Читать онлайн Почему ты меня не хочешь?, автора - Найт Индия, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Найт Индия

Почему ты меня не хочешь?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Начинаем где-то на восточном конце Лондона. Фрэнк заказывает мартини с личи. Я такого раньше не пробовала, но хочу сказать, на вкус это – потрясающе.
– Итак, – говорит Фрэнк, когда мы усаживаемся. – Отличный парень, но не твой тип.
– Кто, Руперт? Нет, сейчас уже нет. Но тогда он был именно то, что нужно, – такой нефранцуз. И это было сто лет назад, Фрэнк. Нам вместе было весело. Все равно что быть замужем за братом.
– А секс?
На Фрэнке сегодня костюм, с черной рубашкой и черным галстуком. На любом другом такое сочетание выглядело бы нелепо – как попытка сойти за крутого типа из фильма Гая Ричи. Но Фрэнк в этом обличье выглядит чудно – этакий симпатичный плохиш. Суровый, если не улыбается.
– Да, секс у нас был, – серьезно говорю я, – милый и веселый секс. Знаешь, так бывает, когда тебе легко с человеком и ты его не стесняешься. Мы смеялись до упаду, чудили – называли свои гениталии дурацкими именами.
– Да, – вздыхает Фрэнк, – знаю, но у меня давно такого не было. А жаль.
Ага! Значит, у него были не только бабочки-однодневки. Наверное, этот вздох относится к матери его ребенка. Может, хотя бы изредка о ней вспоминает. Или все же совсем забыл?
– Тебе никогда не кажется, что у тебя слишком много секса? У меня в прошлом, конечно, были времена, когда я меняла мужчин как перчатки, но количество женщин, перебывавших в твоей постели, меня просто ужасает. Это даже вредно.
– Почему?
– Во-первых, отнимает массу сил.
– У меня сил хватает, – ухмыляется Фрэнк. – Еще мартини? Не увлекайся им, а то завтра будет плохо.
– Да, пожалуйста. Необыкновенно вкусно, да? И не волнуйся за меня. Я тебя запросто перепью, вот увидишь.
Фрэнк поднимает одну бровь, затем подзывает официанта.
– Может, ты все время ищешь?
– Возможно.
– И кого же? Идеальную жену?
– Похотливую самку, – улыбается Фрэнк, поднимая бокал. – Будем здоровы.
– Будем.
– Я бы даже сказал, жутко похотливую самку, – уточняет Фрэнк.
– А что такое “похотливая самка”? Как это понять? Мне, да и всему женскому населению, было бы интересно знать, что мужчины подразумевают под этими словами.
– Это сложно объяснить, – разочаровывает меня Фрэнк. – Некоторых женщин можно назвать похотливыми самками, а некоторых – нет.
– Но почему? Толком можешь сказать?
– Видишь ли, – говорит Фрэнк, зажигая сигарету, – все дело в том, что эти похотливые самки, они просто не могут по-другому.
– В смысле?
– Ну, они похотливы по своей натуре. Такая женщина не пытается быть похотливой, потому что она такая от природы.Нельзя быть на людях чинной дамой, а в постели вдруг обернуться похотливой самкой. Это будет притворство.
Принесли вторую порцию мартини.
– Что ты подразумеваешь под словом “похотливая”? Это та, у которой такой вид, будто она минуту назад занималась сексом, а теперь сидит перед тобой и думает, как бы и тебя в постель затащить?
– Иногда, но не обязательно.
– Так что? Как Памела Андерсон?
– Да. Ты смотрела то видео с ней?
– Нет.
– Вот она точно похотливая самка. И дело не в том, как она выглядит. Дело в ее, хм... энтузиазме. То есть женщина может быть очень изощренной в сексе, но при этом не быть похотливой самкой. Все дело в отношении.
– Выходит, если ты делаешь кому-то минет с нескрываемым удовольствием, то ты – похотливая самка?
– Возможно.
– Ничего толком не можешь объяснить, – недовольно вздыхаю я.
– Извини, – пожимает он плечами, странно улыбаясь. – Но ведь это совсем не важно.
– Полная чушь! – восклицаю я. – Очень даже важно, иначе ты бы не искал ее с таким упорством и меня не раздирало бы любопытство. Так что давай, Фрэнк, выкладывай. Приведи мне примеры. Кого можно назвать похотливой? Как насчет тех голубых трусиков, что приходили к тебе пару недель назад? Она из них?
– Кто, эта птичка-невеличка? Да нет.
– А как насчет блондинки, которая ввалилась в ванную, когда я принимала душ, та, что была до крикуньи? Помнишь? Она такая?
