Читать онлайн Мой любимый ангел, автора - Мэйтленд Джоанна, Раздел - Глава восьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйтленд Джоанна

Мой любимый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава восьмая

Макс с деланной улыбкой наблюдал, как она пила. Сколько бокалов она уже выпила? И эта женщина говорила, что не любит шампанское? Она явно вознамерилась упиться. Его кузина или просто спятила, или распущенная особа. Вокруг нее незнакомые люди, а она заигрывает с мужчиной, которого прежде и в глаза не видела.
В конце концов Макс решил, что не имеет смысла пытаться разгадать кузину. Его единственная цель – показать ей, что она ведет себя безобразно. Надо преподать ей такой урок, чтобы он застрял даже в ее пьяном мозгу.
Макс отпил из бокала. О, он повеселится как следует. Она приняла его за незнакомца. Вот уж интересно будет посмотреть на высокомерную кузину, когда она увидит, кто перед ней. При этой мысли Макс еле удержался, от смеха. Если она еще не совсем пьяна, то заметит его ухмылку.
Она не заметила.
– Здесь ужасно жарко, вы не находите, Макс?
– Да, к тому же на мне еще и парик.
Она хихикнула.
– Но вы же можете его снять!
– Не могу, леди Роза. – Голова под париком внезапно зачесалась, Макс еле сдержался, чтобы не стащить его. Интересно, что кузина будет делать дальше? Кажется, она решила сегодня пуститься во все тяжкие. Максу захотелось отругать ее… или удушить на месте собственными руками.
– Думаю, мне больше н-не стоит п-пить… – пробормотала она неуверенно. – Я столько выпила. – Кузина хихикнула и потерла рукой лоб.
– Вам нехорошо, мадам?
Она повернулась к окну, но из него не было ни дуновения.
– Выйти бы куда-нибудь, где попрохладнее, – тоскливо произнесла она.
Макс смотрел на нее, с трудом сдерживаясь. Что она делает?! Предлагает совершенно незнакомому мужчине уединиться с ней.
Кузина улыбнулась. Несмотря на маску, она выглядела соблазнительной. Серебристые волосы, синие мерцающие глаза, порозовевшее лицо – все, чтобы привлечь мужчину. Макс не мог оторвать от нее глаз.
Она закусила губу и опустила глаза. Макс уставился на ее губы. Нижняя губа стала ярко-красной. Этот рот прямо напрашивался на поцелуй.
– Пойдемте, Роза, – сказал он, беря ее под руку. – Найдем прохладное местечко, вы отдохнете.
Он вывел ее за двухстворчатую дверь, и они пошли по слабо освещенному коридору. Где-то в этой части дома должна была находиться оранжерея. Макс надеялся, что там никого нет. Ему хотелось остаться наедине с этой среброволосой женщиной. Нет, он не причинит ей вреда – даже она не заставит его опуститься до уровня того мошенника-француза, – но немного попугать ее не помешает. Ну, может, поцелует пару раз. Может, и не только в губы… Макс улыбнулся, когда, подойдя к оранжерее, увидел, что в дверях торчит ключ.
Эйнджел с облегчением вздохнула, выйдя из душного зала. Какой обходительный у нее кавалер, и манеры прекрасные. Кто он и откуда? Эйнджел была уверена, что не видела его раньше, иначе запомнила бы. Даже без парика он все равно будет выше всех мужчин, которых она знает.
Посмотрев по сторонам, она обрадовалась – это была не та комната, куда ее водил Пьер.
– Вы любите растения, Роза?
Его голос звучал как-то не так. Или это просто потому, что здесь тихо и не надо перекрикивать гремящий оркестр и гул голосов?
– Роза?
– Прошу прощения, Макс. Боюсь, я отвлеклась. Что вы сказали?
– Я спросил, любите ли вы растения, мадам. Розы, например, вас ведь тоже так зовут. Им нелегко соревноваться с вами в красоте.
– Ох… – Эйнджел словно окатило сладостной волной. Какой приятный, мелодичный голос… Она схватилась за тесемки своей маски. В прошлый раз они никак не поддавались ее дрожащим пальцам, а теперь развязались сразу. Маска упала на пол.
– Спасибо, – сказал он. Наступило продолжительное молчание. Он смотрел на нее, словно старался запечатлеть в памяти ее черты.
Под этим взглядом Эйнджел вдруг стало еще жарче, чем прежде.
– Я… я…
Он приложил палец к ее губам.
