Читать онлайн Почему ты меня не хочешь?, автора - Найт Индия, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Найт Индия

Почему ты меня не хочешь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Как ни стараюсь, не могу проникнуться восторгом по поводу предстоящего двойного свидания. Вчера Фрэнк с Луизой пропали часа на полтора – он показывал ей свои картины, – а я сидела и смотрела на спящих Хани и Александра. Поначалу это было очень трогательно, но вскоре наскучило, и я решила присоединиться к детям, устроив себе тихий час. К тому времени, как двое моих лучших и единственных друзей в Лондоне вернулись, я уже двадцать минут как проснулась и пребывала в самом отвратительном настроении. Гад Фрэнк испортил мой девичник. Я вглядывалась в их лица, стараясь распознать признаки вины (бесполезно, ибо мне доподлинно известно, что Фрэнк никогда не чувствует себя виноватым) или следы поцелуев, но не успела ничего заметить, поскольку Фрэнк сразу же ушел обратно в мастерскую, а Луиза минут через десять засобиралась домой. Мэри сидела в гостиной – я попросила ее прийти, надеялась, что мы с Луизой опять напьемся и славно проведем время. В итоге мне не удалось расспросить Лу о том, что меня так интересовало, хотя не факт еще, что я бы на это отважилась. Меньше знаешь – крепче спишь. С другой стороны, если закрались подозрения, тут совсем не до сна.
Луиза посадила Александра в коляску и пошла домой, оставив меня еще более обозленной и раздосадованной. Я немного посидела с Мэри, выпила с ней чаю, потом заплатила за услуги, извинилась за напрасно потраченное время и попрощалась до следующего вечера – назавтра предстояло двойное свидание. Спать я легла одновременно с Хани. Как пришел домой Фрэнк, я не слышала и не уверена, что он вообще ночевал дома.
И вот я снова, сутки спустя, пытаюсь подготовиться к предстоящему свиданию и снова в глубине души знаю, что мне этого не хочется. Ну почему человек обязательно долженходить на свидания? Разве быть одинокой – это преступление? Нет, вздыхаю я, подводя карандашом бровь, не преступление – если тебе нравитсябыть одинокой. Но мне не нравится. Я не хочу провести остаток своих дней в четырех стенах, без секса, одна. Так что потребности обязывают, как сказал бы мой сосед Тим. (Его жена сегодня вернулась с Майорки, и я почувствовала странную боль, глядя, как они загружаются в свою повозку, явно направляясь в ресторан, чтобы отметить это событие. Придурковатый Тим, его размалеванная жена и двое сутулых мальчишек в кроссовках... так мило, скучно и пошло одновременно. Но на какую-то долю секунды меня охватило желание поменяться местами с любым из них.)
Я неправильно наложила тени и стала похожа на Джоан Коллинз. Стираю лишнее и внимательно разглядываю себя в зеркале. Я или юная глупенькая девчонка с крепкой грудью? Прямо скажем, разве я могу с ними тягаться? Будь я мужчиной, не задумываясь выбрала бы юную крепкую грудь. Ничего удивительного, что такие, как я, в итоге или связываются с женатыми, или становятся лесбиянками. При всем богатстве выбора другой альтернативы нет. Кстати, о лесбиянках, надо бы позвонить душке Барбаре. Может, удастся стать верной подругой старой лесбиянки.
Я еще не оделась, а уже в такой депрессии. Днем звонила Луиза, спрашивала, какие женщины нравятся Фрэнку и что ей надеть. А мне, интересно, откуда знать? “Женственные, – ответила я ей. – У которых есть влагалище, так что не напрягайся особенно, можешь вообще не одеваться”. Она хихикнула и заявила, что пошла по магазинам. Я ненавижу все свои платья, но при всем желании не смогла бы надеть то, что нравится Янгсте, – я лет двадцать как вышла из этого возраста. И зачем мне тратить весь вечер на мужчину, чей словарный запас меня ужасает, а поведение удивляет – он же так машет руками, что со смеху загнешься?
Так, теперь карандаш для губ. Вспоминаю, как Фрэнк передразнил Янгсту – смешно. Улыбаюсь и вдруг словно прихожу в себя. “Перестань, брось думать об этом, – говорю я себе. – Какая разница? Тебе не грозит ни стать лесбиянкой, ни уйти в монастырь, ни связаться с женатым мужчиной. Тебя пригласил на свидание симпатичный холостяк, которому ты явно нравишься. Так что постарайся сделать себе привлекательное лицо, надень свое самое сексуальное платье и радуйся, корова старая. Давай, смелей. Покажи, какая ты шикарная женщина, и пусть все сразу подумают, что ты самая похотливая самка на свете”.
Слышу, как хлопнула входная дверь и Фрэнк, которого не было видно со вчерашнего дня, болтает с Мэри и Хани. Слышу, как он поднимается на второй этаж и окликает меня.
