Читать онлайн Ева, моя Ева..., автора - Мюр Маргарет, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ева, моя Ева... - Мюр Маргарет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.88 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ева, моя Ева... - Мюр Маргарет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ева, моя Ева... - Мюр Маргарет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мюр Маргарет

Ева, моя Ева...

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Олимпия Мэй с любопытством разглядывала молодую женщину, сидящую напротив.
– Итак, это вас мой сын выбрал себе в жены? – спросила она. – Чересчур молоды для него, правда? И вы говорите, что есть ребенок? Впервые слышу об этом. Это его ребенок, я полагаю? – Маленькие темные глаза за стеклами очков уставились на Еву.
Алан быстро пришел ей на помощь.
– Мы приехали, чтобы задать несколько вопросов о вашем сыне, миссис Мэй, – вмешался он. – Как я уже говорил, ваш сын украл свою дочку…
– Украл?! – Глаза-бусинки остановились на его лице. – Как человек может украсть собственного ребенка?
– Суд присудил опекунство матери, потому что ваш сын угрожал убить их обеих.
– Гм! – фыркнула Олимпия. – Угрожал, вы говорите? Любые его угрозы можно преспокойно забыть. Он бесхарактерный, мягкотелый человек, как и его отец. – Махнув рукой, она отбросила эту мысль как нелепую.
– Но факт остается фактом, – продолжал Алан. – Вашего сына разыскивают из-за похищения ребенка…
– А что я могу поделать? – спросила она. – Я не видела его и не слышала о нем уже восемь лет. Он засунул меня в эту дыру и тут же забыл обо мне. Я ничего не знаю о своем неблагодарном щенке! Сижу день за днем в этом чертовом изобретении, – она стукнула рукой по ручкам кресла на колесиках, – и с трудом могу обслужить себя. Это его беспокоит? Конечно нет. Совсем как его отец до него… Тот тоже не интересовался мною, ушел на войну, допустил, чтобы его убили, и оставил меня одну с ребенком. Он заслужил то, что получил, – горько подытожила она. – Я отдала ему все – ему и его ребенку! Отказалась от своей сценической карьеры, отказалась жить со своей теткой, чтобы родить ему ребенка. Она собиралась оставить мне все, вы слышите? Только бы я не пошла против ее воли и не вышла за него замуж!
– Миссис Мэй, – прервал ее Алан, пытаясь вернуться к тому, что их интересовало. – Мы приехали не ворошить болезненные воспоминания. Мы приехали спросить, слышали ли вы о своем сыне и знаете ли, куда он может уехать, чтобы скрыться ото всех?
– Я не живу больше под своим именем, – резко проговорила она. – И мне ничего не известно о местонахождении моего сына. Я даже не знала, что он женился. Он никогда не пишет и не звонит. Я не получаю от него даже поздравлений. Ни открытки, ни звонка. – Она надменно выпрямилась.
– Вы упоминали про тетю, – поспешила вставить Ева. – Тетя еще жива?
Олимпия посмотрела на нее изучающим взглядом.
– А если жива? Вы от нее тоже ничего не узнаете. Она все отдала ему.
– Ему? – насторожился Алан.
– Чарли, – ответила она.
– И где живет тетя? – спросил Алан, бросив быстрый взгляд на Еву.
– Живет? В частной лечебнице, – ответила Олимпия с неожиданным удовлетворением. – Я поместила ее туда. Она и мой сын не оставили мне ничего, кроме этой комнаты, этой жалкой комнаты! – Глаза ее потухли. – Когда-то у меня было все: путешествия, наряды, драгоценности, моя музыка, – пробормотала она, останавливая взгляд на распухших суставах своих пальцев. – А теперь… я даже не могу застегнуть себе блузку.
– Олимпия, – ласково обратился к ней Алан, – где эта лечебница?
– Это не имеет значения, – ответила она громче, возвращаясь из прошлого. – Тетя не видела его с тех пор, как он оставил меня здесь. Она ухаживала за ним только одно лето – то лето, когда я путешествовала по Европе, но именно тогда она украла у меня его любовь, а он – мое наследство.
