Читать онлайн Графиня-бесприданница, автора - Мэйкпис Джоанна, Раздел - Глава четвертая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.92 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мэйкпис Джоанна

Графиня-бесприданница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава четвертая

Усадебный дом сэра Риса был окружен глубоким рвом, через который был переброшен мост. Рядом стояла сторожевая будка. Филиппу удивило, что стражник уже знал, кто она, и, ни о чем не спрашивая, пропустил и ее, и Питера. Усадебный дом, сложенный из местного камня, с застекленными окнами и с тяжелой дубовой дверью, стоял тут же, в нескольких шагах от моста.
Питер даже присвистнул от удивления.
– Надо же, нет ни подъемного моста, ни опускной решетки! А где же стража? – Он посмотрел на покатую крышу дома – там никого не было. – Похоже, Гриффит доверяет своим соседям. Ров сделан скорее для украшения, чем для отпора непрошеным гостям.
– Сэр Рис больше надеется на свое могущество и власть, – сухо заметила Филиппа. – Но дом очень красив и, по-видимому, обошелся отцу сэра Риса в кругленькую сумму.
Она хотела сказать что-то еще, но тут открылась тяжелая дубовая дверь, и вышедший на крыльцо дворецкий быстро сбежал по ступенькам, чтобы поприветствовать гостей.
– Добро пожаловать в Гриффит-Мэнер, леди Филиппа! – с поклоном сказал он. – Посыльный сэра Риса предупредил нас о вашем прибытии. – Дворецкий повел их сначала в холл, затем в зимнюю гостиную. – Я велю слугам найти для вас, леди Филиппа, подходящую одежду, чтобы они могли привести ваше платье в порядок. Сейчас принесут вино и угощение. Пожалуйста, устраивайтесь поудобнее и чувствуйте себя как дома. Сэр Рис скоро будет.
Дворецкий, кланяясь, попятился, словно перед ним была особа королевской крови. Поскольку он ничего не сказал о хозяйке дома, Филиппа предположила, что мать сэра Риса или в отъезде, или умерла. К сожалению, Филиппа ничего не знала о семье сэра Риса. Единственное, что ей было известно, – что сэр Рис не женат.
Она с восхищением осматривала роскошные покои. В большие окна поступало много света, стены были отделаны дубовыми панелями и украшены французскими гобеленами. Огромный камин, отделанный мрамором, не был растоплен, вместо дров в нем стоял куст благоухающих роз в красивом глиняном горшке. Вся мебель была отполирована до блеска, стулья с высокими спинками обтянуты кожей, на сиденьях лежали вышитые подушки. «Эта комната явно обставлена для леди, скорее всего для матери сэра Риса». Филиппа посмотрела на пол и залюбовалась дорогими восточными коврами. Все говорило о богатстве и благополучии хозяина дома, и Филиппа невольно вздохнула.
– Теперь я понимаю, почему сэр Рис забросил замок моего отца, – сказала она.
– Не забросил, леди Филиппа, совсем не забросил, – раздался голос хозяина с порога. – Я часто бываю в замке, и вы можете осмотреть его, если хотите. Здесь я для того, чтобы в случае опасности оказать помощь и поддержку леди Греттон.
Сэр Рис улыбнулся Филиппе, и она снова почувствовала угрызения совести из-за того, что неверно истолковала его действия.
Он огляделся, проверяя, достаточно ли внимания оказано гостям.
– Ваш дворецкий как раз пошел отдать распоряжения слугам, – поспешно объявила Филиппа, испугавшись, что грозный хозяин накажет несчастных. Когда сэр Рис пригласил их сесть, Филиппа выглядела очень встревоженной. – Вы нашли лошадь Мэйнарда? Вы привели ее в свою конюшню? Я уверена, что он оплатит работу кузнеца, если придется подковать его лошадь.
– Боюсь, что подковывать ее не придется, – печально проговорил сэр Рис.
– Вы… пристрелили ее? – ужаснулась Филиппа.
– У несчастного животного сломана нога, так что спасти его не было никакой возможности. Вы же не хотите, чтобы лошадь медленно умирала мучительной смертью?
Филиппа зажала рот рукой, чтобы подавить невольный стон, глаза заблестели от слез. Она представила свою уэльскую кобылку на месте лошади Мэйнарда и похолодела от ужаса.
– Нет, сэр, разумеется, не хочу, – ответила девушка, глядя в сторону, чтобы сэр Рис не заметил ее слез.
– У вас доброе сердце, леди Филиппа. Отзывчивость женского сердца всегда вызывает у меня глубокое восхищение, – проникновенно проговорил сэр Рис.