– Тихо.
Эйнджел поежилась и легко коснулась пальца языком.
Макс на мгновение замер, потом стал водить пальцем по ее нижней губе. Ей захотелось еще раз коснуться его языком, но она не посмела. Незнакомец был какой-то уж слишком молчаливый и таинственный. И такой сильный. По спине Эйнджел пробежал холодок. Она должна была предвидеть, к чему все это может привести.
Эйнджел закрыла глаза. И зачем только она сняла маску? С ней она чувствовала себя защищенной, а теперь словно оказалась голой перед ним. «Если он захочет поцеловать меня, – подумала она, – я не смогу воспротивиться. Он считает меня красивой, а я…»
Он легко коснулся губами ее опущенных век. Эйнджел вздрогнула, все ее тело отозвалось на эти прикосновения и потребовало большего, как если бы умирающему от жажды в пустыне человеку дали каплю воды, а он жаждет еще. Одной капли, одного прикосновения мало.
Эйнджел ждала. Он поцеловал ее в висок.
– Ммм, – пробормотал он. – У вас прекрасная кожа. Такая нежная… и пахнет фиалками.
Эйнджел почувствовала, что у нее подгибаются колени. Он, должно быть, тоже это почувствовал, потому что обхватил ее рукой и, поддерживая, подвел к обитой тканью скамье под увитым зеленью навесом. Она с благодарностью опустилась на нее. Он сел вместе с ней, прижимая ее к себе так крепко, что она чувствовала сквозь шелковое платье его тепло. Эйнджел подумалось, что, будь она в карнавальном костюме, нижние юбки и фижмы помешали бы ему. Вот и хорошо, что надела обыкновенное платье, решила она.
Он еще сильнее притянул ее к себе, так что ей пришлось положить голову ему на плечо. Ее глаза закрылись снова. Свободной рукой он стал гладить ее волосы, потом запустил в них пальцы и стал ворошить, на пол с легким звоном посыпались шпильки.
– Макс, а вы не могли бы снять маску? – попросила Эйнджел, которой вдруг очень захотелось увидеть полностью его лицо.
Он отрицательно покачал головой.
– Нет, Роза, не на что смотреть. Лучше запомните меня таким, как сейчас, – неизвестным кавалером, который восхищен вашей красотой. Иначе вам будет неприятно меня вспоминать.
Эйнджел не могла понять, что означают эти слова. Он что, безобразен? Впрочем, думала она недолго, мысли путались, и она предалась непривычным ощущениям.
Он легко дотронулся губами до ее губ, и ей захотелось большего, намного большего. Она обхватила его голову руками и стала отвечать на поцелуй, впервые в жизни.
Этот человек не хотел ее. Он просто играл с ней, дразнил губами и языком. Эйнджел чуть не закричала от отчаяния. Она хотела… Она сама не знала, чего хочет. Но когда наконец он страстно впился в ее губы, она простонала и вжалась, насколько могла, в его твердое тело.
Макс взял ее руку и поднес к губам.
– Не бойся, красавица моя, – пробормотал он, целуя ее пальцы. – Ты не разочаруешься, обещаю. – Он приложил ее руку к пуговицам своей сорочки.
Эйнджел испугалась. За всю свою жизнь она ни разу не раздевала мужчину! Пальцы ее не слушались.
Его хохоток заставил ее поднять взгляд. Выражение его глаз в прорезях маски было непонятно, но на губах играла слабая улыбка.
А потом он снова стал целовать Эйнджел. Она забыла обо всем, только одного ей хотелось… Его рука стала расстегивать маленькие пуговички на платье, на ее грудь дохнуло прохладой, но ей было совсем не стыдно.
Однако, казалось, он не собирался давать ей то, чего она жаждала.
– Макс, – взмолилась Эйнджел, – пожалуйста…
– Покажи мне, чего ты хочешь, моя прекрасная Роза, – сказал он с улыбкой и вложил руку в ее ладонь. Выбор он предоставлял ей.
Эйнджел поднесла его руку к своей груди и прижала, чувствуя сквозь пальцы частое биение своего сердца. Наверное, он тоже его чувствовал.
Макс придавил большим пальцем ее сосок. Это было почти больно. Эйнджел всхлипнула и стала с жаром отвечать на его поцелуй. Это… это было как раз то, чего она хотела. Его губы на ее губах, его руки на ее обнаженном теле…
Эйнджел скосила глаза на свое приспущенное платье. Она была почти голая. Странно, но это ее не отрезвило.