– Скажите только имя вашей тети и адрес лечебницы. – Алан открыл блокнот.
Через несколько минут они вышли из комнаты.
– Надеюсь, вы найдете его! – громко крикнула им вслед Олимпия. – И когда найдете, скажите ему от меня, что он неблагодарный ублюдок!
Алан предполагал, что Ева расстроилась, но не думал, что свидание настолько ее разволновало, пока они не оказались на улице.
– Боже мой, какая ужасная старуха! – шептала она. – Неудивительно, что он помешанный, пошел в мать. Мы должны найти его, – схватила она Алана за руку. – Мы должны забрать у него Рози. Вы слышали, что она сказала? У него есть деньги…
– Мы найдем его, не беспокойтесь. – Алан помог Еве сесть в машину, закрыл за ней дверцу.
– А вдруг уже поздно? Вдруг он увез ее из страны? Если у него есть достаточно денег… – Ева не сводила с него взволнованных глаз.
– Мы не знаем, правда ли это. Олимпия живет как отшельница. Вероятно, у нее ограниченный доход и превратные представления. Наследство, если оно действительно существует, может означать что угодно, даже несколько долларов.
– Но он лгал мне! Чарли меня обманывал! Он говорил, что вся его семья умерла. И я ничего не знала о наследстве. Если он сейчас строит планы отъезда из страны? Или уже уехал?
– Он не уехал. Успокойтесь же, мы найдем вашу дочку, я обещаю.
– Да. – Ева благодарно кивнула. – Но нам нужно скорее найти его. Я не доверяю Чарли, – добавила она, ясно вспомнив лицо старухи, которую они только что оставили.


Лечебницу они отыскали довольно быстро. Это место не выглядело так, будто здесь могла жить богатая женщина, оставившая кому-нибудь значительное наследство. Алан вошел внутрь, оставив Еву дожидаться его в машине. Вернулся он через несколько минут. Одного взгляда на него, когда он занял место за рулем, было достаточно, чтобы сердце у Евы упало.
– Она в коме, – сказал Алан. – И уже несколько недель без сознания. Старой леди за девяносто.
– Она это знала! – воскликнула Ева. – Старая ведьма знала и не сообщила нам! Что же теперь делать? – Она смотрела на него так, будто он мог вынуть из кармана готовый ответ.
Ответа у него не было. И он неопределенно пожал плечами.
Они ехали долго, до вечера, пока Алан не нашел ресторан, где они остановились, чтобы поесть.
– Мне кажется, – медленно начал он, когда с едой было покончено, – это не то, что вам следовало бы делать. Оставались бы вы дома…
Он подскочил от неожиданности, когда чашка Евы с громким стуком опустилась на стол. Несколько человек с удивлением посмотрели в их сторону.
– Не начинайте все сначала, – сказала она сквозь стиснутые зубы. – Я уже сказала, что поеду с вами, что я должна быть рядом, когда Рози будет найдена!
Встав из-за стола, она быстро пересекла зал и исчезла за дверью с надписью «Для дам».
Алан проследил за ней взглядом. Да, у нее вспыльчивый характер. Он не впервые замечал: нельзя знать, что она сделает через минуту. У него опять мелькнула неприятная мысль: а не была ли она такой вспыльчивой и со своей маленькой дочкой?
Он помнил до сих пор, каким характером наградила природа его собственную мать…
Пришла пора искать место для ночлега. Алан смотрел по сторонам и остановился при первой же возможности. Вариант был не первоклассный, но он был слишком утомлен, чтобы обращать на это внимание. Их обещали устроить, но единственный свободный номер оказался на двоих. Ева молча последовала за Аланом в комнату, где бросила сумку возле двери.
Они легли на свои кровати, не раздеваясь. Оба лежали в темноте и молчали. Сон не шел. Потом Алан все же задремал, но его мучили кошмары, и скоро он проснулся. Было два часа ночи. Он посмотрел в сторону Евы. Она спала.