Услышав комплимент, Филиппа покраснела. В дверь постучались.
– Войдите, – сказал хозяин дома, и в гостиную вошли девочка с кувшином и чашами для мытья рук и пожилая женщина с ключами на поясе, очевидно экономка.
– Было бы лучше, сэр Рис, если бы я проводила миледи в спальню, где бы привела ее одежду в порядок, – предложила она.
Как у всех местных жителей, ее речь была мягкой и певучей. На ней было темно-синее шерстяное платье, на голове – безукоризненно чистый льняной чепчик.
– Конечно, так лучше, миссис Чезвик, – согласился сэр Рис. – Леди Филиппа, если все происшедшее утомило и расстроило вас, то вы можете прилечь и отдохнуть, пока будут приводить в порядок вашу одежду.
– Благодарю вас, сэр Рис, но мне хотелось бы поскорее вернуться в Греттон.
Он кивнул и сел напротив Питера, закинув ногу на ногу.
– Я очень сожалею, что так недолго пробыл в компании с такой очаровательной леди, – тихо проговорил сэр Рис.
Филиппа встала и решительно направилась к выходу, понимая, что со стороны это выглядит достаточно невежливо, но своими репликами и манерой держаться сэр Рис довел ее до белого каления.
Комната, куда привела ее экономка, была светлой и просторной. Как и гостиная, эта комната была роскошно обставлена – широкая кровать с балдахином, на окнах шторы из тяжелого голубого шелка с серебристым отливом, на полу бесценные восточные ковры ручной работы.
– Как здесь красиво! – воскликнула Филиппа. – Эта комната предназначалась для матери сэра Риса?
Экономка уже поставила таз с водой на один из сундуков и подошла к Филиппе с полотенцем и одеждой.
– Да, миледи. Но, к сожалению, она умерла за год до завершения строительства дома. В память о ней сэр Рис обставил эту комнату так, как бы ее обставила сама леди Гриффит. Он очень любил свою мать.
– А у него нет сестер? Что же, в доме больше нет хозяйки?
– Нет. У сэра Риса был брат, но он погиб в бою, отец – на охоте, так что наш хозяин стал единственным наследником всех владений Гриффитов.
– Так что же, у него совсем нет родственников?
– Нет, миледи. Мы будем очень рады, когда сэр Рис приведет в дом новую хозяйку, – проговорила экономка с улыбкой. – Последнее время он совсем один, – грустно сказала она, но, спохватившись, что наговорила лишнего, замолчала и с преувеличенным усердием стала оттирать кровь и грязь с платья Филиппы.
Когда она вернулась в гостиную, паж уже принес вино и угощение. При появлении Филиппы Питер и хозяин дома встали, и девушка, подойдя к сквайру своего отца, села рядом с ним.
– Благодарю вас, сэр Рис. У вашей экономки золотые руки. Я и не представляла, в каком плачевном состоянии находилась моя одежда. Вы правы: появись я в Греттоне в таком виде, я бы привела маму и бабушку в неописуемый ужас.
– Леди Филиппа, вы всегда желанный гость в моем доме, – сказал сэр Рис, наливая ей вина. – Если даже меня не будет дома, моя экономка и дворецкий позаботятся о вас.
Она грациозно наклонила голову и, пригубив вино, стала исподтишка рассматривать сэра Риса. Он был очень красив. Его внешний вид и манера держаться говорили, что он уверенный и властный человек. Несмотря на свою неприязнь к нему, Филиппа вспомнила тепло и нежную заботу, исходившие от него, когда во время их поездки он подсаживал ее в седло. Оказывается, он не был старшим сыном в семье. Экономка намекнула, что он не очень-то ладил со своим отцом. Интересно, почему? Он не разделял преданности своего отца династии Тюдоров? Вдруг она заметила на себе взгляд темно-карих глаз. Сэр Рис внимательно смотрел на нее.
– Я еще раз благодарю вас, сэр Рис, за помощь, оказанную раненому Мэйнарду и нам, – проговорила она первое, что пришло ей в голову.
– Я прослежу, чтобы ему был оказан должный уход. Не беспокойтесь, он в надежных руках. Как я понял, вы считаете, что я был незаслуженно резок с ним, но, уверяю вас, моя подозрительность ни в коем случае не отразится на уходе за ним. Мое поведение было продиктовано исключительно заботой о вашей безопасности и безопасности ваших родных.
Филиппа вдруг ощутила, как в ней поднялось теплое, неведомое прежде чувство искренней благодарности к этому на вид суровому человеку.
– Обещаю вам, что впредь я буду очень осторожной, – заверила она его. – Нам пора, Питер. Боюсь, что мама уже начала беспокоиться.