– А, та, – улыбается Фрэнк. – Да, она такая.
– А еще кто?
– Не думаю, что ты с ними знакома.
– А ты можешь сразу определить, какая женщина окажется в постели похотливой самкой? Среди тех, кто здесь сейчас сидит, есть такие?
– Ты серьезно?
– Абсолютно.
– Ладно. Тогда пересаживайся вот сюда, рядом со мной, а то шею себе свернешь.
Я перебираюсь со стула на обитую кожей скамью.
– Нельзя быть уверенным на все сто процентов, – говорит Фрэнк. – Поэтому у меня в постели и оказались Алые Трусики. Но можно предполагать.
– Голубые Трусики.
– Что?
– На ней были голубые, а не алые трусики.
– Неважно.
– Ты мерзкий тип, – по-дружески сообщаю ему я. – Ну да ладно. Кто? Показывай.
В баре, где мы сидим, собрался обычный контингент: модный молодняк и люди постарше, одетые, как и мы с Фрэнком, в черное. В правом дальнем углу за круглым столом скучилась компания девушек, которые не очень вписываются в общую картину бара, хотя явно стараются сойти за “своих”. У них юные, свежие лица, и, несмотря на обилие косметики, стильную одежду и взрослые прически, они более гармонично смотрелись бы на солнечной полянке, резвясь с пони и собачками.
– Ну, ни одна из них явно не подходит под твое определение. Это даже мне понятно, – говорю я.
– Где?
– Тот большой стол в правом углу. Компания деревенских девчушек. Девичник из Хэмп-шира.
– Та, что в середине, в бледно-розовом, – говорит Фрэнк.
Обзор мне закрывает чья-то голова, поэтому я не сразу могу ее разглядеть.
– Эта блондинка? Не может быть. Девушка напомнила мне Крессиду: такая же откормленная, розовощекая, у нее плотная округлая грудь и доброе лицо. Больше похожа на доярку.
– Она похожа на доярку.
– Она – похотливая самка, – отвечает он, – слово даю.
– Но у нее такой целомудренный вид! Нет, я ничего не понимаю. Ты говорил, что такие штучки обычно выглядят вызывающе, словно напрашиваются на секс.
– Нет, Стелла, это ты так сказала. И ты права отчасти. Некоторые могут выглядеть вызывающе, а некоторые – нет. Иногда те, что с виду сама невинность, и оказываются самыми ужасными развратницами. А иногда нет. Видишь вон ту женщину в черном платье? – он показывает на тощую спичку, ссильно подведенными глазами. На ней слишком короткое для ее возраста платье. – Она тоже.
– Не понимаю, – повторяю я. Жутко становится от того, как точно он может угадать столь интимные черты в совершенно незнакомых женщинах. Бах, бах, бах – та, та, и эта. С этой не стоит связываться. Вот так, легко и быстро. По-мужски грубо. Этому трудно противостоять.
– По ним видно, что они любят секс, – объясняет Фрэнк.
– Откуда ты знаешь? Ведь никто не пытается специально показать своим видом, что секс ему противен.Хотя, как я заметила, на дальних шотландских островах есть такие личности. Но все остальные...
– По ним видно, что они сами тебе отсосут, и просить не надо. Причем сделают это с удовольствием.
– То есть тебе не придется наклонять им голову вниз, в этом смысле? – хихикаю я.
– Точно.
– Ну у тебя и лексикон: “отсосать”. А еще оделся как джентльмен.
– А я парень простой – что на уме, то и на языке, – отвечает он, и мы оба смеемся.
– Твое определение похотливой самки больше подходит для порножурнала, – говорю я некоторое время спустя. – По-твоему, это женщины, которые напрашиваются на секс, и стоит им только прикоснуться к твоему члену, как они тут же кончают от счастья. Наверное, считаешь, что женщины без мужика просто жить не могут. Ты прямо как эти бедные извращенцы, что пишут порнушку в Интернете. “Возьми меня, – умоляла она, – о, возьми меня, я истекаю влагой от желания почувствовать в себе твой огромный, великолепный, шика-а-а-рный член”. Вот какой ты, Фрэнк.
– Наверное, я тебе неправильно объяснил. – Мое обвинение он даже и не думает отрицать. – Все не так просто, хотя отчасти ты права – в этом есть элемент чисто мужской фантазии.
– А я?
Фрэнк поднимает бровь и отпивает мартини. И чего он все время на меня брови поднимает?
– Нет, Фрэнк, серьезно. Если бы ты сидел с приятелем, а я прошла мимо, что бы ты про меня сказал?