Наскоро натянув ботинки, он осторожно прокрался к двери. Как только дверь за ним закрылась, Ева открыла глаза и тоже встала. Она не хотела, чтобы он бросил ее одну.
Неужели он решил сбежать от нее посреди ночи из-за того, что она не согласилась остаться дома, как он хотел?
Выйдя наружу, Ева увидела темно-красный «седан» там, где он стоял. Он был пуст. Ева огляделась, увидела Алана, исчезающего за углом дома, и упрямо направилась вслед за ним.
Алан шел быстрыми шагами. Вскоре свет и музыка из бара привлекли его внимание. Была субботняя ночь, и народу в баре собралось много.
Зайдя внутрь, он сел в углу бара и заказал пиво. Ева села за столик в другом углу, подальше от стойки, и наблюдала за Аланом из-за спин посетителей.
Потягивая из кружки темный пенистый напиток, он не спеша осматривался. Задержал взгляд на официантке в узких джинсах, пестрой рубашке, ковбойских сапогах и шляпе. С неожиданным удовольствием понаблюдал за тем, как она смеется и шутит с посетителем, принимая заказ.
Почувствовав его взгляд, девушка повернулась, заметила его и улыбнулась ему, по-дружески кивнув. Передав заказ бармену, она остановилась возле Алана.
– Вы ведь не из наших мест?
Он поднял брови.
– Почему вы так решили?
– Вы слишком красивы. Я бы запомнила.
Он улыбнулся, принимая вызов.
– Купить вам выпивку?
– Не сейчас. Я занята.
Напитки, которые она заказала, были уже готовы, и официантка поставила их на поднос.
– Освобожусь через час, – сказала она шепотом. – Если вы все еще захотите угостить меня, я не откажусь.
Алан смотрел на нее, нахмурившись, девушка показалась ему знакомой. Потом он понял: официантка чем-то напоминала Еву.
Сделав последний глоток, он сунул руку в карман, вытащил банкноту, положил ее на стол и вышел.
Ева покачала головой, встала и вышла вслед за ним. Она была в ярости. Флиртовать с этой женщиной! Она наблюдала за ними, видела, как они разговаривают, видела улыбку на его лице. Почему он так ведет себя! Он должен думать только о том, как найти ее дочь!
Алан вдохнул свежий воздух и покачал головой, чтобы освежить ее. Господи, о чем он только думал? И совсем эта женщина не похожа на Еву Льюис. Он сходит с ума, что ли?
Ему бы сосредоточиться на деталях этого дела. Все остальное лишнее. Нужно найти ее ребенка, и все.
Пока же у него в руках был только один факт – у этого человека была мать, и он скрыл от всех ее существование. Это что-то да значило… А мать так разгневана и погружена в себя, что он ничего от нее не добьется, если будет действовать прямолинейно… Но на этот раз он поведет разговор иначе.
Приняв решение, Алан направился по пустынной улице к мотелю. Конечно, Ева все еще спит… Но вдруг что-то его насторожило. Он прислушался и понял: за ним кто-то идет.
Чтобы удостовериться в своем подозрении, он быстро завернул за угол и остановился, прислушиваясь. Шаги ускорились, кто-то повторил его маневр и остановился.
Итак, это не игра воображения. Нужно узнать, кто за ним следит.
Недалеко от мотеля он увидел промежуток между домами. Подходящее место, чтобы спрятаться. Он шагнул в тень. Шаги приближались, помедлили, затем зазвучали снова, все ближе и ближе. Алан вышел из тени и неожиданно схватил преследователя, почти неразличимого в темноте, заломив ему руку.
– Почему вы идете за мной? Говорите! – Он еще крепче сжал руку, зная, что делает больно. – Говорите, – повторил он. – Что вам нужно? Зачем вы следите за мной?