– Да, вы правы, – сказал сэр Рис, вставая. – Позвольте мне проводить вас хотя бы до моста.
Когда Питер ушел в конюшню, Филиппа сказала проникновенным голосом:
– Какая превосходная мысль – создать комнату в память о матери, где все напоминает о ней, о ее привычках и вкусах! Я очень опечалена ее безвременной кончиной.
– Позвольте мне показать вам розы, любимые цветы моей матери. В этом году они особенно хороши. Не отказывайтесь. В саду работает много людей, так что мы не будем одни.
Филиппа покраснела. Ей действительно хотелось рассмотреть розы поближе. Даже из окна она заметила, что здешние кусты роз сплошь усыпаны крупными цветами, более пышными, чем в Греттоне. Мать Филиппы смотрела на розы в саду бабушки с умилением и вздыхала с сожалением, что в Малинэ у них совсем нет места, где бы можно было их разводить. Разумеется, они могли гулять по огромному парку герцогини с его роскошными цветниками и розариями, но там всегда толпились придворные и гости герцогини.
Как и сказал сэр Рис, в розарии трудились несколько садовников. Они срезали отцветшие цветы и засохшие ветки. Филиппа с замиранием сердца любовалась прекрасными кустами, усыпанными благоухающими розами. Рядом был разбит великолепный цветник, за ним росли пышные кусты сирени.
– Как здесь красиво, – призналась Филиппа. – Как жаль, что вашей маме не довелось гулять по такому замечательному саду! Мне сказали, что вы ее очень любили.
– Да… – Голос его дрогнул.
– Простите меня, сэр Рис. Мне не следовало говорить о ней и причинять вам душевную боль, – виновато пробормотала Филиппа.
– Вы не в состоянии причинить мне боль, леди Филиппа. Если бы моя мать увидела вас, она была бы в восторге от вашей совершенной красоты. Она умела ценить красивые вещи и… красивых людей.
Филиппа смутилась и решила сменить тему разговора.
– Ваш отец, должно быть, очень горевал, когда погиб ваш старший брат?
– Да, гибель брата стала для него тяжелым ударом. Они с моим братом были очень похожи. – Филиппа заметила, с каким ожесточением он это произнес.
– Ваша мама была несчастлива в браке? – помолчав, спросила она.
– Да, она была несчастлива, – повторил за ней сэр Рис. – Бог дал моему отцу милую, послушную жену, но… отец был равнодушен к ее красоте, он был отъявленный ловелас и не упускал случая поволочиться за другими красивыми женщинами. Впрочем, его невнимание к жене вполне объяснимо: как это нередко бывает, жениться на ней ему приказал его отец.
– А что случилось с вашим братом?
– Он был храбрый и бесстрашный, из-за этого и погиб. Задумайся он хотя бы на минуту о своей голове и о жизни своих людей, быть бы ему здесь хозяином. Он любил вино, охоту и женщин. Брат нашу мать не любил и этим разбил ее любящее сердце.
– Мне очень жаль, что вы понесли невосполнимую утрату, – сказала Филиппа сочувственным тоном. – Вы женитесь и приведете в Гриффит-Мэнер молодую хозяйку, – помолчав, добавила она. – Ваша мама хотела именно этого… Молодая жена успокоит и утешит вас.
– Если она хорошая женщина, то да.
При этом он так пристально посмотрел на нее, что она смутилась и залилась ярким румянцем.
– Скажите, вы любите Фиэрли? – неожиданно спросил сэр Рис.
– Я уже говорила вам, что вы неправильно истолковали мое поведение в ту ночь, когда я ушла из своей комнаты…
– Вы не ответили на мой вопрос.
– Да, я люблю Питера Фиэрли, но не так, как вы думаете.
– Значит, вы влюблены в какого-то другого мужчину?
– Нет, – уверенно ответила она и, помолчав, добавила: – К тому же при дворе герцогини Бургундской большинство мужчин – сторонников Йорков изгнаны из родной страны и обречены на нищенское существование. Они не могут просить моей руки, так как я бесприданница, а они – без средств к существованию. Смею вам заметить, что я девушка строгих правил.
– Умоляю вас простить меня, леди Филиппа, если я каким-то неосторожным словом обидел вас!
Она грациозно склонила голову.
– Что же вы намерены делать? – спросил сэр Рис.
– Вы считаете, что лучше пойти в монастырь, как это делают старые девы?
– Это будет настоящая трагедия для всех мужчин, так как они больше не увидят вас!
– Не волнуйтесь, сэр. У меня нет желания провести всю жизнь в монастыре, – сказала она, вскинув подбородок. – Я найду свое место в жизни.