– Я в ванной, собираюсь, – кричу в ответ.
– Поедем вместе, – говорит он через дверь. – Луиза и этот диджей тоже вдвоем приедут.
– Я буду готова минут через десять.
– Можешь не торопиться, мне еще надо принять душ, побриться, одеться. Встречаемся внизу. Если спустишься раньше меня, вызови, пожалуйста, такси.
– Ладно.
Что это он так старается? Обычно перед свиданием он только чистит зубы и, может быть, иногдаменяет футболку. А для Луизы прикладывает неимоверные усилия. Ну и что? Что с того? Я тоже вот стараюсь, расфуфыриваюсь для Адриана. И сделаю все возможное, чтобы мое свидание удалось.
Как хорошо, что я умею делать макияж по всем правилам. Смываю свой скромный и непритязательный облик и раскладываю весь набор кистей, чтобы нарисовать себе новое лицо. Роюсь в косметичке, меня охватывает волнение – итак, приступим. Приступим.Корректор. Основа со светоотражающими частицами, тон подобран под заказ. Профессионально и изящно. Легким движением руки оттеняю переносицу и подбородок. (Да, я прекрасно знаю, как это делается – юность в Париже не прошла даром.) Щеки: с помощью двух оттенков румян я могу сделать себе самые высокие и изящные скулы на свете. Делаю. Новый изгиб бровей – да здравствует пинцет, немного пудры цвета загара, чуточку твердого карандаша – упрямая и сдержанная линия женщины-вамп. Кошачьи глазки: три оттенка теней, и мои глаза приобретают желанную миндалевидную форму.
Щипцы для загибания ресниц, три слоя туши. Немного светлой помады на губы – я все же не хочу выглядеть как проститутка. Отхожу на пару шагов назад, оцениваю результат своих усилий – потрясающий. Пять звезд. На меня смотрит уверенная, страстная женщина с пухлыми губами. Я ее не знаю, но выглядит она очень привлекательно и подмигивает мне. Дело сделано. Убираю инструментарий обратно в косметичку и выключаю свет.
– Вот это да, – говорит впечатленный Фрэнк, оглядывая меня. – Неслабо наштукатурилась.
– Старалась, – легко отвечаю я, а у самой уже лицо болит от всех эти похлопываний и замазываний. – Все для него, Адриана. Красавчика-жеребца. Ты, я смотрю, тоже постарался. Как мило. Новая рубашка?
– Да, – пожимает Фрэнк плечами. Темная, серо-зеленая рубашка гармонирует с его серыми глазами. – Но не так, как ты. Я тебя еще ни разу не видел с настоящим макияжем. Красавица-кобылка. – Он улыбается, но во взгляде такое изумление, что я тут же понимаю: перестаралась. Наверняка. – Новое платье? – спрашивает Фрэнк.
– Это? – Теперь я пожимаю плечами. – Что ты! Ему сто лет уже. – На мне черное платье с туго затянутым корсетом (и мне в нем уженеудобно), купленное пару лет назад в припадке безумия. (Корсет мне затянула Мэри, так что я чувствую себя как Скарлетт О'Хара.) Тем не менее, если уж говорить о платьях-завлекалках, это самое подходящее – грудь поднимается, талия утягивается, попка округляется. Платье с рукавами, так что мне не придется выставлять напоказ свои дряблые руки, юбка прямая, так что и бедра в выигрышном формате. Платье очень красивое, но мне в нем неловко. Слишком много выставлено напоказ. Много и сразу.
– О, да ты еще и подросла, как я погляжу, – говорит Фрэнк и переводит взгляд на сексапильные замшевые сапожки с вытянутым носком, на убийственных шпильках. От этих испанских сапожек у меня жуткая боль в ногах, и если придется сегодня танцевать, летальный исход обеспечен. Очень, очень надеюсь, что мой диджей не потащит нас на дискотеку. А ведь до этой минуты такая мысль даже не приходила мне в голову. Черт!
Фрэнк смотрит на мои колени, потом на часы.
– Славные ножки. Ты вызвала такси?
– Да, будет через десять минут.
Фрэнк меряет шагами комнату, как юнец.
– Успокойся, Фрэнк, мы не опоздаем. Фрэнк улыбается, но тут же снова делается серьезным и продолжает ходить по комнате. Ни разу не замечала, чтобы он так нервничал перед свиданием. И с Луизой он виделся только вчера. А если учесть, что он не ночевал дома, то не вчера, а сегодня утром. В этом изобретении из китового уса я даже не могу вздохнуть, так что и не вздыхаю. Вместо этого надеваю свое любимое розовое бархатное пальто без застежек, но с широким поясом.