– Чего вы желаете, моя прекрасная леди?
– Тебя, Макс! – самозабвенно вскрикнула Эйнджел.
Макс приподнял ее, и она почувствовала, как платье и нижняя юбка скользнули на пол. Эйнджел протянула руку к пуговицам его сорочки. Надо его раздеть тоже!
– Не торопись, милочка, – произнес он хрипло, кладя ее руки себе на шею и развязывая шнуровку ее корсета. – Сначала я должен увидеть тебя. Всю. Не надо скрывать свою красоту.
Это было уже слишком.
– Не надо, – простонала Эйнджел. – Я хочу тебя прямо сейчас.
Она стала целовать его с жадностью, какой от себя не ожидала. Она больше не могла пассивно принимать его ласки.
– Как пожелаешь. – Он осторожно уложил ее на скамью, подсунув под голову свой сложенный сюртук, единственное, что он с себя снял.
Эйнджел в ожидании закрыла глаза.
Но он сделал совсем не то, чего она ждала. Его рука медленно двинулась по внутренней стороне ее ноги, все выше и выше. У Эйнджел перехватило дыхание. А когда она почувствовала его губы там, где только что была его рука, дыхание у нее остановилось, и Эйнджел показалось, будто она плывет по воздуху и вокруг звучит музыка, которую слышит только она одна. И ей захотелось, чтобы это никогда не кончалось.
Но это кончилось. Его губы оказались снова на ее губах, а он сам, одетый, накрыл собой ее, обнаженную. С довольным хмыканьем он раздвинул ноги Эйнджел и резко вздохнул. «Моя», – проговорил он чужим, резким тоном.
Слово прозвучало как выстрел. Джон Фредерик! Под маской Джон Фредерик! Муж жив! И он будет снова бить ее!
Ни за что!
Выкрикнула ли она эти слова или они прозвучали у нее в голове? Он продолжал целовать ее, все требовательнее, но она закрутила головой, стараясь высвободиться, оттолкнуть его. Ничего не получится, все повторится сначала, поняла Эйнджел и погрузилась в темноту.
Макс торопливо поправлял одежду, хмуро глядя на лежавшую перед ним женщину. Она заманила его, раздразнила – и вот пожалуйста. Ну что ж, он никогда не брал женщину, если она того не хочет.
Подняв с пола платье, он стал ждать, пока она откроет глаза. Она наверняка захочет прежде всего одеться. Все женщины так себя ведут.
– Роза, открой глаза! Роза…
Она лежала неподвижно. Кажется, она в глубоком обмороке. Странно.
Надо как-то привести ее в чувство. У женщин обычно всегда есть с собой нюхательная соль. Макс поискал в карманах ее платья и ничего не нашел. В ридикюле, валявшемся у скамьи, тоже ничего не оказалось. Леди Роузвейл – судя по всему, единственная во всем Лондоне – не носила с собой флакончик с нюхательной солью.
Макс считал себя человеком действия. Он был солдатом, а солдату иначе не выжить. Не медля ни секунды, он занялся ее одеждой. Прежде всего решил надеть на Эйнджел маску – на тот случай, если вдруг кто-то войдет. Положив ее голову к себе на колени, он завязал тесемки, стараясь не смотреть на прелестные груди. Вместо этого он занялся хитростями женского костюма. Слава богу, он не снял с нее корсет, иначе надеть его на бездвижное тело было бы просто невозможно.
Несколько минут ушло на то, чтобы натянуть на Эйнджел нижнюю юбку и платье. Про себя Макс с иронией подумал, что снимать их было намного легче. Он тогда еще радовался, что Эйнджел надела платье с застежкой впереди, легче было ее раздевать. Петельки были до смешного крохотные и тугие. Оставалось только удивляться, как он ухитрился расстегнуть их. Наконец лежавшая на скамье женщина выглядела более или менее прилично. Теперь нужно привести ее в чувство.
Кузина лежала как мертвая. Макс удивился – неужели бывают такие длительные обмороки? Может, она просто больна?
И тут ему вспомнилось, сколько эта дама выпила. Неудивительно, что она отключилась. Да она же просто пьяна вусмерть!
– Роза! – Макс легонько встряхнул ее. Бесполезно. – Роза! Проснись! – Никакого ответа.