– Я… я только хотела знать, куда вы идете. – Ева едва дышала от боли. Еще немного – и кость хрустнет.
– Вы! – Алан отпрянул и повернул Еву лицом к себе. – Какого черта вы тут делаете? Неужели не понимаете, что я мог сломать вам руку!
– Она у меня так болит, словно ее уже сломали, – простонала Ева.
– Простите. – Алан начал растирать ей плечи. – Я думал, что вы спите в мотеле. Почему вы шли за мной?
– Я… – Тепло его рук немного уняло боль. – Я должна была посмотреть, куда вы направляетесь.
Ей не хотелось признаться, что она не доверяет ему.
– Я думал, что вы спите, – повторил он. Но, почувствовав что-то подозрительное в ее голосе, он схватил Еву за плечи и притянул к себе, пытаясь разглядеть ее лицо в темноте. – Посмотрите-ка на меня. Вы думали, что я удираю от вас?
– Я…
– Не трудитесь лгать! Женщины! – Он отодвинул ее от себя и зашагал по улице.
– Алан! – крикнула она и побежала за ним. – Алан!
Господи, что она делает? Настраивает против себя единственного человека, который может помочь ей найти Рози.
Придя в мотель, он швырнул на стул куртку и бросился на кровать. Как он разъярен! И имеет право на это.
Ева зашла в комнату следом за ним и тихо закрыла дверь, бросив на него тревожный взгляд. Снимая жакет, она болезненно ощутила последствие гнева своего спутника – рука все еще ныла. Это не помешало Еве аккуратно расправить жакет и повесить его на стул.
Он наблюдал за ней краем глаза. Черт бы ее побрал! Только поглядите на нее! Как она невинна! Какое выражение в серых глазах! Черт!
Он резко встал и, войдя в ванную, захлопнул дверь, потом запер ее – может быть, чтобы не впускать эту женщину в свои мысли? – и сел на узкий край ванны.
Черт бы ее побрал! Как она ухитрилась за столь короткий срок так подействовать ему на нервы!
До того дня, как они встретились, он гордился, что никто никогда не застанет его врасплох. Жизнь преподнесла ему множество уроков недоверия! Он в безопасности, пока придерживается одного простого правила – никаких личных отношений!
Никаких… Никогда… Кроме того единственного раза…
Лицо Кэтти всплыло перед его мысленным взором…
Это должно было научить его чему-нибудь.
Однако, зная женщину, которая стояла сейчас по ту сторону двери, всего несколько суток, он позволил себе увлечься ее проблемами и потерял самообладание. Черт бы ее побрал! К черту!
Как он хотел встряхнуть ее, подбодрить, взять ее руки в свои и… Он прогнал эту мысль из головы, метнувшись, словно тигр в клетке, глядя на стены, которые сомкнулись вокруг него. Ему здесь не хватало места… и все кипело у него в душе… Алан снова глубоко вздохнул. Он может держать себя в руках, может подавить эмоции, которые заставила пережить его Ева. Он сделает это, поскольку научился этому давно.
Алан отвернул кран и смочил лицо холодной водой, надеясь, что отступят мысли и эмоции… Но ничего не получилось, и тогда он сунул голову под льющуюся струю. И это не помогло…
– Алан! – послышался голос Евы. – У вас все в порядке?
Он не отвечал.
– Алан! Вы слышите? Я хочу поговорить с вами. Выйдите, пожалуйста.
Ее голос умолк, когда дверь открылась.
– Я хочу извиниться, – сказала она.
– Не беспокойтесь, не стоит. – Он прошел мимо нее в центр комнаты. – В этом нет необходимости.
– Есть, – настаивала Ева.
– Послушайте, за последние несколько дней мне стало совершенно ясно, что мы не можем работать вместе. – Он гордился тем, что его голос звучит спокойно. – Я не хотел браться за эту работу. Вы уговорили меня заняться вашим делом, нравится мне это или нет. Но нам трудно вместе. Будет лучше для нас обоих, если вы уедете домой.
