Читать онлайн Мой любимый ангел, автора - Мэйтленд Джоанна, Раздел - Глава седьмая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйтленд Джоанна

Мой любимый ангел

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава седьмая

– Не могу поверить. Это действительно ты, Макс?
Его смех не оставил никаких сомнений. Это был именно он, и при этом в превосходном настроении.
– Но тебя просто не узнать! Лицо… и этот парик… и костюм. Ты даже как будто стал выше!
Макс поднял ногу и показал украшенную пряжкой туфлю на высоком красном каблуке.
– Мужчины тоже ходили на каблуках. И красились. А что, все только для женщин? Я решил одеться так, чтобы меня никто не узнал. Это не тот случай, когда надо выглядеть, как подобает графу.
Луиза поморщилась:
– Может, ты не хочешь идти? Мы можем отказаться…
– Не хочу врать, это действительно неподходящее место для графа Пенроуза, но вот для безвестного капитана Макса Роузвейла в самый раз. Особенно в компании прекрасной женщины. – Макс с умильной миной шаркнул ножкой, вызвав смех Луизы. – Так что граф останется дома, а с вами, милая мадам, если вы не против, поедет старый бедный капитан Макс.
Он обхватил Луизу за талию и закружил по комнате.
– Хватит, хватит! Ты с ума сошел!
– И вовсе нет, просто наслаждаюсь утерянной свободой. Хочу забыть на эту ночь все, что связано с моим графством, и почувствовать себя так, будто я по-прежнему простой солдат. Ты готова, дорогая? Ты выглядишь потрясающе в этом платье, прямо так бы и съел. – Макс наклонился и поцеловал Луизу в обнаженное плечо.
– Потом, – мягко проговорила она, отодвигаясь. – Я хочу все-таки пойти на маскарад, а если не удержать тебя сейчас… мы оба знаем, что будет. И никто не увидит твой парик и высокие каблуки.
– Ваше желание для меня закон, мадам, – с поклоном сказал Макс. – Так пойдем?
Луиза взяла со стола веер и бархатную маску.
– Завяжешь мне тесемки в карете. А у тебя маска есть?
Макс кивнул и вытащил из кармана своего небесно-голубого атласного фрака черную маску.
– Ну, пошли, мадам Луиза.
– С удовольствием, – улыбнулась та.
Эйнджел стояла у стены и ошеломленно смотрела на танцующие пары. Она никогда не видела столько людей, да еще одетых в экстравагантные костюмы прошлого века. Почти все были в масках и весело кружились под звуки вальса.
– Замечательно, правда? – воскликнула Эйнджел, потеребив рукав Пьера. – Жаль, я тоже так не оделась. – Она показала веером на проходившую мимо пару. Женщина была в костюме французской аристократки сорокалетней давности. Эйнджел огорченно посмотрела на свое платье. Оно было красивое, недаром сшито Селестиной, но выглядело бледно в сравнении с костюмами остальных женщин. Эйнджел не удалось улучить момент и купить маскарадное платье, она боялась, что тетя Шарлот узнает и сделает все, чтобы ее не пустить. – В следующий раз я обязательно оденусь как все.
– Было бы преступлением, – тихо проговорил Пьер, – покрывать пудрой ваши прекрасные волосы.
Эйнджел зарделась под маской.
– Вы очень добры, сэр, – пробормотала она.
– Пойдемте потанцуем? – Пьер протянул ей руку.
Вальс! Господи, она же ни разу его не танцевала! Нет, па она знала – тетя Шарлот показывала, – но никогда еще не кружилась в вальсе в объятиях мужчины.
Первые две-три минуты Эйнджел была полностью поглощена быстрым движением. Это было прекрасно! Пьер оказался великолепным танцором, держал партнершу крепко, но не настолько близко к себе, чтобы повергнуть ее в смущение. А ей все нравилось – его близость, тепло его руки у нее сзади на талии, которое она чувствовала даже сквозь перчатку и ткань платья…
Наконец музыка замолкла. Эйнджел и Пьер как раз были у края танцевального круга. Пьер выглядел как обычно – красивый и собранный, истинный французский аристократ в своем костюме восемнадцатого века. А вот Эйнджел запыхалась и покрылась испариной. Как нехорошо, подумала она, вытирая лицо платком.
– Вы не привыкли к таким танцам, да?
– Сама не понимаю, почему мне так жарко.
– Здесь очень тепло. Может, выйдем на воздух?
– Нет, нет, я уверена, сейчас все пройдет. Может быть, выпьем чего-нибудь?
– С удовольствием. – Пьер остановил проходившего мимо официанта и взял с подноса два высоких бокала. – Пожалуйста, миледи. Вам станет прохладнее.
Прикосновение холодного бокала к горячим губам было так приятно. Эйнджел выпила шампанское до конца, довольно вздохнула и… чихнула.