Потом – двадцать минут неловкой тишины в такси. Он поглощен своими мыслями, а я умираю от желания спросить его о Луизе, но молчу, потому что боюсь, как бы ответ не оказался мне противен. Мы высаживаемся у “Дыни” – там полно модненьких мальчиков и девочек, у мальчиков экстравагантные бородки, а у девочек – экстравагантный пирсинг, у тех и у других штаны болтаются на бедрах, держатся на честном слове где-то на середине ягодиц.
– У меня такое чувство, будто я приехала на школьную дискотеку за дочерью. – Я вдруг понимаю, что вся эта затея никуда не годится. И что здесь делаю я в таком виде?
– А у меня такое чувство, что ты меня завернула, завязала сверху бантик и вручила своей подруге.
Это его первое развернутое предложение за последние двадцать минут. Но я его игнорирую и гну свое:
– Здравствуйте. Я приехала забрать Хани из пятого класса. Честное слово, Фрэнк, я себя чувствую как пенсионерка.
– Если бы это была школьная дискотека, то ты была бы мамой, в которую влюблены все мальчики, так что перестань волноваться. Пошли поищем их. – Он по-доброму улыбается мне в первый раз за вечер, берет за руку и ведет за собой.
Мы протискиваемся сквозь плотную толпу орущих бородато-пирсингованных подростков. Музыка грохочет, интерьер – в стиле “индастриал”: бетон, серая краска, трубы. (Удивительно, как такой интерьер никогда не выходит из моды. Помню, еще лет пятнадцать назад я ходила в такие же заведения, и тогданам казалось, что это очень современно.) За длинным баром открывается большая комната с посадочными местами – угловатыми бетонными столами, жесткими стульями и неудобными, обтянутыми грязно-коричневой тканью скамейками. Не самое уютное место, но лучше, чем ничего. Адриан и Луиза сидят за прямоугольным столом, пьют коктейли из стаканов. Мы их первыми заметили – теплая сухая ладонь Фрэнка незаметно пожимает мою, потом он отпускает меня.
– Bay! – громко присвистывает Адриан, вскакивая со своего места. – Выглядишь ослепительно, – говорит он нормальным языком образованного человека, чем окончательно сбивает меня с толку.
Я застенчиво чмокаю его в щеку. Пожалуй, я пока не буду торопиться снимать пальто. Шпилька из прически зверски впивается мне в череп.
– Привет, – шепчет Фрэнк Луизе.
Она сегодня очень мила, как цветочек-ангелочек. Взгляд девственницы и тело обольстительницы. Тут же становится ясно, как я перестаралась. Ее брючки с вышивкой в индийском стиле держатся на бедрах, открывая загорелый и до неприличия плоский живот; шелковая маечка подчеркивает округлую упругую грудь и мускулистые плечи. На макияж она потратила часа три, но выглядит так, словно не красилась вовсе. На такой макияж клюют все мужики: заявляют, что женщина “красива от природы”, пока не увидят ее без косметики. Но Луиза действительно красива от природы. Даже с ненакрашенным лицом она похожа на Мадонну, только свежее и милее. А с косметикой и вовсе сногсшибательна.
А я-то вырядилась, раскрасилась. Даже пальто мое сюда не вписывается – в таком виде только в оперу.
– Выглядишь потрясающе, -говорит Фрэнк Луизе.
Послушать нас, так мы подростки на первом свидании.
– Ты тоже неплохо смотришься. – Луиза стреляет глазами из-под прикрытых ресниц. – Присаживайся.
Адриан ставит рядом с собой скамейку, и я тоже сажусь. К сожалению, не могу ответить ему взаимным комплиментом, потому что мой ухажер выглядит как полный придурок (выражаясь словами Фрэнка). Под всем этим тряпьем несомненно скрывается симпатичный мужчина, но он как будто намеренно навешивает на себя всякую дрянь, чтобы не показаться красивым. Во-первых, его бороденка. В честь нашего свидания Адриан подровнял ее почти под корень, в итоге из его в принципе очень недурного подбородка торчит крохотный пучок черных волос. За огромными очками из цветного оргстекла в духе Боно<Солист знаменитой ирландской рок-группы “U2”, известный своей общественной деятельностью.>, только розовыми, его глаза похожи на глазки кролика. А Боно я терпеть не могу. (Боно! Боно! Что все с ним носятся как полоумные?) Так что его усилия пропали даром – в целом его лицо напоминает большеглазую муху. Смотрим ниже. Золотые цепи и браслеты и мешковатый бежевый спортивный костюм, размера на два больше, чем нужно, но в области паха штаны сидят подозрительно плотно. Во всяком случае, в костюме Адриану явно удобно, и под ним ничего нет, так что мне видна мускулистая грудь, в меру привлекательная. Видимо, сказывается мой возраст, потому что я не могу сосредоточить внимание на рельефных мышцах голой груди, а вместо этого пытаюсь представить его в поношенных джинсах и кашемировом джемпере. Ему бы очень пошло. Зачем он носит столько колец на одном пальце? Может, у него и на ногах колокольчики? Он что, никогда Али Джи<Чрезвычайно популярный в Британии комик, шоумен и рэп-певец.> не видел?