– Я закажу тебе кофе. Эти коктейли очень крепкие, а сейчас еще только девять часов.
– Ты мне что, в папочки заделался?
– Да. – Он хватает официантку, в буквальном смысле хватает ее за фартук – и заказывает мне кофе, а себе (ха!) еще один мартини.
– Господи, – иронизирую я. – Ты провинциал до мозга костей, просто мужлан. “Мне тройной виски, а для дамы – сок, пожалуйста”. Это уже слишком.
– Не хочу, чтобы тебя вырвало на мои туфли, – резко отвечает он.
Я раздраженно вздыхаю.
– Итак, что бы ты сказал про меня?
– Я думаю, ты та еще штучка, но не знаю, можно ли тебя назвать похотливой, – говорит Фрэнк, все еще оглядывая зал.
– Спасибо и на этом. – Я откидываюсь назад и тоже оглядываю зал, но не слишком пристально. Небольшая лекция Фрэнка о мужских предубеждениях смутила меня.
– Фрэнк, ты один такой или все мужчины ведут себя так?
– Все, и не только мужчины.
– Я – нет. По крайней мере, не так, как ты. И Руперт тоже, наверное, нет, и Доминик. Не так грубо. Разве ты никогда не думаешь про себя: “У этой красивые глаза, а у этой – симпатичная мордашка”?
– Бывало пару раз.
– Пару раз? Когда?
– Давненько уже.
Вот, опять мы вернулись к жене, подруге или кем там она ему приходилась. Точно. И даже несмотря на то что я пьяна и мне жутко любопытно, я не решаюсь задать вопрос. Просто не могу. Вместо этого говорю:
– Я разочарована в мужчинах. Ты все так жестоко обрисовал.
– Прости, Стелла. Ты ведь сама просила научить тебя секретам флирта. Пойдем. Тут близко, прогуляемся пешком.
Вечеринка, на которую мы отправились, оказалась приемом в честь открытия очередной новой галереи. Как и следовало ожидать, галерея представляла собой огромное белое пространство, заставленное смешными инсталляциями гигантских насекомых из латекса, помещенных в стеклянные кубы. Когда мы входим, в зале стоит дикий шум: гул голосов, громкое дребезжание музыки, от которой у меня тут же начинается мигрень. Канапе все черные; черная икра уложена пирамидками на небольших печенюшках с чернилами кальмара; черный хлеб, намазанный каким-то черным маслом, и с ломтиками черных трюфелей; тарталетки с черешней в шоколаде. Черешня вкусная. Из напитков – коктейли с кофейным ликером.
– Да уж, назад в прошлое, – говорю я Фрэнку, пока он тащит меня сквозь толпу, обняв за талию. – Для полноты картины не хватает только Доминика.
– Мы тут ненадолго, – роняет Фрэнк, когда на него, визжа от восторга, накидывается классической красоты блондинка.
Я отступаю на несколько шагов, изображая интерес к паре латексных уховерток (большие опрокинутые фигуры, обозванные “Инсектицид”). Оторвав от них взгляд, я, к своему великому удивлению, замечаю, что Фрэнк разговаривает уже с брюнеткой. У нее под платьем такой “поднимающий” бюстгальтер, что грудь неестественно бугрится прямо под подбородком. Я пытаюсь встретиться взглядом с Фрэнком, но тщетно, поэтому какое-то время брожу в одиночестве. Естественно, на такой вечеринке нет ни единого шанса избежать встречи с друзьями Доминика. Здесь я насчитала шестерых, включая одного женатика, что набросился на меня за ланчем несколько месяцев назад. Он пришел сюда с супругой, и она не в восторге от нашей встречи. “Дорогая, твой муж отвратителен. И если ты рада, что у тебя есть хоть такой мужик, это еще не значит, что все незамужние женщины Лондона спят и видят, как бы поскорее затащить твоего уродца в постель. Он лысый. У него большое брюхо. Кроме того, я знаю, что у него премерзко воняет изо рта. Так что расслабься и не смотри на меня как на врага народа. А это чудовище можешь оставить себе”. Вот что я хотела бы ей сказать, но...
– Привет, Сара. Рада тебя видеть, – чирикаю я.
– Помнишь Стеллу? – спрашивает муженек. – Она раньше была с Домиником.
– Да, – отвечает Сара без лишнего энтузиазма, демонстративно пытаясь обхватить благоверного за безразмерную талию.
– Мы с ними как-то ездили в Прагу на выходные, помнишь? – продолжает муж.
– Что-то не припоминаю, – нахально врет Сара, поглаживая его круглую щеку и не сводя с меня глаз.