– Ой, эти пузырьки такие щекотные!
Пьер снова подозвал официанта, и через минуту в руке Эйнджел был снова полный бокал.
– Этот я буду пить медленнее, – сказала она. – А то если расчихаюсь, никто не пригласит меня на танец, все подумают, что я больна.
Вино показалось еще вкуснее, чем в первый раз.
– Пойдемте, мадам, – сказал Пьер, предлагая ей руку. – Давайте выйдем, освежимся.
Оркестр снова заиграл вальс, Эйнджел с завистью оглянулась на танцующих, но решила послушаться. Почему бы и не прогуляться, подышать свежим воздухом.
А вальс подождет. Маскарад продлится еще несколько часов.
– Она здесь!
– То есть?
– Прости, Луиза, баронесса Роузвейл здесь. Собственной персоной. – Макс показал кивком на пару, которая направлялась к одному из выходов.
– Ты наверняка ошибся. Не может быть, чтобы эта великосветская дама явилась сюда. Хозяин этого дома, конечно, богат как Крез, но все знают, что его отец был мясником и его состояние нажито торговлей. Ты ошибся, мой дорогой.
– Да нет, не ошибся.
– Почему ты так уверен? Разве эта дама не в маске?
– В маске, но я узнал ее по волосам… Нет, это точно она. – Макс сердито тряхнул головой. – А с ней, как я понимаю, этот мошенник-француз.
Луиза повернулась и еще раз посмотрела на пару.
– Вот он, значит, какой, твой француз. Очень интересный…
– Вылитый шут в этом своем дурацком костюме.
Луиза посмотрела на парик Макса, на его напомаженное лицо и атласный фрак и сказала:
– Здесь все мужчины так одеты, это же маскарад. По-моему, француз не единственный шут в этой компании.
– Понял, – с усмешкой сказал Макс. – Ты, как всегда, права. Пошли танцевать. Чем бы леди Роузвейл ни занималась со своим французским кавалером, нас это не касается.
Пьер привел Эйнджел в небольшую пустую комнату. Судя по всему, она предназначалась для отдыха – здесь горел камин и вдоль стен стояли удобные диваны. Пьер подошел к окну и распахнул створки.
Эйнджел наблюдала за ним, стоя в дверях. Где-то на задворках сознания мелькнула мысль, что Пьер очень хорошо ориентируется в чужом доме. Может, уже бывал здесь? Вполне возможно, ведь он в Лондоне уже давно, а холостой мужчина ищет развлечений.
Пьер подвел Эйнджел к дивану перед камином, поглядывая на нее с некоторой озабоченностью. Эйнджел поставила бокал на столик, села и с облегченным вздохом потянулась к завязкам маски.
– Не надо! – Пьер сел рядом и убрал ее руки. – Не надо, лучше не снимайте маску.
– Почему?
– Кто-нибудь может войти, это опасно.
Эйнджел кивнула. Он прав. Не хватало только, чтобы ее узнали в этом доме. Она потянулась к полупустому бокалу, но Пьер перехватил ее руку и поднес к губам. Никто еще не вел себя с ней так почтительно и… нежно. Эйнджел улыбнулась ему слегка пьяной улыбкой.
– Вы позволили мне сопровождать вас на маскарад, миледи, и я польщен этой честью, но продолжаете относиться ко мне как к чужому. Вы ни разу не назвали меня по имени. Почему бы не начать сейчас? Мы одни, рядом никого нет.
Эйнджел никак не могла сосредоточиться на том, что говорил Пьер. Что-то было не так, но она никак не могла сообразить что.
– Я… я благодарна вам… Пьер… что привели меня сюда. – Эйнджел умолкла. Наступило какое-то неловкое молчание. Пьер выжидающе смотрел на нее.
Наверное, он ждал разрешения называть ее по имени, но язык не слушался. Да и вообще… он, конечно, мил и обаятелен, но кто он? Она же почти ничего о нем не знает. Да и Роузвейл ли он?
Эйнджел решила подождать. Если он Роузвейл, сейчас возмутится.
Пьер тяжело вздохнул и, повернув Эйнджел лицом к себе, легонько поцеловал ее в губы. Это произошло так быстро, что Эйнджел не успела даже воспротивиться. Но губы запомнили вкус поцелуя. Эйнджел прикрыла глаза. Так приятно. Если она посидит вот так, с закрытыми глазами, произойдет еще что-то…
Пьер коснулся губами уголка ее рта, потом поцеловал в щеку. Прикосновение его губ было таким легким и нежным… Его руки заскользили по ее шее, груди, и Эйнджел чувствовала, как от его прикосновений кожа покрылась пупырышками. Как приятно. Ни один мужчина никогда не был с ней так нежен. Муж, если и касался ее, то это означало лишь, что он сейчас грубо возьмет ее. А с Пьером… Эйнджел словно попала в другой мир.