– Что будешь пить? – спрашивает Адриан, прижимаясь ко мне бедром.
– Коктейль с шампанским, пожалуйста.
– Тут такого не подают, подруга, – смеется он.
“Подруга”! Мужчин, которые так обращаются к женщинам, надо сразу расстреливать.
– Тогда бокал шампанского, дружок.
– Мне тоже, – говорит Луиза. – Привет, Стелла. Выглядишь классно.
– Спасибо, ты тоже.
– А мне пива. – Фрэнк очень странно на меня смотрит, как будто вот-вот рассмеется.
Люди то и дело проходят мимо нашего столика. Сидим как в зоопарке: мол, здесь и такие экземпляры встречаются. Но я понимаю, почему Адриан выбрал это место – он сюда отлично вписывается. Периодически он отвлекается от нашей потухшей компании (Фрэнк странно напряжен, пока в голову ему не ударяет хмель, Луиза раздражающе болтлива, я слишком озадачена абсолютно непонятным языком, на котором изъясняется Янгста), чтобы приветствовать очередного знакомого странным жестом или бессмысленным “йо”. Фрэнк, видимо, тут тоже кое-кого знает. Мы с Луизой сидим счастливые хотя бы тем, что нас вывели в свет и что в данный момент мы не так одиноки, как обычно.
– Я хочу есть, – в конце концов заявляет Фрэнк. – Стелла, уверен, тоже, можно даже не спрашивать. Каков план действий, друг?
– Думал, мы тут посидим немного, расслабимся. Потом перекусим где-нибудь по дороге. Я заступаю в одиннадцать. – Адриан вытаскивает из кармана пачку контрамарок. – Вот, вы все в списке. Комнаты для VIP. Все дела там... въезжаешь? – Он многозначительно шмыгает и улыбается.
О нет, только не это. Наркотики! Нет, нет, нет! Не выношу наркоты – это первый пункт в моем списке того, что не должен делать человек старше двадцати пяти лет. (Главные три пункта: 1 – наркотики, 2 – тантрический секс, 3 – мелирование или другое заметное использование осветляющего средства. И это только вершина огромного айсберга.) Все эти мужчины среднего возраста в немодных костюмах, обнюхавшиеся кокаина, вызывают у меня глубочайшую депрессию. Тусовщики, которым давно за тридцать и которые, наглотавшись экстази, танцуют в своих гостиных, надевают карго, машут руками и делают вид, что на дворе все еще 1988-й, и жизнь прекрасна, и все еще впереди... Что может быть печальнее? И все-таки еще более жалкое зрелище – те, кто свою юность провел в библиотеках и лабораториях (вместо того чтобы прогуливать школу и пробовать наркотики, как это делают во Франции, – мы считаем, что лучше перебеситься в юном возрасте), а теперь ходят под вечным кайфом, обожравшись кокаина, и думают, что наконец-то стали “крутыми” в свои сорок два. Благодаря Доминику я знакома со многими такими типами – он и сам был не прочь иногда нюхнуть. Время от времени он со своими клиентами уезжал на “мальчишники”, которые никогда не обходились без пары таблеток витамина Э. Возвращался под утро, возбужденный, и долго ползал по мне, пока ему не удавалось меня разбудить и возбудить. Когда же я наконец просыпалась, то обнаруживала, что его наркотический запал погас, а пенис сморщился до состояния улитки (это бывает от экстази). Маленькой, крохотной улитки. Кому понравится думать, что у партнера пенис похож на улитку? Никому, поверьте на слово.
Понимаю, мои суждения терпимыми не назовешь, и знаю, что многим моим вполне симпатичным и милым ровесникам возраст не мешает употреблять наркотики. Но я считаю, что некоторые вещи, в том числе наркотики, могут быть только прерогативой молодежи. То, что в двадцать лет выглядит как безрассудство и глупость, в сорок уже больше похоже на отчаяние и безысходность. Для меня кокаин – это пустой взгляд и бессмысленный словесный понос – мерзкое сочетание, неизменно вызывающее отвращение и злость. Гадость, просто гадость. А теперь мы еще и самые старые тусовщики города. Этого следовало ожидать. Давай, Стелла, дерзай.
Переходим к ужину, точнее, к одному из тех ресторанов, где все красиво и шикарно, – сюда приходят в дорогих мехах и без нижнего белья. Кстати, еда здесь отвратительная. Как только вся наша компания усаживается за столом, мы с Луизой исчезаем в направлении дамской комнаты.
– Ну? – спрашивает она из соседней кабинки.