– Неважно, – улыбаюсь я. Да что с ними со всеми, с этими женщинами? Почему они все думают, что при первой же возможности я накинусь на их уродливых мужей и изнасилую не сходя с места? – Приятно было снова встретиться. Мне нужно найти своего друга, – невнятно бормочу я, отчаливая от них.
– Надеюсь, она поняла намек, – шипит Сара за моей спиной. – Поверить не могу, что она пыталась и тебя соблазнить.
– Просто она очень одинока, – говорит он громко.
Ну и наглец, учитывая, что это онпригласил меня на ланч и оннакинулся на меня. Мужчины такие жалкие, думаю я, гневно шагая по залу, да и женщины тоже. Всегда готовы переложить ответственность со своего мужика на другую женщину. Черт возьми. И все же теперь, когда у меня появилась светская жизнь, я стала более цивилизованной. Еще три месяца назад я бы повернулась и высказала Саре все, что о ней думаю. Но сейчас я направляюсь в дальний конец зала, где не так людно, и, к своему изумлению, сталкиваюсь нос к носу с тем, кто устроил весь этот ужасный музыкальный шум. Великолепный Янгста, в ослепительно желтом спортивном костюме, весь в золотых цепях.
– Ой, – говорю я. – Надо же. Привет. Я – Стелла, мы с вами на днях познакомились...
– Да, да, помню, – отвечает Янгста.
– Вы тут играете?
– Верняк. – Он указывает на несколько вертушек, за которыми в данный момент орудует мини-версия Янгсты, тоже в спортивном костюме. – Я собирался вам звякнуть. – При этих словах он мизинцем и большим пальцем правой руки изображает телефонную трубку.
– Позвоните, – улыбаюсь я. – Буду рада.
– Тусанемся, а? Поужинаем там, то, се?
– Легко.
– Мне пора к декам, – извиняется он. – А какие планы на сегодня попозжей?
– Вообще-то я тут с другом. Думаю, мы потом куда-нибудь еще пойдем.
– Я с полуночи диджею в Кингз-Кросс, – говорит он, вручая мне пару контрамарок. – Если хотите, заваливайте.
– Хорошо. Если не приду, то созвонимся.
– Стопудово, – обещает Янгста, кивая по-собачьи. – Верняк. Заметано.
Я пробираюсь в другой конец комнаты мимо всех бывших друзей (вслед то и дело слышу: “Смотри, Стелла, бывшая жена Доминика”), ищу Фрэнка и нахожу его в компании отца моего ребенка. Невероятно, сам Доминик тут как тут. Держится словно король вечера, хоть и немного помят. На секунду мне становится грустно, что мой мир так тесен, но потом я впадаю в ярость. Почему он не сказал, что приезжает? Что, трудно было позвонить? А как же Хани? Она и так редко видится с отцом. А вдруг нас бы не оказалось в городе?
– Черт возьми, ты почему не в Токио? – говорю я, как только мне удается пробиться к нему сквозь небольшую толпу.
– Стелла! – Он отрывается от своей свиты. – Я прилетел всего пару часов назад. Парень, что открыл галерею, – мой старый друг. Как Хани?
– Прекрасно, хорошеет с каждым днем.
– Я тут ненадолго по делам. Не возражаешь, если в выходные приду ее повидать, когда высплюсь?
– Ты мог бы меня предупредить. Позвонить. Нас могло не быть в городе. Конечно, приходи. Она обрадуется. Ты слишком редко ее навещаешь.
– Пожалуй, приду прямо завтра. Ну как дела, Стелла? Выглядишь потрясающе. Фрэнк сказал, что ты здесь. Кстати, если говорить об отсутствующих отцах... – добавляет он вполголоса, – все нормально?
– Отлично. А как ты? – Меня очень волнует один вопрос, но я не могу сейчас спросить своего бывшего, хрюкала ли я во время оргазма.
– Как обычно. Токио – прекрасный город. Вдохновляет меня. Кстати, когда я был здесь в прошлый раз, я не знакомил тебя с Кейко?
– Знакомил, мимоходом.
– Она сейчас в отеле, отсыпается, но завтра я бы мог взять ее с собой.
– Конечно, приводи.
– Ладно, мне пора. Тебя подвезти? Я с шофером.
– Нет, мы с Фрэнком сегодня развлекаемся.
– Вы с ним...
О нет, только не это.
– Нет, Доминик.
– Хорошо. Он тебе не пара, Стелла. Я его хорошо знаю, даже слишком хорошо, – смеется он. Все-таки есть у Доминика одна очень неприятная черта. – Он, конечно, молодец. Но я не представляю тебя в компании деревенского парня за кружкой темного эля.