Пьер пробормотал что-то невнятное. По-французски? Какая разница? Она хочет испытать до конца то прекрасное, что ей открылось…
Пьер отодвинул прядь волос и поцеловал ее за ухом. Эйнджел замерла от удовольствия.
Он придвинул ее ближе к себе. Она не сопротивлялась. Пусть все будет как будет.
Поцелуи становились все настойчивее. Легкости и нежности больше не было. Пьер крепко притиснул свои жесткие губы к ее губам, заставляя ее открыть рот.
Эйнджел в испуге распахнула глаза. Она попыталась отодвинуться, но он не отпускал, а лишь сильнее впился в ее рот.
Это длилось, казалось, бесконечно. Наконец он на какую-то долю мгновения поднял голову и, глядя перед собой, простонал:
– Ах, Жюли! Жюли!
Потрясение придало Эйнджел силы, которой она и сама от себя не ожидала. Резко вырвавшись из рук Пьера, она оттолкнула его на край дивана.
– Вы целуете вовсе не свою сестру, сэр! – возмутилась она и вскочила на ноги. – Так вот вы какой! Прошу вас немедленно уйти! – Пьер хотел что-то сказать, но Эйнджел отмахнулась. – Обо мне не беспокойтесь, я уж как-нибудь сама доберусь до дома. Да я скорее позволю распоследнему англичанину проводить меня, чем такому, как вы.
Эйнджел развернулась на каблуках, выбежала из комнаты и остановилась, прислонившись к двери. Господи, что все это означает? Выходит, он был нежен с ней лишь потому, что она похожа на его сестру? Поэтому и не разрешил ей снять маску?
Эйнджел покачала головой. Как жарко, и голова такая тяжелая, и перед глазами все ходит ходуном. Надо ехать домой. Наемная карета стоит недалеко от входа, надо просто сесть в нее и приказать кучеру ехать на Беркли-сквер. И все будет в порядке.
Да, но, если она уедет, все на этом и кончится, а она так ждала этого мига свободы.
Вдали играла музыка, доносился оживленный гомон. Эйнджел застыла в нерешительности. Ей так понравился вальс. Ведь именно для этого она приехала сюда – чтобы делать то, что ей хочется. Танцевать, флиртовать, веселиться. У нее же никогда такого не было! И все так быстро закончится?
Эйнджел стояла, покачиваясь в такт доносившемуся из зала вальсу. Может, вернуться туда и просто постоять, послушать? Почему бы нет? Она вернется, выпьет еще немного охлажденного вина, а то очень жарко, и просто постоит в сторонке. Пьер не осмелится прийти, так что бояться нечего, а ее, может быть, кто-нибудь пригласит на танец. На маскарадах представляться не обязательно, все прячутся под масками. Да-да, так она и сделает.
Эйнджел попыталась поправить прическу. Без зеркала это было трудно, но она на ощупь убедилась, что все локоны вроде бы на месте. Глубоко вздохнув, Эйнджел вошла в зал.
– Макс!
В зале было так шумно, что он не услышал. Луиза придвинулась к нему и заговорила на ухо:
– Макс, смотри! Кажется, с твоей кузиной не все в порядке. – Она показала кивком туда, где прежде стояли баронесса и ее кавалер, а теперь была лишь одна баронесса, немного растрепанная и, кажется, чем-то расстроенная. На их глазах она взяла бокал с шампанским и припала к нему губами.
– Боже правый, этот подонок напал на нее! – вскрикнул Макс немного громче, чем надо было.
– Тихо! – шикнула на него Луиза, озираясь.
– Луиза, я…
– Да-да, быстро иди к ней. А обо мне не беспокойся, мой дорогой, я вполне способна позаботиться о себе. Знаешь, мне, наверное, лучше просто уехать, я возьму карету, если ты не против.
Макс был тронут.
– Милая моя, ты редкая женщина, – проговорил он, целуя ей руку, и, протискиваясь сквозь толпу, повел Луизу к выходу.
– Я сразу же пришлю карету обратно, – с улыбкой проговорила Луиза. – И будь добр к ней, – прошептала она, наклоняясь к его плечу, и, сделав короткий реверанс, вышла.
Чего-чего, а уж добрых чувств Макс не испытывал. Кузина заявилась на маскарад, на который не придет ни одна уважающая себя светская женщина. К тому же она испортила вечер Луизе, а ему придется вытаскивать ее из затруднительного положения. Макс кипел от злости.
Баронесса стояла у двустворчатой двери, одна. Было видно, что ей жарко, прическа уже не выглядела безукоризненной, как прежде, да и маска сидела кривовато, но платье было в полном порядке. Можно было предположить, что дело не зашло слишком далеко.