– Ну, – отвечаю я.
И две струйки журчат в унисон.
– По-моему, все идет отлично. – Хм-м-м.
– Ты Адриану очень понравилась.
– Я рада.
Пошуршали бумажкой, смыли. Через кабинку от нас женщина выпускает низкую протяжную ноту, как на трубе. Меня всегда удивляет, как и зачем люди копят в себе газы до посещения общественных мест – в ресторанах туалеты буквально набиты женщинами, которые словно специально ждут момента, когда их зад припадет к деревянному сиденью унитаза и разразится газовым взрывом.
Мы с Лу встречаемся у раковины. Мое странное, непристойно губастое лицо всплывает в зеркале и повергает меня в глубокий шок. Мы смотрим друг на друга и ухмыляемся. Из дальней кабинки доносится стон облегчения и радости, словно ее обитательница только что достигла долгожданного оргазма. Мы с Лу моем руки и хихикаем. Потом она простодушно откидывает свои белые локоны и широко открывает рот, проверяя, не застрял ли в зубах шпинат.
– Как думаешь, я Фрэнку понравилась? – спрашивает она.
– Да.
– Нет, в другомсмысле.
– И в этом смысле тоже. – Я обновляю румяна на скулах. – Можешь не сомневаться, у тебя же есть вла... в общем, необходимые интимные места, так?
– Стелла!
– Что? Я тебе правду говорю.
– Ты думаешь, я ему правда понравилась?
– Господи, Лу! Я тебе уже дважды ответила. Ты не слышала?
– Нет, ты уверена, – она цепляется за мою руку, – что тебе не будет обидно? Просто у тебя сегодня такое странное настроение.
– Наверное, потому, что мне сейчас пришлось выслушать часовую лекцию о хип-хопе, – улыбаюсь я. – Извини. Но это меня развеселило, – указываю я на кабинку, где засела музыкальная женщина.
– Я заметила, что ты Адриану очень понравилась.
– Если бы я была глухой, мы составили бы отличную пару.
– Так ты точно уверена, что не против... Ну, насчет Фрэнки?
О, теперь уже “Фрэнки”? Я экспрессивно вздыхаю, что означает: “Как вы мне надоели, отвалите же все от меня”.
– Совершенно уверена. И пожалуйста, перестань спрашивать меня об этом, Лу.
– Просто он потрясающе классный. – На лице Луизы расплывается такая блаженная улыбка, какой не увидишь даже на лицах новообращенных христиан в день крещения.
– Хм. Не боишься ошибиться, Лу? Сказать ей? Или нет? Язык чешется. Но я вовремя напоминаю себе, что Фрэнк никогда плохо со мной не обходился, что его личная жизнь меня не касается и нельзя вот так портить вечер своей подруге. То есть язык-то у меня все равно чешется, но я его держу за зубами.
– А что у вас было вчера? – спрашиваю я, взлохмачивая волосы для большей сексуальности. – Когда вы ходили смотреть картины?
– О, он прекрасно рисует, правда? Просто замечательно. – И тут ее прорвало: – Мне нравится старомодная живопись. Нравится, когда человек просто умеет рисовать. Или писать маслом, как правильно? Ты видела его наброски? Очень красивые. И тот, где ты, – такой милый...
– Я? Он никогда меня не рисовал. Он спец по коровам. Как ты, наверное, заметила.
– Да, но у него есть такой крохотный рисунок – там вы с Хани. Неужели ты не видела?
– Ах, этот... – Я вру. Сознание того, что у Фрэнка есть тайно сделанный рисунок, неважно, с Хани я там или без, будоражит. Но это восторженное чувство обсуждать с Луизой я не собираюсь. – И что потом?
– Когда?
– Вчера. Когда ты налюбовалась на его коров, включая меня.
– А, – смеется она. – Потом мы выпили чаю, я все ему рассказала о себе.
– В том числе о том, как тебя бросил отец Алекса?
– О да. Он мне так сочувствовал. Что мне в нем нравится – не только это, конечно, – так это его доброта. Но такая мужская, грубая доброта, без лишних соплей и сантиментов. Ты не находишь?
– В некоторой степени... – и вовремя прикусываю язык. Но честное слово, лицемерие Фрэнка вполне заслуживает высших похвал. – Внешне – да.
– В смысле?
– Да так, неважно.
Лу пожимает плечами и захлопывает пудреницу.
– А потом он меня поцеловал.
Фу! Хотя мне даже нравится, когда строчка из песни оказывается уместна в разговоре.
– А какон тебя поцеловал? – спрашиваю я.
– Ртом, конечно. Губами.
– Хм, нормальный поцелуй? Знаешь, мне всегда казалось, что Фрэнк из тех, кто способен на винный поцелуй.
– А что такое “винный поцелуй”?