Я кидаю на бывшего недобрый взгляд, но он его игнорирует.
– Кроме того, – никак не угомонится Доминик, – он не слишком разборчив в связях. И надежным его тоже не назовешь. Ты ведь помнишь, у него есть...
– Да, – прерываю я его. – Я знаю.
– Хорошо, – повторяет Доминик. – Не забывай.
Фрэнк проталкивается к нам.
– Не говори ему, что я тебе сказал, ладно? – шепчет Доминик. – Знаешь, информация о клиенте... все-таки – это профессиональная тайна. И вообще, по-моему, с ним эту тему лучше не затрагивать.
– Спасибо за заботу.
– Всегда пожалуйста, – говорит непробиваемый Доминик. – Слушай, я позвоню тебе утром. Может, вместе сходим пообедать куда-нибудь. Рад тебя видеть.
– Я тоже. Созвонимся завтра. Доминик уходит.
– Хватит? – шепчет Фрэнк мне на ухо.
Я вижу, что это заметила женщина со вздыбленной грудью, и вижу, что ей это не нравится.
– Да, пошли отсюда. Куда мы теперь и кормят ли там? Я проголодалась.
– Ты что, ничего не ела?
– Нет, только пару тарталеток с черешней. Не потому что невкусно, просто от всего остального у меня бы зубы почернели. Какой умник догадался подавать на приеме такие закуски?
– Я бы и сам не прочь что-нибудь съесть. Как насчет карри? Тут за углом Брик-лейн.
– Фрэнк, ты гений. Пошли. Он смотрит на свои часы:
– Сейчас пол-одиннадцатого. Мы могли бы перекусить, а потом пойти на вечеринку.
– Отлично.
Полчаса спустя, когда мы уютно устроились в душной и людной “Звезде Индии”, между нами возвышается стопка горячих ароматных лепешек.
– Тебе хоть иногда бывает весело на этих вечеринках? – спрашиваю я Фрэнка. – Тебе не бывает скучно? Потому что мне они надоели очень быстро.
– Да, очень скоро перестаешь замечать разницу – они все кажутся похожими одна на другую. Но, – он пожимает плечами и макает лепешку в чатни из йогурта с кориандром, – ведь со всеми вечеринками так бывает. Наступает момент, когда просто хочется сидеть дома.
– С трубкой в зубах и в домашних тапочках? Верю. Ты не мог бы пожирать эти лепешки помедленнее, поросенок. Я тоже хочу.
– Мы еще закажем. И потом, это еще вопрос, кто из нас поросенок.
Я чувствую, как краснею. Фрэнк хитро улыбается и протягивает последнюю лепешку.
– Прости, Бейб, – и издает тихий, почти неслышный хрюк.
Я в ответ пинаю его под столом.
– Ты никогда не скучаешь по Доминику? – спрашивает он, шаря в кармане в поисках зажигалки.
– Нет, с чего бы?
– Не знаю. Разве так не бывает?
– У меня нет. Ты когда-нибудь скучаешь по своим подружкам? У тебя вообще были отношения, которые длились больше часа?
– Да. Ты что хочешь заказать?
– Пока ты живешь со мной в одном доме, не было. Почему? Твоя первая любовь была безответной или плохо закончилась? Ты пытаешься кого-то забыть и потому трахаешься со всеми подряд?
– Нет, – смеется Фрэнк. – Прости, но мне уже тридцать пять, а не двадцать.
– Ты отбеливал зубы? Какие-то они у тебя очень ровные и белые. Я буду курицу тикка масала, одну парату, один простой йогурт, рис с овощами, оладьи бхаджи, и если ты согласишься, порцию острого картофеля на двоих. Ты запомнил? Мне срочно надо по-маленькому.
– Валяй, Зигмунд Фрейд, – говорит Фрэнк. – Что пить будешь? Пиво?
– Да.
Сходив в туалет и заодно позвонив папе, проведать, как там Хани – оказалось, она не спит и смотрит с папой телевизор, – я возвращаюсь в зал. Фрэнк сидит, откинувшись на спинку стула, и мило беседует с женщинами за соседним столиком. Они явно ему симпатизируют, поскольку активно хлопают глазками и хихикают.
Я сажусь на свое место.
– Пока, – говорит дамам Фрэнк и отворачивается от них. – Я уже сделал заказ. Так на чем мы остановились?
– Я спрашивала тебя о нормальных отношениях. Было ли в твоей жизни что-то серьезное, выходящее за пределы кровати?