– А если, не дай бог, ваш отец умрет?
Она вздрогнула и в ужасе отшатнулась. Действительно, ее отец был в полной безопасности только при дворе герцогини Бургундской. Но в последнее время она стала часто болеть. Филиппа знала, что ее мать больше всего на свете боится потерять эту защиту и поддержку.
– Тогда Питер защитит и поможет нам, как он уже не раз это делал, – ответила Филиппа, превозмогая нервную дрожь.
– Зачем же вы той ночью пошли искать Фиэрли, если у вас с ним ничего нет?
Она потупила глаза и, помолчав немного, ответила:
– Я не была уверена, что мы в полной безопасности. Я хотела обсудить с ним одно важное дело.
– Вы боялись, что я выдам вас?
Она нервно повела плечами.
– Эта мысль не давала нам покоя, так как вас принимают при дворе с распростертыми объятиями.
– Но это не из-за моих заслуг, а из-за заслуг моего отца.
– Как бы там ни было, но, если бы стражники нас задержали, король пришел бы в неописуемый восторг. Он прекрасно понимает, что мой отец не оставил бы в беде жену и дочь и бросился бы нас освобождать.
– На его месте так поступил бы каждый порядочный человек, – сказал сэр Рис, подойдя к Филиппе еще ближе. – Вижу, ваш сопровождающий сгорает от нетерпения. Я распорядился, чтобы два моих человека проводили вас до самого Греттона: мне необходимо знать, как сейчас здоровье сэра Дэниела. Фиэрли сказал мне, что вашему дедушке сегодня утром нездоровилось.
Филиппа почувствовала угрызения совести: дедушка болен, а внучка уехала на прогулку и пропала. Она кивнула, удивляясь, почему у нее дрожат губы. Сэр Рис повел ее к мосту, где уже стоял Питер, держа лошадей под уздцы.
Сэр Рис тоскливо смотрел им вслед. Как же сказочно красива эта маленькая леди Филиппа! Какие страстные желания переполняли его душу! Осознает ли она, какое впечатление производит на окружающих? Сам он стал пленником ее потрясающей красоты с первых же минут их встречи.
Та случайная встреча с ее красавицей матерью на рынке, когда ему было лет восемь, произвела на него неизгладимое впечатление, и он хранил ее образ многие, многие годы, будто знал, что дождется встречи с такой же красивой девушкой своей мечты, – и вот в Милфорде он случайно сталкивается с ней в простой таверне! Он до боли прикусил нижнюю губу. Филиппа Телфорд будет его невестой, хотя между ними много такого, что делает их союз невозможным. Он владеет исконными землями ее отца, из-за чего у нее есть полное право презирать всех Гриффитов, вместе взятых! Но с другой стороны, если бы Филиппа стала его женой, то эти земли стали бы если не владениями графа Роксетера, то его внуков. Но согласится ли Филиппа? «Судя по ее характеру, едва ли», – подумал он и помрачнел. По выражению ее красивого юного лица, по тому, как она держалась, он понял, что, несмотря на все его старания, он не вызывает у нее никаких чувств, кроме негодования. Да, Филиппа Телфорд видит в нем только врага…
Он понял, что ее мать заметила, какое сильное впечатление произвела на него Филиппа. Это и понятно: графиня беспокоится о будущем своей дочери. Как бы там ни было, он должен просить руки Филиппы у ее отца… хотя скорее мир перевернется, чем граф Роксетер даст свое согласие!
Обуреваемый мрачными мыслями, он подошел к садовой скамейке у розария, который был создан в полном соответствии со вкусами его матери. Любуясь белыми и красными розами, вдыхая сладкий аромат, исходивший от распустившихся цветов, он поклялся, что никогда не предаст Филиппу, как не предал свою горячо любимую мать.
Увидев своего дворецкого, по всей видимости искавшего его, Рис поднялся и… вдруг понял! Если он добьется руки леди Филиппы, то это определенно не понравится королю!
Дворецкий подошел к хозяину и, поклонившись, сказал:
– Сэр, прибыл посыльный и просит у вас аудиенции.
– Вы провели его в мой кабинет?
– Да, сэр.
– Я сейчас приду. Позаботьтесь, чтобы нас никто не беспокоил.
Рис быстрыми шагами направился к дому. У крыльца стояла тележка посыльного, к лошади уже подошел один из конюхов.
– Отведите лошадь в конюшню, накормите и напоите ее, – распорядился сэр Рис.
Он вернулся в дом и прошел в маленькую комнатку, где обычно вел деловые переговоры с посетителями.