– Ну, мужчины думают, что это очень сексуально. Во время поцелуя они заливают тебе в рот вино из своего рта. Я заметила, что обычно так делают типы, которые мнят себя изощренными асами в сексе.
– Господи, – поражается Луиза. – Неужели кто-то еще на это покупается?
– Видимо, да. Они считают, что это сексуально, что это заводит.
– Однажды я такое проделала, в школе, с грушевой настойкой.
– Понятно. В этом-то и суть – никто не целует тебя с хорошим французским вином. Меня тоже однажды так поцеловали, с каким-то мерзким коктейлем... Естественно, если вино гнусное на вкус, оно вытекает у тебя изо рта, а он начинает слизывать его у тебя с подбородка.
– Как собака.
– Точно. Вообще-то я даже удивилась, что этот трюк не использовал доктор Купер.
– Он скорее из тех, кто любит голый массаж с маслом, судя по твоему описанию.
– Фу, голый с маслом! А на бутылочке с массажным маслом непременно написано “Чувственность”.
– Чувссссственность, – хихикает Луиза. И мы обе хохочем.
– Чувссственный масссаж с массслом, – шипит Луиза. – И массаж он делать совершенно не умеет. Мнет тебя как кусок теста и еще хрипит в ухо: “Расслабься”. А масло стекает между ягодиц и попадает куда не надо – полный кошмар.
– Да уж, – подхватываю я. – Потом еще пару дней ерзаешь с этим маслом в заднице и ходишь – точнее сказать, скользишь, – а пахнешь, как старая хиппи.
Луиза согласно кивает. Мы продолжаем обновлять макияж. Обожаю Луизу за то, что она разделяет мое отвращение к голому массажу с маслом.
– С языком? – небрежно кидаю я, выдержав некоторую паузу. – Поцелуй с Фрэнком – он был без вина, что радует, но с языком?
– Нет, Стелла, – смеется она. – Он поцеловал меня по-дружески, на прощанье. Но в губы. В общем, на самом деле это я поцеловала его, а он поцеловал меня в ответ.
– Ясно.
– Очень быстро, но я заметила, что целуется он хорошо.
– Правда?
– Да, – говорит она. – Чувствуется опыт.
– Да, опыта ему не занимать, – соглашаюсь я. – Нам, пожалуй, пора.
Мы идем к двери, и в это время выходит женщина из позорной кабинки.
– Какая невоспитанность, – фыркает она. – Надо знать место и время для подобных разговоров.
– Горох – очень странный фрукт, – замечает Луиза.
– Чем больше ешь – тем звонче пук, – завершаю фразу я.
Мы выкатываемся из дамской комнаты, давясь от смеха, довольные этой детской шалостью. Я сама не уследила, как развеселилась.
Я заметила, что люди, проводящие большое количество времени в шумной обстановке, например в ночных клубах, совершенно не умеют общаться. Адриан с трудом составляет предложения, зато к десерту он стал очень выразителен в жестах (возможно, это объясняется тем, что он пару раз бегал в туалет и возвращался оттуда очень оживленный). Начал он с того, что убрал прядь волос с моей щеки, потом стал кормить меня своим пудингом, а после перешел к поглаживанию моей лодыжки – этому я сопротивлялась как могла, поскольку серьезно опасалась, что его огромные кроссовки измочалят мои сапоги. Фрэнк уронил салфетку и, поднимая ее с пола, мог лицезреть происходящее под столом. Из-под стола он вынырнул с сердитым лицом, чем очень меня порадовал.
– Итак, – говорит Фрэнк, кладя руку на плечо Луизе так, что его ладонь оказывается чуть ли не у нее на груди. – Куда теперь?
– Тусоваться, – отвечает Адриан, проделывая тот же трюк своей рукой. К сожалению, моя грудь значительно крупнее Луизиной, хоть и не такая упругая. Поэтому в результате этой манипуляции он фактически схватил меня за грудь. – Черт! Извини, – конфузится Адриан, но его двигательные функции отстают от мыслительных, поэтому он в смятении все еще сжимает мою левую грудь, будто дыню.
– Хм, ты не мог бы...
– Извини, – беспомощно повторяет Адриан, все еще не в состоянии отцепиться от моей груди.
Фрэнк тянется через стол и отцепляет его от меня.
– Вот хрен, – бормочет он на родном наречии. – Я тебе челюсть сверну.
– Я нечаянно... Прости, подруга. Я принял витаминку Э.
– Ладно, – отвечаю я, еле сдерживая смех, и подмигиваю Фрэнку, моему спасителю. Вид у него не очень довольный, а Луиза так широко улыбается, что того и гляди челюсть вывихнет.
– Хороший комплект, подруга. – Луиза так долго сдерживала смех, что он прорывается громким хрюком. – Боже! – краснеет она. – Ужас как неловко. Как свинья. Простите, пожалуйста.