– А я сказал тебе, что было.
– С кем?
– С подругами, Стелла. У меня были подруги, с которыми у меня были продолжительные отношения. А с одной мы встречались целых три года.
– А кто она? – Сердце бешено колотится: вот он, момент истины.
– Девушка из моего родного города на севере. Я молчу. Он тоже.
– Ну же, Фрэнк. И?..
– И мы с ней встречались три года, – повторяет он скучающим голосом, – но отношения наши никак не развивались, и мы расстались.
– И как она это приняла?
– Не очень хорошо. Обычно, когда тебя бросают, это трудно принять.
– Да, верно. – Для храбрости я глотнула пива. – Вы поддерживаете отношения?
– С Карен? Нет.
– А почему?
– Это что такое? – Фрэнк смеется. – Допрос с пристрастием? А ты поддерживаешь отношения со своими бывшими дружками?
– В основном – да.
– Что, со всеми?
– Нет, – вынуждена я признать. – Но со многими.
– Думаю, просто наши с ней дороги разошлись. Следующий вопрос.
Почему я никогда не могу заставить его говорить об этом?
– А что будет потом, как ты думаешь?
– Где будет?
– С тобой; что будет с тобой потом, в будущем? Какие у тебя планы? Ты хотел бы остепениться?
– Осесть в своем доме с трубкой в зубах, в теплых домашних тапочках?
– Да.
– Когда-нибудь, но до этого еще далеко.
– Фрэнк, можно тебе задать очень старомодный вопрос?
– Валяй.
– Тебе никогда не кажется, что твоя жизнь, сексуальная жизнь, пустая?Неправильная?
– Неправильная?
– Да.
– Нет. Мне не нравится жить с женщиной под одной крышей.
– Но со мной ты живешь.
– Но я с тобой не сплю. Спасибо, – говорит он официанту, когда нам приносят еду. – Ненавижу, – продолжает он, – все это нытье и ссоры, а спустя какое-то время они обязательно начинаются.
Значит, с женщиной под одной крышей он уже жил.
– Может, ты женоненавистник? – спрашиваю я, прожевывая шпинат. – Или гомик?
– Я спал пару раз с мужчиной, давно, еще когда учился в художественном колледже, но мне не понравилось, – отвечает Фрэнк. Как современно. – Мне нравятся женщины.
– Но общаться или жить с ними тебе не нравится.
– Я же общаюсь с тобой и живу с тобой, так?
– Это не одно и то же.
Какое-то время мы жуем молча. Я знаю, что это неприлично, но не могу удержаться и спрашиваю, пытаясь придать своему голосу деликатность:
– В задницу?
– Что?
– С мужиками. В задницу?
Фрэнк ухмыляется мне зловеще:
– Стелла, ты уверена,что хочешь это знать?
– Да.
– А ты сама так пробовала?
– В зад?
– Угу.
– Нет. Я боюсь. У меня фобия. Это как-то негигиенично. А ты?
Фрэнк вздыхает:
– Тебе не кажется, что ты слишком много хочешь знать?
– Нет. Мне интересно.
– Ты прямо как парень, – удивляется Фрэнк. – Симпатичный парень.
– А ты бы меня поимел сзади, если бы я была симпатичным парнем?
– Стелла, я не “имел сзади” парней.
Я киваю, но потом с ужасом выдыхаю:
– Так ты был пассивом?
Фрэнк проводит руками по волосам.
– Ты ужасна, ты знаешь об этом?
– Фрэнки, ну скажи мне, ну пожалуйста. Скажи своей Стеллочке. Откройся, сбрось камень с души.
– Никаких задниц, ясно? Нет, в задницу – нет. Господи боже мой!
Я щедро награждаю его за откровенность куском шпината со своей тарелки.
– А с женщинами?
– Ты опять про задницы?
– Да.
– Да.
– Мамочки... – Я смотрю на Фрэнка во все глаза – он невозмутим, ни тени улыбки.
– А тебе не кажется, что это грубо?
– Стелла, ни за что бы не подумал, что ты такая ханжа. Что значит – грубо?
– Как же не грубо. У женщины есть отличное влагалище, но ты его игнорируешь, и, по-моему, это очень невежливо. И потом, есть в таком сексе что-то насильственное, тебе не кажется? Принудительное?
– Дело в разнообразии, – мягко говорит Фрэнк. – Такой секс отличается от стандартного, только и всего. Кроме того, некоторые женщины сами об этом просят.
– Что? Так и говорят – трахни меня в зад? – спрашиваю я изумленно.
– Да. Просят, чтобы я с ними обошелся пожестче.
