорю я Луизе.
– Везет тебе, – так же шепотом отвечает она.
– Странная компания, да?
– И не говори. Ой, смотри, Хани уже заснула.
У моей дочки закрыты глаза, и она тихонько посапывает. Луиза укрывает ее одеялом. Не прошло и десяти минут (полбутылки вина – мы быстро продвигаемся), как Александр тоже спит.
– Стелла? – начинает Луиза.
– М-м? Обожаю белое орвьето, а ты?
– Отличное вино. Я хотела спросить...
– Да? – отзываюсь я, только вместо “да” у меня получилось “дэа”, и мы хихикаем. – Надо было поесть как следует, а то теперь обе пьяные. Все ты виновата, – журю ее я.
– Да, но зато так весело. – Луиза улыбается и потягивается. – Подлить?
– Пожалуй. Так о чем ты хотела спросить?
– Ах да. Который из них тебя возбуждает?
– Что?
Луиза показывает на видео:
– Из этих. С кем бы ты согласилась поцеловаться?
– Господи, да ни с одним.
– Нет, серьезно. – Луиза отпивает глоток. – Вот если бы тебе пришлось выбирать. Если бы не с кем больше было.
– Знаешь, Лу, какой-то неаппетитный ассортимент. Ни один из них мне не нравится.
– Да брось, – тянет Луиза и снова заразительно смеется. – Ну хоть кто-то из них тебе немного нравится.
Я наклоняюсь ближе, уже слегка протрезвев, и вглядываюсь в героев, мельтешащих на экране.
– Взасос? – спрашиваю я.
– И взасос тоже. Мне нравится Тоби, – задумчиво говорит Луиза. – И уже давно. Вот он. А тебе? Ну, давай, определяйся.
– Мне не нравится его нос, – решаю я, приглядываясь. – И говорит он странно.
– Кто, милашка Тоби? – возмущенно вскрикивает Луиза.
– Ну, не знаю, что он за тип – с виду действительно симпатичный, – соглашаюсь я. Снова пялюсь на экран. – И все равно. Отчего он так говорит? Как будто умственно отсталый.
– Брось, – отмахивается Луиза с умиленным лицом.
– А, вот, – тычу я в телевизор. – Кто это? Этотмне нравится. Яростный такой. Как его зовут?
– Джеймс.
– Точно. Я это уже где-то видела, только не помню где.
– А с ним бы ты стала?
– Нет! – восклицаю я с притворным ужасом. – Вид у него действительно яростный, но это еще не значит, что я бы сразу на него набросилась. А вот на Тони Сопрано<Главный герой, толстяк-мафиози, из американского многосерийного телефильма “Клан Сопрано” (исполнитель – Джеймс Гандольфини).> – с удовольствием, а ты?
– Они одного типа, – уточняет Луиза. – Что Тони, что Джеймс. У Джеймса есть какая-то привлекательная грубость. Но этот тип мне хорошо знаком, – угрюмо добавляет она. – Пара свиданий, потрясающий секс, и после – ни одного телефонного звонка.
– Да, но зато с ним не соскучишься. А вот у твоего Тоби – ни кожи ни рожи. Какой-то коротышка.
– Стелла, не в росте дело. К тому же, я думаю, невысокий рост совсем не означает, что у него и в штанах все маленькое. А у Тоби, по-моему, все в порядке, если тебя интересует мое мнение.
Вторая бутылка вина допита. Луиза вытягивает шею и рассматривает Тоби со всех сторон.
– Лу, ты что делаешь? Пытаешься заглянуть, сильно ли у него там оттопыривается?
– Да, – серьезно отвечает она, – но мне ничего не видно.
– Это потому что...
– Я рада, очень рада, что мы с тобой познакомились, – говорит Луиза. – И очень рада, что мы подружились. Но думаю, ты слишком много внимания уделяешь размеру. Нет, в самом деле. Вот Том – пусть он и не самый большой из них, но с ним бы я в любой момент уединилась. Наверное, это потому, что я знаю его лучше всех. – Она задумчиво вздыхает. – Нет, конечно, не в реальной жизни, но мне кажется, я знаю, что он за персонаж. В этом вся изюминка этой программы, на нее подсаживаешься, как на сериал.
– Луиза! Его зовут Томас, а не Том. И он ужасный зануда. К тому же он плаксив. Ненавижу, когда у мужчины такие круглые рыбьи глаза – почти уверена, у него какая-нибудь базедова болезнь. Потом, по нему видно, что через пару лет его разнесет вширь. Джеймс по крайней мере тебе скучать не даст. Он – щеголь, этакий Бонд, Джеймс Бонд, ненасытный. Он просто маньяк.
– Мы бы делали это сзади, – как бы между прочим говорит Луиза. – В смысле, мы сТомасом, поэтому его круглые глаза нам не помеха. Наверное, – добавляет она и осушает последний бокал вина. – А ты бы выбрала Гордона, да? Из-за его размера?
– Кто такой Гордон?
– Да вот он, в зеленом.
– Ни за что! Нет! – Да.
– НЕТ.
– Ну, во всяком случае, он большой, твердый и пульсирует.
– Перестань меня смешить, детей разбудишь.
– Не могу поверить, что ты бы стала с Гордоном, – продолжает Луиза. – Развратница.
– Да не стала бы я с Гордоном. Вот уж что меня удивляет, так это ты с Томасом. Как выпучит на тебя свои глазищи – ужас. Луиза, ты меня разочаровала.
Мы сидим в дружеском молчании, допивая последние капли вина.
Через какое-то время Луиза говорит: – Вот мы с тобой, две женщины в расцвете лет, сидим тут и обсуждаем возможность секса с Паровозиком-Томасом<Паровозик Томас – главный герой популярной серии книжек для детей английского писателя Уилберта Вире Одри, по которым снят мультфильм.> и его друзьями. Стелла, тебе не кажется, что нам надо чаще бывать на людях?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия



Отличная книга. Буд-то чей-то дневник читаешь.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЛюбовь
19.08.2012, 19.08





а и правда- отличная книга.
Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия1234
20.08.2012, 2.20





Книга, конечно, отличная. Вся проблема в том, что 40 лет относишься спокойней ко всему.Как в романе сказано: "Давай просто... Будем" . Можно с его любовницами в одних трусах в ванне встречаться, знать, что с подругой спит, ночью слушать, как он трахается. Только как-то грустно это.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЭлис
14.12.2012, 17.21





Отличная книга. Жаль, что закончилась;(
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЮлЯ
29.08.2014, 20.29





Отличная книга. Жаль, что закончилась;(
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЮлЯ
29.08.2014, 20.29





Грустно. И даже очень. После всего... И просто будем.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияОна
19.11.2014, 16.27





Чудесный роман! Смеялась до упаду. Это - не классический любовный роман с встречами - поцелуями - признаниями, а дневникоые записи одинокой( в начале романа) женщины. Очень смешно!!1
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияАлёна
5.07.2015, 19.37





10 за полный пофигизм ГГ. Эх, так бы по жизни...
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияАННА
7.07.2015, 22.24





Жалко её!
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияКама
6.02.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100