– Нет! – закричала Ева. – Вы не можете отправить меня, как непослушного ребенка. Я не уеду! Рози – это все, что у меня есть! Как вы этого не понимаете!
Засунув руки в карманы, Алан упорно стоял на своем:
– Я не стану продолжать дело, если вы не доверитесь мне и не вернетесь домой.
Его упорство раздражало Еву.
– А вы смогли бы жить, не зная, что происходит с вашим ребенком? Думая каждую минуту о том, что с ней, в безопасности ли она или… уже умерла?
Она ходила вслед за ним по комнате, стараясь заглянуть в лицо.
– Вам доступно такое предположение: если бы это была ваша дочь?
Что-то промелькнуло в глазах Алана.
– Я вижу, что да, доступно. Так и со мной. Каждую минуту я думаю: если бы я не поехала в тот вечер в магазин, если бы не взяла с собой Рози, если бы только я была сильнее, проворнее… – Ее нервы были на пределе. Она проглотила комок в горле и пробормотала: – Я могла бы отнять Рози у него.
Алан не собирался менять своего решения. Что бы она ни сказала, оно останется прежним.
– Единственное, что не дает мне сойти с ума, это то, что я с вами, принимаю участие в поисках. Если вы приговорите меня к неустанному ожиданию телефонного звонка или стука в дверь… – Она заставила его встретить свой взгляд. – Я буду умирать каждый раз, когда зазвонит телефон, и каждый раз, когда услышу стук в дверь, а окажется, что это не она. И в конце концов сойду с ума, прежде чем увижу свою девочку. Пожалуйста, не казните меня. – Глаза ее наполнились горячими слезами, губы задрожали, она не могла продолжать.
Алан не помнил, как приблизился к ней, как почувствовал, что его пальцы стали мокрыми.
– Не нужно, – прошептал он. – Шшш. Перестаньте плакать… Все в порядке.
Ева с трудом подняла веки, слипшиеся от слез, и увидела, что он склонился над ней.
Его руки, скользнув от влажной щеки до дрожащего подбородка, нежно приподняли ее лицо и вытерли слезы.
– Не плачьте больше, – пробормотал он, накрывая ее губы своими и прижимая ее к себе.
Все в нем жадно тянулось к ней, тело напряглось, кровь бешено заструилась по жилам. Возбуждение все возрастало, разжигаемое сильным голодом. Он изголодался по этой женщине, по сладости ее губ, по мягкой коже под пальцами, по ее телу, жарко прильнувшему к его телу. Никогда не испытывал он такой необузданной потребности отдавать и поглощать страсть, пылавшую и в нем, и в женщине, которую он держал в своих объятиях. Это настораживало его! Потребность в ней оказалась самым пугающим переживанием, которое ему довелось испытать. Ему было стыдно, будто с него сорвали одежду и он стоит перед ней голый! И все же он не мог отпустить ее.
Впервые в жизни куда-то подевался его самоконтроль, и он чувствовал, будто умер и родился заново.
Алан был словно ребенок, стоящий на пороге новой жизни, не решающийся сделать первые шаги. Он хотел их сделать и в то же время боялся, полагая, что они причинят ему боль…
Но он слишком долго подавлял свою страсть.
Отбросив ту часть своего «я», которая желала отступления, он безудержно рвался к своей цели, к этой женщине в его объятиях…
Еву опалил его жар, она возвращала ему поцелуи, чувствуя, что их тела близки друг к другу, насколько это позволяет одежда. Вдруг ее внутренний голос крикнул: «Это неправильно! Так нельзя!» Ибо чувства, которые вызвал в ней Алан, были ей неизвестны. Ничего подобного не испытывала она с Чарли, никогда не чувствовала такого…
Она попыталась отодвинуться, крепко сжала губы, избегая его ищущего языка. Ей не нужна эта буря эмоций, новые ощущения, рвущиеся откуда-то изнутри ее существа.