– Я думаю, это даже сексуально, – говорит Фрэнк, глядя на меня и медленно расползаясь в хитрой ухмылке.
– Ш-ш-ш, Фрэнк. Это никому не интересно. – Но я уже чувствую, как от смеха напрягается живот. – В общем, – поворачиваюсь я к Адриану, улыбаясь как идиотка, которая обожает, когда ее хватают за грудь после десерта, – о чем ты там говорил?
– А, да. Пойдем тусанемся в клубе, я там сегодня играю. Поначалу там не очень людно, зато у вас будет время пропустить по стаканчику.
– Ты откуда родом? – спрашиваю я Адриана. – Говоришь то с одним акцентом, то с другим.
– Слишком много хочешь знать, лапуля, – отвечает Адриан, на этот раз с акцентом американского фермера. Наверное, таблетка догнала.
– Мы идем или как? – торопит нас Фрэнк. – Мне срочно надо принять еще рюмку.
На улице они с Луизой берутся за руки. Я, подогретая четырьмя бокалами вина, дабы переплюнуть эту парочку, крепко хватаю Адриана за зад, пока мы ждем такси.
– Так держать, – радостно реагирует Адриан, поворачивается ко мне и целует в губы.
– М-м, – шепчу я ему с хрипотцой. – Так мило.
Но я все еще с трудом сдерживаю смех, особенно смешно мне становится, когда я ловлю взгляд Фрэнка, пристально и невозмутимо сверлящий меня сквозь моросящий дождь. В любом случае, если учесть, что еще пару часов назад я боялась свидания как огня, события развиваются совсем неплохо.
Туса – так именуется вечеринка в огромном ночном гей-клубе с нежным названием “Кулак”. Янгста – как только мы приближаемся к двери клуба, он перестает быть Адрианом – работает на самой большой площадке первого этажа, но тут явно есть еще пара этажей, где играют другую (и, надеюсь, более человеческую) музыку. Больше всего мне бы сейчас хотелось оторваться под хит Шарля Азнавура, ну да ладно. Все равно надо что-то делать с моими нелепыми музыкальными пристрастиями, и пара часов наимоднейших техно-ритмов расширят мой кругозор.
Янгста усаживает нас в баре первого этажа, заказывает выпивку и отчаливает к своим вертушкам, оставив на моих губах долгий ленивый поцелуй. Тут, на своей территории, он выглядит круто, и я даже рада, что хватанула его за задницу. Ну, не то чтобы очень рада, но, в общем, мне приятно.
Луиза, Фрэнк и я сидим бок о бок и оглядываемся. В заведение начинает прибывать народ, и все как минимум лет на десять моложе нас. В принципе, в этом нет ничего удивительного – я в ночном клубе не была несколько лет, и хотя Фрэнк вроде даже вписывается в эту обстановку, я знаю, что он по клубам ходить не любит. Луиза не может поверить своим глазам – она сидит, открыв рот от любопытства, отрываясь от своих наблюдений, только чтобы сообщить нам, что это сильно отличается от ее обычного окружения – детского сада, зеленого чая и фетровых шляп, и что здесь она чувствует себя старухой.
– Я даже понятия не имею, что они пьют, – говорит она, указывая на группку молодых людей с бутылочками, похожими на пивные, но в них колышется странная жидкость пастельного цвета. – Я чувствую себя бабушкой.
– Это водка или ром с соком, – говорит Фрэнк. – Ты что, в барах не бываешь?
– А-а, понятно. Нет, в бары я не хожу. Не с кем... раньше было, – жеманно улыбается она ему и снова пялится на молодежь. – И почему они все такие вялые? Они что, все под кайфом? Я даже не понимаю, что они говорят.
– Некоторые под кайфом, – поясняет Фрэнк. – Но не все. Большинство из них просто всегда такие.
– Да, сейчас молодежь не прикладывает ни к чему особых усилий, правда? – продолжает она. – В свое время, когда мы ходили по клубам, мы всегда долго наряжались, красились. Особенно когда я была панкушей.
– Что?
– Я была панком-готом.
– Ты была панком?
– Ну да, – нетерпеливо пожимает плечами Луиза. – И поэтому у меня уходила масса времени на прическу и макияж. А тут все девушки в джинсах и футболках.
– В нарядных джинсах и нарядных футболках, – говорю я. – И уж поверь, они их не на барахолке покупают и не за гроши. Но я тебя понимаю. Это сборище не назовешь оазисом моды и красоты. Однако должна тебе заметить, что панков я тоже образцом моды и красоты не считаю.
Фрэнк издевательски смеется.
– Ну, я недолго ходила в панках, – начинает оправдываться Луиза. – В общем, я хотела сказать, что пара блесток в этом море джинсы не помешала бы. И еще, мне всегда нравилось наряжаться. Единственный человек в приличном наряде здесь ты, Стелла.