Макс сердито скрипнул зубами. Он не мог бросить ее здесь, но и отвезти домой тоже не мог – в этом случае она поймет, что ее инкогнито раскрыто. Да и потом, что делать с волосами, они же в полном беспорядке! Макс невольно провел рукой по мягкому серебристому шелку свисавших со скамьи волос. Да и одежда тоже не сказать чтобы в порядке. Всякий, кто увидит их вдвоем, сразу поймет, чем они занимались, а знаменитые серебряные волосы мгновенно выдадут кузину.
– Роза! – позвал он уже громче. Никакого ответа. И неудивительно – это же не ее имя. Макс приблизился к ее уху, сопротивляясь соблазну коснуться языком нежной кожи, и зашептал: – Леди Роузвейл! Анджелина! Вам нельзя тут оставаться! Проснитесь!
Кузина не отзывалась. Макс удрученно покачал головой, пытаясь что-нибудь придумать. Было ясно одно – обращаться к кому-либо за помощью нельзя. Разве что…
Луиза! Вот кто поможет. Она не выдаст. Рэмзи отвез ее домой и уже наверняка вернулся. Надо послать его за Луизой и ее нюхательной солью. Придется рискнуть и оставить кузину на несколько минут. Ничего, он запрет дверь, так что баронессу никто не увидит…
Пришлось вытащить из-под ее головы сюртук, без которого он не мог показаться на людях. Ему подумалось, что подушкой кузине послужат ее густые пышные волосы. Да уж, на такой подушке с радостью поспал бы любой мужчина…
Бросив последний взгляд на спящую женщину, Макс осторожно вышел в коридор, запер дверь, положил ключ в карман и, оправив сюртук, поспешил к верному Рэмзи с его коляской.
– Где я? – Эйнджел поднесла руку к голове, которая раскалывалась от боли. Маска оказалась на месте.
«Джон Фредерик! Он был здесь!» – пронзила Эйнджел паническая мысль.
«Да нет, – возразил внутренний голос. – Ты что, забыла? Джон Фредерик давно умер».
Тогда кто же здесь был?
И вдруг все вспомнилось. Ну, не все, однако достаточно. Она пришла сюда с совершенно незнакомым мужчиной и…
Эйнджел с трудом встала, держась за скамью. Надо срочно отсюда уйти! Петельки на платье были перепутаны, значит, она не сама их застегивала, а тот мужчина в маске. Эйнджел в ужасе зажмурилась, затем перестегнула пуговицы и поправила под платьем нижнюю юбку. Маска на месте – Эйнджел потрогала ее рукой, – значит, можно сесть в экипаж и уехать от этого кошмара.
По полу были рассыпаны шпильки. Волосы! Как она выйдет с распущенными волосами? Эйнджел подняла несколько шпилек и попыталась как-то заколоть волосы, но ничего не получилось. Она не умела делать прическу, самое большее – могла бы связать волосы в пучок, будь у нее ленточка. Эйнджел пошарила глазами вокруг. Может, найдется хоть какая-нибудь бечевка? Ничего не обнаружилось.
В бальный зал возвращаться нельзя, это ясно, тут и маска не спасет. Взяв ридикюль, Эйнджел в нерешительности застыла на месте. Так, в коридоре появляться нельзя. Остается вылезти в окно.
Вместо окна она обнаружила потайную дверь. Эйнджел, обрадованная донельзя, осторожно приоткрыла ее и выглянула. Дверь выходила в сад. Эйнджел постояла, прислушиваясь. Ни звука. И неудивительно – на улице было пока слишком холодно для прогулок.
После влажного тепла оранжереи стылая весенняя ночь охватила ее пронизывающим холодом. Но накидку она сняла у главного входа, там она и останется.
Эйнджел заперла дверь, бросила ключ на дорожку и, подхватив юбки, осторожно пошла вокруг дома. Дважды она попадала на цветочные клумбы, и ее ноги проваливались в рыхлую влажную землю. Наконец Эйнджел подошла к углу дома и выглянула. В конце подъездной дорожки стояли экипажи, мерцая фонарями. Были слышны голоса.
Эйнджел поправила маску и пошла в ту сторону. Свою карету она увидела немного поодаль от остальных. Оставалось только дойти до нее под любопытными взглядами грумов и кучеров и залезть внутрь. Уж сюда-то ее неизвестный любовник не доберется.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна



Скучно, сюжет - чем дальше, то бредовее...
Мой любимый ангел - Мэйтленд ДжоаннаЛЕНА
28.07.2013, 17.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100