– А если она согласна на анальный секс, то она – похотливая самка?
– Может быть. Нет определенного набора навыков, которыми должна обладать похотливая самка. Даже обычная миссионерская позиция может оказаться развратной, если девушка – похотливая самка. Но в целом, да, анальный секс – несомненно признак похотливости.
Я сижу молча, стараясь переварить эту увлекательную информацию.
– А что это за парень, с которым ты болтала на приеме? – спрашивает вдруг Фрэнк.
– Кандидат в ухажеры, – гордо говорю я.
– Диджей?
– Да. А что, ты его знаешь? Его зовут М. С. Янгста.
– Он известный. И очень шумный, – добавляет Фрэнк, выписывая при этом кренделя обеими руками, как подобает настоящему ди-джею.
– В обычной жизни его зовут Адриан.
– Да, у них у всех обычные имена. Помню, был такой диджей, Миста Килла, так он оказался сыном провинциального викария, урожденный Найджел. Обхохочешься.
Мы оба смеемся.
– И ты с ним собираешься на свидание? Ох черт, я объелся.
– Ну, он пригласил, и я думаю, почему бы и нет. Как считаешь?
– Не знаю даже...
– Все равно хуже, чем с Купером, не будет.
– Пожалуй, нет.
– Уф, я тоже объелась. – Я отодвигаю тарелку. – Но для еще одной маленькой кульфи, если они с миндалем, могла бы найти местечко.
– Так себе ухажер, – выносит приговор Фрэнк.
– Ой, молчал бы. Кстати, – внезапно говорю я, – я знаю целую кучу фильмов про анальный секс. Это своего рода игра, я раньше коллекционировала их названия.
– Как это?
– Ну, вышел фильм под названием “Глубокое воздействие”, и я подумала, что так можно было назвать только кино про анальный секс.
– Какая глупость, – качает головой Фрэнк, но сам улыбается.
– А потом я стала замечать, что таких названий пруд пруди... “Незаконное проникновение”, например.
– О господи, – выдыхает Фрэнк, едва подавив смешок. – Вот так, значит, ты развлекаешься в свободное время?
– Это началось пару лет назад, от скуки. Но теперь я уже не могу остановиться. Это превратилось в хобби, и я коллекционирую названия. Есть такой старый фильм, там еще Лорен Баколл и Богарт играют, его недавно показывали по четвертому каналу, так он называется “Незаконный проход”.
Теперь Фрэнк уже смеется в полный голос, он подавился лепешкой и машет руками, умоляя меня перестать его смешить. Но я неумолима. Наконец-то мне есть с кем поделиться своими бесценными наблюдениями.
– Есть и другие, не такие жестокие. Вот, например, “Смертельное оружие” с Мелом Гибсоном. Помнишь? Еще “Бездна” и “Первая кровь”. И “Кровь и гром”, но это больше про метеоризм.
– “Повелители ветров”, – едва может выдавить Фрэнк, – когда я был маленьким, этот фильм считался классикой.
– Ну, если уж мы заговорили о классике, как не вспомнить “Унесенных ветром” и “Проход в Индию”.
Фрэнк жестами просит меня передать ему воды и отпивает большой глоток.
– Понятно, – хрипит он. – По-моему, они подразделяются на два жанра: про анальный секс непосредственно и про тех, кого пучит.
– Точно, – улыбаюсь я, довольная его сообразительностью.
– А можно мне тоже в эту игру поиграть?
– Конечно. – Я поднимаю стакан пива: – До дна. Добро пожаловать в наши ряды. Теперь ты должен каждую неделю называть новый фильм.
– Договорились. Знаешь, я уже сто лет так не смеялся. – Он чокается со мной и вытирает слезы.
– А ты попробуй для разнообразия разговаривать сженщинами, а не совать им сразу руку в трусы, увидишь, как с ними весело, – терпеливо объясняю я.
– А я и не сую им руку сразу в трусы.
– Хм, – фыркаю я. – Тогда ты меня провел. На-ка вот, попробуй моего мороженого.
Фрэнк послушно открывает рот.
– Может быть, ты сексоман, как Майкл Дуглас или этот, тоже рыжий, как его зовут, такой несимпатичный?
– Хакнэлл, – подсказывает Фрэнк уже серьезно. – Мик Хакнэлл. Спасибо.
– В общем, – продолжаю весело наставлять я, – в следующий раз попробуй сначала с ней пообщаться. Гарантирую, ты будешь приятно удивлен.
– Большинство женщин не обладают такими великолепными навыками общения, как ты, – произносит Фрэнк с явным сарказмом, – и твоим шармом.