Но пока она колебалась, некая ее часть уверяла, что эти чувства не были неожиданными, они возникли с первого взгляда Алана…
– Отпустите меня.
– Нет. – Алан, попробовав усмирить ее руки, притянул ее ближе к себе. – Это должно случиться. Возврата нет.
– Пожалуйста. – Ева отодвинулась от него. – Вы пугаете меня. Отпустите, прошу.
Алан ослабил объятия, но не разомкнул рук.
– Посмотрите на меня, – прошептал он. – Посмотрите на меня, – повторил он, видя, как она прячет глаза.
Ева упрямо покачала головой, но Алан поднял ее подбородок.
Рот его оказался возле ее рта, глаза задавали вопрос, который губы не решались произнести. Но он не увидел ответа, ее глаза отражали только смятение духа.
Она знала, что такое боль, но его боль вела куда-то дальше, к самому началу его жизни.
Завтра он пожалеет, что не сдержал себя, но не сегодня…
– Какие у вас духи? – спросил он. – Я чувствую этот запах повсюду. Каждый раз, когда захожу в комнату, я знаю, что вы здесь были.
– Это м-мыло, – шепнула Ева с закрытыми глазами, стараясь не поддаваться дрожи, накатывающей от прикосновения его губ.
– Я не сделаю вам больно, – выдохнул он.
Ева открыла глаза. Все мысли о сопротивлении тут же покинули ее. Только что она боролась с ним, а теперь жаждала его прикосновений, мечтала о них. Ей показалось, что сейчас во всем мире существуют только они. Завтра она будет чувствовать свою вину, но не сегодня…
Закрыв глаза, она подставила ему рот для поцелуя, долгого, горячего…
Дрожь прошла по телу Алана, когда ее покорный рот оказался в его власти. Он скользнул кончиком языка по ее губам, посылая знак, который она не могла не понять.
Ева ослабела, ноги не держали ее. Подхватив ее на руки, Алан опустил свою ношу на ближайшую кровать. Он желал всего сразу. Казалось, его руки одновременно были везде – и на ее небольших упругих грудях, и на округлых бедрах. Но ее одежда оставалась нежелательной преградой, и он с нетерпением стал избавляться от нее. Ева помогала ему расстегнуть пуговицы на блузке. Потом он начал поспешно раздеваться сам. Оставшись в одних джинсах, вдруг остановился и посмотрел на нее.
Она показалась ему такой прекрасной, что глазам стало больно. Розовая блузка распахнулась, открывая чашечки белого кружевного бюстгальтера. Пока он смотрел, она вздрогнула, почувствовав вдруг неловкость.
– Не прячься от меня, – шепнул он с поразившим ее чувственным восторгом.
– А я и не прячусь. – Ева смело встретила его взгляд. Потом, помедлив, она приподнялась на локтях и сбросила блузку с плеч.
Алан принялся помогать ей и, когда она начала лихорадочно расстегивать бюстгальтер, опередил ее.
– Нет. Лучше я сам. – Необходимость спешить вдруг покинула его. Теперь он хотел продлить эту ночь.
Он был так близко от нее, что мог видеть смятение в ее глазах, которое она пыталась скрыть. Когда белые кружева соскользнули с ее груди и его пальцы коснулись ее обнаженного тела, Алан почувствовал, что она дрожит.
Ева подняла руку, чтобы закрыться.
– Нет!
Он перехватил ее руку, отвел в сторону и склонил голову к ее груди. Продолжая целовать ее, он дошел до соска и нежно обхватил его губами.
Ева закрыла глаза. Через минуту она блаженно почувствовала, как его жадные губы приблизились к другому соску. Глаза его зажглись внутренним светом.
– Ева… – простонал Алан, ненасытно целуя ее и наполняясь жгучим желанием. – Что ты делаешь со мной?!
– Это ты делаешь со мной, – возразила она, привлекая его поближе.
Ее пальцы двинулись к молнии на его джинсах.