– Сэр Рис, я рассчитывал, что застану вас дома, – сказал посыльный, поклонившись хозяину.
Это был мужчина средних лет с взлохмаченной копной морковно-рыжих волос. Его осанка говорила о том, что большую часть жизни он провел на облучке возничего. Было видно, что путешествие его порядком утомило, и сэр Рис предложил ему сесть на табурет, стоявший у стола, а сам прошел за стол и сел на стул с высокой спинкой.
– Я приказал позаботиться о вашей лошади. После того как мы обсудим наши дела, вы пойдете на кухню, где вас накормят и отблагодарят за оказанные услуги.
Мужчина довольно ухмыльнулся и слегка подался вперед.
– Я подумал, что новость, которую я привез, будет вам очень интересна.
– Вы приехали из Лондона?
Посыльный кивнул головой.
– В таверне у Чипа я встретил моего осведомителя. Он рассказал мне, что лорд, о котором вы просили узнать, недавно покинул двор герцогини Маргарет в Малинэ.
– И куда он направился, ваш осведомитель может сказать?
Посыльный пожал плечами:
– Только то, что его видели по дороге в Брюжэ.
– Тогда у вашего осведомителя очень свежая новость. Уж не почтовый ли голубь ее ему принес? – спросил сэр Рис.
– Весьма возможно, сэр Рис. Известно, что королевские шпионы в Бургундии передают сведения именно таким способом.
– Тогда выходит, что Роксетер направился в порт Даммэ.
Посыльный заерзал на, своем стуле.
– У меня есть сведения, что в Милфорд-Хейвене видели также господина Элларда. Знаете, он сочувствует сторонникам Йорков. Его отец…
– Знаю, знаю. Его отец сражался на стороне покойного короля Ричарда в битве при Редмуре.
– Значит, молодой Эллард приехал в Милфорд-Хейвен, чтобы встретиться с влиятельными сторонниками Йорков…
– Да, как и Роксетер. – Сэр Рис раздраженно стукнул по столу. – О чем он только думает? Неужели он не представляет, как опасно возвращаться в Англию, когда королевские ищейки держат под присмотром каждого сторонника Йорков?
Маленькие глазки посыльного хитро заблестели.
– Вы хотите послать меня в Милфорд-Хейвен? Я бы мог захватить с собой тюки с шерстью, чтобы путешествие ни у кого не вызвало подозрений.
– Вы знаете, как выглядит этот Эллард?
– Да, сэр. Мне дали его описание.
– Тогда действуйте. Нельзя допустить, чтобы он приехал в Греттон, да еще с товарищем или даже со слугой.
– Да, сэр.
– Тогда отправляйтесь на кухню, где получите еду и вознаграждение.
Посыльный поднялся и, поклонившись, попятился к двери.
Минут через десять в дверь кабинета постучал дворецкий и попросил разрешения войти.
– С посыльным я расплатился, сэр. Какие будут указания?
– Нам остается одно – ждать. Посыльный принес тревожную новость, из которой следует, что, возможно, граф Роксетер хочет тайно приехать в Англию.
– Тогда он соединится со своей женой.
– Этого-то я и опасаюсь, – сказал сэр Рис, тяжело вздыхая. – Кстати, когда вы отправитесь с этим раненым Мэйнардом в Ладлоу, запомните место, где он остановится. Наймите кого-нибудь из знакомых, кто пользуется вашим доверием, и пусть он не спускает глаз с этого Мэйнарда. Пусть сообщает, кто к нему приезжает и приходит.
– Я займусь этим лично, сэр.
Когда дворецкий ушел, Рис задумался. Почему король не простил графа Роксетера, как простил других сторонников Йорков? Тогда ему, Рису, нужно найти способ, как защитить отца Филиппы от королевских шпионов и помочь, если тому будет грозить опасность.
Надо убедить Филиппу, что все это он делает из лучших побуждений, потому что он ей не враг, а преданный друг.
Он верил, что ему удалось растрогать ее сердце рассказом о страданиях своей матери.
Он вспомнил: когда они с Филиппой выходили из сада, он нечаянно коснулся ее руки, и она от него не отшатнулась!
Филиппа должна поверить, что он ей верный друг, которому можно безоговорочно доверять. Когда это случится, он больше не станет скрывать свои подлинные чувства, переполнявшие его сердце.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоанна



Хорошая история, добавить бы романтики... К слову-всего два поцелуя в 10 главе
Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоаннаелена:-)
9.02.2014, 8.52





Скучно,сухо, героиня дура полная,герой тюфяк.Интереса 0
Графиня-бесприданница - Мэйкпис Джоаннас
20.12.2014, 0.56








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100