– Добрый вечер, мадам, – ровным тоном проговорил Макс, останавливаясь рядом. Он был полон решимости на этот раз держать себя в руках.
Кузина обратила на него неузнавающий взгляд – недаром Макс так старался изменить свою внешность.
Он уже открыл было рот, чтобы сказать ей, кто он такой, но она опередила его:
– Добрый вечер, сэр. – Она присела в реверансе. – Тут замечательно, да?
Ее глаза игриво смотрели на него поверх бокала. Что она творит, эта женщина?! Неужели не понимает, как опасно ей быть в таком месте?
Макс с трудом сдержался, чтобы не сказать ей что-нибудь резкое. Это надо же, только-только избавилась от одних неприятностей и тут же нарывается на другие!
На лице кузины играла задорная улыбка. Да она флиртует с ним!
Макс улыбнулся в ответ и, взяв ее руку, поднес к губам. Эта женщина напрашивается на ухаживания. Может, он ошибся и на самом деле она убежала от своего любовника не до того, как все произошло, а после? Имеется только один способ проверить это, и он им воспользуется.
– Не соблаговолит ли мадам потанцевать со мной?
Кузина хихикнула.
– С удовольствием, сэр, буду счастлива. – Она поставила пустой бокал и приняла его руку.
Макс обнял ее, нарочно прижимая крепче, чем полагалось. Глупая кузина заслуживает того, чтобы ей преподали хороший урок. И пусть уж она его получит от него, чем от кого-то другого.
Эйнджел обнаружила, что у нее сильно кружится голова. Наверное, это от вальса. Ей смутно припомнилось, что вальс называют опасным танцем, потому что от него хрупкая молодая леди может даже потерять сознание. Наверное, так оно и есть.
Однако нынешний кавалер, судя по всему, был из тех, кто не позволил бы ей упасть. Он словно был рожден для вальса. Ничего подобного она никогда не испытывала. Если б только не было так душно…
– Вы любите танцевать, мадам?
Эйнджел как будто различила легкий иностранный акцент. Голос был приятный – глубокий и теплый.
– О да… Вот только теснота… я никогда не танцевала в такой тесноте.
Он засмеялся горловым смехом. Эйнджел подняла голову, чтобы посмотреть ему в лицо, и удивилась, какой он высокий. Она в жизни не встречала такого высокого мужчину. Интересно, как он выглядит без помады и парика? И кто он? В нем есть что-то такое…
– Как я понимаю, вы прежде не бывали на маскараде?
Эйнджел покачала головой.
– Могу я поинтересоваться, почему вы решили посетить его на этот раз?
– Можете, а я могу не отвечать, – быстро откликнулась она. Это что еще за вопрос?! Он что, ее муж, чтобы задавать такие вопросы!
Его глаза в прорезях маски широко открылись.
– Как пожелаете, мадам, – сказал он. – Я вижу, вы не любите расспросов. Но, может быть, скажете мне свое имя?
– Если сначала скажете свое, – быстро отозвалась Эйнджел, глядя на Макса из-под ресниц – она видела в свете, что так смотрят на кавалера, с которым флиртуют.
– Хорошо, я скажу. Меня зовут Макс.
– Макс, – повторила она. Мужественное имя. Ему подходит. Она еще ни разу не встречала мужчины, которого бы так звали.
– А ваше имя, мадам?
– Ах, да. Меня зовут… – Эйнджел замялась. Нет, свое имя лучше не говорить. – Роуз. Меня зовут Роуз.
– Роза, значит. Очень мило.
Эйнджел нахмурилась. Что-то такое было в его голосе, что ей не нравилось, но в этот момент у нее так сильно закружилась голова, что думать стало невозможно. Она мечтала только об одном – чтобы танец поскорее закончился.
Минуты через две музыка и в самом деле умолкла. Эйнджел с облегчением вздохнула.
– Вижу, вам не нравится танцевать со мной, мадам.
О господи, он, кажется, обиделся. Она была груба с ним без всякого повода.
– Простите меня, сэр… Макс. Я не хотела… Просто здесь очень душно. Может, мы пойдем куда-нибудь, где попрохладнее?
Его лицо исказилось гримасой, но лишь на мгновение. Подставив ей руку, он направился к открытому окну. Эйнджел легонько потрясла головой, стараясь прогнать стоявший в ней туман.
Макс вложил ей в руку высокий бокал.
– Уверен, холодное питье вам поможет, – сказал он, чокаясь. – За вашу красоту, мадам.
Если б Эйнджел не было так жарко, она бы покраснела. Нет, не из-за того, что он сказал, а из-за взгляда, каким он на нее смотрел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой любимый ангел - Мэйтленд Джоанна



Скучно, сюжет - чем дальше, то бредовее...
Мой любимый ангел - Мэйтленд ДжоаннаЛЕНА
28.07.2013, 17.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100