Вскоре они, обнаженные, лежали в объятиях друг друга. Ева охватила руками его сильные плечи, провела пальцами по спине и прижала его к себе. Она не пыталась ни говорить, ни думать, ни осознавать, что же происходит с ними.
Все это будет завтра.
Сегодня ночью горячая страсть Алана Стоуна затмила в ее сознании все, что не имело отношения к его прикосновениям, поцелуям, ласке…
Ненасытные губы скользили по ее лицу, шее. Но в ложбинке между грудями задержались… Алан поднял голову, встретил ее взгляд и удерживал его долгий лихорадочный миг. Ева ничего не прочла в этих, ставших незнакомыми, мерцающих глазах. Потом он наклонился к ней и снова начал целовать ее губы с такой непередаваемой нежностью, что у нее замерло сердце.
Она взяла его лицо руками и тоже поцеловала, пытаясь передать то, что чувствует. Она была готова принять его любовь.
Но Алан не спешил, желая продлить блаженство близости. Он ласкал все ее тело, каждое прикосновение его рук и губ усиливало ее страсть, в свою очередь доводя его желание до предела возможного.
Ева гладила мягкие темные завитки волос на его груди и целовала его везде, куда только дотягивались ее губы.
В комнате было прохладно, но жар их взаимного желания мог бы обогреть весь город.
Впервые в жизни Алан почувствовал себя по-настоящему живым. Он уподобился пьянице, который не пил долгие месяцы и вот, дорвался…
Один глоток его не устраивал – он хотел ее всю, со всеми непередаваемо волшебными прелестями чудесного тела. Он купался в чувствах, парил в них, позволял им управлять всеми своими движениями, как настоящий маэстро дает музыке пройти сквозь свою душу, следуя движению дирижерской палочки.
Алан поднимал руку, и инстинкт подсказывал, куда ее положить и что делать. Он приоткрывал губы и уже знал, куда поцеловать. Он весь дрожал от любовного наслаждения, как и Ева.
Наконец он соединился с ней. Вены выступили у него на лбу, шее и предплечьях, когда он задвигался в ритме любви. Опустив голову, он искал ртом ее рот, вытягивая каждую каплю его сладости и восстанавливая свои силы. Мускулы его ног работали, как поршни, язык проник в ее рот и слился с ее языком.
Руки Евы скользили по его телу, притягивали его. Губы отвечали на поцелуи с неослабевающей страстью. Их охватило лихорадочное возбуждение.
Вдруг яростные движения Алана замедлились, а потом снова усилились. Ева почувствовала, как все внутри нее напряглось в ожидании. И последовал взрыв…
В тот же миг голова Алана откинулась назад, а тело содрогнулось. Он сделал последний толчок и почувствовал, как тихий стон со дна его души пробил себе путь к губам, заставляя его судорожно сжать челюсти.
Воздух наполнился необузданными криками Евы, но губы Алана были крепко сжаты, и звуки радости так и остались где-то у него внутри.
Изнуренный и опустошенный, он едва нашел силы убрать голову с ее груди и лег рядом с ней. Они лежали молча, слишком переполненные тем, что испытали, не имея сил даже взглянуть друг другу в лицо. Физическая близость словно разбудила Еву, она ощущала, как в ней бродят жизненные силы, отчего кружилась голова…
Что же касается Алана, он был в таком потрясении, что не мог думать вообще. Никогда в жизни ни одна женщина не пробуждала в нем подобных чувств…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Ева, моя Ева... - Мюр Маргарет

Разделы:
123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Ева, моя Ева... - Мюр Маргарет



роман держит в напряжении до конца ,
Ева, моя Ева... - Мюр Маргаретириша
13.07.2011, 22.17





согласна с предыдущим комментарием. очень точно подмечено.
Ева, моя Ева... - Мюр МаргаретНиэль
7.06.2012, 16.21





Роман хороший, по сюжету напоминает "нет больше слез", Линды Ховард.
Ева, моя Ева... - Мюр Маргареттатьяна
25.12.2014, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100