– Фрэнк, ну что ты как маленький. Я же не сказала, что какМик Хакнэлл...
– Ты не могла бы перестать талдычить про Мика Хакнэлла?
– Я не говорила, что ты такой же,как он, или что ты похожна него. Он вообще противный, а ты в некотором роде красавец. Он – чудовище,ему только детей пугать. Ты намного симпатичнее. Намного.
– За тебя. – Фрэнк слабо улыбается. – Просто я терпеть не могу Мика Хакнэлла, а люди все время поминают его в моем присутствии. И все из-за волос.
На улице дует пронизывающий холодный ветер, и мокро – недавно прошел дождь. Я цепляюсь за локоть Фрэнка, потому что, выбравшись из-за стола, ощутила, насколько пьяна. Фрэнк выпил больше меня, но с виду совершенно трезвый. Мы стоим, мерзнем и ждем такси.
– Ох, – стону я, – мне бы сейчас чайку горячего.
– Иди сюда. – Фрэнк расстегивает и распахивает свое пальто. Я захожу в пальто, и он снова его запахивает. Через некоторое время я замечаю, что мой зад прижимается прямо к его члену.
– Только не вздумай возбудиться, – категорически заявляю я, – и не пытайся овладеть мной сзади.
– Стелла, я стараюсь держать себя в руках изо всех сил, – подчеркнуто медленно говорит он. – Может, пойдем к стоянке такси?
– Думаешь, они предложат нам горячего чаю?
– Вряд ли. Но они отвезут нас домой.
– Домой?
– Это всего лишь предложение. Если ты все еще хочешь на вечеринку, я не против. Но я знаю, что ты имела в виду, когда говорила про чашечку чая.
– И можно развести огонь в камине.
– И даже посмотреть кино...
– Но, Фрэнки, ты же так и не научил меня снимать мужиков.
Мы идем по улице, завернувшись в его пальто, как четвероногое двухголовое чудище.
– Еще снимем, – обещает он.
– Ты думаешь, тебе светит?
– Нет, дурочка, – стукает он меня сверху по голове. – Я имел в виду, что мы можем повторить вылазку на следующей неделе. Ага, вон и такси. – А потом он говорит что-то на своем северном наречии – из всего предложения я могу понять только “ступай какашки”.
– Что?
– Осторожно, не наступи на собачье дерьмо, – улыбается Фрэнк. – На нормальном языке это звучит так... – И опять говорит что-то по-своему.
От этих слов меня разбирает смех, и я перестаю себя контролировать минут на десять.
Я хохочу во весь голос, согнувшись от бессилия, едва не вываливаясь из его пальто, да так, что Фрэнку пару раз приходится меня подхватывать.
– У тебя что, на самом деле был такой сильный акцент?
– Да. Я слишком долго прожил в Лондоне – акцент поистерся, но время от времени я не прочь поболтать на родном наречии.
– Ой, поболтай со мной, когда еще раз пойдем тусоваться, – прошу я.
– На следующей неделе, – уточняет Фрэнк. – Продолжим на следующей неделе. А сейчас поехали домой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия



Отличная книга. Буд-то чей-то дневник читаешь.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЛюбовь
19.08.2012, 19.08





а и правда- отличная книга.
Почему ты меня не хочешь? - Найт Индия1234
20.08.2012, 2.20





Книга, конечно, отличная. Вся проблема в том, что 40 лет относишься спокойней ко всему.Как в романе сказано: "Давай просто... Будем" . Можно с его любовницами в одних трусах в ванне встречаться, знать, что с подругой спит, ночью слушать, как он трахается. Только как-то грустно это.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЭлис
14.12.2012, 17.21





Отличная книга. Жаль, что закончилась;(
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЮлЯ
29.08.2014, 20.29





Отличная книга. Жаль, что закончилась;(
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияЮлЯ
29.08.2014, 20.29





Грустно. И даже очень. После всего... И просто будем.
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияОна
19.11.2014, 16.27





Чудесный роман! Смеялась до упаду. Это - не классический любовный роман с встречами - поцелуями - признаниями, а дневникоые записи одинокой( в начале романа) женщины. Очень смешно!!1
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияАлёна
5.07.2015, 19.37





10 за полный пофигизм ГГ. Эх, так бы по жизни...
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияАННА
7.07.2015, 22.24





Жалко её!
Почему ты меня не хочешь? - Найт ИндияКама
6.02.2016, 20.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100