– Это я нечаянно. Сдуру не догадалась, что мы окажемся в ночном клубе. Если бы знала заранее, надела бы что-нибудь поудобнее. Например, длинный черный плащ и пару клыков, чтобы угодить вам, мисс панк-вампир.
Лу корчит мне рожу и показывает язык.
В моем перетянутом поясом бархатном пальто уже становится жарко. Но если я сейчас обнажу полгектара плоти, то все сразу подумают, что бабулька дошла до ручки и приперлась клеить мужика, так что пальто остается на мне.
Приносят еще выпивку, а с ней и пакетик кокаина (подарок от Янгсты), незаметно вложенный мне в руку огромным персонажем в шляпе.
– Ого, – говорю я Фрэнку и Луизе, – нам повезло.
Фрэнк смотрит на пакетик, неуверенно зажатый в моей руке.
– Что это?
– Чарли<Кокаин (сленг).>, – цитирую я человека в шляпе. – Он сказал, тут грамма два, и если я правильно помню, то это очень много. Не хотите?
– Ты же не знаешь, откуда порошок, – пугается Луиза. – Может, он плохой, тогда в лучшем случае ты останешься калекой на всю жизнь. Я сама ни разу не пробовала.
– Слушай, перестань накручивать и себя, и меня. Я уверена, порошок хороший. Скорее всего, этот парень тут постоянно торгует, и он знаком с Адрианом. И что мне с ним делать, если вы не хотите? Я тоже наркотиками не балуюсь.
– Да брось ты, – подначивает Фрэнк, – не может быть.
– А ты хоть раз видел меня с наркотиками?
– Нет, но это только потому, что ты все время сидишь дома.
– Просто у меня своя теория насчет пожилых наркоманов. По-моему, это гнусно. Поэтому я не балуюсь.
– Давно? – спрашивает Фрэнк.
– Уже лет десять. Или больше. Ты будешь?
– Да, пожалуй, вдохну полоску, – говорит Фрэнк. – Поверить не могу, что пришел сюда с парочкой пуританок.
Луиза потягивает шампанское.
– Я не пуританка, – возражает она, кидает на Фрэнка томный взгляд и кладет руку ему на бедро.
– Нет? – как ни в чем не бывало спрашивает Фрэнк.
– Нет, – поддерживаю ее я, хотя мне откровенно не нравится выражение их лиц. – Она же панк.
– Нет, – эхом вторит Луиза, потом притягивает к себе голову Фрэнка и целует его. Взасос. Долго. Прямо на моих глазах. А он целует ее в ответ. Язык, губы, язык, потом она начинает буквально пожирать его лицо. Поверить не могу, что я смотрю на это. С ужасом и отвращением, но смотрю и не могу оторвать глаз.
Потом я сгребаю со стола конвертик с кокаином и встаю. У Фрэнка хватило такта поднять на меня взгляд и пробормотать:
– Ты куда?
– Приму дозу.
Фрэнк ненадолго отрывается от Луизы, чтобы дать передышку мышцам языка. У него на лице жуткое выражение – выражение возбужденного мужчины.
– Но ты только что сказала, что не балуешься наркотиками.
– Я передумала. Поменяла мнение на противоположное. Пока.
И я ухожу с конвертом в руках искать туалет.
Отойдя на безопасное расстояние, оборачиваюсь и смотрю на них. Голова Луизы на плече Фрэнка: они все еще в засосе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия



Отличная книга. Буд-то чей-то дневник читаешь.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЛюбовь
19.08.2012, 19.08





а и правда- отличная книга.
Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия1234
20.08.2012, 2.20





Книга, конечно, отличная. Вся проблема в том, что 40 лет относишься спокойней ко всему.Как в романе сказано: "Давай просто... Будем" . Можно с его любовницами в одних трусах в ванне встречаться, знать, что с подругой спит, ночью слушать, как он трахается. Только как-то грустно это.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЭлис
14.12.2012, 17.21





Отличная книга. Жаль, что закончилась;(
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЮлЯ
29.08.2014, 20.29





Отличная книга. Жаль, что закончилась;(
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЮлЯ
29.08.2014, 20.29





Грустно. И даже очень. После всего... И просто будем.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияОна
19.11.2014, 16.27





Чудесный роман! Смеялась до упаду. Это - не классический любовный роман с встречами - поцелуями - признаниями, а дневникоые записи одинокой( в начале романа) женщины. Очень смешно!!1
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияАлёна
5.07.2015, 19.37





10 за полный пофигизм ГГ. Эх, так бы по жизни...
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияАННА
7.07.2015, 22.24





Жалко её!
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияКама
6.02.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100